Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Важно не изучение философии или психологии, не критика других людей или дурных побуждений, а учение Мусар — то, что человек учит о себе и для себя, чтобы по-настоящему изменить самого себя»Рабби Элияу Элиэзер Деслер
Кидуш Ашем, совершаемый лучшими из нас, защищает народ от тяжелого приговора Свыше и дарует народу пример того, как правильно жить и как правильно умирать, если потребуется

«Кидуш Ашем» (освящение Имени Вс-вышнего) осуществляется евреем на протяжении жизни, проживаемой праведно, или же ценой жизни, если еврея убивают за то, что он еврей, слуга Вс-вышнего. Кидуш Ашем, совершаемый лучшими из нас, защищает народ от тяжелого приговора Свыше и дарует народу пример того, как правильно жить и как правильно умирать, если потребуется. Акты освящения Имени, совершаемые отдельными людьми, удерживает весь еврейский народ на плаву, объединяя всех нас, пусть даже неосознанно, вокруг служения Творцу. Повелительная заповедь освящать Имя Вс-вышнего и запрет его осквернять учатся напрямую из Торы (Ваикра 22:32): «И не оскверните святого Имени Моего, и освящусь Я среди сынов Израиля. Я — Г-сподь, освящающий вас». И объясняет Раши: «[Не оскверните Имени] злоумышленно нарушая Мои повеления». Исходя из значения сказанного «и не оскверните», как следует понимать «и освящусь»? Жертвуй собою и освящай Имя Мое! Быть может, в одиночестве? Поэтому сказано: «среди сынов Израиля». Жертвуя собой, должен быть готовым к смерти, ибо для того, кто жертвует собой в надежде на чудо [т.е. на чудесное спасение], чудо не свершается. В связи с этим мы обнаруживаем, что Ханания, Мишаэль и Азария [приговоренные Навухаднецаром к сожжению за отказ поклониться идолу] жертвовали собою, не надеясь на чудо, как сказано (Даниэль 3:18): «А если нет, да будет известно тебе, царь — спасет нас [Г-сподь] или нет, да будет известно тебе [что мы готовы на все и ни в коем случае не будем поклоняться идолам]».

Кидуш Ашем как «стиль жизни»

Йоси бен Йоханан из Иерусалима говорил: «Пусть дом твой будет открыт настежь, и бедные будут твоими домочадцами» («Авот» гл.1 мишна 5). Раби Овадия из Бар-тануры объясняет: «[Дом еврея должен быть] подобен дому нашего праотца Ав-раама, мир ему, который был открыт на четыре стороны света, чтобы гости не утруждались огибать его по кругу в поисках входа». Рабейну Йона, комментируя эту мишну, пишет, что человеку следует брать на работу бедняков, чтобы дать им пропитание, и приглашать их к себе постоянно, чтобы они привыкли и не стыдились, и давать им право пользоваться всем, что есть у него в доме, наряду с членами его семьи.

Зимой мы с женой впервые побывали в Америке. Наше самое сильное впечатление от Нью-Йорка — не Эмпайр Стейт Билдинг, не огромные религиозные кварталы, не ешивы, а пожилая пара из Бруклина, в доме которой мы остановились по совету знакомых. У их детей давно уже свои семьи, на Шабаты часто приезжают подросшие внуки. Там постоянно что-то происходит. В подвале оборудованы две жилые комнатки. Одну занимает одинокий интеллигент, который раньше был болен раком и продал квартиру, чтобы платить за лечение. Он выздоровел, но жить стало негде, вот и попросился на пару месяцев сюда, так и живет, уж несколько лет прошло. В соседней комнате обитает человек, который вынужден перекантовы-ваться у гостеприимных хозяев в силу непростых семейных обстоятельств. Большую комнату наверху занимает девушка из Израиля, переживающая страшную депрессию после того, что ее изнасиловал какой-то подонок. После случившегося она оказалась в психиатрической клинике, а потом отец привез ее в Штаты на лечение к известному профессору: денег на гостиницу не было, добрые люди посоветовали попроситься пожить к героям нашего рассказа, и они с радостью приняли отца и дочь на пару недель, как те и просили, но лечение затянулось, потом начались визовые проблемы, и в итоге девушка осталась у них на долгие месяцы. Отец регулярно наведывается к дочери из Израиля, но у него большая семья и он не может проводить с ней все время. В его отсутствие хозяйка дома полностью обслуживает гостью, купает ее (у девушки развился страх замкнутого пространства) и всячески развлекает, не позволяя замкнуться в себе (девушка почти не разговаривает). В этом же маленьком доме практически ежедневно постоянно ночуют и питаются разные гости, «шнореры», которые прибывают из Святой Земли собирать деньги на ешивы и колели.

Когда-то он много зарабатывал, но это уже давно не так, однако он горд тем, что даже тогда, когда деньги были, на нем было одежды не более чем на 100 долларов, а сейчас, когда денег не стало, уровень потребления практически не изменился. Как только гость входит в дом, она ведет его на кухню и объясняет, где что находится и как что включается. Раз в неделю приходит уборщица, которая убирает первый этаж, у хозяйки нет денег на то, чтобы платить за чистку второго, поэтому она, несмотря на свой немолодой возраст, делает это сама, убирая в том числе ванную и туалет, посещаемые большим количеством людей. В холодильнике всегда есть еда, хозяйка регулярно готовит. Все предлагается очень мягко, тактично, ненавязчиво. Но отказаться невозможно. Он — из литаим, она — из хасидской семьи. У него маленький бизнес, но приходя домой он садится за Талмуд. Она — учительница в школе. В тот момент, когда ребецн не в школе и не занята по хозяйству, а рав не в офисе и не с книгой, они занимаются тем, что мирят поссорившихся супругов, организовывают перевод каких-нибудь еврейских детей из ужасной муниципальной школы (светской) в хорошую частную (религиозную), пытаются помочь кому-нибудь трудоустроиться и т.д. Они никогда ни с кого не берут денег за проживание и еду. Когда мы решили поехать гулять на Манхеттен, ребецн дала нам газету со списком кашерных ресторанов. Потом один из домочадцев рассказал нам нам, что случайно услышал, как рав упрекал жену: «Зачем ты им дала список ресторанов? Они могли обидеться, могли, не дай Б-г, подумать, что мы им не рады, что не хотим чтобы они у нас ели!!».

Существует огромная разница между теоретическим знанием о том, что именно так вели себя наш праотец Авраам и рав Хаим Соловейчик, и практикой, когда ты сталкиваешься с такими людьми. И рав, и ребецн уверены, что ничего особенного не делают, но это не так. Пишет Рамбам в «Илхот Йесодей а-Тора» (гл.5 алаха 11): «Если еврей, сведущий в Торе, обращается с другими мягко и дружелюбно, принимает их у себя с радостью, не обижает их даже в ответ на оскорбления, почитает даже тех, кто им пренебрегает, честен в своих делах, сторонится невежд; если его все время видят погруженным в изучение Торы, облаченным в талит и тфилин, и если, кроме всего этого, он всегда поступает с ближним лучше, чем обязывает его закон, то такой еврей подлинно освящает Б-жественное Имя, и это о нем сказано: “Мой раб, Израиль, через коего Я прославлюсь” (Йешаяу 49:3)».

Кидуш Ашем ценой жизни

В трактате «Таанит» (18б) Вавилонского Талмуда упомянут не соблюдаемый в наши дни праздник, 12-й день месяца Адар — т.н. «Йом Тарьянус» (День Траяна). Этот праздник был включен в Мегилат Таанит (Свиток Постов) — древнейший источник Устной Торы, в котором перечислены дни, когда запрещено поститься и соблюдать траур. Информация о произошедшем вскоре после разрушения Второго Храма драматическом событии, из-за которого мудрецами было принято решение ежегодно отмечать День Траяна, и о причинах, по которым День Трая-на был позднее отменен, в наших источниках изложена в нескольких, не полностью соответствующих друг другу версиях. Гемара в трактате «Таанит» приводит агаду о том, что император Траян казнил в этот день Лульянуса и Папуса — праведных братьев, которые с готовностью отдали свои жизни чтобы освятить Имя Вс-вышнего. Перед казнью Траян обратился к осужденным: «Если вы — единоплеменники Ханании, Мишеля и Азарии, пусть ваш Б-г спасет вас от меня так же, как он спас Хананию, Мишаэля и Азарию от руки Навухаднецара». Братья ответили: «Ханания, Мишаэль и Азария были истинными праведниками и достойны были, чтобы произошло чудо для их спасения; и царь Навухаднецар был правильным царем, достойным, чтобы через него свершилось то чудо. Но ты — нечестивец, человек ничтожный, и не достоин ты, чтобы через тебя произошло чудо. А мы заслуживаем смерти, и если не ты казнишь нас, то есть у Г-спода много других посланников — достаточно у Него медведей и львов, чтобы растерзать нас». Раши объясняет, что они были полными праведниками, но все же настаивали, что обязаны смерти по закону Торы, и вот почему: Траян обвинил евреев в убийстве дочери императора, и угрожал, что будет убивать евреев одного за другим, пока они не выдадут убийц, и тогда Лульянус и Папус вышли вперед и сознались в преступлении, которого не совершали, чтобы ценой своей жизни защитить народ. Относительно «правильности» вавилонского царя Навухаднецара, разрушившего Храм и угнавшего наш народ в плен, автор «Июн Яаков» отмечает, что Наву-хаднецар хоть и был великим злодеем, однако восславил Вс-вышнего, спасшего Хананию, Мишаэля и Азарию от огня, и признал, что ни одно божество не спо-собно совершить то чудо, которое совершил Б-г, а также ввел смертную казнь за оскорбление Б-га евреев (Даниэль 3:28-29). По мнению комментатора Траян был на подобное неспособен.

В завершение своей предсмертной речи Лульянус и Папус сказали: «Но знай, что Вс-вышний отдал нас в твои руки лишь для того, чтобы взыскать с тебя за нашу кровь». Однако, несмотря на грозное предостережение, Траян убил их. И сказали мудрецы, что никто не успел двинуться с места, как прибыли туда римские сановники, привезшие приговор против Траяна, и они тут же привели этот приговор в исполнение, размозжив злодею голову палицами.
Вышеприведенная история — именно агадическая. Известно, что мудрецы Талмуда не стремились точно излагать хронику и факты — в событиях, упоминание о которых мудрецы посчитали нужным включить в Талмуд, их интересовала суть, внутренний смысл, причины, лежащие в основе происходящего, поэтому исторические нестыковки им совершенно не мешали: вопрос об удаленности киликий-ского города Селин, в котором Траян слег от приступа водянки, был парализован и скончался согласно римским хроникам, от Лода, где его казнили согласно нашей гемаре, перед ними не стоял, равно как и нетипичность, мягко говоря, даже для Рима того времени сюжета, в котором римские посланники казнят императора.1 В «Еврейской энциклопедии» Брокгауза-Ефрона изложена несколько иная версия истории подвига братьев, якобы основанная на предании: беседу с ними вел не император Траян, а его фаворит — прокуратор Иудеи Лузий Квиет (Лузиус Кви-етус), который, как и Траян, усмирял Иудею и убил великое множество евреев. Квиет намеревался казнить Лульянуса и Папуса, но не успел, поскольку прибыли посланники из Рима и отстранили его от должности. Римские источники свидетельствуют, что в 117г. Траян собирался лично подавить очередное восстание в Иудее, но заболел и умер, после чего империю возглавил его приемный сын Адриан, который отстранил Лузия Квиета от должности, а вскоре Квиет был убит, и вполне возможно, что его убрали по приказу Адриана.
В книге «Дикдукей софрим» приводится другая версия нашей гемары, в которой слова о том, что Траян, выслушав речь братьев, все же убил их, пропущены. Т.е. по второй версии, Траян был казнен раньше, он не успел привести приговор Лулья-нусу и Папусу в исполнение. Эта версия вполне соответствует написанному в «Ме-гилат Таанит» и в «Торат Коаним» — мидраше на книгу Ваикра («Эмор» ч.9): праздник был установлен мудрецами в этот день, потому что злодей был убит на этапе приготовления к казни праведников, и все евреи, включая Лульянуса и Папуса, спаслись. С точки зрения данной версии событий становится понятно, почему в Иерусалимском Талмуде написано («Таанит», гл.2), что мудрецы отменили День Траяна после того, как были убиты Лульянус и Папус (а не Шемая и Ахия, с убийством которых связывает отмену праздника наша гемара): согласно Йерушалми, праздник был установлен в связи с чудесным спасением Лульянуса и Папуса от Траяна, но некоторое время спустя они все же были казнены кем-то другим (по всей видимости, по приказу императора Адриана или кого-то из его наместников). «Йефей Эйнаим» приводит Иерусалимский Талмуд («Швиит» 4:2), пишет, что Лульянус и Папус были убиты за то, что отказались пить из чаши, которую дал им император Адриан, потому что на этой чаше было написано имя идола. Т.е. мудрецы отменили праздник, установленный в честь спасения Лульянуса и Папуса, после того как их убили.

Автор книги «Яфей Эйнаим» считает, что мудрецы установили празднование Дня Траяна потому, что в этот день ценой жизни Лульянуса и Папуса был спасен еврейский народ. Однако сама наша гемара в трактате «Таанит» ничего об этом не пишет, и более того, она сообщает, что мудрецы позднее отменили этот праздник из-за того, что в 12 Адара были убиты праведные братья Шемая и Ахия (их история нам не известна). Таким образом, причина установления праздника, изложенная «Яфей Эйнаим», выглядит несколько спорной, как минимум с точки зрения нашей гемары в ее принятой редакции, из текста которой мы видим, что смерть Лулья-нуса и Папуса не помешала мудрецам установить праздник, а смерть Шемаи и Ахии2 заставила их его отменить. А значит, можно предположить, что праздник был установлен в память о чудесном проявлении в нашем мире неотвратимости Б-жьего суда, ибо Творец незамедлительного взыскал за кровь праведников, и тем самым реализовал их слова в максимально возможной степени.Нафтали, Гилад и Эяль

Вечером 12 июня в районе Гуш Эцион шестнадцатилетние Нафтали Френкель и Гилад Шаер, а также девятнадцатилетний Эяль Ифрах ловили попутку, возвращаясь по домам из ешивы. Их подобрала машина, в которой сидели хамасовцы, одетые как религиозные евреи. Нафтали, Гилад и Эяль освятили Имя Вс-вышнего. Их убили только за то, что они были евреями. Предполагается, что ребят застрелили практически сразу: Гилад успел позвонить в полицию и сообщить, что их похищают (как известно, полицейский диспетчер не отреагировал на звонок, решив, что это розыгрыш, хотя аудиозапись звонка на розыгрыш совершенно не похожа). Сперва мы надеялись, что их все же спасут. Теперь мы надеемся, что их действительно не успели подвергнуть истязаниям и пыткам.

Эта трагедия потрясла весь еврейский мир. Я не планировал заводить здесь разговор о том, кто виноват в случившейся трагедии, и не готов рассуждать на тему того, как должны реагировать израильские власти, что им предпринимать. Но хотелось бы сказать о другом. Более двух недель о судьбе ребят не было известно практически ничего, кроме того, что они похищены, и что за этим «славным» деянием стоят, скорее всего, боевики движения ХАМАС. За это время мальчики, уже зарытые своими палачами вблизи «палестинской» деревни Халхул, сделали то, что уже давно не удавалось никому: они объединили еврейский народ. Забыв о разногласиях, претензиях и усобицах, евреи, представляющие совершенно разные группы, руководствующиеся разными идеологиями, придерживающиеся подчас противоположных политических взглядов, постоянно думали о спасении похищенных ребят, выражали поддержку их семьям, следили за проведением поисково-спасательной операции, выходили на митинги и акции… и самое, на мой взгляд, важное — объединялись в молитве. Молились не только соблюдающие, но и те, кто раньше не молился никогда, молились взрослые и дети, молились в Израиле и США, в Украине и России. Зря молились? Нет, не зря. Потому что эти молитвы помогли нам вспомнить, что мы — все еще единый народ, народ Б-га. Вс-вышний слышит эти молитвы и раз за разом спасает наш народ. И всегда взыскивает за кровь праведников.Закончить я бы хотел словами Рамбама. В своем «Послании в Йемен» он излагает понимание заповеди «кидуш Ашем», которое современному человеку очень тяжело принять. Однако объяснение Рамбама помогает нам немножко приблизиться к пониманию смысла страшных еврейских трагедий, происходивших на протяжении истории. Творец скрывает от нас свою систему управления миром, мы не понимаем до конца причины Его действий, однако пишет Рамбам, что нам следует радоваться предстоящим страданиям, уничтожению достояния, изгнанию, потере источников пропитания — все это великая честь и служит во славу нам перед Творцом нашим. Все утраченное нами, [ради освящения Имени Его], зачтется нам как жертва всесожжения на жертвеннике [Храма]. И сказал нам об этом [Моше, учитель наш]: «Посвятите себя Б-гу — ибо каждый в [погибшем] сыне своем и в брате своем [освятится] — дабы благословил вас ныне» (Шмот 32:29).

P.S. Автор не считает недавнее убийство арабского подростка (если оно на самом деле было совершено евреями) ни отмщением, ни деянием оправданным, допустимым, терпимым.

Из журнала «Мир Торы»


Глава повествует об одной из самых загадочных заповедей — заповеди о пепле красной коровы. По преданию, ее смысл не смог постичь даже царь Соломон. Также в главе описывается, как еврейский народ скорбел после ухода первосвященника Аарона. А затем, после многолетних странствий, евреи, достигают границ Святой земли. Читать дальше

Недельная глава Хукат

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Очерки по недельной главе Торы»

Содержание главы: Законы, связанные с ритуальной чистотой (Бемидбар 19:1—22). Смерть пророчицы Мирьям, сестры Моше; чудо с водой, вышедшей из скалы (20:1—11). Всевышний лишает Моше и Аарона права войти в Святую землю (20:12—13). Царь Эдома не дает евреям пройти через свою страну (20:14—21). Смерть Аарона; его сын Элиэзер становится первосвященником Храма (20:22—29). Победа над царем Арада (21:1—3). Ропот на Моше в среде евреев; чудо с медным змеем (21:4—9). Песня о Колодце — благодарность Всевышнему за воду, которую нашел народ (21:10-20). Завоевание царств Сихона и Ога на восточном берегу Иордана (21:21—22:1).

Мидраш рассказывает. Недельная глава Хукат

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы

Словарь для читающих Тору на иврите. Хукат

Рав Аарон Штейман,
из цикла «Словарь ивритских терминов»

Червленая шерсть и другие ключевые понятия недельной главы

Хукат, вопросы и ответы

Рав Хаим Суницкий,
из цикла «Вопросы и ответы по недельной главе»

Вопросы и ответы по недельной главе