Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Комментарий рава Ицхака Зильбера к недельной главе «Ръэ»

Недельная глава «Ръэ» («Смотри») содержит пятьдесят четыре заповеди, многие из которых предписаны евреям, когда они живут в Эрец-Исраэль: необходимо уничтожить всех идолов; приносить жертвы только в Храме; не подражать обрядам язычников; не есть маасер шени (см. гл. «Ки таво») вне Иерусалима; не требовать возвращения долгов по истечении года шмита и др. Глава еще раз напоминает о видах животных, которые разрешены и запрещены в пищу, требует резать скот по правилам и строго соблюдать законы о чистой и нечистой пище. Среди заповедей, содержащихся в этой главе, есть такой приказ: не допускать, чтобы люди, живущие рядом с нами, бедствовали. Мы должны поддерживать их как только можем.

«Если будет у тебя нищий, один из братьев твоих, в одних из ворот твоих на твоей земле… не ожесточай свое сердце и не сжимай руку свою перед твоим неимущим братом. Но раскрой ему свою руку и дай ему взаймы по мере его нужды, чего ему недостает. Береги себя, чтобы не было в твоем сердце злого умысла: мол, приближается седьмой год, год прощения [долгов]… и не дашь ему, и [он] возопит [в обиде] на тебя к Г-споду, и будет на тебе грех. Давать ты должен ему, и пусть не досадует твое сердце, когда даешь ему, ибо за это благословит тебя Г-сподь, Б-г твой, во всяком твоем деле и во всяком начинании твоем. Ибо не переведутся нуждающиеся на земле, поэтому я заповедую тебе так: раскрывай твою руку брату твоему, твоему нищему и твоему нуждающемуся на твоей земле» (15:7—11).

В главе «Беhар» книги «Ваикра» мы говорили о заповеди «если обеднеет твой брат, и придет в упадок у тебя, то поддержи его…» (25:35), которая касается той же темы помощи нуждающемуся. Заповедь эта подразумевает, что в том случае, если с благополучным человеком вдруг стряслась беда, лишившая его средств к существованию, мы обязаны оказать ему поддержку, помочь встать на ноги, прежде чем он обнищает совершенно. В связи с ней мы цитировали отрывки из 10-й главы «Законов о подарках бедным» Рамбама.

Как вы, наверно, заметили, «Законы о подарках бедным» охватывают гораздо более широкий круг ситуаций, в которых мы обязаны помочь ближнему материально, чем подразумеваемый заповедью.

Вот о них-то и говорит отрывок из «Ръэ», которым мы начали нашу главу. Здесь имеются в виду все ситуации «по мере нужды» человека, все, «чего ему недостает»: надо помочь и старику, которому не хватает хлеба, и юноше, который не может по бедности жениться, и больному, у которого нет денег на лечение…

Но представьте себе, что вас просят о помощи два человека, а помочь вы можете только одному. Кому из бедняков отдать предпочтение? Тора говорит «один из братьев твоих», указывая этим, что брат имеет преимущество перед всеми остальными и — шире — что родственник имеет преимущество перед всяким другим человеком (если они в равном положении). Слова «в одних из ворот твоих» велят нам после наших родственников помогать беднякам нашего города и уже потом — беднякам других городов в нашей стране, «на твоей земле».

Таким образом, Тора учит, что в оказании помощи должен присутствовать определенный порядок, и устанавливает очередность, в какой мы должны эту помощь оказывать.

Общий принцип такого порядка очевиден: мы должны руководствоваться не нашими симпатиями и антипатиями, а степенью объективной близости — сперва заботиться о «ближних» ближних, а потом — о «дальних» ближних. Мы обязаны помогать нашим родственникам, какими бы ни были отношения между нами. А это, кстати, очень помогает полюбить человека.

Указав нам этот принцип, Тора почему-то вслед за ним дает нам не заповедь асэ — «сделай» (в нашем случае — «дай»), как мы могли бы ожидать, а заповеди ло таасэ («не ожесточай свое сердце», «не сжимай руку свою»). Почему?

Сначала попробуем понять смысл этих заповедей ло таасэ.

Зная особенности человеческой психологии, Тора предписывает нам не ожесточать свое сердце — чтобы не колебаться, не мучиться сомнениями: дать — не дать, — а давать охотно, с готовностью. И вторая заповедь ло таасэ приказывает нам: если уж ты проявил такую готовность, протянул человеку руку помощи — не сжимай руку свою снова. Эти два запрета завершаются словами «перед твоим неимущим братом». Они означают, что все мы, дети Яакова, — братья. Но есть в них и оттенок предупреждения: если ты ожесточишь сердце, сожмешь руку, не будешь относиться к бедняку как к брату, то смотри, как бы тебе не стать его собратом по несчастью.

Раби Хия (Шабат, 151 б) говорил жене: «Если бедный попросит что-нибудь, быстро неси ему навстречу то, что он попросил, — так будут нести и твоим детям». Жена ответила ему: «Зачем проклинаешь наших детей?» Сказал ей раби Хия: «Жизнь — это колесо. Иногда мы на колесе, иногда — под колесом, это неизбежно».

О том, что жизнь — вертящееся колесо, надо помнить всегда. Может быть, и нам когда-нибудь придется прибегнуть к помощи людей, а если не нам, то нашим детям или внукам. Нельзя рассуждать так: зачем я буду отдавать другим то, что заработал тяжелым трудом? Все, что у тебя есть, Всевышний дал тебе как своему кассиру: в первую очередь — на расходы семьи (но не на роскошь и кутежи!), а потом — на то, что истинный Хозяин этих денег считает нужным. Даже бедный человек обязан давать хоть что-нибудь.

Только вслед за заповедями ло таасэ Тора дает нам заповедь асэ: «Раскрой ему свою руку и дай ему взаймы». Так построен весь отрывок. «Чтобы не было в твоем сердце злого умысла», «пусть не досадует твое сердце» чередуются с «давать ты должен ему», «раскрывай свою руку твоему брату».

Это не единственный случай, когда Тора подкрепляет приказ запретом и запрет приказом. Как запрет работать в субботу подкрепляется предписанием отдыхать в этот день, так и в главе «Ръэ» предписание помогать подкрепляется запрещением жадничать.

Отвлечемся немного от нашей темы. Почему мы все время отмечаем характер заповеди — асэ или ло таасэ? Потому что между этими двумя категориями мицвот есть различие, и оно действует на всех уровнях: от доступных пониманию до скрытых (ведь не просто так у нас 248 заповедей асэ — столько же, сколько частей тела, и 365 заповедей ло таасэ — столько, сколько дней в году, как мы уже говорили в главе «Эмор» книги «Ваикра»).

Вполне, например, понятно, что заповедь «делай» нельзя нарушить действием, правда? Но можно упустить случай ее выполнить. А заповедь «не делай» — наоборот, действием нарушается. Не поддавшись соблазну нарушить, только укрепляешься в хорошем.

За нарушение запрета Б-г нас строго наказывает, но мы можем поправить это раскаянием. За упущенное асэ наказание меньше, но, как ни раскаивайся, награду, полагающуюся за выполнение асэ, уже не получишь. Выходит, что, с одной стороны, хуже для человека нарушить ло таасэ, с другой — хуже не выполнить асэ. Это как рубашка грязная и рубашка без рукавов. Первую, бывает, можно и отстирать, а со второй как быть?

Так же, как мы просим Б-га прислушаться к нашим нуждам, веря, что Он услышит наши молитвы, так и мы сами должны прислушиваться к просьбам бедных. Того, кто жалеет других, пожалеет Б-г. Цдака — безвозмездное пожертвование — удлиняет жизнь и отменяет суровые приговоры Высшего суда.

Единственное, что будет у нас на том свете, — это то, что мы отдали на этом: «И пойдет впереди тебя добродетель твоя» (Йешаяhу, 58:8).

Слова «раскрой ему свою руку и дай ему взаймы» говорят о двух действиях: первая часть стиха подразумевает безвозмездное пожертвование, а вторая — ссуду, то есть то, что должно быть возвращено. Но разница между пожертвованием и ссудой заключается не только в этом. Если первое мы обязаны дать безусловно (естественно, имея такую возможность), то одалживать деньги мы обязаны при условии, что должник нам их вернет. А если мы знаем, что он этого не сделает, мы не обязаны давать взаймы.

Но при этом Тора предупреждает:

«Береги себя, чтобы не было в твоем сердце злого умысла: мол, приближается седьмой год, год прощения [долгов]… и не дашь ему, — а [он] возопит [в обиде] на тебя к Г-споду, и будет на тебе грех».

Как вы знаете, по закону Торы раз в семь лет, в год шмита, прощались все долги. Так вот, специальная заповедь называет человека, который не хочет давать взаймы еврею из опасения, что тот не вернет долг до этого срока, злоумышленником.

А ведь еврей, как мы только что говорили, не обязан давать в долг в случае, если ему его не вернут. Почему же Тора обязывает нас незадолго до года шмита давать в долг, не беспокоясь о возврате?

Во-первых, надо сказать, что шмита аннулирует не все долги, но только те, которые человек должен был вернуть до конца года, но не сделал этого. А позднее великий еврейский мудрец, член Санhедрина hилель дополнительно установил порядок, позволяющий человеку, который, тем не менее, хотел (или хочет) взыскать долг, сделать это путем специальной процедуры. Для этого он должен в присутствии трех судей написать особое заявление о том, что поручает им взыскать долги. hилель ввел такое установление, заметив, что его современники в известные периоды не хотят одалживать друг другу деньги и тем самым нарушают запрет «чтобы не было в твоем сердце злого умысла». Как говорят наши мудрецы, установление hилеля — это помощь и богатым, и бедным: оно избавляет богатых от потерь и обеспечивает бедным поддержку.

Тогда о чем же говорит нам эта заповедь? Когда все условия оговорены, мы не должны нервничать и терзаться вопросом: зачем мне рисковать? А вдруг должник не сможет уплатить вовремя и деньги пропадут? Тора предписывает нам не заботиться чересчур о своем душевном покое, не думать о себе слишком много, а о других — слишком мало.

«Соблюдай месяц весенний и празднуй Песах [во Имя] Г-спода, Б-га твоего, ибо в весенний месяц вывел тебя Г-сподь, Б-г твой, из Египта ночью» (16:1).

Почему стих подчеркивает, что это весенний месяц, причем дважды?

Заповедь предписывает нам праздновать Песах обязательно весной — «соблюдай месяц весенний», и напоминает: «в весенний месяц вывел… Г-сподь» нас из Египта — то есть в самое удобное для похода время — ни дождей, ни жары.

Требуя, чтобы мы праздновали Песах весной, Тора, тем не менее, не называет конкретный месяц. Ясно только, что имеется в виду тот, в который евреи вышли из Египта. Но мы-то ведь не знаем, как он называется. И глава нам об этом не сообщает.

Это должен быть один из месяцев весеннего сезона? Но во времена, предшествовавшие получению Торы, евреи, начиная от Авраhама, пользовались, как и мы сегодня, лунным календарем. А при следовании лунному циклу месяцы «кочуют» из сезона в сезон. Египтяне же, среди которых жили тогда евреи, пользовались солнечным календарем, при котором положение месяцев относительно сезонов стабильно. По какому же календарю указан месяц — по лунному или по солнечному?

Содержит ли стих ответ на наши вопросы? Нет. И нигде в главе «Ръэ» это не уточняется.

Обратимся к главе «Бо» книги «Шмот», где речь идет об исходе из Египта. Там мы читаем: «Месяц этот для вас — начало месяцев…» (12:2). Сказано безоговорочно: этот месяц. Получая заповедь, евреи знают, о каком месяце данного года идет речь, потому что для них он связан с определенным событием. Но мы, читая Тору, информации ни о названии месяца, ни о том, по какой календарной системе вести дальнейший отсчет от него, не получаем.

Говоря исключительно о месяцах, а не о годах, Тора указывает ясно, что в основе нашего календаря должен лежать лунный цикл. Однако, заметил Ибн-Эзра, «у Луны нет года, а у Солнца нет месяца». Как же сделать, чтобы Песах всегда приходился на весну?

Вернемся к главе «Мишпатим» книги «Шмот»: «Праздник мацот соблюдай: семь дней ешь мацот, как Я повелел тебе, в назначенное время весеннего месяца, ибо в этом месяце ты вышел из Египта» (23:15).

Та же неопределенность. Никаких указаний, кроме, правда, слов «Как Я повелел тебе». Но как именно повелел?

Интересно, что с этой формулой — каашер цивитиха («как Я повелел тебе») — мы встречаемся и в главе «Ръэ», но уже применительно к другой заповеди — правилам убоя скота: «…заколи [животных] из твоего крупного и мелкого скота, который дал тебе Г-сподь, как я повелел тебе, и ешь… сколько угодно душе твоей» (12:21). При этом во всей Торе нет и намека на то, как надо резать скот!

Не буду вас слишком интриговать. Скорее всего, вы знаете, что вместе с Письменной Торой Всевышний дал евреям Тору Устную. Вот там-то и содержатся ответы на наши вопросы.

Однажды мы, несколько евреев, разговорились об Устном учении. Как доказать сегодня, что оно дано Всевышним вместе с Письменной Торой?

Я предположил, что надо рассуждать так. Если разумный человек дает какое-то серьезное указание (скажем, выписывает рецепт для больного или составляет инструкцию по пользованию прибором), оно должно быть ясным и недвусмысленным, не допускающим разночтений.

Давайте, сказал я, раскроем Тору наугад в трех-четырех местах и посмотрим, ясно она выражается или нет.

Первые слова, на которые мы наткнулись: «Месяц этот для вас — начало месяцев…» — вам уже известны. И какие вопросы они вызывают — тоже. Как мы ни пытались разобраться в них, к единому мнению не пришли и открыли другое место в Торе.

«И да будет тебе это знаком на твоей руке и напоминанием между глазами твоими… что крепкой рукой вывел тебя Г-сподь из Египта» (Шмот, 13:9). В память об исходе мы, по-видимому, должны носить какой-то «знак на руке». Какой он, из чего сделан, в каком месте руки расположен? Что значит — «между глазами»? Помучились мы с полчаса и снова не пришли к общему мнению. Открыли третье место в Торе.

«Не режь над квасным кровь Моей жертвы, и да не переночует до утра жертва праздника Песах…» (Шмот, 34:25).

Тут мы совсем запутались. Как понять слова «не режь над квасным»? Значит ли это, что жертвенное животное стоит на ломтях хлеба и его надо убрать? Или что когда мы режем жертву, нельзя подставлять под струю крови посуду, в которой лежит хлеб? И какая жертва называется «Моя»? И вообще как это — «резать кровь»?

Мы долго и горячо спорили, но ничего не решили.

— Попробуем еще раз, — сказал кто-то.

Теперь мы прочли приведенные выше слова из недельной главы — «заколи из… скота…». Вот мы и нашли что-то — «как Я повелел тебе».

— Значит, в Торе есть где-то инструкция, как резать скот, — сказал кто-то из собеседников.

Я заметил, что до сих пор никому этого указания в тексте Торы найти не удалось, и предложил тысячу долларов тому, кто сумеет это сделать в течение месяца. Месяц давно миновал, а ко мне за выигрышем так никто и не явился.

Но если мы верим, что Тора дана нам Всевышним, смешно думать, что Он чего-то не договорил и оставил нас без точных указаний. Значит, «инструкции» должны быть.

И они действительно есть, но содержатся не в Письменной, а в Устной Торе, — учении, подробнейше рассматривающем все детали заповедей. Всевышний, дав нам Тору, не пренебрег ни одной мелочью. Все эти детали впоследствии были зафиксированы в Талмуде.

Ответ на наш первый вопрос: как сделать, чтобы Песах всегда приходился на весну, — применение лунно-солнечного календаря, принципы построения которого подробно излагаются в трактатах «Санhедрин» и «Рош hа-Шана»; на второй — о правилах убоя скота — отвечает трактат «Хулин».

В Устном учении можно найти ответы на все те вопросы, которые поставили в затруднение меня и моих собеседников.

А теперь поговорим о еврейском календаре.

Как известно, пока существовал Санhедрин, начало нового месяца устанавливалось по свидетельству двух очевидцев, заметивших момент появления новой луны. Люди, которые видели новую луну, приходили в бейт-дин в Иерусалим и сообщали об этом. Требовалось не менее двух таких свидетелей. Их подробно расспрашивали, и, если ответы были убедительны, бейт-дин объявлял рош ходеш — начало нового месяца.

С другой стороны, в Талмуде, в трактате «Рош hа-Шана» (25а) сказано:

<<Однажды двадцать девятого числа [одного] месяца небеса были закрыты облаками и показалось что-то вроде лунного серпа. Народ думал, что это начало месяца, и раввинский суд хотел объявить рош ходеш. Сказал рабан Гамлиэль: «Такое предание у меня от дома отца моего отца. Не может быть новой луны раньше, чем прошло двадцать девять с половиной дней и две трети часа и семьдесят три тысяча восьмидесятых части часа (половина дня — это полсуток, а в сутках — двадцать четыре часа, отсчитываемые по солнцу, ибо, как сказано, “солнце знает свой заход” — в отличие от луны. — И. З.). Поэтому я не принимаю свидетелей — облачко им показалось луной».

В тот день умерла мать у Бен-Заза, и рабан Гамлиэль держал большую речь. Не потому, что она была великим человеком, а для того, чтобы народ знал, что новый месяц не объявлен, — в новомесячие не говорят траурных речей>>.

Рабан Гамлиэль ясно сказал: «Такое предание… от дома отца моего отца». А откуда знали это отец его отца и их предки? От Моше. Моше же это знание получил прямо от Всевышнего.

Итак, у нас есть предание, гласящее, что Луна совершает один оборот вокруг Земли за 29 дней 12 793 1080 часа (23 + 73 1080 = 793 1080).

Кроме того, у нас же есть предание, что за время, когда Земля совершит 19 оборотов вокруг Солнца (то есть за 19 солнечных лет) Луна сделает 235 оборотов (то есть пройдут 235 лунных месяцев). Сегодня эти 19 лет называют циклом Метона (по имени греческого ученого, впоследствии пришедшего к этой цифре в результате расчетов).

На этих двух преданиях и строится еврейский календарь.

Каждые 19 лет солнечное и лунное время как бы совпадают, то есть каждые 19 лет на ту же дату европейского календаря приходится определенная дата календаря еврейского. Так, каждые 19 лет первый день тамуза приходится на 13 июня (скажем, 1972 года, 1991 года и т. п.). Иногда возникает смещение на день из-за того, что мы все время оперируем долями суток, а в действительности живем полными сутками. По этой же причине и лунные, и солнечные месяцы бывают разной длины — не 29 дней с дробью, а 29 ровно — в одном месяце и 30 — в другом.

Если разделить 235 месяцев на 19 лет, мы получим 12 месяцев в году и остаток в 7 месяцев. Значит, чтобы закрепить месяцы по временам года (как это получается в солнечном календаре), надо установить 12 обычных лет по 12 месяцев и 7 високосных — по 13 месяцев. 144 (12612) и 91 (7613) в сумме — 235. На 19 солнечных лет будут приходиться 12 обычных и 7 високосных лунных лет.

Как распределить 7 високосных лет в девятнадцатилетнем периоде с минимальной погрешностью?

Разница между продолжительностью обычного солнечного года (примерно 365 дней и 6 часов) и обычного лунного года (примерно 354 дня) — около 11 дней. За 3 года она составит 33 дня, то есть около месяца. В течение 6 лет разница составит 1166=66 дней (точнее, 65 с небольшим). Через 8 лет отставание от солнечного года образует уже неполных 88 дней. И так далее. Именно в эти годы удобнее всего добавить по месяцу.

Так евреи и поступили — третий, шестой, восьмой, одиннадцатый, четырнадцатый, семнадцатый и девятнадцатый годы они сделали високосными. И Песах всегда остается весенним месяцем. Я делал расчеты на шеститысячный год по еврейскому календарю — все в порядке, Песах — весной!

Но если мы можем пользоваться такими расчетами, зачем нам свидетели? Это сложный вопрос, на который мы сейчас отвечать не будем. Отметим только, что эти два процесса: наблюдения и расчеты — всегда велись параллельно, а результат утверждался Большим Санhедрином. Согласно Рамбану, тот, основанный на расчетах календарь, которым мы пользуемся сегодня, был утвержден последним действовавшим судом.

Кстати, цифра, которой рабан Гамлиэль определяет продолжительность лунного месяца, — обобщенная, поскольку промежуток между двумя новолуниями не всегда одинаков. По ряду причин он колеблется между 29,25 и 29,83 дня. Как ни ничтожна эта разница, за тысячелетия, однако, набежит немало! Значит, в календарных и астрономических расчетах без знания средней продолжительности лунного месяца не обойтись. И евреям она была известна по устному преданию.

Надо сказать, что эту величину можно установить эмпирически. Разумеется, простое зрительное наблюдение за временем появления новой луны здесь не годится, потому что при этом нельзя ручаться за точность. Ученые воспользовались двумя полными солнечными затмениями, совпавшими с новолунием и выбранными так, чтобы их разделял большой временной интервал (статистически значимое число месяцев).

Время появления новой луны в момент полного солнечного затмения можно указать точно. Такое случалось в истории пятнадцать раз. Тринадцать раз никто не уделил этому событию внимания. Но четырнадцатое затмение было предсказано Фалесом. Оно произошло в точно известное время:28 мая 585 года до н. э. Пятнадцатое затмение произошло также в точно установленное время:22 сентября 1968 года, т.е. спустя 932221,9 дня, или 31568 месяцев. Разделив первую цифру на вторую, мы получим среднюю продолжительность лунного месяца. Она равняется 29,53059 дня, или 29 дням 12 часам 44 минутам 3 секундам.

Переведя часы, названные рабаном Гамлиэлем, в доли суток, мы получим цифру 29,5305941 — в точности равную цифре, названной в «Истории календаря и хронологии», из которой исходили ученые, рассчитывая полет на Луну!

Листая эту книгу, я поразился: всем народам без исключения время от времени приходится календарь «поправлять». И только у евреев ничто в календаре не меняется уже свыше 3300 лет. Это единственный такой календарь в мире!

У римлян каждые три-четыре года добавляли месяц мерцедоний, состоявший из 23 или из 24 дней. Это делалось произвольно и зависело от решения жрецов-понтификов, исходивших при этом из каких-то своих интересов.

Из современных календарей более или менее точен григорианский.

А вот несколько мнений о еврейском календаре.

Пишет раби Йеhуда hа-Леви (Кузари, 2:64): «Разве это не удивительно? Исчисление времени, которое было принято домом Давида и основано на наблюдении фаз луны, не подвергалось изменениям вот уже более тысячи лет. Для греческих и других систем исчисления потребовались поправки и добавления каждые сто лет, но наша система осталась неизменной, ибо в основе ее — пророчество».

Пишет дон Ицхак Абраванель, министр финансов Испании конца ЬЖ века, крупнейший авторитет Торы (комментарий к книге «Шмот», 12): «Когда Птолемею рассказали о еврейском счете времени, он изумился и произнес: “Это доказывает, что было пророчество у евреев”».

В конце главы «Ръэ» сказано: «Три раза в году пусть явятся все твои мужчины пред лицо Г-спода, Б-га твоего, в месте, которое Он изберет: в праздник мацот, и в праздник Шавуот, и в праздник Сукот» (16:16).

В книге «Шмот», где также говорится об этой заповеди, сказано еще: «… и никто не пожелает твоей земли, когда пойдешь являться пред лицо Г-спода…» (34:24).

Раби Моше Софер (Хатам Софер) пишет: эта заповедь доказывает, что Тора дана Б-гом. В праздники Песах, Шавуот и Сукот все мужчины обязаны быть в Храме. Во времена Храма они так и поступали. Границы оставались практически без солдат. Однако за всю историю нашего народа не зафиксировано ни одно вражеское нападение в дни этих праздников. А войн в нашей истории было достаточно много!


Наш праотец Авраам дает нам хороший пример гостеприимства. Мудрецы говорят, что его шатер был открыт на четыре стороны — для каждого гостя. Мы расскажем о правилах и традициях, рекомендуемых тем, кто желает по-настоящему исполнить эту заповедь. Читать дальше