Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Разрешение употреблять в пищу мясо животных, которые не были принесены в жертву, связано с географическими критериями. При этом следует остерегаться крови.

Я полагаю, что цель этого отрывка состоит не в том, чтобы объявить разрешенным мясо животного, не принесенного в жертву: ведь это разрешение уже было дано в предыдущем отрывке! Задача этого отрывка: объяснить то, что сказано в предыдущем отрывке о разрешении мяса зарезанного животного и запрещении его крови.

В предыдущем отрывке приведен совершенно новый закон, касающийся только жертвы шламим. (До сих пор мы знали, что для того, чтобы поесть мяса, человек обязан был принести жертву шламим, и только ее мясо было ему разрешено для еды — прим. перев.). А теперь стих говорит: «Там ты принесешь свои жертвы ола, и там ты исполнишь все, что Я тебе повелеваю». В этом последнем выражении речь идет как раз о мясе животного, не принесенного в жертву, то есть, о том, что его можно есть в любом месте «чистому и нечистому вместе», а также о том, что кровь такого животного остается запрещенной. И Господин всех пророков понял, что читающий это непременно спросит: а почему же новые законы касаются только жертвы шламим? И если теперь ее можно не приносить, а есть мясо просто так, почему же вместе с ним не разрешена и кровь? Ведь до сих пор запрещено было и то, и другое, и, разрешив одно, нужно было и другое тоже разрешить!

Именно на это отвечает наш отрывок, разъясняя и обосновывая, почему мясо стало разрешенным, а кровь осталась запрещенной, как и была.

«Когда расширит Б-г, твой Г-сподь, твои границы…» В этой фразе понять первое слово ки как временной союз «когда» было бы неправильно. На самом деле это слово указывает не на время, а на причину, то есть, понимать следует так: «Поскольку расширит Б-г, твой Г-сподь, твои границы, как Он и сказал тебе…» «Расширение границ» — это вступление евреев в Землю Израиля и обретение ее как наследного удела, ведь именно об этом Б-г сказал сыновьям Израиля (в разделе Ваэтханан): «Когда введет тебя Г-сподь, Б-г твой, в землю, в которую ты идешь для овладения ею, и изгонит многие народы от лица твоего: хитейцев и гиргашеев, и эморийцев, и хананеян, и призийцев, и хивийцев, и йивусеев, — семь народов, которые многочисленнее и сильнее тебя». А еще три народа включены в клятву, данную непосредственно нашим праотцам, поэтому в разговоре с Моше Б-г их не упомянул. Поэтому в отрывке про города-убежища (раздел Шофтим) сказано: «И если расширит Б-г твои границы, как поклялся твоим отцам…» — речь здесь идет именно про землю тех трех оставшихся народов, которых не перечислил Моше. Здесь же, в нашем отрывке, никак не упоминается клятва, данная праотцам, а говорится вместо этого: «…как Он и сказал тебе», — то есть, здесь речь идет только о землях семи народов.

После этого Тора объясняет, что из-за того, что твоя территория будет расширена в соответствии с обещанием, которое Б-г тебе дал, вы уже не будете жить так скученно, как в пустыне, возле Мишкана. Именно поэтому сказано: «Когда расширит…», — а не, скажем: «Когда уничтожит Б-г те народы…» Тора хотела подчеркнуть, что разрешение в еду мяса животного, не принесенного в жертву, связано именно с расширением области проживания евреев. «Вместе с тем, — продолжает Б-г, — Я знаю побуждения твоего сердца, и Мне известно, что ты скажешь: “Я буду есть мясо!” — потому что тебе его очень захочется. Поэтому необходимо сделать так, чтобы ты по желанию твоего сердца мог есть мясо, то есть, мог успокоить свои материальные страсти, поев мяса. А поскольку то место, которое изберет Б-г для поселения там Своего Имени, будет находиться далеко от тебя, нужно разрешить тебе есть мясо животных без необходимости приносить их в жертву». При этом, разумеется, не предполагается, что разрешение будет дано только тем, кто живет вдали от Иерусалима. Закон действует таким образом: из-за того что область проживания евреев расширилась и появились люди, живущие вдали от места принесения жертв, запрет мяса обычных животных отменяется полностью и больше не применяется ни вдали от Иерусалима, ни вблизи от него.

Теперь стих «…И зарежешь ты из своего крупного и мелкого скота, как Я тебе заповедал» следует понимать следующим образом: «По всем этим причинам Я дал тебе разрешение резать свой крупный и мелкий скот». Таким образом, главным содержанием стиха оказывается разрешение есть мясо без принесения животного в жертву. А заповедь резать животное кошерным образом, то есть, делать шхиту, наши мудрецы приняли по Устной традиции (это отмечает и Раши на Дварим 12:21), хотя в трактате Хулин, в начале главы Режущий, отмечено, что эта традиция основана на слове «зарежешь».

Следующий стих «Но как съедается…» говорит о том, что это разрешение есть мясо вне Мишкана вовсе не относится к мясу животного, посвященного в жертву. Речь идет только про мясо, не ставшее святым, и только о нем, объясняет Б-г, Я говорю тебе. Я даю тебе повеление, что не только резать, но и есть его необходимо не так, как едят святое мясо. К нему не относятся ни законы святости, ни законы чистоты: его едят так же, как мясо оленя и лани, которое ни в каком случае не бывает святым и которое едят «нечистый и чистый вместе».

Однако слова «как оленя и лань» не означают, что когда режут животное без принесения в жертву, будет разрешено не только его мясо, но и нутряной жир, как в случае оленя и лани. Нет, они подобны только в том, что их могут есть «нечистый и чистый вместе». И вовсе не подразумевается, что «те части туши, которые разрешены в случае оленя и лани, будут разрешены и в случае животного, не посвященного в жертву». Они подобны только в одном отношении: разрешения есть мясо в нечистоте. Именно поэтому Тора никогда не говорит просто: «…как оленя и как лань», — а всегда поясняет: «…нечистый и чистый вместе, как оленя и как лань».

Итак, Тора в этом отрывке приводит причину и смысл того, что запрет на мясо обычного, не жертвенного животного отменен. И это объяснение позволяет сделать самостоятельное заключение о том, почему же запрет крови, данный одновременно с запретом мяса, не был отменен вместе с ним, согласно сказанному: «Только укрепись, чтобы не есть крови…»

с разрешения издательства Швут Ами


Речь — то, что выделяет человека из мира животных. Еврейские законы речи называются шмират-алашон, охрана речи. Тора призывает нас удалить из своей речи злословие, лашон-ара, а также сквернословие и пустословие. Речь делает тайное явным и обладает такой силой, что может изменять человека и его мысли, и даже мир — как материальную его часть, так и духовную. Важно и то, что мы говорим, и то, в какую форму мы облекаем наши высказывания Читать дальше

Речь, пророчество и пустословие

Акива Татц,
из цикла «Маска Вселенной»

Функция речи аналогична функции размножения: в нижнем мире тело производит на свет потомство, физическое существо в образе ребенка. У высшего мира, головы, другая «продукция» — слова, речь. Если дети — это внешнее проявление жизнедеятельности родительского тела, то слова — внешнее выражение мыслительной деятельности говорящего.

Слова — реальные и нереальные

Акива Татц,
из цикла «Маска Вселенной»

Слова представляют собой саму среду Творения, поэтому тот, кто правильно понимает слова, поймет и составляющие элементы Творения.

Духовный смысл очищения от квасного

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Избранные главы из книги «Книга нашего наследия»

Ликутей Амарим — Тания. Глава 8

Рабби Шнеур-Залман Бааль аТания,
из цикла «Тания»

Главы из книги

«Совершенная Мера» 7. О пустословии и его противоположности — усердии в Торе, и о разнице между занятием Торой и остальными заповедями

Раби Элияу миВильна Виленский Гаон,
из цикла ««Совершенная Мера» (Эвен Шлема)»

О пустословии и его противоположности - усердии в Торе, и о разнице между занятием Торой и остальными заповедями

Что стоит за общением между супругами

Рав Симха Коэн,
из цикла «Еврейский дом»

Мужья разговаривают, чтобы передать информацию, жены же используют вербальные функции для укрепления внутрисемейной связи. О необходимости слушать других.

Береги свою речь. Красота речи

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Береги свою речь»

Если вникнуть в суть ежедневно произносимых нами слов, можно увидеть, что они в большей степени, чем любая другая сфера человеческой деятельности, определяют и формируют нашу суть.

Ликутей Амарим — Тания, часть IV. Послание пятое

Рабби Шнеур-Залман Бааль аТания,
из цикла «Тания»