Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch
«Если нет правды (в словах) — нет милосердия, а значит, нет веры»Раби Нахман из Бреслава

Яаков посылает гонцов навстречу Эсаву

Итак, Яаков возвращается в Эрец Исраэль, и перед ним возникает проблема встречи с Эсавом. Он знал о намерении Эсава отомстить ему за историю с продажей первородства. Что же Яаков предпринимает? Он посылает к Эсаву послов с известием о своем возвращении и передает с ними, что хотел бы жить с братом в мире.

— Как ты можешь посылать нас на встречу с Эсавом? — удивлялись послы. — Мы боимся даже на глаза ему показаться, а ты от нас требуешь, чтобы мы пошли к нему и стали вести с ним переговоры!

— Не бойтесь, — успокоил их Яаков. — Я попрошу ангелов, которые встретили нас при входе в Эрец Исраэль, идти впереди и защищать вас.

Не должно казаться странным, что Яаков так запросто прибегает к помощи ангелов. Наши праотцы вступали в контакт с Небесными существами, когда им было нужно. И в этом не было ничего загадочного и противоестественного. Давайте вспомним:

— Три ангела пришли к Аврааму после того, как он сделал обрезание, и он разговаривал с ними;

— Ангелы утешали Агарь, когда она находилась в пустыне;

— Ангелы сопровождали Элиэзера, слугу Авраама, во время его путешествия в Харан;

— Трех ангелов встретил Йосеф, когда искал своих братьев.

Своим посланникам Яаков дал подробные наставления о том, как вести себя при встрече с Эсавом. — Старайтесь быть максимально предупредительными, называйте его «мой господин». Но тем не менее дайте ему ясно понять, что мы достаточно сильны и, вернувшись домой, хотим вести тот образ жизни, который сами выберем. Передайте ему от меня, что, даже живя в доме идолопоклонника и мошенника Лавана, я не нарушал заповедей (т.е. теперь в заслугу исполнения этих заповедей я буду защищен и от него). Передайте также, что я откладывал свое возвращение домой до рождения Йосефа, но теперь у меня есть все основания вернуться.

Еще скажите ему так: «Ты ненавидишь меня из-за благословений, которые я будто бы у тебя украл. Мой отец благословил меня росой Неба и туком земли, но пока я не получил ни того, ни другого. У меня есть лишь волы, ишаки и овцы, но они не имеют отношения к этому благословению. Так за что же ты ненавидишь меня?»

Слова Яакова (в буквальном переводе — «у меня есть вол, ишак и овцы») следует понимать так: «У меня есть Йосеф, (сильный как) вол, Иссахар, (трудолюбивый как) ишак, и овцы — верный еврейский народ, который идет за Авраамом. Кроме того, среди моих потомков будут слуга Ашема — царь Давид и Его служанка — Авигайль: эти праведники, обладая великой святостью, ослабят силу Эсава, суть которой — нечиста».

Яаков наставлял своих людей: «Объясните Эсаву, что в наших общих интересах сохранение мира. Но, если он предпочитает войну, мы сможем ему противостоять, у нас есть хорошо вооруженное войско, а главное — мы молимся Ашему, Который нам поможет».

Получив подробные наставления, посланники отправились на встречу с Эсавом. Однако вернулись они с новостями, не вселяющими надежды на мир.

— Ты поступил с Эсавом по-братски, — сказали они Яакову. — Но не думаешь ли ты, что и он готов повести себя так же? Он все тот же нечестивый Эсав! Знай же, что брат выступает навстречу тебе с войском, насчитывающим около 400 человек, и все они — искусные воины.

Какую досадную ошибку совершил Яаков! Если бы он не сообщил Эсаву о своем возвращении, то Эсав мог бы и не заметить этого. А сейчас, когда Яаков привлек к себе его внимание, тот решил объявить войну.

Некий человек был известен всем как отъявленный бандит. Однажды он задремал на обочине дороги, и один простодушный прохожий, опасаясь за него, разбудил его со словами: «Ты что, не знаешь, что в поле опасно спать? Поблизости полно диких зверей!» Разгневанный разбойник вскочил и в гневе стал колотить прохожего всем, что ему попадало под руку. — «За что ты меня бьешь, нечестивец? Я только хотел предупредить тебя об опасности!» — пытался защищаться прохожий. — «Нечего было будить меня, когда я спал», — ответил ему разбойник.

То же самое и в истории с Эсавом. До тех пор пока Яакова не было рядом, он был относительно спокоен, поскольку смирился со своим положением. Но когда Яаков вернулся, его гнев разгорелся с новой силой. (Из этой ситуации мы можем сделать для себя очень важный вывод: для народа Израиля всегда предпочтительней держаться на некотором расстоянии от идолопоклонников и уж, во всяком случае, не привлекать к себе их внимание.)

Известие о том, что Эсав выступает со своим войском, очень испугало Яакова. Конечно же, он помнил об обещании Ашема хранить его, но вместе с тем знал, что это обещание не будет иметь силы, если кто-либо в его лагере согрешит. Ибо в таком случае Ашем не придет ему на помощь. Кроме того, он опасался, что Ашем подарит победу Эсаву за его заслуги, ибо тот, скорее всего, безупречно выполнял заповедь почитания родителей. И еще: все эти годы Эсав жил в Эрец Исраэлъ.

Как Яаков подготовился к встрече с Эсавом

Итак, избавившись от преследований Лавана, Яаков попал в не менее сложную ситуацию: необходимо было подготовиться ко встрече с Эсавом. Что же предпринял Яаков?

1. Прежде всего, Яаков помолился Ашему, прося у Него помощи.

2. Он послал подарки Эсаву, чтобы его задобрить.

3. На крайний случай были предприняты военные приготовления.

О чем Яаков просил в своих молитвах?

Яаков обратился к Ашему с такими словами: «Я знаю, что Твое обещание помогать мне зависит от того, каковы мои помыслы и поступки. Однако я не совершил никаких добрых дел и недостоин той верности и доброты, которую Ты проявил по отношению ко мне. Когда я впервые пересек Иордан, я был один, но с тех пор Ты даровал мне большую семью. Избавь меня от рук Эсава, и пусть мое избавление будет знаком того, что и дальше Ты будешь так же спасать моих потомков от рук их притеснителей. Ты заповедал в Торе, что, забивая скот, нельзя одновременно убивать мать и ее детей. Именно это и угрожает сейчас моей семье: если Эсав настигнет нас, он может погубить всех, и кто же тогда останется, чтобы выполнять заповеди Святой Торы, которую Ты даруешь в будущем на Синае?»

Щедрые дары

Чтобы умилостивить Эсава, Яаков приготовил также дорогие подарки — золото, серебро и драгоценности, и, кроме того, десятую часть своего скота. Почему именно десятую часть? Оказывается, до этого Яаков не исполнил заповеди маасер и не отдал Ашему десятую часть своего имущества, поэтому ему и пришлось отдать ее Эсаву. Так происходит всегда. Тот, кто не отдает Ашему, вынужден отдать Эсаву.

(Доход человека на предстоящий год определяется в Рош Ашана. Если он не дает соответствующую сумму денег на цдаку, Ашем вычетает эти деньги из его состояния, и ему приходится расходовать их на другие нужды.)

Яаков приказал своим людям: «Разделите стадо на несколько частей, так чтобы подарить скотину Эсаву в несколько приемов — тогда подарок будет казаться более внушительным. А когда вы встретите Эсава и он спросит вас о том, кому это стадо принадлежит, скажите ему, что это подарок, приготовленный для него. И не забудьте добавить: “А твой слуга идет сзади”.»

Эти поступки Яакова были весьма продуманны, и учат они нас тому, что нужно быть подготовленными к возможным вопросам идолопоклонников.

Р.Йеуда Анаси и р.Йоси бар р.Йеуда шли однажды по дороге. Навстречу им повстречался какой-то важный человек из гоев. Уже заранее они знали, что сейчас он им задаст какой-нибудь вопрос из тех, что обычно задают: кто вы такие, чем занимаетесь, куда идете, зачем и т.п. Так и случилось. На все его вопросы они ответили: «Мы евреи, купцы, идем в Явне покупать пшеницу».

На первый вопрос они ответили честно, ибо не хотели скрывать свое еврейство. На другие предпочли не отвечать полностью, но, насколько было возможно, постарались говорить честно. Поэтому вместо изучения Торы они своим занятием назвали торговлю, ибо Тора — это и в самом деле самый лучший товар, который только можно приобрести еврею. Сказав, что собираются покупать пшеницу, они тоже не обманули его, ибо Тора часто уподобляется хлебу.

Р.Йосе спросил у р.Йеуды Анаси: «Откуда ты знал, что следует быть готовым к вопросам?» — «Я научился этому на примере Яакова, который тщательно подготовил своих слуг к возможным вопросам Эсава», — ответил р.Йеуда Анаси.

Ашем спросил у Яакова: «Почему ты заискиваешь перед этим нечестивцем и называешь его “мой господин”?»

— Властелин Вселенной, — ответил Яаков, — мне приходится льстить этому злодею, поскольку он попросту убьет меня, если я не окажу ему хотя бы минимального уважения.

Ашем сказал: «Восемь раз ты унизился перед Эсавом, восемь раз ты назвал его “мой господин”. За это, прежде чем у еврейского народа появится свой царь, Я сделаю царями восьмерых потомков Эсава».

Подготовка к войне

Яаков приказал своим людям спрятать под одежды оружие, чтобы в случае необходимости быть готовыми к нападению со стороны людей Эсава. Причем он разделил их всех на два лагеря. «Если Эсав разгромит один лагерь, то хотя бы второй останется цел», — так сказал он своим людям.

Еще Яаков попросил у Ашема: «Пусть эта ситуация будет предзнаменованием на будущее. Всякий раз когда потомкам Эсава удастся разгромить один мой лагерь, пусть спасется другой». То есть, он попросил защиты евреев на все поколения вперед — чтобы в будущем еврейский народ не был уничтожен.

Мы уже знаем, что все происходившее с нашими праотцами обязательно чему-либо учит нас. Из этой ситуации мы тоже извлекаем урок: как вести себя, если предстоят переговоры с врагом?

— Прежде всего, мы должны молиться, чтобы Ашем даровал нам мир и безопасность среди нееврев;

— Иногда следует преподносить щедрые подарки неевреям, чтобы умилостивить их;

— Надо быть готовым бороться за свою жизнь, что в условиях изгнания означает — спасаться и искать убежища.

Р.Бехайа (Берешит 32:7) пишет по этому поводу: «Хоть мы и должны подражать примеру Яакова, т.е. молиться, подкупать врагов щедрыми приношениями, тем не менее, мы не имеем права объявлять войну язычникам. Ашем заповедал сынам Израиля не восставать в изгнании против других народов (Ктубот 111)». Именно такой политики и придерживались в изгнании наши религиозные руководители.

Перед встречей с Эсавом Яаков спрятал свою дочь Дину в сундук, поскольку боялся, что она понравится Эсаву и тот потребует ее себе в жены.

Но Ашем решил: «Раз ты не хотел совершить доброе дело и отдать Дину в жены своему обрезанному брату, клянусь тебе — ее возьмет необрезанный, да еще и без брачного обряда!» Она обладала таким духовным величием, что окажись она рядом с Эсавом — он мог бы сделать тшуву.

Борьба Яакова с ангелом Эдома

Яаков со всей своей семьей перешел реку Ябок, а затем вернулся, чтобы проверить — не забыл ли он чего-нибудь из вещей. Из этого мы делаем следующий вывод: цадик

ценит свое имущество, поскольку знает, что все, что есть у него, он приобрел с помощью Ашема.

На противоположном берегу реки Яаков встретил человека. Было понятно, что это пастух, поскольку у него, как и у Яакова, были стада овец и верблюдов. Он предложил Яакову переводить стада через реку вместе. Яаков согласился, и вот тут-то начались чудеса. Стада Яакова они перевели довольно быстро, а когда стали переводить стада незнакомца, то стали происходить странные вещи. Яаков переправил через реку несколько верблюдов, но вернувшись обнаружил, что их почему-то стало гораздо больше. И так было всякий раз — количество животных не уменьшалось, а увеличивалось. Наконец, Яаков сказал: «Ты, должно быть, волшебник; мои стада мы переправили без проблем, но с твоими управиться невозможно».

Нет, незнакомец не был волшебником. То был ангел Эдома, посланный Ашемом. «Я покажу тебе, с кем ты имеешь дело», — сказал незнакомец и коснулся земли. Тут же из земли вырвался столб пламени. Однако Яаков не испугался и сказал: «И этим ты думаешь меня напугать? Мой дом, дом Яакова, называют огнем!»

Вот что означали эти слова Яакова: «Шехина, которая и есть огонь, покоится на мне и на моих потомках, ибо мы занимаемся огненосными законами Торы».

Тогда ангел напал на Яакова, чтобы в битве победить его физически. Борьба между ними продолжалась всю ночь, но ангел так и не смог одолеть Яакова. Эта борьба была предзнаменованием того, что потомкам Яакова придется бороться в изгнании за право оставаться верными Торе. Окружающие народы будут всегда пытаться отвлечь евреев от Торы и призывать стать похожими на них. Но как ангел был не в силах побороть Яакова, так и народам не удастся заставить общину Израиля изменить законам Торы.

И все же отчасти ангел преуспел. Он повредил Яакову бедренный сустав. Что это значит?

В определенные периоды истории преследование евреев будет настолько сильным, что под угрозой окажется их существование как народа. Так случалось во все времена, когда евреев казнили и подвергали пыткам за верность Ашему. В такую эпоху жил тана р.Йеуда бен Бава, который, проявляя великое самопожертвование, обучал своих учеников Торе, несмотря на запрещение, наложенное римлянами на изучение Торы.

Однако, почему ангел Эсава выбрал для борьбы именно Яакова? Почему он не трогал ни Авраама, ни Ицхака, а на Яакова вдруг напал? Какое качество Яакова оказалось решающим и заставило ангела Эсава попытаться уничтожить его?

Наших праотцев отличали разные свойства:

— Авраам был эталоном доброты;

— Ицхак был эталоном справедливости;

— Яаков был эталоном Торы.

Дело в том, что само существование еврейского народа зависит от того, насколько мы связаны с Торой. Ангел Эсава, Сатан, не случайно оставил в покое и не трогал ни Авраама, ни Ицхака. Он дожидался именно Яакова, который был мудрецом Торы (талмид хахам) и символизировал собой все поколения евреев, что будут изучать Тору. Сатан хорошо знал: самый эффективный способ борьбы с евреями — оторвать их от занятия Торой. Увидев, что все потомки Яакова будут заниматься изучением Торы, Сатан потерял свою силу. Но он нашел у Яакова уязвимое место и воспользовался этим — он сумел повредить ему бедро. А это значит, что:

1. Во времена, предшествующие приходу Машиаха, будет очень мало желающих материально поддерживать тех, кто занимается Торой, ибо люди перестанут пони —

мать, в чем смысл изучения Торы. (А почему ангел должен был поразить именно бедро? Бедро символизирует людей, материально поддерживающих мудрецов Торы. Давайте представим себе, что произойдет, если человек сломал бедренную кость? Он тут же упадет. Так и в нашем примере. Бедро — символ материальной помощи, и если помощи нет, то те, кто занимаются Торой, не могут продолжать свои занятия.)

2. Во времена изгнания Сатан попытается отлучить евреев от изучения Торы.

К несчастью, усилия, предпринимаемые Сатаном в обоих этих направлениях, оказались в наше время весьма успешными.

Борьба между Яаковом и Эсавом закончилась, и Яаков вышел победителем. Так и еврейский народ — его освобождение наступит после долгой борьбы, но он все равно преодолеет своих гонителей.

Как только рассвело, ангел попросил Яакова:

— Оставь меня, ибо взошла заря.

— Кто ты такой? Почему боишься утреннего света? — спросил его Яаков. — Может быть, ты вор или разбойник?

— Я ангел Ашема и сейчас должен петь утреннюю песнь в честь Ашема. Отпусти меня, не задерживай больше.

— Пусть песнь поют другие ангелы, а завтра ты сможешь присоединиться к ним.

— Это невозможно. Я навсегда потеряю то, что мог сделать сегодня.

— Тогда не задерживай себя и ответь на мои вопросы. В чем моя вина, почему тебе было поручено нанести мне увечье?

— Ты совершил сразу несколько серьезных проступков. Во-первых, разве тебе неизвестно, что талмид-хахам не должен ночью ходить один, поскольку он в таком случае подвергает свою жизнь опасности? Тебя ничему не научил пример Авраама, который, отправляясь на гору Мориа, взял с собой слуг, чтобы не оказаться одному в дороге? Во-вторых, когда ты шел к Лавану, ты дал обет, что будешь отдавать Ашему десятую часть своих доходов. Но тем не менее ты откладывал выполнение этого обещания. В-третьих, ты поступил дурно, взяв отцовское благословение обманом!

— Вот тут ты неправ, — возразил ангелу Яаков. — Благословение принадлежит мне по праву, я купил у Эсава первородство. А теперь знай — я не дам тебе уйти до тех пор, пока ты не благословишь меня, признав тем самым, что я имел законное право на отцовское благословение!

— Этого я сделать не могу!

— Но почему? Смогли же ангелы благословить Авраама, когда пришли к нему. Они ушли только после того как сообщили ему о скором рождении сына.

— Они для этого и были посланы, а я не могу делать того, что мне не поручено. За любую инициативу я буду серьезно наказан и потеряю свое положение на Небе, подобно ангелам, которые сказали Лоту: «Мы уничтожим город Сдом». Они должны были сказать: «Ашем уничтожит город». Только за эту ошибку они были отстранены от пребывания у престола Ашема на сто тридцать восемь лет. Ты хочешь, чтобы меня постигла та же участь?

— И тем не менее, я не отпущу тебя, пока ты не дашь мне благословения!

— Как твое имя? — спросил его ангел.

— Яаков.

— Так знай, отныне твое имя будет не Яаков, а Исраэль (Израиль), и означает оно, что ты сражался с небесными существами и победил их, и теперь ты достоин отцовского благословения.

Тогда Яаков спросил:

— А как твое имя?

— Зачем тебе знать мое имя? — ответил ему ангел. — У ангелов нет постоянных имен. Их имена меняются в зависимости от того поручения, которое они выполняют в данный момент.

Тут взошло солнце. И еще пребывая на земле, до того как он возвратился на Небо, ангел запел свою песнь Ашему. Он пел все громче и громче, восхваляя Ашема. Небесные воинства услышали его голос и сказали: «Он поет от имени праведника, ибо его песнь достигает Неба».

Тора запрещает употреблять в пищу бедренное сухожилие (гид анаше) именно после той битвы Яакова с ангелом. Заповедь удалять у животных гид анаше, прежде чем использовать их мясо, дана еврейскому народу для того, чтобы у него в руках было как бы свидетельство об обещании Ашема. Обещание можно сформулировать так: подобно тому как в результате борьбы ангел не мог убить Яакова, а лишь повредил ему бедренную кость, так и народ Израиля в будущем будет лишь переносить невзгоды, порой невероятно тяжелые, но уничтожен не будет никогда. Во времена Машиаха все раны, нанесенные народу Израиля, будут исцелены, как исцелен был Яаков.

Когда взошло солнце, Ашем сделал его свет ярче обычного и таким образом дал Яакову увидеть тот особый свет, который был создан в первый день Творения и затем скрыт от всего мира. Это тот свет, который в будущем будет открыт для праведников. И вот Ашем направил на Яакова ослепительные лучи этого света, чтобы чудесным образом исцелить его от хромоты. Этот свет излечит в будущем всех тех, кто страдает физическими недугами.

Встреча Яакова и Эсава

Яаков разделил свой передвижной лагерь на несколько частей: в начале шли Била и Зилпа с их сыновьями, за ними Лея с ее сыновьям, а сзади всех Рахель с Йосефом; они замыкали шествие.

Яаков вышел впереди всего лагеря, решив в случае нападения со стороны Эсава стать его первой жертвой.

Как только Яаков увидел приближающегося Эсава, он побежал навстречу и приблизившись поклонился семь раз. На самом деле он поклонился не Эсаву, а Шехине, то есть склонился перед волей Всевышнего, сознавая, что это Ашем поставил его в такое тяжелое положение.

Комментатор пишет: «Благодаря величию, проявленному Яаковом в этой унизительной ситуации, изгнание совершенно не повлияло на еврейские души. Всякий раз, когда еврей кланялся врагу, на самом деле он склонялся перед волей Ашема и всегда об этом помнил. Сторонники ассимиляции и авторы светских произведений, высмеивающие “покорных евреев”, отвергали такую позицию, считая, что евреи очень зависят от мнения окружающего мира и должны стараться максимально быть похожими “на всех нормальных людей”. Вопрос о наших отношениях с окружающими нас народами — это одна из самых больших проблем в изгнании».

Встречу Эсава и Яакова Мидраш описывает так. «Вместо того чтобы пустить в Яакову стрелу, — так подумал Эсав, — лучше подпущу-ка его поближе и вцеплюсь в него зубами». Яаков подошел, они обнялись и… Эсав действительно вцепился зубами в шею брату. Однако опять произошло чудо — и шея Яакова стала твердой как мрамор. В этой истории есть намек на будущее: как Эсаву не удалось убить Яакова, так и в будущем — потомки Яакова будут защищены от ударов язычников.

Увидев большую семью Яакова, его слуг и огромные стада скота, Эсав сказал:

— Я думал, что тебя волнует только будущий мир, аолам аба\ Но вижу, что ты неравнодушен и к этому миру, по крайней мере в области богатства!

— Все это дал мне Ашем, ибо я нуждаюсь в богатствах мира сего, чтобы употребить их на служение Ашему, — кротко ответил Яаков.

В это время жены и дети Яакова подошли поближе, чтобы поклониться Эсаву. Эсав увидел всех, кроме Рахели, ибо Йосеф встал перед ней во весь рост, чтобы Эсав ее не увидел. Кто знает, что на уме у этого нечестивца, — подумал Йосеф. — Я не дам ему смотреть на мать и не хочу, чтобы она его видела. Она беременна и, не дай Бог, от неожиданного испуга у нее будут какие-нибудь неприятности.

Впоследствии между Аманом и Мордехаем, сыном Биньямина, которым была тогда беременна Рахель, произойдет такой разговор:

— Почему ты отказываешься поклониться мне? — спросит Аман. — Ведь твой праотец поклонился отцу моего отца, Эсаву.

— Ты ошибаешься, — ответит ему Мордехай. — Биньямин не мог поклониться Эсаву, ибо в то время он еще не родился.

После «братских объятий» Эсав решил задать Яакову несколько вопросов.

— Скажи мне, чье войско я встретил по дороге?

— Как, разве они тебе ничего не сказали? Это были мои люди, — ответил Яаков.

— Твои люди?! Но они просто-напросто избили меня! Они шли на меня отряд за отрядом. В каждом отряде кто-то спрашивал меня, как мое имя, а услышав его, остальные принимались меня бить. И так повторялось от отряда к отряду. Если я умолял их пощадить меня и кричал им: «Что вы делаете? Я внук Авраама!» — они не реагировали. Если я вопил, что я сын Ицхака, — то и тут не было никакой реакции. Когда же я им говорил, что я брат Яакова, они прекращали избиение. Поверь, это было очень тяжело и унизительно: только после того как я им говорил, что мой брат Яаков вернулся после двадцатилетнего отсутствия и я иду ему навстречу с миром, они отпускали меня и говорили: «Так ты брат нашего друга Яакова? Что ж ты молчал? Ради него мы отпускаем тебя!»

Яаков понял, что то были ангелы, которых послал Ашем, чтобы припугнуть Эсава.

— А чьи стада проходили мимо меня? — спросил Эсав.

— Это мои стада, и я прошу тебя принять их в подарок, — ответил Яаков.

— Спасибо, но у меня всего достаточно, оставь свое богатство при себе.

Эти слова Эсава — не что иное как признание того, что Яаков может с полным правом оставить себе благословение Ицхака.

— Прошу тебя, прими мой подарок,—настаивал Яаков. — Я считаю нашу встречу важным событием, не менее важным, чем встреча с ангелом, которого я одолел.

Целью этих слов было польстить нечестивому Эсаву, чтобы держать его в хорошем расположении духа, но одновременно и напомнить ему о победе над его ангелом.

Эсав предложил Яакову:

— Отправимся дальше вместе!

— Нет, — ответил Яаков. — Со мной маленькие дети, женщины, стада молодняка. Мы двигаемся очень медленно, и будет лучше, если ты отправишься в Сеир впереди меня, а я приду туда несколько позже.

Яаков так никогда и не двинулся в Сеир к Эсаву в гости, он остался вместо этого в городе Суккот. Тем не менее он не лгал: он намекнул Эсаву, что они встретятся на горе Сеир в будущем, во времена Машиаха, когда Эсав предстанет перед судом за свои злодеяния.

И этот разговор нас учит поведению с неевреями. Чтобы обезопасить себя в пути, никогда не следует называть язычнику место, куда ты направляешься.

Однажды ученики р.Акивы отправились в город Кезив. По дороге они встретили несколько людей из банды разбойников, промышлявшей в тех краях, которые захотели узнать, куда они идут. «Мы направляемся в Акко», — ответили мудрецы. Надо сказать, что Акко расположен гораздо дальше Кезива. Именно поэтому разбойники оставили их в покое, думая, что им вполне хватит времени, чтобы собрать всю банду и догнать путников в Акко. Так евреи избежали больших неприятностей.

Эсав предложил Яакову почетное сопровождение из своих сторонников, но Яаков решил отказаться от его предложения.

— Зачем тебе оказывать мне такие почести? — спросил он. — Да обрету я милость в твоих глазах: не старайся отплатить мне за подарок, который я тебе послал. Прими его в знак моего расположения.

Всякий раз, когда наши Мудрецы шли на переговоры с римскими правителями, они изучали раздел Ваишлах, где описана встреча Яакова с Эсавом и из которой мы можем раз и навсегда выучить, как нужно вести себя, разговаривая с язычниками.

Однажды р.Янай отправился к римскому двору. Завершив все свои дела, он стал собираться в обратную дорогу. Римляне предложили ему конвой солдат на обратный путь. Он согласился, забыв, что в аналогичной ситуации Яаков отказался от компании сторонников Эсава. По дороге солдаты набросились на него, и ему пришлось откупаться от них дорогой ценой.

После встречи с Яаковом Эсава покинули все его 400 воинов. В землю Сеир он вернулся один, ибо все увидели величие Яакова. То, что Эсав вернулся домой, не причинив Яакову никакого вреда, было настоящим чудом, однако оно совершенно не означало, что Эсав примирился с Яаковом. На самом деле, мысли о мести не давали ему покоя, и он просто выжидал удобного момента. И вот через некоторое время, когда Яаков оплакивал умершую Лею, Эсав решил нанести ему смертельный удар.

Война между Эсавом и Яаковом

Собрав огромное войско и снарядив его «по последнему слову техники», Эсав окружил укрепленный город, в котором находились Яаков и вся его семья. В это время у Яакова гостили его сыновья, которые пришли утешить отца в связи со смертью Леи. Вдруг они увидели, как через городские стены перелетают стрелы.

Яаков вышел из дома и попытался начать мирные переговоры с Эсавом, но Эсав не стал его слушать.

— Зачем ты теряешь время, пытаясь умиротворить его речами о дружбе и согласии? — спросил Йеуда своего отца. — Он явился сюда, чтобы уничтожить нас, и мы должны ответить ему.

Сыновья Яакова и их слуги заняли оборону города. Йеуда, Нафтали и Гад встали на западной стене, Леви, Дан и Ашер — на восточной, Реувен, Иссахар и Зевулун — на северной, а Шимон, Биньямин и Ханох, сын Реувена, — на южной. (Йосеф в то время был уже продан в Египет.)

Сотни воинов из войска Эсава были убиты в тяжелом бою, а те, что уцелели, обратились в бегство. Вместе с ними бежал и Эсав. На следующий день сыновья Яакова окружили гору Сеир, на которой воины Эсава нашли свое убежище, и взяли всех в плен.

История Дины

В жизни Яакова было много испытаний. Только что закончилась борьба с Лаваном и Эсавом, — и вот новое испытание: на этот раз беда постигла его дочь Дину.

Давайте подумаем, почему Ашем позволил, чтобы единственная дочь Яакова была опозорена? Почему он не защитил ее, как защитил Сару во дворцах фараона и Авимелеха?

Таково было наказание Яакову. По пути к дому Лавана Яаков обещал Ашему, что будет отдавать Ему десятую часть своих доходов, но своего обещания не выполнил. Известно, что тот, кто откладывает выполнение своих обещаний, подвергает рассмотрению Неба все свои прошлые поступки. Итак, Яаков не отделял десятой части от своих доходов, и Ашем обратился к его прошлому, чтобы обвинить его в том, что он утаил Дину от Эсава. Ашем сказал: «Ты отказался отдать свою дочь твоему обрезанному брату. Теперь ее возьмет необрезанный!» Ведь Дина, будучи большой праведницей, могла бы помочь Эсаву раскаяться. Таким образом Яаков был наказан за два греха.

Что произошло? Когда Яаков с семьей остановился в Шхеме, правитель города — Шхем бар Хамор, вывел на улицы города девушек, чтобы они с песнями и танцами приветствовали прибытие знатного гостя. Дине, тогда еще маленькой девочке, было трудно усидеть дома. Она незаметно выскользнула из шатра, чтобы посмотреть на представление, в то время когда ее отец и братья занимались изучением Торы в бейт-амидраше.

(Рабейну Авраам, сын Рамбама, замечает в своих пояснениях к Торе: «Вся эта печальная история приключилась из-за того, что они пренебрегли охраной Дины». Таков наглядный урок для всех соблюдающих Тору — своих женщин надо постоянно охранять.)

Кроме того, рассказ о Дине включен в Тору, чтобы привлечь наше внимание к тому, что женщина должна быть осмотрительна, когда она показывается на людях. Не следует подвергать соблазну даже праведников, а о неправедниках и говорить нечего, — такие ситуации должны быть просто исключены.

Перед тем как приступить к творению женщины, Ашем решал вопрос: из какой части тела Адама ее вылепить? Он постановил:

— Не сотворю ее из его головы, иначе она будет высокомерна.

— Не сотворю ее из его глаз, иначе она будет любопытна.

— Не сотворю ее из его уст, иначе она будет болтлива.

— Не сотворю ее из его ушей, иначе она будет подслушивать.

— Не сотворю ее из его ног, иначе она будет склонна к заигрыванию.

А сотворю Я ее из сокрытой части тела—из ребра. Она должна быть скромной!

И что же женщины?

— Они высокомерны. О них с негодованием сказал пророк (Йешаяу 3:16): «Дочери Циона надменны и ходят подняв шею».

— Они болтливы. «Мало тебе было забрать моего мужа, ты хочешь еще забрать и дудаим моего сына (растения, найденные Реувеном)?» — сказала Лея Рахели (Берешит 30:15).

— Они могут взять чужое. «Рахель похитила идолов у своего отца» (31:19).

— Они подслушивают, ибо сказано (18:10): «А Сара подслушала в шатре».

— Они склонны к заигрыванию с мужчинами, ибо сказано про Лею (30:16): «Вышла Лея ему навстречу»; и про Дину (34:1): «И вышла Дина…»

Что же получается? Все женщины, о проступках которых мы только что говорили, — праматери нашего народа, большие праведницы. Могут ли к ним вообще быть применимы такие эпитеты, как «нечистые на руку», «заигрывающие» и т.д.? И ведь проступки, за которые они были осуждены, были вызваны серьезными причинами! Тем не менее, наши мудрецы усмотрели в их действиях ничтожные огрехи и уже за это осудили их по самым строгим критериям Торы.

Увидев Дину, Шхем похитил ее и, приведя в дом, стал уговаривать остаться у него. «Чтобы приобрести в Шхеме небольшой участок земли, твоему отцу пришлось потратить огромную сумму денег, — сказал он ей. — Я правитель этого города. Если ты останешься со мной, я дам тебе в подарок весь город с его полями и виноградниками!»

Как только сыновья Яакова услышали о том, что случилось с Диной, они послали своих слуг, чтобы те потребовали вернуть ее домой. Однако Шхем и его люди прогнали их прочь.

Впрочем, Шхем очень быстро начал раскаиваться в том, что взял Дину силой. Он стал умолять отца встретиться с Яаковом, чтобы убедить его в том, что он любит девушку и хочет на ней жениться.

Хамор отправился к Яакову. «Мой сын хочет взять в жены твою дочь, — сказал он. — Прошу тебя, отдай ее. Мы заплатим тебе любую цену, которую ты потребуешь. Давай объединим наши народы: вы станете жениться на наших дочерях, а мы будем жениться на ваших».

Но сыновья Яакова сказали: «Этот гнусный поступок — насилие — запрещен даже по их законам». И тогда Шимон и Леви объявили: «Вместо того чтобы люди стали говорить: над еврейской девушкой надругались, — пусть они скажут: идолопоклонников перерезали за то, что они силой взяли дочь Яакова, еврейскую девушку».

Приняв такое решение, Шимон и Леви выдвинули условие: «Пусть отец Шхема знает, что мы отдаем своих дочерей только за обрезанных. Если все мужчины Шхема будут обрезаны, мы согласимся выдать за них своих дочерей и брать у них их дочерей. Но если вы не обрежетесь, мы силой заберем Дину и уйдем!»

Решение Шимона и Леви сурово расправиться с жителями Шхема было вполне законным. Шхем заслужил смерти за то, что похитил Дину, а его соучастники — за то, что знали о его преступлении, но не осудили его, тем самым нарушив один из семи законов Ноаха — обязанность вершить правосудие над преступниками.

(Один из комментаторов предлагает другое объяснение того, почему жители Шхема заслуживали такого серьезного наказания. Дело в том, что сыновья Яакова заключили с ними договор, по которому все жители города должны были, помимо обрезания, отказаться также от идолопоклонства и уничтожить всех идолов. Они сделали вид, что подчинились этому требованию, но, на самом деле, продолжали поклоняться идолам тайно. Этим они навлекли на себя наказание за нарушение одного из семи законов для потомков Ноаха. Именно поэтому сыновья Яакова и оставили у себя нескольких идолов, чтобы предоставить их в качестве обвинения, если оно потребуется.)

Шхем и Хамор согласились с предложением Шимона и Леви и, вернувшись домой, велели всем жителям обрезаться. Горожане ответили согласием — не из чистых побуждений, конечно, а из-за надежды на то, что это принесет им материальную выгоду. Они говорили: «В результате нам будет принадлежать весь скот и имущество Яакова!» Более шестисот мужчин и свыше двухсот детей были тогда обрезаны в один день.

Но среди них была группа недовольных. Хедкам и его братья не согласились пойти на обрезание. Узнав, что несколько женщин спрятали своих детей, но Шхем и Хамор все-таки заставили их обрезать, эти люди сказали: «Мы убьем Шхема, Хамора и Дину, а заодно всех, кто согласился пойти на обрезание! Что за безумие — подвергнуть себя такой варварской операции только ради того, чтобы жениться на какой-то еврейке! Неужели вокруг вас мало других женщин? Мы поднимем против вас всех хананеев!»

Услышав их угрозы, жители Шхема пошли на попятную. Они уже жалели, что с поспешностью приняли решение об обрезании, и стали успокаивать Хедкама и его братьев, обещая им, что как только они станут себя лучше чувствовать после обрезания, то сразу же нападут на Яакова и его сыновей и убьют их.

Дине удалось передать Яакову о тайных замыслах жителей Шхема. И тогда Шимон и Леви, тринадцатилетние мальчики, не поставив в известность Яакова, решили уничтожить всех жителей города. На третий день, когда мужчины Шхема были особенно слабы, Шимон и Леви поразили мечом всех жителей города и забрали Дину.

Удалось спастись только двадцати жителям Шхема. Они сбежали в город Тапуах и сообщили местному царю о том, что Шимон и Леви уничтожили Шхем.

— Не может быть, чтобы двое тринадцатилетних мальчиков вырезали население такого большого города как Шхем, — воскликнул Йишви, царь Тапуаха. — Я отправлю в Шхем разведчиков, чтобы они выяснили, что произошло на самом деле.

Когда разведчики вернулись, они сообщили, что Шхем лежит в развалинах, а все мужчины и скот — перерезаны.

— Неслыханно! — разгневался Йишви. — Даже во времена Нимрода такого не бывало. Чтобы два человека опустошили большой город! Мы должны отомстить им!

Однако советники отговорили его воевать с родом Яакова.

— Не пытайся нападать на тех двоих, что сумели стереть с лица земли целый город, — упрашивали они царя. — Для того чтобы победить их, тебе нужно огромное войско.

Йишви послал гонцов ко всем эморейским царям, чтобы известить их о том, что сделали со Шхемом сыновья Яакова. Семь царей призвали на битву с Яаковом несколько десятков тысяч людей.

Когда об этом узнал Яаков, он обратился к своим сыновьям с такими словами: «Вино в бочонке было кристально чистым, но вы замутили его! Хотя хананеи и знали с самого начала, что в конце концов мы завоюем их земли, но они надеялись на то, что это произойдет в отдаленном будущем. Поэтому до сих пор они были спокойны и не причиняли нам вреда. Но теперь, после того как вы напали на них, они решат, что мы уже начали овладевать их землей, и уж теперь, вне сомнения, постараются нас уничтожить».

Шимон и Леви оправдывались перед отцом, объясняя ему, что они поступили так, чтобы защитить женщин и детей. «Нам пришлось напасть на жителей Шхема, — говорили они, — чтобы показать им, что им не следует надеяться на то, что им удастся безнаказанно похищать наших девушек. Мы сделали это для того, чтобы предотвратить повторение подобных злодеяний в будущем».

Тем не менее Яаков продолжал считать, что Шимон и Леви подвергли опасности весь его род, а потому в конце своей жизни он проклял их гнев, ибо именно гнев был причиной их мести жителям Шхема (Берешит 49:7).

Йеуда защищал Шимона и Леви, поскольку считал месть братьев совершенно справедливой, — ведь жители города знали о злодеяниях Шхема и не делали ничего, чтобы предотвратить их. «Именно по этой причине Ашем покарал жителей города и дал возможность Шимону и Леви совершить над ними суровый приговор, — сказал Йеуда. — Тот Б-г, Который дал нам расправиться со Шхемом, поможет победить и ханаанских царей! Нужно надеяться на Него и просить в наших молитвах Его помощи».

И Яаков молился. Кроме того, его сыновья послали гонцов в Хеврон, к Ицхаку, чтобы и он молился за них. Ицхак просил Ашема: «Помоги моим детям, разве Ты не обещал мне умножить число моих потомков?»

Йеуда призвал одного из слуг своего отца и приказал ему: «Заберись на вершину горы и постарайся уточнить расположение врага и численность его войск». Через некоторое время слуга сообщил, что огромное вражеское войско стоит лагерем в близлежащих полях. Йеуда ободрил братьев, сказав, что не стоит бояться тем, кому в бою помогает Ашем.

Все домашние Яакова, включая слуг, приготовили оружие. Им на помощь послал своих слуг из Хеврона и Ицхак. Всего в лагере Яакова собралось сто двенадцать мужчин.

Расположившись неподалеку в поле, эморейские цари стали обсуждать, что им предпринимать дальше. Они были в сомнении: стоит ли нападать на род Яакова, если всего два мальчика из его семьи смогли уничтожить целый город! Видимо, их Б-г действительно им помогает. Царских советников охватил панический ужас: «Не вздумайте воевать против этих евреев, — говорили они. — Они любимы Б-гом, Он спас их праотца, Авраама, из горящей печи, в которую его бросил Нимрод. Ради Авраама Он убил четырех царей, когда те взяли в плен его племянника Лота. А что произошло с фараоном и Авимелехом, когда те забрали Сару, жену Авраама? Вспомните, даже Эсав не смог победить Яакова, хотя он вышел во главе войска с четырьмя сотнями отборных бойцов!»

От этой информации у воинов-ханаанеев пропала всякая охота биться с Яаковом. Так и не сдвинулись они с места.

А Яаков с сыновьями оставались до вечера на том же месте, готовые к битве. Наконец, убедившись в том, что им не грозит опасность, они вернулись домой.

По дороге в Бейт-Эль Яаков узнает о смерти матери

Итак, как мы уже говорили, всякий, кто дает обет Ашему и откладывает его выполнение, заставляет Небо рассмотреть все его прошлые проступки. Когда Яаков покинул дом Ицхака, спасаясь от преследования Эсава, он пообещал Ашему, что в случае если он вернется в отцовский дом, то станет отдавать десятую часть своего состояния. Но, тем не менее, разбогатев в доме Лавана, он так и не принес обещанных приношений. Поэтому Ашем «предъявил счет» Яакову, сказав: «Хорошо ли давать обещания, будучи в беде, и забывать о них, как только опасность миновала?» И, чтобы пробудить у Яакова осознание своего проступка, наслал на него несчастья. Именно поэтому:

— На Яакова напал Эсав с целью убить его. Так как Яаков не принес в жертву Ашему положенную часть приплода своего скота, этот скот достался теперь Эсаву.

Но Яаков не понял, что таково было предостережение Ашема и больше нельзя откладывать исполнение своего обещания. И тогда:

— На Яакова напал ангел-хранитель Эсава, который боролся с ним, надеясь его уничтожить.

Но и тогда Яаков не понял, что таково наказание за то же самое невыполненное обещание. Наконец:

— На семью обрушилось страшное несчастье — похищение Дины. И снова Яаков не понял, из-за чего он страдает. Тогда Ашем решил: «Не стану больше приводить в отчаяние этого праведника. Открою ему его проступок и объясню, как его исправить».

Ашем явился Яакову и напомнил ему о данном обете, после чего повелел: «Встань, пойди в Бейт-Эль и построй там жертвенник, на который принеси Мне жертвы, как ты обещал однажды!»

И вот, перед тем как отправиться в Бейт-Эль, Яаков приказал своим домашним: «Устраните чужих богов, которые остались у вас. Очиститесь и перемените свои одежды».

Эти слова, конечно же, были обращены не к домашним Яакова. Они бы не осмелились взять с собой идолов. Яаков адресовал их новичкам, присоединившимся к ним недавно, ибо он не хотел, чтобы у них сохранились какие-либо идолы. Затем Яаков собрал всех идолов, которых взяли его люди в качестве трофеев в Шхеме, и закопал их. Лишь после этого Яаков вместе с семьей отправился в Бейт-Эль и, построив там жертвенник (мизбеах), совершил жертвоприношения.

А что с Ривкой? Прошло уже двадцать лет, как Яаков жил в доме Лавана. И вот Ривка решила, что настало время ее сыну вернуться в дом отца. Она послала к нему свою няню Двору с известием, что ждет сына домой. Двора встретила Яакова, когда тот был в дороге. В районе Бейт-Эля Двора неожиданно скончалась. Там Яаков ее и похоронил.

Вскоре Яаков получил еще одну тяжелую весть. Не дождавшись возвращения сына, умерла его мать Ривка. Так и не увидела она Яакова после его отъезда из Эрец Исраэль. Перед смертью Ривка распорядилась, чтобы ее похоронили ночью, тайно. Она рассуждала так: «Кто пойдет за моим гробом после того, как я умру? Праведника Яакова здесь нет, Ицхак ослеп и не может выходить из дома. Остается только Эсав. Так зачем же людям проклинать меня за то, что я родила такого злодея? Пусть меня похоронят тайно».

Когда Яаков оплакивал свою мать, Ашем явился к нему, чтобы утешить его и благословить. Ашем объявил ему: «Отныне твое имя не Яаков, что означает “хитрец”, а Исраэль — “государь”, “правитель”. Народ и сонм народов родится от тебя и от тебя произойдут цари! Земля, которую Я дал Аврааму и Ицхаку, будет принадлежать твоим потомкам!»

Слова Ашема о том, что от Яакова произойдет «народ», относились к Биньямину, который тогда еще не родился. А пророчество о том, что от Яакова родится «сонм народов», подразумевало сыновей Йосефа — Эфраима и Менаше, которые будут возвеличены до положения предводителей колен.

Смерть Рахели

Яаков с семьей приближались к городу Бейт-Лехем, когда у Рахели начались роды. Она родила тройню — мальчика и двух девочек — и сразу же после родов умерла.

Во время родов над женщиной вершится Небесный Суд. Все ее прошлые поступки тщательно взвешиваются, и Ашем решает — будет она жить или нет. На женщину возлагается выполнение трех важных мицвот, и, если выясняется, что женщина пренебрегала выполнением одной из них, ее жизнь подвергается опасности.

Что же это за мицвот, выполнение которых столь важно?

— Отделение халы от теста.

— Соблюдение законов семейной чистоты.

— Зажигание субботних свечей.

Но ведь Рахель никогда не пренебрегала выполненением этих мицвот. В чем же она была виновна? Давайте вспомним, что произошло, когда Лаван не смог найти украденных у него божков? Яаков проклял того, кто это сделал (Берешит 31:32), сказав буквально: «Пусть умрет тот, кто сделал такое». И вот теперь, во время родов (когда обвинителем выступает Сатан), проклятие сбылось над Рахелью.

Умирая, мать назвала новорожденного сына Бен-Они, что на арамейском языке означает «Сын моей печали», ибо она понимала, что находится при смерти. Но Яаков назвал сына Биньямин, «сын моей правой руки (десницы)», чтобы имя не послужило дурным предзнаменованием.

Яаков похоронил Рахель возле Бейт-Лехема, в том месте, где она умерла. На ее могиле был поставлен памятник, для которого каждый из сыновей принес по камню. Яаков сложил камни друг на друга в виде стеллы, а свой положил на самый верх.

Почему Яаков не перенес тело Рахели в пещеру Махпела, где похоронены все наши праматери?

Причину своего решения он объяснил Йосефу, который возражал против того, чтобы могила его матери находилась у самой обочины дороги: «Клянусь тебе, я хотел бы, чтобы твоя мать была похоронена в пещере Махпела. Но я вынужден похоронить ее в Бейт-Лехеме, на пересечении дорог, ибо так повелел Ашем. Когда в будущем Неву-хаднецар отправит потомков Рахели в изгнание, они будут проходить мимо ее могилы и она станет умолять Ашема проявить милосердие к ее детям, — тогда Ашем услышит ее мольбы».

Слова Яакова сбылись. Когда сыны Израиля были изгнаны из страны после разрушения Первого Храма, Рахель поднялась из могилы и стала просить Ашема: «Властелин Вселенной! Тебе хорошо известно, что Твой слуга Яаков любил меня и согласился служить моему отцу семь лет за то, чтобы я стала ему женой. Когда семь лет истекли и наступило время свадьбы, отец решил дать ему вместо меня мою сестру. Я знала об этом, но что можно было предпринять? Я передала моему будущему мужу послание и в нем описала признаки, по которым он сможет отличить меня от моей сестры. (Версия этого Мидраша расходится с приведенным ранее отрывком из трактата Мегила, в котором говорится, что Яаков условился с Рахелью и установил эти признаки еще тогда, когда они впервые встретились у колодца.) Сделала я так, чтобы замысел моего отца провалился. Но потом мне стало жаль мою сестру, ведь она была бы выставлена на всеобщий позор. И вот, когда она одела свадебное платье, я открыла ей те знаки, о которых заранее сообщила Яакову. После чего я спряталась в комнате новобрачных и сама ответила на вопросы Яакова, чтобы он не обнаружил обмана, услышав голос моей сестры. Пойти на это мне было очень непросто. Но я не выставила на позор свою сестру и не избрала путь, который диктовала мне моя ревность. Но Ты — Вечно Живой Б-г! Зачем Тебе ревновать к неодушевленным идолам и из-за этого изгонять Своих сыновей? Зачем позволять врагам истреблять их и жестоко обращаться с ними в изгнании?»

Молитва праведницы была услышана, и Ашем ответил ей: «Удержи свой голос от рыданий и свои глаза от слез, ибо будут вознаграждены твои добрые дела… И возвратятся они (твои дети) из чужой земли!» (Ирмеяу 31:15—16).

Проступок Реувена

После смерти Рахели Яаков перенес свое ложе в шатер Билы, тем самым объявив, что отныне место Рахели займет Била. Это не понравилось Реувену, который заботился о чести своей матери, Леи. «Пока была жива Рахель, она все время была соперницей моей матери. Так неужели теперь ее служанка станет на ее место?» Поэтому Реувен решил помешать Яакову войти в шатер Билы и дать ему понять, что его место — у Леи. Но как это сделать?

Чтобы помешать Яакову, Реувен зашел в его шатер и лег на постель отца, притворившись спящим.

В каждом из четырех шатров своих жен Яаков поставил особое ложе, для Шехины, и приходил в тот шатер, в котором он ощущал ее Присутствие. Таким образом, поступок Реувена задевал не только честь отца. В Торе сказано: «Реувен пошел и лег с Билой». Эти слова ни в коем случае не означают, будто он прелюбодействовал с ней. Они означают, что он привел в беспорядок ложе своего отца. Но и такой поступок Тора рассматривает как вмешательство в интимные отношения отца и обвиняет Реувена в серьезном грехе, подобном тому, как если бы он действительно лег с Билой.

В Талмуде (Шабат 556) поясняется: «Всякий, кто утверждает, будто Реувен согрешил, впадает в заблуждение». Побуждения Реувена были благородными и понятными — он защищал честь своей матери. На нашем уровне понимания его поступок можно было бы назвать мицвой, выполнением заповеди. Но с точки зрения Торы, Реувен совершил неблаговидный поступок и заслужил наказание. Рав Десслер так объясняет смысл только что приведенного отрывка из Гемаръг. «Если мы допустим, что Реувен, коли судить его по нашим собственным критериям, достоин порицания, то мы совершим ошибку». Дело в том, что слова Торы и пророков продиктованы высочайшими критериями Ашема, а потому они в крайних выражениях порицают самый малейший проступок человека.

Реувен принадлежал к одному из шести колен, которым в будущем предстояло подняться на вершину горы Ювалъ и сказать: «Проклят тот, кто ляжет с женой своего отца!» (Дварим 27:20). Разве Ашем дал бы Реувену такое поручение, если бы он был повинен в грехе, за который в будущем призовет проклясть совершившего подобное?

Одного человека заподозрили в том, что он продал труму. (Трумой называется часть урожая, которую необходимо отделить и отдать коэну, поскольку никто другой ее есть не может.) Дело расследовали и признали обвинение ложным. Через некоторое время этого человека назначили на должность смотрителя, ответственного за весь привезенный на рынок урожай. Это стало публичным признанием его невиновности и честности.

Ашему было известно, что Реувена подозревают в том, будто он согрешил с Билой, поэтому Он поставил его одним из тех, кто порицал подобные преступления, и тем самым публично провозгласил его невиновность.

Кроме того, из самого текста становится понятным, что Тора не обвиняет Реувена, ибо сразу же после рассказа о происшествии с Билой говорится: «И было сыновей Яакова двенадцать. Сыновья Леи: Реувен…» (там же 35:22). Т.е. Реувен перечислен наравне с другими сыновьями Яакова. Если бы он был виновен в таком тяжелом преступлении, как прелюбодеяние, Тора не перечислила бы его вместе с другими братьями.

Тем не менее из-за своего проступка Реувен потерял право первородства. Вместо него двойную долю, причитающуюся первенцу, получил Йосеф.

Всю жизнь Реувен помнил свой проступок и раскаивался в том, что совершил его. Именно признание своей вины спасло его от наказания в аолам аба (будущем мире): «Да живет Реувен и не умирает» (Дварим 33:6), — скажет Моше в своем последнем благословении коленам Израиля.

Возвращение Яакова в Хеврон. Смерть Ицхака

Итак, через двадцать лет Яаков возвращается домой вместе со всей своей семьей. В шатре Ицхака он нашел Эсава и его жен. Конечно же, Ицхак был безмерно счастлив возвращению сына и увидел в этом исполнение благословения из Торы (Теплим 128:6): «И увидишь сыновей у своих сыновей. Мир Израилю!». Здесь под именем «Израиль» подразумевается Яаков, получивший это имя от ангела Эсава.

Через семнадцать лет Ицхак умер. Ему в ту пору исполнилось сто восемьдесят лет. Как раз в это время Йосеф вышел на свободу из египетской тюрьмы.

Все свое имущество Ицхак завещал разделить между обоими сыновьями, поэтому Эсав тоже пришел на похороны отца, чтобы воздать тому последние почести.

Похоронили Ицхака в пещере Махпела, причем в траурной процессии приняли участие все ханаанские цари.

Через некоторое время, когда нужно было приступать к разделу наследства, Эсав предложил Яакову: «Давай разделим наследство нашего отца пополам. Но поскольку я старший, то я и буду выбирать, какая из двух частей моя».

Со своей стороны Яаков предложил разделить имущество Ицхака по следующему принципу: одна половина — это скот, золото, серебро, рабы и все остальное движимое имущество; вторая половина — это вся Эрец Исраэль и, в частности, пещера Махпела. Затем он предложил Эсаву выбрать ту половину, какая ему больше подходит.

Эсав не стал сам решать такой важный для него вопрос и пошел за советом к Невату, сыну Ишмаэля. Тот сказал: «Сейчас на этой земле живут ханаанцы, и совершенно непонятно, что будет с ней в будущем. С другой стороны, вещественные богатства ты сможешь употребить сразу же!» Эсав послушал совета Невата и решил взять материальные богатства, а Эрец Исраэль оставить брату.

Братья подписали договор, в котором говорилось: «Ханаанскую землю, включая пещеру Махпела, навсегда приобрели Яаков и его потомки».

А Эсав со своей семьей отправился жить на гору Сеир.

Почему потомки Эсава перечислены в Торе?

Недельный раздел Торы Ваишлах завершается перечислением родов, которые происходят от Эсава.

Зачем посвящать главу в Торе подробному описанию потомства такого злодея как Эсав? Дело в том, что эта глава показывает нам, насколько безнравственен был весь род Эсава. Все его дети были рождены от кровосмесительных связей.

Один царь уронил в песок драгоценную жемчужину. Естественно, все кинулись ее искать. В надежде обнаружить пропавшую вещь рабы обошли весь берег, тщательно осматривая каждый камень, каждую песчинку. Но лишь только они обнаружили жемчужину, как сразу ни песок, ни камни больше им не интересовали. Бережно завернув жемчужину в парчу, они понесли ее царю.

Так и в нашем случае. В начале повествования о человеческой истории Тора перечисляет родословную всех поколений, но не приводит никаких подробностей:

— Десять поколений от Адама до Ноаха.

— Десять поколений от Ноаха до Авраама.

Однако, как только Тора начинает описывать историю жизни Авраама, то тут мы сразу же узнаем массу подробностей и начинаем понимать, что именно Авраам и был той жемчужиной, в поисках которой можно было перевернуть все прибрежные камни.

По такому же принципу Тора кратко перечисляет потомков Эсава, — чтобы показать, что Ашем ими недоволен и подробностей о них не сообщает. Затем в разделе Ваешев продолжается вновь повествование о жизни сыновей Яакова, чтобы показать тем самым, что только они — цель Творения, жемчужина Царя!

Солома была уверена, что ради нее засеяли все поле. Жнивье же думало, что именно оно тому причиной. А мякина настаивала на том, что все дело в ней. И только зерно не стало спорить с ними; оно всего лишь сказало: «Дождемся урожая и посмотрим, кого из нас крестьянин возьмет в амбар». Настало время уборки урожая. Крестьянин сжал пшеницу и связал ее в снопы. Затем провеял — и мякина улетела, подхваченная ветром. После чего взял солому и свалил ее в кучу в стороне от поля. Что касается жнивья в поле, то его он просто сжег. А пшеничные зерна отнес в амбар. Всякий, кто видел драгоценное зерно, относится к нему с величайшим почтением.

Так и все народы. Они постоянно заявляют: «Мы — цель Творения!» Но община Израиля может им возразить: «Придет день, когда всем станет ясно, ради кого был создан мир».

Какова связь между разделом Ваишлах, в котором перечисляются потомки Эсава, и идущим за ним разделом Ваешев, в котором рассказывается история Йосефа?

Открыв дверь в свою мастерскую, золотых дел мастер увидел ужасную картину. Что это, сон или явь? Огромные сухие снопы надвигались на его лавку, собираясь захватить ее. Случайный прохожий успокоил мастера. «Не бойся, — сказал он. — Одна искра от твоей наковальни, да еще от наковальни твоего сына — и они молниеносно сгорят».

Так и Яаков. Он не на шутку перепугался, когда узнал о многочисленном потомстве Эсава, в котором было столько именитых вельмож и суровых военачальников.

— Тебе не нужно их бояться, — заверил его Ашем. — Одна твоя искра и одна искра Йосефа — и от них ничего не останется!


Нравится!
Поделиться ссылкой:
Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

Тема дня
Первородный грех
Для чего Хава подвела под грех своего мужа?
Все знают историю о том что Хава и Адам согрешили в Эдемском саду, вкусив запретный плод. Были ли их мотивы и намерение такими, как может показаться на первый взгляд? Каков духовный корень этого проступка? Читать дальше