Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch
«Страх наказания — бессмыслица, бояться надо греха»Раби Менахем-Мендл из Витебска
Сборник мидрашей о недельной главе Торы.

Почему Яаков выделил Йосефа?

Яаков решил поселиться с сыновьями в Хевроне. Когда-то здесь жил Ицхак, который помогал людям обрести истинное знание Того, Кто сотворил этот мир и Кому человек должен направлять свои молитвы. Яаков, решивший продолжить дело жизни Авраама и Ицхака, потому и поселился здесь, что надеялся добиться успехов в деле, которое именно в этих местах начали его отец и дед.

Все сыновья Яакова жили рядом с ним. Тем не менее его старость нельзя было назвать спокойной, ибо ему предстояло пережить на склоне лет тяжелейшую трагедию — потерю любимого сына Йосефа.

Почему мы называем Йосефа его любимым сыном? Дело не только в том, что Йосеф был сыном Рахели, любимой жены Яакова. Он сочетал в себе лучшие качества, присущие всем остальным братьям. Подобно Реувену он обладал величием, свойственным первенцам. Благодаря врожденному благородству в поведении, он, как и Йеуда, мог вполне подойти на роль царя. Он был способен к пророчеству, как Леви, и обладал мудростью Исахара.

Короче говоря, Яаков видел в Йосефе свое продолжение. В то же время нельзя было не заметить их поразительного сходства. Истории их жизней тоже похожи:

— Оба, отец и сын, родились обрезанными.

— Ривка и Рахель, матери Яакова и Йосефа, долгие годы были бездетны. (Наши мудрецы отмечают, что и Яаков, и Йосеф родились с помощью чуда.)

— Яакова ненавидел Эсав, но и Йосеф был не очень любим своими братьями.

— Брат Яакова пытался его убить; Йосеф тоже чуть было не погиб от рук своих братьев.

— В результате полученного благословения и отец, и сын разбогатели. (Все это лишний раз показывает, что Ашем охранял и Яакова, и Йосефа, ибо без Его помощи они стали бы нищими.)

— Яаков женился, находясь за пределами Эрец Исраэлъ, и его дети родились в чужой стране; то же самое произошло и у Йосефа. (Хотя Шехина и пребывает в Эрец Исраэлъ, но этих праведников Ашем не оставлял даже за пределами Страны Израиля, даровав им сыновей, которым предстояло стать основателями еврейского народа.)

— И Яакова, и Йосефа сопровождали в пути ангелы. (Яакова встречали два сонма ангелов при возвращении в Эрец Исраэлъ; Йосеф встретил трех ангелов на пути в Шхем, когда пошел в поле искать своих братьев.)

— Яаков получил во сне известие о том, что он станет великим человеком (пророческий сон о лестнице); Йосеф возвеличился, растолковав сны фараона.

— Благословение Яакова распространилось и на мошенника Лавана. После того как Йосеф вошел в дом Потифара, произошло то же самое — благословение распространилось на всех в доме. (Отсюда мы видим, что величие Яакова и Йосефа было так значительно, что даже нечестивцы, среди которых обитали эти праведники, получали благословение Ашема.)

— И Яаков, и Йосеф спустились в Египет. (Благодаря их великой святости, Шехина была с ними даже тогда, когда они перебрались в эту развращенную страну.)

— Оба они умерли в Египте.

Яаков предвидел величие Йосефа. Наверное, потому он любил его еще больше. Но, пожалуй, главной причиной его любви было то, что Йосеф прекрасно знал Тору. Хотя Яаков дал религиозное образование всем своим сыновьям, приложив максимум усилий, чтобы воспитать их в духе праведности, Йосефу он передал знаний больше, чем всем остальным. Кроме того, Яаков сообщил Йосефу все законы (алахот), которые он сам изучал в ешиве Шема и Эвера; т.е. открыл сыну те тайны, которые от всех остальных были скрыты. Впоследствии Йосеф рассказал братьям о тех законах, которые узнал от отца, но многие тайны Торы он навсегда оставил при себе.

Неудивительно, что Яакову хотелось как-то выделить своего ученого сына из всех остальных. Поэтому он сделал ему из разноцветной шелковой материи особую одежду с длинными рукавами. Почему с длинными? Чтобы показать братьям, что Йосефу не следует заниматься физической работой.

Никогда не следует отдавать кому-либо из детей в семье предпочтение перед остальными. Даже если это касается самых незначительных вещей. Из-за небольшого отреза шелка, цена которого была не так уж велика, братья стали завидовать Йосефу и в конце концов возненавидели его. В итоге — вся семья оказалась в Египте.

Ненависть братьев к Йосефу

Йосеф был большим праведником, и именно поэтому он не мог пройти мимо некоторых поступков братьев, которые он считал недозволенными. Однажды он решил рассказывать отцу обо всем, что считал неверным в их поведении. Например, он сказал Яакову:

— «Я видел, как они ели мясо от живой скотины».

На самом деле ничего подобного не было. Йосеф просто односторонне истолковал увиденное, ибо они действительно ели мясо от животного, которое, после того как его зарезали, конвульсивно дернулось. Однако оно было забито в соответствии с алахой. Дело в том, что между Йосефом и братьями велся спор относительно того, в каком статусе они находились до дарования Торы — в статусе Бней Hoax (неевреев) или в статусе Бней Исраэль (евреев). Братья относили себя к Бней Исраэль, которым такие действия разрешены. Йосеф также мог видеть, что братья едят плод из только что забитого (естественно, по всем правилам убоя) животного, а такой плод по закону забивать отдельно не требуется.

Все, что Йосеф говорил о своих братьях, являлось констатацией правды, но в этом не было необходимости. Поэтому он был наказан Ашемом по принципу мида кенегед мида (мера за меру). «Ты заявил, что они не по правилам забили животное, которое ели, — сказал Ашем. — В наказание за это ты увидишь, что твои братья по всем правилам забьют козленка тогда, когда им понадобится всего лишь обмакнуть в его кровь твою разноцветную одежду».

— «Я слышал, как они называли сыновей Билы и Зилпы рабами», — говорил Йосеф отцу.

На самом деле братья обращались к сыновьям Билы и Зилпы, называя их «сыновьями служанок», чтобы подчеркнуть, что такой статус был у их матерей в прошлом, но после замужества он изменен. Они прекрасно знали, что перед женитьбой Яаков освободил Билу и Зилпу.

«Твои подозрения ошибочны, — сказал Ашем. — За это тебе самому придется пройти через рабство!»

— «Я видел, как они торговались с ханаанейскими женщинами!»

Братья действительно разговаривали с местными женщинами, так как поддерживали деловые отношения с ханаанеянками, считая их разрешенными. Йосеф же полагал, что подобные отношения запретны.

«Раз ты думаешь, что ты более праведен, чем твои братья, — сказал Ашем, — Я испытаю тебя. Жена Потифара станет преследовать тебя, и посмотрим, как ты поведешь себя в такой ситуации!»

Хотя Йосеф, сообщая Яакову о поступках братьев, в конечном счете хотел помочь братьям идти по праведному пути, тем не менее он поступал не совсем верно. Прежде всего, он ошибался в своих суждениях о них, которые выносил слишком поспешно. Кроме того, даже если бы братья действительно совершили грехи, в которых он их заподозрил, все равно поведение Йосефа было бы неправильным. Ведь сначала надо было поговорить с самими братьями и объяснить им, в чем они ошибаются. Но этого он не сделал, поэтому вся его информация — лашон ара (злоречие), и за это он получил столь суровое наказание.

Братья возненавидели Йосефа. Они перестали с ним разговаривать, не отвечали на его приветствия и даже не пытались создать впечатление, будто относятся к нему нормально. Дети Яакова, будучи праведниками, не хотели кривить душой.

И вот что однажды произошло. Как-то Йосефу приснился необычный сон. Он уже было собрался рассказать его братьям, но те наотрез отказались его слушать.

— Прошу вас, послушайте меня, — упрашивал он, — я должен рассказать вам свой сон, ибо он пророческий.

Йосеф думал, что, если они узнают о том, какую роль ему уготовил Ашем, они тут же изменят свое отношение к нему. Поэтому он рассказал, опуская подробности:

— Я увидел во сне, как мы вместе вяжем снопы в поле. Но снопы, связанные вами, подгнили, а мой—нет. А затем ваши снопы встали вокруг моего и поклонились ему.

Сон действительно был пророческим. В изобильные годы Йосеф будет собирать урожай и складывать его на хранение для того, чтобы использовать в голодные годы, и все, что он положит на хранение, не сгниет. Братья же придут к нему за хлебом и падут перед ним ниц.

Какова была реакция братьев? Для Йосефа самая неожиданная. Братья стали смеяться над ним: «Неужели ты серьезно думаешь о том, что когда-нибудь станешь владычествовать над нами?»

Из-за того, что братья засомневались в достоверности сна Йосефа и осмеяли его, его царствование было отложено на двадцать два года. Воплощение каждого сна зависит от того, как он истолкован. Так как братья подвергли сон Йосефа сомнению, его воплощение было задержано.

Толкователь снов Бар-Эдья разъяснял сны в зависимости от того, сколько ему за это платили. Если он получал хорошие деньги, то толковал сон в благоприятную сторону, если нет — его толкование было плохим, даже если то был один и тот же сон.

Мудрецы Абайе и Рава увидели однажды, каждый отдельно, совершенно одинаковый сон и решили пойти к Бар-Эдье, чтобы он помог им разобраться в том, что их ожидает. При этом Абайе заплатил деньги, а Рава—нет. Каждый из них рассказал такой сон: Во сне я увидел стих из Торы (Дварим 28:31): «Твой вол зарезан у тебя на глазах, но ты не будешь есть от него».

Раве толкователь снов сказал следующее: «Твой сон означает, что ты потерпишь неудачу в торговых делах и будешь этим настолько расстроен, что даже не сможешь насладиться вкусом еды!» Абайе же он заявил: «Твой сон означает, что твои дела будут столь успешны, что от счастья, которое переполнит тебя, у тебя пропадет даже потребность в еде!»

Его слова сбылись. Вскоре Рава, торгуя, разорился, а Абайе разбогател.

Они же рассказали ему еще один сон: Нам вновь приснился стих из Торы (Дварим 28:41): «Сыновей и дочерей родишь, но они не будут с тобой, ибо пойдут в плен».

Раве опять нечем было заплатить толкователю, и вот что он от него услышал: «Твоих сыновей и дочерей заберут у тебя!». Абайе же дал толкователю деньги и получил такой ответ: «Для тебя сон означает, что твоих сыновей и дочерей поведут под хупу». И опять все в точности исполнилось.

Так было каждый раз. Для Абайе, который платил деньги, Бар-Эдья всегда находил благоприятное толкование, а для Рава, не платившего ни гроша, предсказывал несчастье.

Однажды Рава сказал ему: «Во сне я видел двух летящих голубок. Что это может означать?» — «Это означает, — сказал ему Бар-Эдья, — что ты разведешься с двумя женами!» Его предсказание сбылось и на этот раз.

И вот однажды, когда Рава зашел к толкователю домой, в его присутствии со стола упала книга, в которой были записаны волшебные формулы. Рава поднял ее и вдруг увидел на открывшейся странице такие слова: Все сны сбываются так, как их истолковывают

Злодей! — закричал Рава. — Сколько страданий ты обрушил на меня, давая моим снам дурное толкование. Ты желаешь людям зла только за то, что не получаешь платы за свои объяснения! Я не прощу тебе того, что ты заставил меня развестись с женой, дочерью рава Хисды! Пусть же тебя постигнет беда; если ты попадешь в руки властей, они будут к тебе безжалостны!

Бар-Эдья испугался, ибо знал, что проклятие талмид хахама должно сбыться. Оно сбывается даже тогда, когда произнесено без всякого основания, а в данном случае для него была вполне веская причина. И тогда Бар-Эдья решил: «Пожалуй, мне следует уехать отсюда, ибо всем известно, что изгнание искупает грехи. Может быть, тогда проклятие будет снято с меня».

Он благополучно добрался до Рима и пришел в дом главного императорского камердинера, заботившегося о гардеробе цезаря. Увидев Бар-Эдью и узнав о его специальности, камердинер попросил его растолковать сон: «Мне приснилось, будто червь проел мне палец. Что бы это могло означать?»

«Заплати мне, — ответил ему по привычке Бар-Эдья, — и я расскажу тебе в чем дело». Камердинер v платить отказался, и Бар-Эдья не стал толковать его сон.

В другой раз камердинер сказал Бар-Эдье: «Во сне я видел, будто на руке у меня снова сидит червь. Скажи, что это может означать?» Поскольку он опять отказался платить, раздраженный Бар-Эдья ответил ему: «Это означает, что все императорские одеяния будут испорчены».

Так и произошло. Одежда императора покрылась плесенью, и ее пришлось заменить. Когда цезарь узнал об этом, он приказал казнить камердинера. Тот пытался оправдываться: «Здесь нет моей вины. Убейте того, кто это предсказал!»

Бар-Эдью привели во дворец и предъявили ему обвинение: «Из-за того, что тебе захотелось получить мзду, ты навлек порчу на императорскую одежду!» После чего его заковали в железные цепи и замучали до смерти.

Когда Раве открылась истина из книги прорицателя, он понял, что Бар-Эдья был злым волшебником и вполне заслужил такую смерть. Но вместе с тем он понял, что словам некоторых людей Ашем дает особую силу, и Бар-Эдья был один из них.

Йосефу приснился еще один сон, и он рассказал его братьям, а потом и отцу.

— Мне приснилось, будто солнце, луна и звезды кланялись мне, — сказал он.

Яаков был потрясен. «Этот сон наверняка имеет какое-то серьезное толкование, — подумал он. — Ведь одно из моих имен, данных мне Ашемом, — Солнце. Как мог Йосеф узнать об этом?»

Мы знаем, что «солнцем» Яакова назвали ангелы, когда он взошел на гору Мориа. «Солнце пришло!», — воскликнули они.

Поэтому Яаков решил записать, когда, в какой день и в каком месте Йосефу приснился сон, чтобы проверить — сбудется ли он. Однако при братьях сделал Йосефу выговор за заносчивость, поскольку боялся, что они возненавидят его:

— Как может случиться такое, что солнце и луна, символизирующие твоих отца и мать, поклонятся тебе? Кроме того, Рахели уже нет в живых!

Несмотря на то что Яаков был суров с Йосефом, братья после этого сна невзлюбили его еще больше, ибо прекрасно понимали, что его сон и в самом деле пророческий.

Нельзя забывать, что, как мы уже говорили, все сыновья Яакова были большими праведниками. Они не любили Йосефа, так как считали, что он незаслуженно претендует на роль первенца. Им казалось, что сны Йосефа и его злословие обнаруживают его стремление изгнать их всех из отцовского дома и утвердить себя единственным преемником отца. Ведь в истории такое уже случалось! Разве Авраам не изгнал Ишмаэля и не назвал своим преемником Ицхака? Разве Ицхак не признал первородство за Яаковом, обойдя Эсава? Вспоминая все эти примеры, братья подозревали Йосефа в том, что он тоже пытается завоевать положение единственного преемника Яакова, и считали все свои планы и замыслы вполне оправданными и справедливыми. Они не сознавали, что на самом деле зависть к Йосефу заставляет их искажать действительность.

Йосефа продают в рабство

Братья Йосефа ушли в Шхем пасти овец на пастбищах, принадлежавших Яакову. Прошло несколько дней, но от них не поступало никаких известий, и Яаков стал беспокоиться, ибо после истории с Диной опасался мести местных жителей. Он вызвал к себе Йосефа и сказал ему:

— Вот уже несколько дней, как я не имею никаких вестей от твоих братьев. Может быть, ты сходишь их проведать? Узнай, все ли благополучно с ними и с овцами, которых они пасут.

— Я готов, — ответил ему Йосеф.

Пройдет некоторое время, Йосефа уже не будет рядом— и Яаков станет с болью вспоминать эти слова. «Йосеф, — подумает он, — ведь ты прекрасно знал, что братья ненавидят тебя. Откуда же ты взял силы сказать мне эти слова?»

Действительно, как мог Яаков, зная о враждебности братьев к Йосефу, послать его туда одного?

Все произошло в соответствии с замыслом Ашема, ибо Йосеф непременно должен был оказаться в Египте, куда впоследствии попадут и братья, после чего начнется египетское изгнание для народа Израиля.

Мясник решил забить одну из своих коров. Но когда он повел ее на бойню, корова стала упираться. Как только ни пытались заставить ее идти — и толкали, и приманивали—все безрезультатно. И тут мясника осенила идея — он побежал в стойло, вывел оттуда теленка и повел его к бойне. Корова тут же двинулась за ним.

Если бы не пребывание Йосефа в Египте, Яаков никогда не покинул бы Святую Землю. Только случившееся с Йосефом привело его туда.

Яаков провожал Йосефа до Хеврона. «Возвращайся, отец», — просил его Йосеф. Но Яаков решил выучить с сыном закон, как, в соответствии с Торой, нужно вести себя в подобной ситуации. Он сказал: В будущем Ашем даст народу Израиля Тору, в которой есть глава об эгла аруфа (о телке с перебитой шеей). В ней подробно объясняется, что нужно предпринять, если у дороги находят убитого человека и неясно, кто убийца. В таком случае члены бейт-дина ближайшего города должны собраться и перебить шею телке, которую они приведут на это место, чтобы искупить грех убийства. Члены бейт-дина должны объявить: «Не наша рука пролила эту кровь. Не мы отпустили этого человека без сопровождения, без еды и питья». Отсюда мы учим следующее правило: Тора объявляет, что тот, кто не провожает гостя, подобен человеку, пролившему кровь собственными руками. Поэтому Яаков и пошел провожать Йосефа, чтобы не нарушить закон Торы.

Проводив Йосефа, Яаков вернулся домой. Йосеф же продолжал свой путь. Он благополучно добрался до Шхема, но братьев там не нашел.

Тогда Ашем выслал ему навстречу трех ангелов:

— Одного — чтобы не дать ему погибнуть от рук братьев.

— Другого — чтобы охранять его, когда он окажется в яме.

— Третьего — сопровождать его на пути в Египет.

Первым появился перед Йосефом ангел Гавриэль. Он спросил его:

— Кого ты ищешь?

— Я ищу братьев, — ответил Йосеф. — Ты случайно не видел, где они пасут свои стада?

— Они ушли отсюда, — ответил ему ангел. Его слова означали: они разорвали с тобой узы братства. Но Йосеф не понял смысла, который заключался в его словах. Ангел продолжал: — Я слышал, как они говорили, что собираются пойти в Дотан.

Что он имел в виду на сей раз? Братья собираются убить Йосефа — вот на что намекал ангел, ибо слово дотан созвучно нихлей датот, что означает — заговоры. Но и этого намека Йосеф не понял и продолжал свой путь, надеясь встретить братьев.

Тем временем братья обдумывали, как им получше избавиться от Йосефа. И вот они видят, что он сам приближается к ним.

— Вот идет наш сновидец! — сказал Леви Шимону, издали увидев Йосефа.

Пока Йосеф подходил к ним, они раздумывали, как же с ним поступить. В конце концов они пришли к заключению, что он заслуживает смертной казни, ибо можно сказать, что в свое время, донося о них отцу неприятные слухи, он фактически совершал покушение на их жизнь. Например, его сообщение о том, что они ели мясо от живого животного, грозило им смертной казнью, поскольку потомкам Ноаха, преступающим один из Семи законов, наказанием служит смертная казнь. Таким образом, выясняется, что братья хотели казнить Йосефа лешем шамаим (во имя Небес), т.е. ими руководило не чувство мести, а чувство справедливости. Но они ошиблись в вынесении приговора и впоследствии были за это наказаны.

Братья сказали: «Посмотрим, что выйдет из его слов». Ашем ответил: «Посмотрим, за кем последнее слово! Замышляйте свои замыслы, но они разрушатся» (Йешаяу 8:10).

Реувен внимательно слушал речи остальных братьев. «Я здесь самый старший, — думал он. — Если когда-нибудь братья одумаются и раскаются в том, что собираются сейчас сделать, они обвинят именно меня, старшего. Кроме того, я благодарен Йосефу за то, что в своих снах он включил меня в число братьев. И это несмотря на то, что отец отвернулся от меня после истории с шатром».

Реувен понял, что если он сейчас не защитит Йосефа, то произойдет непоправимое. «Нельзя оставлять решение за Шимоном и Леви, — решил он. — Когда они вместе, они страшны. Смогли же они уничтожить целый город, чтобы отомстить за Дину. А что они собираются сделать с Йосефом? Если они убьют его, отец даже не сможет его похоронить. Для Йосефа лучше быть брошенным в яму, чем попасть к ним в руки».—Так у него созрело решение— предложить братьям бросить Йосефа в яму. На самом деле Реувен надеялся, что сможет в дальнейшем спасти Йосефа из ямы и вернуть его отцу.

Поэтому Реувен сказал братьям: «По закону Торы, если судьи единодушно приговаривают преступника к смертной казни, то обвиняемого отпускают на свободу. Следовательно, Йосефу следует даровать свободу. Я был лишен права первородства за то, что покусился на честь отца. Вы же за такой страшный грех будете, несомненно, наказаны гораздо строже. Не проливайте кровь мальчика, лучше бросьте его в пустыне в какую-нибудь яму».

Выслушав аргументы Реувена, братья согласились с ними и решили не убивать Йосефа, а бросить его в яму. Йосеф с ужасом слушал, что они намереваются с ним сделать. Он бросался в ноги каждому из них и умолял пощадить его, но они были непреклонны. Наконец, они сняли с мальчика рубаху, которая отличала его от всех остальных братьев, и бросили его в яму.

В яме было бесчисленное количество змей и скорпионов, но они не причинили Йосефу никакого вреда. Ашем сделал так, что, как только Йосеф оказался в яме, змеи и скорпионы немедленно расползлись по своим норам. Чтобы скоротать время, Йосеф решил вспомнить какие-нибудь слова из Торы, но потрясение было столь велико, что на память ему ничего не приходило.

А братья тем временем сели за трапезу. Трудно себе представить, что они смогли сесть за трапезу сразу после того, как бросили Йосефа в яму. На самом деле, они были убеждены в том, что поступили совершенно правильно, поскольку их младший брат заслужил наказание за свою клевету и высокомерие по отношению к ним. Они не осознавали, что осудили его отчасти из зависти.

Реувен ушел. Он не участвовал в общих трапезах с тех пор, как совершил грех, о котором мы уже говорили.

И вот, трапеза была в самом разгаре, когда братья увидели приближающийся к ним караван верблюдов. Обычно такие караваны перевозили керосин и их сопровождал тяжелейший запах. Но на сей раз караваны были нагружены всякими пряностями. Почему именно пряностями? Мы знаем, что произойдет дальше. Братья продадут Йосефа, и он окажется — в Египте. Так вот, чтобы праведник не страдал от тяжелого запаха, Ашем сделал так, что этот караван был нагружен именно пряностями.

Йеуда сказал братьям:

— Какой смысл в том, что Йосеф будет убит? Мы избавимся от него, но должны будем скрыть правду от отца. С другой стороны, мы никогда не узнаем, какое наказание ему было предопределено. А вот если мы продадим его, то сможем и от него избавиться и не совершим тяжкого греха. Давайте просто продадим его ишмаэлитам!

Почему Йеуда так сказал? Потому что начал понимать, что Йосеф не заслуживает столь страшного наказания. Ему следовало продолжить эту мысль и убедить братьев в том, что Йосеф вообще не виновен и его нужно освободить, чтобы вернуть отцу. Впоследствии Йеуда был наказан за свою нерешительность, поскольку пользовался уважением среди братьев. Братья ответили ему: Наказанием согрешившему Ханаану было проклятие рабства. Так давайте и мы продадим Йосефа в рабство. Так мы и избавимся от него, и унизим одновременно.

Они продолжали обсуждать этот вопрос, в то время как караван постепенно приближался к ним. Вели его мидианитяне. Они искали воду и поэтому заглядывали во все ямы. Проходя мимо ямы, в которой сидел Йосеф, они услышали его плач, подошли и помогли ему выбраться оттуда. Но, когда они приблизились к братьям, те потребовали вернуть им юношу.

— Отдайте нам нашего раба, — потребовали братья.

— Как вы докажете, что это ваш раб? — возразили мидианитяне. — Он выглядит лучше вас всех. Может быть, дело обстоит наоборот? Докажите, что вы не его рабы!

— Он принадлежит нам. Это мы бросили его в яму, ибо он восстал против нас, — продолжали воззражать братья. — Верните его немедленно или мы будем сражаться с вами!

Мидианитяне решили никак не реагировать на крики братьев и стали продолжать свой путь. Тогда Шимон вскочил, обнажил меч и закричал так, что задрожала земля:

— Мы с братьями уничтожили город Шхем и города амореев! Слышали вы об этом? Так что лучше не связывайтесь с нами и верните нам юношу!

Мидианитяне посоветовались между собой и решили, что, действительно, лучше не спорить с этими людьми. Но так как они были торговцами, то сказали так:

—Разве вы не сказали, что он взбунтовавшийся раб? Что вам проку от него? Продайте его нам.

— Сколько вы готовы заплатить за него? — спросили братья.

— Двадцати серебряных монет вполне достаточно, ибо он бледен и изнурен, — ответили мидианитяне.

Йосеф видел, что дело движется к развязке, еще немного и братья согласятся его продать.

— За что вы так поступаете со мной? — взмолился он. — Я ни в чем не виноват.

Но братья были непреклонны. В конце концов они продали Йосефа и на вырученные деньги купили себе обувь, как символ того, что его желание растоптать их обернулось наказанием для него самого.

Ашем сказал: «Вы продали первенца Рахели за двадцать серебряных монет? За это в будущем вы будете выкупать всех своих первенцев за те же деньги».

Грех продажи Йосефа был настолько велик, что братья не смогли его искупить в течение всей жизни. Последствия этого греха продолжали сказываться позже. В будущем искуплением этого тяжелого преступления стала мученическая смерть десяти великих учителей (асара аругей малхут). Они в разное время погибли от рук римлян. Вот их имена:

— р.Шимон бен Гамлиэль;

— р.Ишмаэль бен Элиша, первосвященник;

— р.Акива;.

— р.Йеуда бен Бава;

— р.Хананья бен Терадион;

— р.Йеошуа Софер (писец);

— р.Элиэзер бен Дама;

— р.Ханина бен Хахинай;

— р.Хуцпит Метургеман (толкователь);

— р.Элазар бен Тамуа.

Как только братья продали Йосефа, они перестали его ненавидеть. Так начало исполняться повеление о египетском изгнании — Йосефа отправили в Египет. Ненависть сыграла свою роль, и надобность в ней отпала.

Братья решили дать друг другу торжественную клятву, что Яаков ничего не узнает о происшедшем с Йосефом. Они боялись, что отец проклянет их вечным проклятием, если только узнает правду, и тогда не появится в мире народ, который провозгласит миру истину об Ашеме.

— Но с нами нет Реувена, десятого! — сказал Йеуда.

— Тогда Сам Ашем пусть будет десятым! Он наверняка согласится с нашим решением! — решили они.

В ту же ночь Реувен решил прийти к яме и освободить Йосефа. Каков же был его ужас, когда он обнаружил, что яма пуста. В отчаянье он разорвал на себе одежды: «Я надеялся вернуть его отцу, чтобы получить прощение за свой грех! Теперь отец заподозрит меня в его смерти и подумает, что я это сделал из ревности, поскольку мое право первородства было передано Йосефу!»

Чтобы убедить отца в смерти Йосефа, братья зарезали козленка и измазали в его крови одежду Йосефа. Причем они выбрали в качестве жертвы именно козла, а, скажем, не барана, так как, во-первых, козлиная кровь по цвету очень похожа на кровь человека, а во-вторых, этот обман был наказанием Яакову (наказанием с Неба), — по принципу «мера за меру» — за обман отца. Ведь он взял благословение обманом — облачившись именно в козлиную шкуру. Но в то же время это было и наказанием Йосефу. Мы уже говорили, что Йосеф рассказал Яакову, что братья ели от живой скотины, не забив ее по правилам. Теперь братья забили козленка «по всем правилам» и обмакнули одежду Йосефа в козлиную кровь.

Но кто мог взять на себя тяжелую роль — принести эти одежды отцу? Братья решили тянуть жребий, и он пал на Йеуду. Когда Йеуда принес отцу запачканную одежду, он спросил: «Узнаешь ли ты одежду своего сына?»

Конечно же, Яаков узнал одеяние Йосефа и закричал:

— Это одежда моего сына! Его растерзал дикий зверь!

Произнеся слова «дикий зверь», Яаков имел ввиду именно Йеуду, которого называли львом, ибо он тут же заподозрил его в убийстве Йосефа. Впрочем, в словах Яакова содержалось и пророчество: впоследствии на Йосефа нападет дикий зверь — жена Потифара.

Яаков был убит горем. «Как я мог послать мальчика одного в Шхем? — рыдал он. — Почему я не дал ему провожатого? Это несчастье пришло как наказание за мои грехи. Я заставил своего отца дрожать от ужаса, когда Эсав вошел в шатер получать благословение, которое я до того выманил обманом. Теперь моя очередь страдать!»

Дети Яакова пришли, чтобы утешить отца, но тот отказался принять утешение. Все последовавшие за этим годы он продолжал оплакивать своего сына.

Почему Яаков был безутешен в своем горе? Он знал, что как неизменно число созвездий зодиака, так неизменно и число колен. Их должно быть ровно двенадцать, и от этого зависит существование всего еврейского народа. Теперь же было ясно, что за свои грехи он лишен права быть главой двенадцати колен Израиля. Поэтому он сказал: «Если одного из двенадцати колен будет недоставать, я потеряю свою долю в грядущем мире. Но в чем состоит мой грех? В том, что я женился на сестрах? Или в том, что извлек выгоду из денег Лавана? Или, может быть, в трофеях, взятых в Шхеме?»

На самом деле Яаков не мог забыть Йосефа именно потому, что тот был жив. Такова воля Ашема — человек перестает чувствовать связь с теми, кто ушел из этой жизни. Однако тех, кто жив, мы забыть не можем, и именно поэтому Яаков продолжал помнить сына и горевать о нем.

«Не могу поверить в то, что он мертв», — сказал как-то Яаков и решил проверить, насколько верно его отцовское чувство. Он собрал двенадцать снопов и написал на них имена всех своих сыновей, названия месяцев рождения и соответствующих им знаков зодиака.

— Приказываю, — сказал он снопам, — поклониться Леви, ибо его колену будут в будущем принадлежать урим ветумим (элементы нагрудника первосвященника в Храме, позволявшие делать пророческие предсказания). — Но снопы стояли не шелохнувшись.

— Приказываю вас поклониться Йеуде, царю! — сказал Яаков. И снова снопы остались без движения.

— Приказываю вам поклониться Йосефу! — произнес Яаков. И тогда снопы поднялись и поклонились. Значит, Йосеф жив!

Чтобы еще раз убедиться в этом, Яаков принес с гор двенадцать камней и высек на них имена колен. Под каждым именем он написал название соответствующего знака зодиака и название месяца.

— Приказываю, чтобы вы все поднялись и поклонились Реувену, моему первенцу, — вновь начал испытание Яаков. Камни были неподвижны.

— Поклонитесь Шимону, — продолжал отец. Но они не двигались.

Но как только Яаков произнес имя Йосефа, камни встали и поклонились. Значит, нет сомнения, Йосеф жив.

Тем не менее Яаков не мог постичь смысл происходящего. Дело в том, что его покинула Шехина, и он не мог обратиться к Ашему с вопросом: «Где мой сын?»

Ицхак знал, что Йосеф жив, но ничего не говорил Яакову и даже внешне придерживался всех правил траура по своему внуку. Рассуждал он при этом так: «Если Ашем не открывает Яакову, что Йосеф жив и находится в Египте, значит, и мне не следует этого делать».

Яаков оплакивал Йосефа двадцать два года — ровно столько, сколько сам отсутствовал в отцовском доме и не оказывал почтения своим родителям. Таков был приговор Ашема.

Йосеф в Египте

Купив Йосефа, мидианитяне через некоторое время задумались над тем, почему плата за этого раба столь низка. «Он так красив, — говорили они друг другу. — Наверное, те евреи просто похитили его и хотели побыстрей от него избавиться. Давайте побыстрей его продадим».

Они предложили Йосефа проходящим мимо ишмаэлитам за двадцать серебряных монет. Йосеф только услышал во время продажи, что те держат путь в Египет. «Отец, отец! — плакал Йосеф. — Я все дальше и дальше от тебя!» От отчаяния у него не было сил двигаться по дороге вместе с его новыми хозяевами. Его начали бить, но Ашем послал ангелов — и каждый, кто поднимал на него руку, немедленно становился хромым.

Их путь пролегал мимо могилы Рахели. Йосеф узнал это место и, приблизившись к нему, бросился на землю. «Защити меня, — попросил Йосеф свою мать. — Меня продали в рабство!» И вдруг он услышал голос Рахели:

— Я знаю, что произошло с тобой, мой сын. Не бойся. Ашем с тобой, Он защитит тебя. Без страха отправляйся в Египет.

Услышав голос матери, Йосеф разрыдался еще сильнее. Тогда к нему подошел один из ишмаэлитов и силой заставил идти дальше.

— Выслушай меня, — попросил его Йосеф. — Отведи меня к моему отцу! Он заплатит тебе столько денег, что ты станешь самым богатым человеком в своем племени!

— Посмотри на себя,—рассмеялся человек. — Если бы у тебя был отец, кто бы продал тебя в рабство за такую смехотворную цену?

Внезапно потемнело небо. Ударила молния, и все услышали грозные раскаты грома. Началась сильная буря. Животные испуганно прижались к земле и отказались двигаться дальше.

— Что это может быть? — удивились ишмаэлиты, настолько неожиданно началась буря. — Наверное, это из-за нашего нового раба. Попробуем извиниться перед ним, чтобы он простил нас. Может быть, буря утихнет.

Они сказали Йосефу, что сожалеют о своем дурном обращении с ним. Йосеф помолился Ашему, и буря тут же прекратилась. Животные опять встали и были готовы продолжать путь.

— Теперь очевидно, что буря была наказанием за наше обращение с этим рабом, — сказали погонщики. — Нужно вернуть его на прежнее место или кому-нибудь срочно продать.

И они его срочно продали. Пока Йосеф не прибыл в Египет, его перепродавали четыре раза.

Как мы уже не раз говорили, дела отцов — знак для будущих поколений. Подобно тому как Йосеф был продан четыре раза и после всех своих страданий стал правителем огромной страны, так и народ Израиля — переживет четыре изгнания и только тогда получит истинную свободу.

Йеуда и Тамар

Тора неожиданно прерывает повествование о Йосефе и разворачивает перед нами историю Йеуды и Тамар.

Зачем нужно было вдруг, посреди захватывающего рассказа, сообщать нам о женитьбе одного из братьев? Есть несколько ответов на этот вопрос.

1. Рассказ о женитьбе Йеуды на Тамар дает нам возможность постигнуть, как тонко и мудро Ашем руководит всей историей. Мы склонны думать, что любая наша деятельность зависит от наших собственных желаний, от нашей энергии. Но, в действительности, абсолютно все, происходящее в мире, направляется Ашемом, и только Ему Одному известна настоящая связь между событиями. Цепочка была такова:

— Братья продали Йосефа в рабство,

— Йосеф размышлял о разлуке с отцом,

— Реувен раскаивался в своем грехе,

— Яаков оплакивал Йосефа,

— Йеуда женился.

И пока происходили все эти события, Ашем готовил появление Машиаха!

Что все это означает? Есть ли во всех этих событиях какая-то связь?

Именно продажа Йосефа ускорила египетское изгнание. Но перед тем как оно началось, Ашем заложил основу освобождения и привел в этот мир прародителя будущего Машиаха. Ибо известно, что, прежде чем послать наказание, Ашем готовит лекарство от него. Для этого Он и «устроил» союз Йеуды и Тамар, в результате которого на свет появился Перец, прародитель грядущей царской династии Давида, династии Царя Машиаха.

2.0 приключении Йосефа в доме Потифара и о женитьбе Йеуды не случайно рассказывается в одном недельном разделе, ибо в поступках жены Потифара и Тамар есть нечто общее. Прежде всего, они обе действовали во имя Небес, т.е. ради освящения Имени Всевышнего. Жена Потифара узнала от астрологов о том, что в их семье будут сыновья от Йосефа, и решила, что это предсказание относится к ней. В действительности же, предсказание касалось дочери Потифара — Оснат, которая впоследствии и вышла замуж за Йосефа.

3. На примере происшедшего с Йеудой можно ясно видеть, что Всевышний судит человека по принципу мида кенегед мида (мера за меру). Что это значит?

Мы помним, что Йеуда предложил продать Йосефа и впоследствии обманул отца. Сделал он это так. Когда он пришел к Яакову с известием о смерти Йосефа, то сказал: «Узнай же». (Имелось ввиду — узнай, твоего ли сына эта одежда.) Те же слова впоследствии скажет ему Тамар:

«Узнай же» (чьи это вещи — кольцо с печаткой, плащ и посох) (Берешит 38:25).

Когда братья пришли к Яакову и увидели, что отец не хочет принять от них слов утешения по поводу смерти Йосефа, они решили между собой: «Это вина Йеуды! Мы всегда старались прислушиваться к его советам. Когда он нам сказал, чтобы мы не убивали Йосефа, мы его послушали. Так почему же он не сказал, чтобы мы его не продавали?» В результате братья отделились от Йеуды, и он остался один.

Йеуда взял себе в жены дочь поселившегося по соседству купца. Жена родила ему трех сыновей, которых назвали — Эр, Онан и Шела, они должны были положить начало царскому роду, ибо колено Йеуды было коленом царей. Но сыновья Йеуды выбрали другой путь. Старший сын Эр женился на праведной Тамар, дочери Шема. Она была настолько прекрасна, что Эр боялся, что предстоящая беременностьиспортитеевнешностьифигуру.Онсовершил тяжелейший грех, надругавшись над целью супружества, и был наказан за это смертью. Его смерть была наказанием и для Йеуды. Ашем сказал: «Когда ты показал Яакову одежду Йосефа, испачканную в крови козленка, думал ли ты о том, какую боль причиняешь отцу? Клянусь тебе, что в наказание ты потеряешь жену и похоронишь своих сыновей, — тогда ты сможешь понять, что испытал твой отец, потеряв сына!»

Своему второму сыну, Онану, Йеуда сказал: «Ты должен жениться на вдове своего покойного брата и выполнить особую мицву. У каждого свое предначертание. Адаму Ашем заповедал не служить идолам. Hoax был первым человеком, которому Он заповедал не есть мертвечины. Авраам получил заповедь делать брит-милу, Яаков — не употреблять в пищу бедренное сухожилие забитых животных. Мне же первому Он заповедал мицву деторождения: если мужчина умрет бездетным, то его брат или ближайший родственник должен жениться на вдове, чтобы от этого брака родился ребенок и получил имя отца». Онан согласился жениться на Тамар, но и он повторил грех брата. Ашем наказал и его, и вскоре он умер.

Третьего сына Йеуда побоялся отдать Тамар, ибо смерть двоих ее мужей была дурным предзнаменованием. Он решил, что именно она стала причиной их преждевременной гибели. Поэтому он пообещал невестке отдать ей Шелу в мужья — как только тот возмужает. Однако, когда Шела вырос, Йеуда не спешил с выполнением своего обещания.

Прошло несколько лет. Йеуда похоронил свою жену и однажды, когда кончился срок траура по ней, отправился смотреть, как стригут его овец. Именно в это время его и увидела Тамар.

Тамар хотела стать продолжательницей рода святого колена Йеуды, предвидя, что ее союз с Йеудой положит начало великим еврейским царям.

Йеуда шел по дороге и увидел женщину, сидящую на перекрестке. То была Тамар. Она закрыла лицо покрывалом и молила Б-га о том, чтобы Он не дал Йеуде пройти мимо.

Однако Йеуда не имел привычки смотреть на встречных < женщин. На Тамар он тоже не обратил никакого внимания. Тогда Ашем сказал: «От какого союза произойдут цари, если не от этого?»

Йеуда оглянулся, но не узнал Тамар. Она была настолько скромна, что, даже когда жила в его доме на положении невестки, всегда закрывала свое лицо. Именно за скромность Ашем выбрал ее стать прародительницей царской династии Давида.

Йеуда обратился к женщине:

— Скажи мне, ты язычница?

— Нет, — ответила та. — Я стала еврейкой.

— Ты замужем?

— Нет.

— Может быть, твой отец предназначил тебя другому?

— Нет, я сирота, — ответила Тамар и, увидев, что Йеуда намерен войти к ней, спросила: — Чем ты мне заплатишь?

— Я пошлю тебе козленка из своего стада.

(Давайте вспомним: Йеуда показывал Яакову одежду Йосефа, испачканную в крови козленка. Поэтому Ашем сказал: «Клянусь, тебя тоже обманут с помощью козленка!»)

— Какой залог ты мне дашь? — спросила Тамар.

— А что ты хочешь? — спросил Йеуда.

— Дай мне свое кольцо с печаткой, плащ и посох, который ты держишь в руке. А кольцом этим — обручись со мной, как подобает в подобных случаях!

В присутствии двух свидетелей, двух сопровождавших его слуг, Йеуда совершил с Тамар брачный обряд.

Во всех словах, которые произносила Тамар, содержалось пророчество. Слова «твое кольцо с печаткой» означали, что именно от нее произойдут цари и благородные люди. Слова «твой плащ» содержали намек на членов Санхедрина, которые постоянно носили талит и накладывали тфилин. Слова «твой посох» указывали на Машиаха, который произойдет от Йеуды и о котором сказано (Йешаяу 2:1): «И произойдет отрасль от ствола Ишая».

Возвратившись домой, Йеуда послал женщине обещанного козленка, однако ее нигде не могли найти.

Через три месяца Йеуде сказали: «Твоя невестка занималась развратом, она беременна. Но не смущается своим положением, а напротив, ходит и хвастается, что вынашивает в своем чреве царей!»

Йеуда обратился в бет-дин, чтобы совершить справедливый суд и наказать Тамар за разврат. Судьями были Ицхак и Яаков, и они решили, что Тамар заслуживает смертной казни через сожжение.

Дело в том, что Тамар была дочерью коэна, а по закону Торы дочь коэна за нарушение строгих законов нравственности наказывается именно сожжением (см. Ваикра 21:9).

Конечно, Тамар могла во всеуслышание заявить, что она беременна от Йеуды, но она решила этого не делать, рассудив про себя, что лучше умереть, но не допустить позора Йеуды при всем народе.

Из этой истории мы можем извлечь следующий урок: человек обязан делать все от него зависящее, чтобы публично не позорить ближнего.

Map Уква имел обыкновение раздавать беднякам милостыню. Так как он не хотел, чтобы бедняки знали, кто пожертвовал им деньги, он обычно клал их под крыльцо бедного дома и старался быстро уйти незамеченным.

Однажды бедный сосед Мара Уквы, который постоянно находил деньги под крыльцом, сказал: «Хотел бы я выяснить, кто так добр ко мне!»

В тот день Map Уква задержался в бейт-амидраше позже обычного, и жена вышла ему навстречу. Когда они проходили мимо дома бедняка, то по обыкновению решили положить под его крыльцо деньги. Но не успели они отойти, как услышали шаги. То был бедняк, желавший узнать имя своего добродетеля. Map Уква заметил невдалеке небольшую печь и решил спрятаться в ней вместе с женой. Они открыли дверцу и быстро юркнули внутрь. Бедняк их поискал, поискал и вернулся в дом, тогда они вышли из печи. Выйдя, они обнаружили, что ноги Мара Уквы были обожжены, но что самое удивительное — его жена вышла оттуда совершенно невредимой. «В чем дело? — спросил Map Уква. — Мы были с тобой в одной и той же печи!» — «Наверное, мои заслуги больше, — ответила ему жена.—Ты даешь беднякам деньги, на которые они должны покупать себе еду, а я даю им уже готовую еду».

Откуда Map Уква и его жена знали, что им необходимо скрыться и не смущать бедняка? Они научились этому у Тамар, которая была готова погибнуть, но не опозорить Йеуду.

Когда после решения суда Тамар выводили на казнь, она хотела отправить к Йеуде посланца с теми предметами, которые были у нее в качестве залога, но она не могла их найти. Их спрятал от нее ангел Самаэль, желавший предотвратить рождение Давида, который в будущем разобьет наголову войско Эдома. Тогда Тамар обратилась с мольбой к Ашему: «Умоляю Тебя, смилостивись надо мной! Скажи мне, где находится оставленный у меня на хранение залог!»

Ашем помог ей, и она, передав вещи посланцу, попросила того передать Йеуде такие слова: «Я беременна от человека, которому принадлежат эти вещи. Имени его я не оглашу даже перед казнью. Прошу тебя, узнай, чьи это вещи!»

Увидев свой залог, Йеуда испытал ужасный стыд. Его первым побуждением было не признаваться. Но он с честью вышел из борьбы со своим пецер ара (врожденным стремлением человека к плохому), подумав: «Лучше я выставлю себя на позор в этом мире, чем буду опозорен перед праотцами в будущем!» И тогда он сказал перед всеми людьми:

— Эта женщина невиновна. Виновен я, не дав ей в мужья своего сына Шелу. Она носит ребенка от меня!

Тут же он услышал голос с Неба: «Это Я заставил события развиваться таким образом. Тамар будет прародительницей царей и пророков! Клянусь тебе, Йеуда, что, подобному тому как ты сейчас спас Тамар и двух ее детей, которых она носит в чреве, так и Я в будущем спасу твоих потомков — Хананью, Мишаэля и Азарью — из огненной печи!»

В имени «Йеуда» присутствуют все буквы Б-жественного Имени, ибо, публично признав свою вину, Йеуда совершил Кидуш Ашем.

Вскоре Тамар родила двух сыновей. Во время родов один из них высунул наружу свою руку, и повивальная бабка тут же надела на нее красную ниточку, чтобы было ясно, кто первенец. Но вдруг рука вернулась внутрь, и первым на свет появился другой младенец, которого Тамар назвала Перец, что означает — «тот, кто вырвался вперед». Брат, родившийся вторым, получил имя Зерах — из-за красной ниточки, привязанной к его руке.

И все-таки почему Тора посвящает отдельную главу истории Йеуды и Тамар, но ничего не рассказывает о женитьбах остальных братьев и не сообщает нам подробностей об их детях?

Дело в том, что именно с Йеуды ведет свое начало династия Давида и, в конечном счете, династия Машиаха. Кроме того, между двумя рождениями близнецов — Переца и Зераха, Яакова и Эсава — есть нечто общее. В обоих случаях младший из двойняшек обошел старшего. Эта параллель нам дает понять, что Перец в будущем превзойдет величием своего старшего брата и станет основателем царского рода.

Почему династия Давида должна была быть основана на таких спорных и неоднозначных началах как: союз Йеуды и Тамар, происхождение Давида от Рут-моавитянки, рождение Шломо от Бат-Шевы?

Ашем решил, что представители царской династии Израиля должны отличаться скромностью. Неясное происхождение и было призвано предотвратить малейшие прояления высокомерия с их стороны.

Йосеф в доме Потифара

Потифар, египетский царедворец и начальник палачей, заметил среди рабов исключительно красивого юношу, выставленного на продажу мидианитянами. Однако он заподозрил, что они его похитили и сказал: «Это очень странный раб. Я видел белых людей, продававших черных рабов, но мне не приходилось видеть, чтобы черные люди продавали белого человека. Можете ли вы поручиться, что никто не придет и не потребует его назад?» Только после того как ему предъявили купчию на этого раба, на которой стояли подписи тех, кто его продал изначально (подписи братьев), он убедился в том, что Йосеф был приобретен законно.

Йосеф приступил к работе — и удивление Потифара еще более возросло. Действительно, рабы, как правило, никогда не заботятся об имуществе хозяина, а этот раб охранял и увеличивал хозяйскую собственность, о которой заботился как о собственной. Обычно рабы безнравственны, а этот — добродетелен, рабы воруют — а этот удивительно честен. Но самое главное, Потифар не мог не заметить, что вокруг этого раба ежедневно происходят чудеса.

Он приказывал: «Йосеф, подай мне чашу с кипящим пуншем». Йосеф подавал чашу, но Потифар тут же менял свое желание на противоположное и требовал прохладного питья. «Пей, — говорил Йосеф. — В чаше прохладное питье, оно утолит твою жажду». — «Нет, я передумал, — говорил Потифар. — Я хочу крепкого вина». — «Так пей же, оно давно в твоей чаше».

Так было все время. Ашем творил для Йосефа чудеса, чтобы хоть как-то скрасить его тяжелое положение раба.

— Я вижу, ты искусный волшебник, — сказал однажды Потифар. — Но предупреждаю, не пытайся превзойти меня в колдовстве! Ты же знаешь, мы, египтяне, известны своим колдовством на весь мир.

— Я ничего не знаю о волшебстве, — ответил Йосеф, и это было чистой правдой.

— А что же ты тогда приговариваешь и пришептываешь во время работы? — удивился Потифар.

— Я прошу Ашема дать мне силы, чтобы выполнить все, что от меня требуют, и благодарю Его за все, что Он для меня делает.

— Кто такой этот Ашем? Я его не знаю. Его можно где-нибудь увидеть?

— Это невозможно, но если ты настаиваешь, то посмотри пристально днем на солнце, — сказал Йосеф.

— На солнце нельзя смотреть пристально, можно сжечь глаза. Оно слишком яркое, чтобы смотреть на него.

— Если ты не можешь смотреть на солнце, а оно лишь одно из творений Ашема, то тем более ты не можешь увидеть Его Самого.

И сказал Ашем: «Клянусь, что в честь Йосефа Я явлюсь Потифару». И тогда Потифар увидел, что Шехина действительно осеняет Йосефа.

Почему Шехина пребывала с Йосефом в большей степени, чем со всеми другими братьями?

Еврей-купец, торговавший вином, нагрузил двенадцать ослов своим товаром и поехал продавать его. Внезапно один из ослов сорвался с повода и поскакал в направлении винной лавки. Купец остановил всех ослов и побежал за ним. «Что ты делаешь? — закричал ему прохожий. — Ты бросаешь без присмотра одиннадцать ослов, чтобы вернуть одного?» — Не волнуйся, — ответил виноторговец. — На улице, на глазах у всех, животных никто не тронет. Здесь мое вино находится в безопасности. Но вино, которое несет на себе убежавший осел, может пострадать, ибо кто знает, в чьи руки оно попадет?

Ашем сказал: «Остальные братья — вполне зрелые люди; кроме того, они живут около отца, который всегда им может подсказать, как себя вести. Они не нуждаются в Моей постоянной помощи. Но Йосеф одинок и очень молод. Я должен быть с ним, чтобы защитить его в нужный момент». Поэтому Шехина все время находилась рядом с Йосефом.

Следующие шесть месяцев Йосеф работал в доме Потифара, а затем еще шесть месяцев — в его поле. И всюду ему сопутствовал успех, со всеми делами он справлялся быстро и хорошо. И так получилось, что Потифар стал относиться к нему не как к рабу, а, скорее, как к члену семьи.

— Есть в нем что-то особенное, — говорил Потифар. — Я вижу по нему, что он знатного происхождения.

Кроме того, Потифар безоговорочно верил Йосефу. Он вручил ему ключи и назначил его управлять всеми своими владениями.

Испытание Йосефа

Теперь, когда жизнь Йосефа в доме Потифара стала относительно спокойной, он расслабился и стал походить на героя, который вышел победителем из труднейшей битвы и расхаживает с гордо поднятой головой. Он забыл, Кто помог ему стать победителем. Поэтому Ашем тут же подверг его испытанию: «Раз ты считаешь себя непобедимым, Я пошлю медведицу, которая нападет на тебя! Посмотрим, сможешь ли ты и теперь одержать победу».

Внешности Йосефа могла позавидовать любая девушка. Унаследовав черты лица Рахели, он был по-настоящему красив. Жена Потифара не могла не видеть, насколько прекрасен молодой раб.

Зулеха, так ее звали, обратилась к астрологам, чтобы выяснить какие-нибудь подробности о грядущей судьбе молодого раба. Предсказание было потрясающим: астрологи сообщили ей, что у нее и у Йосефа будут общие потомки! И тогда она решила приложить максимум усилий к тому, чтобы это предсказание сбылось как можно быстрее. Переодеваясь по нескольку раз в день, она старалась привлечь внимание Йосефа, но тот был совершенно равнодушен к ней. Она пыталась соблазнить его деньгами, предложив ему вполне внушительную сумму, но и это не возымело желательных результатов. На протяжение двенадцати месяцев Зулеха безуспешно пыталась соблазнить Йосефа: она его и уговаривала, и угрожала тюрьмой.

В конце концов подруги заметили, что она бледна и очень плохо выглядит.

— Что с тобой, Зулеха? — спросили они ее однажды, видя, как она страдает.

— Открою вам тайну, — ответила та. — Приходите ко мне сегодня в полдень, и мы поговорим за легким угощением.

Когда все сели за стол, Зулеха дала каждой подруге по цитрусовому плоду и столовому ножу. Когда они стали срезать кожу с плодов, Зулеха позвала своего раба.

— Йосеф! — крикнула она. А подругам сказала: — Смотрите, не порежьтесь.

Слишком поздно! У всех уже шла кровь из пальцев, но никто даже не заметил этого — ибо все, не отрываясь, смотрели на вошедшего молодого человека.

— Ну! Теперь вы видите, что мне приходится выдерживать каждый день? — пожаловалась им Зулеха. — Вы взглянули на него только один раз. Я же каждый день вижу этого молодого раба, но он не хочет даже смотреть в мою сторону!

— Он же твой раб! Прикажи ему — и он не сможет отказать тебе!

— Йосеф? Это невозможно. Я обещала ему золото, серебро. Я пыталась уговаривать его. Все безрезультатно! Он не желает меня слушать…

Но вот как-то Зулехе представилась возможность остаться с Йосефом наедине. То был день, когда разливается Нил. В такой день египтяне устраивали всенародный праздник, всюду проводили гуляния, вознося хвалу божеству реки Нил. Конечно, Йосеф не принимал участия в этом гуляний и остался дома, чтобы заняться делами своего хозяина.

Это было ошибкой и виной Йосефа. Он не должен был оставаться с Зулехой в доме один, ибо тем самым он дал своему йецер ара (плохому началу в человеке) перейти в наступление. То было тяжелое испытание. До сих пор он делал все возможное, чтобы не оставаться наедине с Зулехой, но сейчас сам дал ей возможность испытать себя.

(В утренней молитве мы просим: «Не подвергай нас испытаниям!» Наши Мудрецы учат: избегайте столкновений с йецер ара; лучше уклониться, чем бросать ему вызов, а затем тратить силы на то, чтобы одолеть его в бою. Также лучше избегать знакомства с дурными людьми, чем потом пытаться избавиться от общения с ними.)

Зулеха осталась дома, сославшись на то, что плохо себя чувствует. Она надеялась, что когда они будут в доме одни, ей будет легче сломить сопротивление Йосефа. Она надела дорогие уборы, тщательно уложила волосы, украсив их венцом из драгоценностей, в общем — решила использовать все возможные средства, чтобы наконец-то завладеть прекрасным юношей. Она села у дверей, мимо которых Йосеф должен был пройти, чтобы начать работу. Но Йосеф почему-то не шел, и тогда она решила его позвать:

— Йосеф, где ты? Почему не принимаешься за работу? Когда Йосеф появился и хотел пройти мимо нее, она остановила его:

— Послушай, Йосеф. Если ты сегодня не исполнишь мою волю, я убью тебя!

Не в первый раз Йосеф слышал от Зулехи угрозы, поэтому, не придав им особого значения, он хотел пройти мимо нее, но сейчас госпожа в буквальном смысле встала на его пути. Тогда он сказал:

— Одному из моих праотцев, Аврааму, Ашем велел принести в жертву своего сына. Может быть, и я когда-нибудь буду избран для принесения в жертву; я не хочу лишиться этой возможности и хочу остаться чистым в лице Ашема. Ашем неоднократно открывался моим праотцам. Разве он откроется мне, если я буду нечист?.. А мой отец? Что он скажет на это? Один из моих братьев получил наказание за то, что зашел к отцу в комнату и привел в беспорядок его постель. В результате — он лишился права первородства, которое перешло ко мне. Ты думаешь, что я соглашусь потерять его ради тебя? Кроме того, у тебя есть муж!

— Его ты можешь бояться меньше всего, — ответила Зулеха со смехом. — Если он будет нам мешать, я убью его!

— Тогда я стану не только прелюбодеем, но и убийцей! Прошу тебя, отпусти меня с миром.

Но Зулеха была полна решимости добиться любви от Йосефа:

— Здесь сегодня никого нет. Никто ничего не узнает.

— Здесь есть Ашем! Он везде! И я боюсь Его, — ответил Йосеф.

Спор их продолжался настолько долго, что у Йосефа в конце концов начали иссякать силы, и он был почти готов сдаться. Но неожиданно перед его внутренним взором возник образ отца, а затем образ матери. Он услышал, как Яаков говорит ему: «Йосеф, сынок! На нагруднике у первосвященника в Храме будут двенадцать драгоценных камней, на каждое колено по одному камню. Если ты согрешишь, место твоего камня останется пустым!»

Слова Яакова означали следующее: «Свой камень получит каждое колено — кроме твоего, ибо Ашем ненавидит безнравственность».

Этот довод мгновенно отрезвил Йосефа, и притязания Зулехи стали ему абсолютно безразличны. Тем самым он совершил истинный Кидуш Ашем, ибо от тяжелого греха его удержал не страх перед Творцом и боязнь наказания, а наставления Торы.

Когда Зулеха поняла, что ей не добиться расположения своего раба, она кинулась на Йосефа, как разъяренная львица. Ее единственным желанием было уничтожить непослушного раба. Она выхватила из-под своей одежды меч, но в этот момент Йосефу удалось вырваться и убежать. Однако в ее руках осталась его одежда.

Каждый еврей после завершения своей жизни предстанет перед Небесным Судом. Среди прочих вопросов ему предстоит ответить и на такой: «Почему ты пренебрегал изучением Торы, которое должно было быть твоим главным занятием в жизни?»

— Бедняк скажет: «А что же мне оставалось делать? Я должен был обеспечивать семью. На что бы мы жили, если бы я целыми днями учился?»

Он услышит такой ответ: «Как ты думаешь, был ли кто-нибудь беднее мудреца Илеля? Когда он был молодым, его заработок составлял одну монету в день. Тем не менее он отдавал половину этой монеты привратнику бейт-амидраша, чтобы только приобрести право на вход. Оставшуюся половину он тратил на нужды семьи. Однажды, когда у него не было денег и его не пустили в бейт-амидраш, он решил залезть на крышу и оттуда слушать слова Торы. Дело было зимой, шел густой снег. На следующее утро, в шабат, учителя — Шмайя и Автальон, заметили, что в бейт-амидраше почему-то темно. Посмотрев наверх, они увидели в слуховом окне фигуру человека, которая загораживала свет. Когда его снесли вниз, он не мог вымолвить ни одного слова. “Этот человек воистину достоин того, чтобы ради него можно было нарушить шабат!” — сказали они… Илель смог достичь этого, почему ты не мог?»

Когда к ответу призовут состоятельного человека и спросят, почему он недостаточно уделял времени изучению Торы, он выйдет и скажет: «Что я мог сделать? Мне приходилось поддерживать свой бизнес, я не мог тратить много времени на занятия Торой».

И тогда ему скажут: «Разве ты богаче, чем р.Элазар бен Хартум? У него была тысяча поместий на суше и тысяча кораблей на море, но он не знал даже, как они выглядят. Он не хотел терять время даже на осмотр своих владений и своего имущества, ибо предпочитал все свободные часы посвящать изучению Торы. Слуги — и те не знали, как выглядит их хозяин, и когда однажды они увидели его в своих владениях, то решили, что это один из работников, который вместо того, чтобы работать, праздно разгуливает по дому. В результате, ему пришлось доказывать им, что он не работает только потому, что является хозяином всего этого хозяйства… Если он мог, почему ты не мог?»

Человека, слабого перед искушениями, спросят: «Что тебе мешало изучать Тору?» — Он ответит: «А что мне было делать? Не мог я устоять перед своими желаниями! Жизнь полна всяких соблазнов. Как от них отказаться и засесть за Тору?» — «Твои оправдания совершенно неубедительны, — скажут ему в ответ. — Ты думаешь, что ты красивее Йосефа? Жена Потифара искушала его ежедневно, меняя одежды трижды в день. Но он сумел перебороть свои страсти. Почему тебе было не последовать его примеру?»

Знатная римлянка спросила р.Йоси бар Халафта: — Как можно поверить в то, что Йосеф, семнадцатилетний юноша, смог удержаться от того, чтобы не впасть в грех с женой Потифара, так настойчиво его добивавшейся? Должно быть, Тора замалчивает истину!

Р.Йоси открыл книгу Берешит и прочел римлянке историю о Реувене и Биле, а затем — историю о Йеуде и Тамар.

— О чьем грехе Тора скорее бы умолчала, о грехе сына в отцовском доме или о грехе простого раба в доме хозяина? — спросил р.Йоси.

— Конечно же, о грехе сына в отцовском доме, — ответила женщина. Тогда р.Йоси сказал:

— И тем не менееи Тора не пощадила ни Реувена, самого старшего из сыновей, совершившего грех в доме отца, ни Йеуду и предала гласности их поступки. Почему же о грехе Йосефа, раба и самого младшего из колен, Тора вдруг станет молчать?

Поступок Йосефа был примером для следущих поколений, которым предстояло жить в Египте. Благодаря ему, они смогли сохранить высокий нравственный уровень среди египтян, известных своей распущенностью.

Йосеф в темнице

Итак, Йосефу посчастливилось вырваться от Зулехи и убежать.

«Он может рассказать мужу о том, что здесь произошло, — подумала она, — нужно что-то предпринять». И вот, когда подруги вернулись с праздничного гуляния, Зулеха решила посоветоваться с ними о том, что ей теперь делать.

— Есть только один выход, — посоветовали подруги. — Скажи своему мужу, что он хотел овладеть тобой силой. Потифар его накажет, и поделом!

— В таком случае, я попрошу вас об одной услуге, — сказала им Зулеха. — Расскажите своим мужьям о том, что Йосеф пытался соблазнить каждую из вас. Тогда все мужчины придут к моему мужу с жалобой.

Затем Зулеха собрала всех домашних и рассказала им о том, что Йосеф пытался ее соблазнить и, когда она отказала, напал на нее, как разъяренный тигр. Но она чудом вырвалась и убежала.

Тем временем вернулся домой Потифар. В воротах дома его уже встречала большая толпа людей, которые проклинали его любимого раба. Соседиф рассказали, что этот негодяй пытался соблазнить их жен. Когда же и Зулеха рассказала ему свою историю, Потифар пришел в ярость.

— Смерть насильнику! — закричал оскорбленный муж. — Он будет приговорен к смерти немедленно.

Йосеф взмолился: «Ашем! Ты единственный, Кто знает, что я совершенно не виновен. Неужели Ты допустишь, что меня казнят по ложному обвинению?»

Молитва Йосефа была услышана. Что сделал Ашем? Он сделал так, что жена Потифара сама вступилась за него.

— Не надо его убивать! — сказала она мужу. — Лучше заключи его в темницу, ибо жаль тех денег, что ты заплатил за него.

На самом деле она, конечно же, не оставляла надежды, что в будущем сможет все-таки завладеть этим прекрасным юношей. Но Потифар был непреклонен в своем решении.

— Он заслуживает смерти,—настаивал он. Тем не менее вельможе пришлось изменить свое суровое решение.

В доме Потифара росла девочка по имени Аснат, его приемная дочь, которую он любил как родную. Оказывается, Аснат видела все, что произошло, и решила рассказать Потифару правду.

— Клянусь тебе, отец, — сказала она, — я сама слышала, как Зулеха постоянно пыталась соблазнить Йосефа, а он не хотел ее слушать. Не верь ей, все это ложь!

Трудно было Потифару поверить в рассказ Аснат, поэтому он решил посоветоваться со своими жрецами. Когда те выслушали обе версии этой истории, они попросили принести одеяние, которое осталось в руках Зулехи после того, как Йосеф убежал от нее.

— Если оно порвано спереди, — сказали они, — мы можем заключить, что он действительно пытался соблазнить твою жену. Но если оно порвано на спине, значит он убегал, а она гналась за ним и пыталась задержать его.

Обследовав одежду Йосефа, они обнаружили, что она порвана именно на спине.

— Правду говорит Йосеф, а не твоя жена, — заключили жрецы.

В конце концов Потифар сказал Йосефу:

— Знаю, что ты не виноват. Но я вынужден заключить тебя в темницу, ибо об этой истории говорит уже весь город. У меня нет другого способа спасти свою репутацию и репутацию моей жены!

Сны виночерпия и хлебодара

Так Йосеф оказался в темнице. Впрочем, каждый вечер его отпускали на несколько часов, ибо Потифар хотел, чтобы Йосеф продолжал надзирать за его хозяйством.

Да и жена Потифара тоже хотела, чтобы Йосеф приходил в их дом. Эта женщина по-прежнему не оставляла надежд на его благосклонность. Однажды она сказала Йосефу:

— Ты видишь, я сделала так, что ты оказался в тюрьме. Случайно могут найтись и другие, более серьезные обвинения против тебя. Берегись!

— Приговор выносит только Ашем, — сказал ей Йосеф.

— Я лишу тебя средств к существованию!

— Ашем дает пищу голодным, — ответил Йосеф.

— Если ты не выполнишь моего желания, я сделаю так, что тебя закуют в железные цепи!

— Ашем освобождает узников из оков.

— Я согну тебя пополам!

— Ашем распрямляет согбенных.

— Я выколю твои прекрасные глаза!

— Ашем открывает глаза слепым.

— Я продам тебя в рабство в другую страну! — придумала она наконец.

— Ашем хранит пришельцев, — кротко сказал Йосеф.

Исчерпав все средства, Зулеха придумала способ, как заставить Йосефа страдать физически. Она не могла вынести, что он не смотрит на нее, и поэтому приказала, чтобы ему укрепили раму под подбородком, которая врезалась ему в подбородок всякий раз, когда он опускал голову при их встрече. И все равно Йосеф не смотрел на нее.

Шехина не покидала Йосефа и в тюрьме, поэтому в любом деле ему сопутствовал успех. Начальник тюрьмы назначил его надзирать над остальными узниками, ибо увидел в нем добросовестного работника.

Вот уже десять лет провел Йосеф в темнице — во искупление того, что говорил лашон ара на своих десятерых братьев. А через десять лет произошло событие, которое вновь изменило судьбу Йосефа.

На сей раз все случилось в доме фараона. Провинились главный виночерпий и главный хлебодар, которые подносили фараону угощения. И что же? В чаше с вином была обнаружена муха, а в булочке — камень. Обоих, естественно, тут же бросили в тюрьму, ибо заподозрили в оскорблении царского достоинства. Двенадцать месяцев высокопоставленных царедворцев допрашивали, после чего их должны были вывести на казнь. Прислуживать им назначили Йосефа.

И вот как-то утром, когда Йосеф вернулся из дома Потифара, выполнив там очередную работу, он застал виночерпия и хлебодара в подавленном состоянии.

— Почему вы оба сегодня так печальны? — поинтересовался Йосеф.

— Сегодня ночью мы видели очень странные сны, но здесь некому их растолковать, — ответили они.

Йосеф подумал, что вполне мог бы растолковать их сны, но не хотел, чтобы они решили, будто он подобен египетским магам, которые так гордятся своими «природными» способностями. Он-то понимал, что человек может узнать заключенное в ночном видении только с помощью Ашема.

Тем не менее они поведали Йосефу свои сны. Вначале рассказывал главный виночерпий. В его сне содержалось не только пророчество, касающееся его самого, но и были предсказаны события, которые произойдут с народом Йосефа.

— Мне снилась цветущая виноградная лоза, на которой я отчетливо видел три ветви — рассказывал он. — На ветках распустились цветы, появились завязи, а затем — молодые плоды. Я сорвал несколько виноградин, выжал из них сок в чашу фараона и дал ему выпить.

Руах акодеш (святое провидение) осенил Йосефа — он понял, о чем этот сон.

— Ты сообщил мне добрую весть, — сказал он виночерпию. — Виноградная лоза — это еврейский народ, который будет отправлен в изгнание в Египет. Три цветущих побега — это Моше, Аарон и Мириам, которые помогут евреям освободиться от египетского рабства. А за добрую весть, которую ты мне сообщил, я истолкую твой сон в хорошую сторону. Через три дня у фараона день рождения. Поэтому о тебе вспомнят и выпустят на свободу, восстановив в прежней должности.

— Йосеф прав! — воскликнул хлебодар. — Мой сон закончился толкованием сна виночерпия, и обо всех этих событиях я уже знаю. А теперь и я хочу рассказать тебе свой сон. Мне приснилось, что я несу на голове сразу три корзины с хлебом, поставленные одна на другую. В верхней корзине — всевозможные сладости, которые клюют птицы.

— Этот сон содержит недоброе пророчество, — объявил ему Йосеф. — Он означает, что евреям предстоят три изгнания, после которых наступит четвертое—и оно будет самым тяжелым; это эдомское изгнание. Что же касается тебя, то твой сон намекает на то, что через три дня (опять же по случаю дня рождения фараона) тебя повесят, и птицы будут клевать твое тело.

— Действительно так! — вскричал виночерпий. — Именно эти события я видел в конце своего сна.

Рассказав виночерпию, что означает его сон, Йосеф попросил его о маленькой услуге:

— Когда тебя восстановят в прежней должности при дворе, расскажи, пожалуйста, фараону, что я ни в чем не был виновен. Меня похитили из страны евреев, продали в рабство, бросили в тюрьму,— но я не знаю, в чем моя вина.

— Я непременно вспомню о тебе, — пообещал виночерпий.

Через три дня все предсказанное Йосефом сбылось (ибо Ашем выполняет обещания, данные цадиком). По случаю дня рождения фараона была объявлена всеобщая амнистия — и многих заключенных выпустили. Суд пересмотрел дело виночерпия, и того освободили «за отсутствием состава преступления», единодушно признав, что муха могла залететь в кубок случайно. А вот заключение по делу хлебодара было суровым и звучало так: «Камень, обнаруженный в тесте, считать намеренным оскорблением царского достоинства. Признать виновным и приговорить к смертной казни».

Хлебодара тут же повесили, а виночерпия возвратили во дворец. Оказавшись вновь при дворе, главный виночерпий не забыл, кому он обязан своим освобождением. «Сегодня я напомню фараону о Йосефе», — подумал он и завязал узелок «на память». Но Ашем послал ангела, который развязал узелок.

«Как я мог забыть рассказать о Йосефе фараону?» — удивился виночерпий, вспомнив об этом вечером. Он сделал еще одну памятку, чтобы назавтра не забыть рассказать о своем спасителе. Но и назавтра он все забыл. Так случалось всякий раз: виночерпий вспоминал о своем долге перед Йосефом только вечером, вернувшись домой. Почему это происходило?

Ашем сказал: «Йосеф, неужели ты надеешься на то, что из темницы, в которую ты попал по Моей воле, тебя освободит какой-то египтянин? Таков твой битахон (уверенность в помощь Ашема)? Самое большое заблуждение — надеяться на то что твоя судьба — в руках правительственных чиновников, поскольку все они забывчивы и равнодушны к любой судьбе. Главный виночерпий скоро забудет о тебе. Что касается Меня, то Я вспомню о тебе только тогда, когда придет твое время обрести свободу».

(Хотя от еврея требуется сделать все возможное, что в его силах, для того чтобы избежать неприятностей, тем не менее не нужно забывать, что нет человека на земле, который способен кого-то спасти или навлечь на кого-то беду, если того не хочет Ашем. Все те, кто оказывают нам милость или причиняют какое-то зло, — выполняют волю Ашема. Настоящая вера заключается в том, что мы принимаем без всяких оговорок простую истину: все дела этого мира вершит лишь Ашем; Он — Единственный, Кто может изменять наши судьбы.)


Нравится!
Поделиться ссылкой:
Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

Тема дня
Недельная глава Торы
Мудрецы разделили Пятикнижие на 54 отрывка, которые читают из недели в неделю в течение всего года.
Недельная глава Торы — это отрывок из Пятикнижия (Хумаша), который принято изучать на протяжении недели, а также читать публично, по Свитку Торы, во время молитвы в миньяне. Читать дальше

Чтение Торы

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

По материалам газеты «Исток»

Недельная глава Ваера

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

В недельной главе «Ваера» («И явился») рассказывается о полученном Авраhамом предсказании, что у Сары родится сын и когда именно, о городах Сдом и Амора (в привычном для русского читателя звучании — Содом и Гоморра), об их уничтожении и спасении Лота, о том, как царь Авимелех взял Сару к себе во дворец, но вынужден был возвратить ее Авраhаму, о рождении и обрезании Ицхака, удалении Ишмаэля, союзе с филистимским царем Авимелехом и о последнем, десятом испытании Авраhама — требовании Б-га принести в жертву Ицхака.

Недельная глава Цав

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Комментарий рава Ицхака Зильбера к недельной главе «Цав»

Недельная глава Эмор

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Недельная глава «Эмор» из книги рава И. Зильбера «Беседы о Торе»