Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Дурные привычки тяжелее преступных деяний тем, что человеку, погрязшему в них, труднее прийти к раскаянию. И так сказано: “Да оставит грешник путь свой, и злодей — замыслы свои” (Йешаягу 55, 7)»Рамбам, Мишнэ Тора, Законы раскаяния 7, 3
Коментарии к недельной главе Льва Кацина

Узнав об обмене пятерых живых террористов-убийц на тела израильских солдат, многие из нас почувствовали себя обманутыми. Неужели израильское руководство не понимает, что эта сделка является слабостью в глазах террористов? То, что убийцы выходят на свободу, разрушает сдерживающую силу израильского правосудия, воодушевляет боевиков на новые захваты заложников с целью освобождения других террористов из израильских тюрем.

В прессе прозвучали обвинения правительства Израиля в нарушении «не только человеческого, но Б-жьего закона». Между тем, сообщается о согласии Израиля обменять Гилада Шалита на главаря Танзима Маруана Баргути, отбывающего пять пожизненных заключений за убийство израильских граждан, а вместе с ним еще 300 террористов ХАМАСа. Допустима ли подобная сделка с точки законов Торы?..

В Торе мы находим рассказ о Дине, дочери Яакова, которая была захвачена в заложники в Шхеме. Братья Дины освободили ее военной хитростью. Хананейский царь Арад воевал с Израилем и «пленил нескольких из них» в пустыне (Бемидбар, 21:1). Амалекитяне напали на лагерь царя Давида и «взяли в плен женщин от мала до велика» (Шмуэль, 1:30). В обоих случаях евреи добились освобождения пленных силой меча. Из этого не следует, что выкупать пленных запрещено. Возможно, захватчики и не предлагали выкупить пленных, потому что военная сила была тогда единственной опцией.

Талмуд (Баба Батра, 8) называет выкуп пленных «великой заповедью». Когда мудрец II века н. э. рабби Пинхас бен Яир отправился выкупать пленных, то воды реки расступились перед ним (Хулин, 7). Маймонид постановил, что человек, откладывающий исполнение заповеди выкупа пленного и таким образом ответственный за его пребывание в плену, считается виновным в пролитии его крови (Яд, 8:12).

На протяжении еврейской истории заповедь выкупа пленных была одним из основных принципов еврейской общинной жизни. Для выкупа плененных можно было использовать деньги, собранные на другие благотворительные нужды или даже на строительство синагоги (Баба Батра, 8).

Тем не менее мудрецы постановили, что во избежание вымогательств и новых похищений нельзя выкупать пленных за большую, чем принятую в это время у других народов, стоимость (Гитин, 4:6). Тем не менее, пленнику разрешено было выкупить себя или свою жену, а общине — выкупить своего духовного лидера или человека, который может им стать (Шулхан Арух, Йоре Деа, 252:10).

Однако рабби Меир из Роттенбурга, непревзойденный мудрец своего поколения, запретил выкупать себя. Германский король Рудольф I, взошедший на престол в 1286 году, заточил духовного лидера евреев в тюрьму, потребовав баснословный выкуп. Рабби Меир запретил общине выкупать себя, чтобы не подвергать других мудрецов опасности и «чтобы Тора не была забыта в народе Израиля». Он так и умер в тюрьме…

4 июня 1976 года израильская армия провела блестящую операцию по освобождению заложников в Энтеббе. Еще до начала операции рав Овадья Йосеф писал, что, несмотря на опасность, разрешено освобождать заложников, так как захват угрожает всему государству (Йабиа Омер, 10 с. 471), потому военную операцию можно проводить даже в шаббат. Однако рав Йосеф все же считал предпочтительнее обменять четверых террористов на пассажиров самолета. Жизнь заложников находится в непосредственной опасности, а понимание того, что за этим захватом последуют новые, или что освобожденные террористы продолжат убивать людей, является не немедленной, а будущей угрозой, которая может и вообще не реализоваться. (Впрочем, сегодня статистика подтверждает, что как минимум половина освобожденных террористов продолжают акты насилия.)

20 мая 1985 года Израиль освободил 1150 террористов в обмен на трех израильских солдат, захваченных бандой Джибриля (ПФОП). Тогда рав Шломо Горен выразил мнение, что плата за освобождение солдат была чрезмерной (Торат хаМедина, с. 426). Он писал, что даже те мудрецы (Тосафот), которые готовы примириться с выплатой чрезмерной суммы денег, никогда не согласились бы на освобождение убийц, способных продолжить свои преступления, подвергая опасности жизни людей (тем более освобождение убийц в обмен на тела солдат).

С другой стороны, рав Горен отметил, что израильская армия несет особую ответственность за своих солдат, и потому, подобно мужу, выкупающему жену, имеет право освобождать попавших в плен военнослужащих за любую цену. С ним не согласился рав Килав, считая, что «опасение за жизнь солдат не может быть определяющим фактором в принятии военных решений» так как даже «воины победителей гибнут на войне» (Нахмадид, Дварим, 20:5). Впрочем, как раз из того факта, что Тора разрешает тем, кто боится войны, вернуться домой (чтобы не дрогнули сердца других солдат), мы заключаем, что дух армии является ее силой!..

— Как можно объяснить неравный обмен пленными? — спросил я недавно авторитетного рава Довида Кохена в Бруклине.

— Рав Элиэзер Валденберг (1915—2006) писал в «Циц Элиэзер», что окруженная многочисленными врагами израильская армия черпает свои силы в особом боевом духе, который зиждется на традиции ответственности армии за своих солдат.

Идя в бой, солдаты знают, что армия заботится об их жизни и сделает все для освобождения попавших в плен и даже мертвых вернет для захоронения. Сохранение духа армии является гарантией существования Государства Израиль.

Является ли то, как мы относимся к нашим пленным, нашей силой, которая оборачивается слабостью? Или это слабость, которую может позволить себе лишь сильное государство с моральным превосходством над врагом, ибо наша любовь к жизни обязательно победит их ненависть и стремление к смерти.

— … Каково быть евреем? — спросил охранник концлагеря, поставив сапог на грудь истекающего кровью Клезенберг ребе.

— Я предпочитаю быть страдающим евреем, чем приносящим страдания немцем, — ответил ребе, который пережил войну и отстроил свою общину в израильском городе Нетания.


Эта недельная глава — самая большая из всех глав Торы. В ней, среди прочего, рассказывается о подсчете семейств левитов и той службе, которую им поручил Всевышний в пустыне. Также глава повествует о заповедях назира (назорея), благословении коэнов, обряде сота и о многом другом. Читать дальше

Недельная глава Насо

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Комментарий рава Ицхака Зильбера к недельной главе «Насо»

Объяснение текста благословения коэнов

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г благословенный повелел Моше передать Аарону и его сыновьям формулировку благословения коэнов, то есть, точные слова, которыми они будут благословлять общину сыновей Израиля.

Избранные комментарии к недельной главе Насо

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всякое прегрешение против нравственности порождено помрачением рассудка. Нравственная истина и истина логическая — синонимы, и человек может согрешить, только если лишится сперва истинной перспективы.

Кто учит Торе сына ближнего, как бы дает ему рождение. Насо

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Мы должны брать пример с Аарона, брата Моше. Он мирил людей, поэтому в Торе в качестве родословной упомянуты его потомки.