Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

1. Хотя во всякий Шаббат или Йом-Тов разрешается сделать Киддуш и поесть еще днем, чтобы прибавить к святому, отняв от будничного — в Песах дело обстоит не так, поскольку заповедь есть мацу действует именно ночью, как и заповедь есть пасхальную жертву, про которую сказано: «…и пусть съедят его мясо этой ночью». И также заповедь выпить четыре стакана вина действует именно ночью. И поскольку один из четырех стаканов — это тот стакан, на который делают Киддуш, нельзя сделать Киддуш и выпить этот стакан, пока не наступила ночь.

Проводящий Седер надевает китл и усаживается на свое место, чтобы начать Седер. И заповедь требует в этом месте раздать детям миндаль, орехи и т.д., чтобы они увидели, что все идет не так, как они привыкли, и спросили, почему это так, а из-за этого им теперь станет интересно, и они спросят также о том, для чего на столе маца и марор и почему едят, опершись на левую руку. А если ребенок достиг того возраста, когда его уже можно воспитывать, то есть когда он уже имеет представление о святости Йом-Това и о том, что сейчас рассказывают об исходе из Египта, ему также дают стакан, чтобы он из него пил. И принято наливать на один стакан больше, чем нужно для всех присутствующих на Седере, и этот лишний стакан называют «стаканом пророка Элиягу».

2. Стаканы должен наполнять слуга или кто-либо из домашних, но не поводящий Седер. И всякий раз, когда возникает необходимость наполнить стаканы, это делает кто-нибудь другой, но не глава Седера, чтобы показать освобождение от рабства. И следует предупредить всех домашних, чтобы они отпивали от стакана каждый раз по крайней мере его большую часть за раз, а от четвертого стакана — по крайней мере ревиит за раз, и чтобы они имели в виду, что они выполняют заповедь пить четыре стакана вина, слушать рассказ о выходе из Египта и есть мацу и марор, поскольку женщины также обязаны выполнять все эти заповеди; только есть и пить, опершись на левую руку, у них не принято.

Глава Седера делает Киддуш, как написано в Пасхальной Агаде, и выпивает первый стакан, опершись на левую руку. И лучше, если это возможно, выполнить требование тех мудрецов, которые говорят, что каждый из четырех стаканов необходимо выпивать целиком.

3. После этого глава Седера делает нетилат ядаим, не произнося благословения, вытирает руки, и отрезает от карпаса себе и всем домашним по кусочку, меньшему, чем ке-заит. Карпас окунают в соленую воду, поизносят благословение: «…сотворивший плод земли», имея в виду, что это благословение будет относиться также и к марору, и съедают, также опираясь на левую руку1. После этого глава Седера берет среднюю мацу, разламывает ее на две части и кладет большую из них рядом с собой для афикомана. И принято заворачивать этот кусок мацы в салфетку — в память о сказанном об исходе из Египта: «…еда их завернута в платье их». Некоторые же кладут этот кусок мацы себе на плечо — в память об исходе из Египта. И поскольку афикоман съедается вместо пасхальной жертвы, это самая важная часть мацы, поэтому для афикомана откладывается больший кусок. Меньший же кусок глава Седера кладет обратно на блюдо, немного приоткрывает мацу, поднимает блюдо и говорит: «Вот хлеб бедности, который ели…» — до слов: «в будущем году — свободные». А те, кто говорят: «Такой хлеб бедности…», не должны говорить слово «который»2.

4. После этого наливают второй стакан, и кто-то из детей спрашивает: «Чем отличается…?». Если же на Седере не присутствует маленький сын проводящего Седер, эти вопросы может задать другой маленький мальчик, или дочь главы Седера, или его товарищ, или его жена.

После этого произносят: «Рабами были мы…». И правильно было бы, чтобы глава Седера объяснял своим домашним слова Агады3 на языке, который они понимают. И также, если он сам не понимает Святого языка, ему следует читать Агаду по изданию с переводом на идиш (или на другой язык), и после каждого отрывка читать его перевод — и в особенности отрывок: «Раббан Гамлиэль говаривал…», в котором объясняется, что такое Песах, маца и марор.

Дойдя до слов: «И это то, что поддерживало…», следует накрыть мацу (чтобы хлеб не видел пренебрежения к нему, когда его оставляют и вместо него берут стакан вина). Берут стаканы в руки и произносят: «И это то, что поддерживало…» — до слов: «…из рук их», после чего снова открывают мацу.

Дойдя до слов: «Эта маца…», глава Седера берет половинку мацы, лежащую на блюде, поднимает ее, показывает своим домашним и произносит: «Эта маца…». И также, произнося: «Этот марор…», показывает всем марор. Но, произнося: «Песах, который ели отцы наши…», не следует поднимать зроа, лежащую на блюде в память о пасхальной жертве, чтобы не показалось, что тем самым он посвящает этот кусок мяса в жертву.

Дойдя до слов: «Поэтому…», снова накрывают мацу, каждый берет в руки стакан вина и держит его в руках до завершения отрывка, то есть до слов: «…избавивший Израиль!», затем произносят благословение: «…сотворивший плод виноградной лозы» и пьют, опершись на левую руку.

5. После этого омывают руки и произносят благословение на омовение рук4, после чего произносят на мацу благословение: «…дающий хлебу вырасти из земли». И поскольку в Йом-Тов необходимо произносить благословение непременно на два целых хлеба, а для заповеди есть мацу нужно съесть кусок непременно от разломанной мацы, поскольку маца называется «хлебом бедности», а бедный обычно ест разломанный хлеб — по этим двум причинам, произнося благословение на хлеб, глава Седера держит в руках две целых мацы, а между ними — разломанную, произнеся же благословение, кладет нижнюю, целую мацу на блюдо, оставляя в руках только две мацы — целую и разломанную, произносит благословение на заповедь есть мацу и отламывает по куску от целой и от разломанной мацы, по ке-заит от каждой, и такие же два куска дает всем присутствующим, после чего съедает оба их вместе, опершись на левую руку5. Если же ему тяжело съесть одновременно два ке-заита, пусть съест сначала ке-заит, на который произнесено благословение на хлеб (то есть от целой мацы — перев.), а затем — ке-заит от разломленной мацы; только не следует делать между ними никакого перерыва и необходимо съесть оба ке-заита, опершись на левую руку. И в наших странах принято в ночь Седера не окунать мацу в соль, ни ту, на которую произносится благословение на хлеб, ни ту, которую съедают для выполнения заповеди есть мацу.

6. Тому, кто не в состоянии разжевать мацу, разрешается размочить ее в воде, чтобы она стала мягче, однако необходимо проследить, чтобы она не размокла окончательно6. Если же речь идет о старом или больном человеке, который не может есть мацу, размоченную в простой воде, он может размочить ее в вине или в другом напитке. Когда размачивают мацу, которую будут есть для того, чтобы выполнить заповедь, нельзя держать ее замоченной в воде двадцать четыре часа или больше, потому что в этом случае она будет считаться вареной и ею нельзя будет выполнить заповедь есть мацу6*. Также нужно следить, чтобы маца по-прежнему по закону считалась хлебом (см. выше, глава 48, параграф 7).

7. После этого глава Седера берет ке-заит марора и столько же дает каждому из присутствующих на Седере, окунает его в харосет и стряхивает прилипшее, чтобы вкус марора сохранился, произносит благословение: «…и заповедал нам есть марор» и съедает взятый им марор, не опираясь на левую руку.

После этого он берет ке-заит мацы, отломленный от нижней мацы, а также ке-заит марора, и правильно было бы окунуть его также в харосет7 и стряхнуть лишнее. После этого оборачивают марор мацой, произносят: «Так делал Гиллель…»8, и съедают марор с мацой, опершись на левую руку. Сколько составляет ке-заит — мы написали в приложении в конце книги, что это примерно половина ке-бейца; однако некоторые говорят, что это чуть меньше, чем треть ке-бейца. И поскольку в наше время заповедь есть марор — это заповедь по словам мудрецов (а не непосредственное требование Торы, как заповедь есть мацу — перев.), поэтому тот, кому трудно есть марор, может положиться на второе мнение и съесть чуть меньше, чем треть ке-бейца, произнеся благословение (см. «Шульхан Арух а-Рав»). Если же человек болен и совсем не в состоянии есть марор, он должен по крайней мере немного пожевать один из тех видов трав, которыми можно выполнить заповедь есть марор, или другой горькой травы, чтобы почувствовать во рту горький вкус; и это делается просто как напоминание о заповеди, и благословение в этом случае не произносится.

8. После этого приступают к трапезе. И следует все подаваемые кушанья есть, опершись на левую руку. И принято за этой трапезой есть яйца9. И «мудрый имеет глаза» — следует самому проследить за собой, чтобы не наесться слишком и потом, в конце трапезы, смочь съесть афикоман, как положено, а не через силу.

В первые две ночи Песаха не едят жареное мясо и даже птицу. И даже если мясо сначала сварили, а потом поджарили в кастрюле — его не едят. У некоторых принято в эти две ночи не окунать никакие кушанья в напитки, кроме тех двух раз, когда во время Седера положено окунуть, чтобы было видно, что эти два раза окунают именно ради выполнения заповеди.

После завершения трапезы едят афикоман — в память о пасхальной жертве, которую ели в конце трапезы, чтобы окончательное насыщение пришло именно от нее9*. И необходимо съесть10 два ке-заита: один — в память о пасхальной жертве, а второй — в память о маце, которую ели вместе с пасхальной жертвой. И в любом случае следует съесть не меньше ке-заита, и необходимо есть, опершись на левую руку. И после афикомана запрещено есть что бы то ни было11.

После этого наливают третий стакан для Биркат а-Мазон. И следует проследить, чтобы в стакане не оставалось никаких остатков вина, в которое во время трапезы окунали мацу; если же стакан не является чистым, необходимо вымыть его изнутри и ополоснуть снаружи (см. выше, глава 45, параграф 4). И заповедь требует устроить так, чтобы можно было сказать Зимун12, однако не следует идти в другой дом в поисках третьего, поскольку каждый должен произнести Биркат а-Мазон именно в том месте, где он ел. И принято, чтобы Зимун произносил глава Седера, как сказано: «Щедрый будет благословен» (см. выше, глава 45, параграф 5), а в данном случае глава Седера проявил свою щедрость — ведь именно он сказал: «Всякий, кто голоден, пусть придет и поест…».

После Биркат а-Мазон произносят благословение на вино и пьют его, опершись на левую руку. И запрещено пить между этим и четвертым стаканами12*.

9. После чтения Биркат а-Мазон наполняют четвертый стакан13. И, по обычаю, открывают дверь, в память о том, что это «охраняемая ночь», когда совершенно нечего бояться; и наградой за эту уверенность будет то, что придет Машиах, и Святой, благословен Он, изольет гнев свой на народы — и поэтому произносят: «Излей гнев Свой…». и начинают оставшиеся главы из Аллеля: «Не нам…» и дальше по порядку. А когда доходят до отрывка: «Благодарите Г-спода…», то, если читающих трое, даже считая жену и сыновей, достигших возраста, когда их можно воспитывать, глава Седера произносит: «Благодарите Г-спода…»14, а остальные двое отвечают ему точно так же, как делают, когда читают Аллель в миньяне.

Из четвертого стакана следует отпить целый ревиит, и после него произносится завершающее благословение на вино. После этого заканчивают Седер, как написано в Агаде15.

После того, как выпиты все четыре стакана, запрещено пить что бы то ни было, кроме воды16. Если не очень хочется спать, следует произнести после Агады «Песнь Песней»17. И принято, произнося «Шма» перед сном, читать только отрывок: «Слушай, Израиль…» (см. выше, глава 71, параграф 4) и благословение: «…смежающий сном глаза мои…», чтобы показать, что мы уверены в том, что в эту ночь мы защищены от всех вредящих созданий и не нуждаемся в дополнительной охране.

10. Если человек все дни года не пьет вина, поскольку оно ему вредно, в эти две ночи он, тем не менее, должен пересилить себя и выпить четыре стакана, как рассказали мудрецы наши благословенной памяти о рабби Йегуде, сыне рабби Илая, который выпивал в Песах четыре стакана вина, а потом вынужден был ходить с завязанной головой до самого праздника Шавуот.

Но, тем не менее, он может разбавить вино водой, или пить вино, приготовленное из изюма (см. выше, глава 53, параграф 6, и глава 49, параграф 3), или выпить медовухи или любого другого напитка, принятого в данной местности.

11. Если афикоман потерялся, то, если есть еще такая маца, которая была испечена специально для выполнения заповеди есть мацу, нужно съесть ке-заит такой мацы; если же такой мацы нет совсем, следует съесть ке-заит любой мацы.

12. Если человек забыл съесть афикоман, то, если он спохватился до прочтения Биркат а-Мазон, даже если он уже омыл руки или сказал первую фразу Зимуна: «Господа, давайте благословим!» — съедает афикоман и не должен произносить на него благословение на хлеб. И хотя он уже решил больше не есть, все равно не считается, что он прекратил свою трапезу, поскольку он еще обязан есть, а в этом случае «мы следуем за желанием Вс-вышнего, а не за его». Но, тем не менее, ему следует сделать нетилат ядаим18, не произнося на него благословения. Если же он спохватился только после Биркат а-Мазон, но до того, как произнес благословение: «…сотворивший плод виноградной лозы» на третий стакан вина, пусть сделает нетилат ядаим также без благословения, произнесет благословение на хлеб и съест ке-заит; после же этого пусть прочтет Биркат а-Мазон, произнесет благословение на третий стакан вина и выпьет его. Но если он спохватился только после того, как произнес благословение: «…сотворивший плод виноградной лозы» на третий стакан, пусть сначала выпьет этот стакан. И, если он обычно произносит Биркат а-Мазон не над стаканом вина, пусть сделает нетилат ядаим, съест афикоман и произнесет Биркат а-Мазон не над стаканом вина. Но если он всегда читает Биркат а-Мазон только над стаканом вина, а сейчас не сможет этого сделать, потому что тогда ему придется выпить больше четырех стаканов вина — пусть не ест афикомана19, а считает, что заповедь есть мацу выполнена уже съеданием той мацы, что он ел вначале20.


1 То, что при съедании карпаса необходимо опираться на левую руку, в МБ не говорится.

2 После этого глава Седера должен приказать унести блюдо с мацой (если же стол большой, достаточно отставить его на край). Когда же он начинает говорить: «Рабами были мы…», блюдо снова ставят перед ним.

3 С самого начала, от слов: «Вот хлеб…».

4 Если человеку совершенно очевидно, что он содержал свои руки в чистоте все время после первого омовения рук, сделанного перед съеданием карпаса, он должен сделать нетилат ядаим без благословения. Но правильно было бы дотронуться руками до чего-нибудь нечистого и сделать нетилат ядаим с благословением.

5 Необходимо положить в рот одновременно два ке-заита мацы и разжевать, а проглотить можно сначала один ке-заит, а потом другой. Если же случилось так, что человек не смог проглотить сразу ке-заит, то заповедь считается выполненной, если он проглотил оба ке-заита за «время съедания порции хлеба». (И см. вопрос БГ на требование съесть два ке-заита). И если случилось так, что человек съел только один ке-заит, неважно, от целой мацы или от разломленной, обязанность есть мацу в ночь Седера им выполнена.

6 Если же она раскисла, но еще существует, то есть не растворилась — вопрос нуждается в дополнительном изучении. Некоторые, особенно тщательно выполняющие все заповеди, запрещают себе замачивать в воде и варить мацу в Песах. И тот, кто взял это на себя этот дополнительный запрет, не должен им пренебрегать.

6* Некоторые же не уверены в этом («Шаар а-Цийун»).

7 Таков формальный закон. Однако есть люди, у которых принято так не делать.

8 А БГ пишет, что, возможно, следует произносить этот отрывок после того, как маца с марором уже съедена, поскольку запрещено говорить что бы то ни было между благословением на марор и съеданием этого марора с мацой. И см. там, в чем именно он не уверен.

9 И следует постараться съесть именно то яйцо, которое лежит на блюде.

9* И следует проследить за тем, чтобы афикоман был съеден непременно до полуночи. И также, если это возможно, следует до полуночи завершить произнесение Аллеля.

10 МБ: Если это возможно, хорошо было бы съесть…

11 Что касается питья — опьяняющих напитков пить не следует. Если же это возможно, не стоит пить вообще ничего, кроме воды, чая и т.д.

12 Чтобы во время чтения Аллеля было трое, как будет сказано в следующем параграфе.

12* Запрет относится к вину, другим опьяняющим напиткам и тем напиткам, которые приняты в данной местности. И поскольку афикоман уже съеден, необходимо придерживаться указаний, приведенных в примечании 11.

13 И именно в этот момент наливают «стакан Элиягу».

14 И также отрывок: «Мы молим…».

15 А Маhарам сначала читал все стихотворные отрывки, а потом пил четвертый стакан.

16 Но чай и т.д. разрешается. А во второй Йом-Тов можно разрешить пить и другие напитки, кроме опьяняющих.

17 И заняться изучением законов Песаха и рассказами об исходе из Египта.

18 В МБ говорится, что он должен сделать нетилат ядаим, толь если он уже прочел Биркат а-Мазон.

19 В МБ сказано: «Согласно нашему обычаю, по которому Биркат а-Мазон не обязательно читать над стаканом вина — пусть сделает нетилат ядаим, съесть афикоман, а после этого прочтет Биркат а-Мазон не над стаканом вина». (И из этих слов МБ можно сделать вывод, что закон не зависит от того, как привык поступать данный конкретный человек).

20 При условии, что маца, которую он ел вначале трапезы, предназначалась для мацы с момента срезания колосьев. И он не может считать, что заповедь выполнена съеданием того ке-заита, который он съел после благословения на хлеб.


Оглавление

Выбор еврейского имени [↑]

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности. И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Выбор еврейского имени очень ответственен — имя влияет на судьбу человека. Какие советы по выбору имени дает традиция?

Значение имени [↑]

Выбор имени для еврейского ребенка имеет огромное значение. Наши мудрецы говорят, что имя отражает сущность человека, его характер и судьбу. В Талмуде сказано, что в момент, когда родители нарекают новорожденного, их души посещает пророчество, небесная искра. Но даже при том, что Сам Всевышний дает нам подсказку, многим парам трудно определиться с выбором имени для младенца.

Как же правильно выбрать имя? Почему евреи не называют сына в честь отца? Можно ли назвать мальчика в честь бабушки или объявить его имя до Брит-милы (обрезания)?

Еврейские обычаи [↑]

В имени заложено не только будущее, но и прошлое. Ашкеназы традиционно дают имя в честь умершего родственника. Считается, что между его душой и душой новорожденного образуется некая метафизическая связь. Добрые дела тезки возвышают душу умершего, а хорошие качества предка оберегают и вдохновляют нового обладателя имени [другое объяснение: есть надежда на то, что ребёнок проявит все хорошие качества родственника, в честь которого он назван].

Как быть, если вы хотите назвать ребенка в честь ушедшего родственника, но кто-то из ныне здравствующей родни уже носит это имя? Ответ зависит от степени родства ребенка с потенциальным живым тезкой. Если это близкий родственник (кто-то из родителей, братьев-сестер или дедушек-бабушек), то лучше подыскать другое имя. Если же родственник дальний, то все в порядке.

У сефардов принято давать имя в честь живых, часто в честь дедушки. Это выводится из Талмуда (Шабат 134а), где говорится о ребенке, названном в честь раби Натана при жизни раби Натана.

В еврейском народе принято давать имена праведных людей из ТаНаХа (Тора, Пророки и Писания), например, называть мальчиков в честь праотцев — Авраам, Ицхак или Яаков, в честь еврейских пророков и царей, например, Шауль, Шмуэль, Давид, Шломо, Моше или Аарон, девочек в честь праматерей — Сара, Ривка, Рахель или Лея, или в честь других праведных женщин, о которых говорится в ТаНаХе, например, Двора, Йохевед или Хана.

Ещё есть обычай называть детей в честь великих раввинов и мудрецов Торы, как, например, Исраэль-Меир — в честь Хофец Хаима

Иногда имя выбирают в соответствии с праздником, во время которого родился ребенок. Например, если мальчик появился на свет в Пурим, его называют Мордехаем, а девочку — Эстер. Девочку, рожденную в Шавуот, можно назвать Рут, а детей, родившихся Девятого Ава — Менахем или Нехама.

Есть также обычай давать имена, встречающиеся в разделе Торы той недели, на которую приходится день рождения ребенка.

Как правило, мальчикам дают имя при обрезании на восьмой день, а девочкам — в первый Шабат после рождения, когда достают свиток Торы в синагоге [читайте на сайте материал про Чтение Торы].

Скрытый смысл [↑]

В святом языке имя — не просто набор букв, оно раскрывает сущность его обладателя.

Мидраш (Берешит Рабба 17:4) рассказывает, что первый человек, Адам, дал имена всем живым существам в соответствии с их сутью и предназначением. Предназначение осла, например, нести тяжелый материальный груз. Осел на иврите — «хамор». Это слово имеет тот же корень, что и слово «хомер» — «материя», «вещество».

Это же принцип применим и к людским именам. Лея [жена праотца Яакова. Прим.ред.] назвала своего четвертого сына Иегудой. Это имя — от корня, обозначающего «благодарность», а если в нем переставить буквы, то получится Святое Имя Всевышнего. Так Лея хотела выразить Ему особую благодарность (Берешит 29:35).

Эстер, имя героини Пурима, образовано от корня, обозначающего «сокрытие». Эстер была известна своей красотой, но её скрытая внутренняя красота превосходила внешнюю.

Еще один пример — популярное имя Ари, на иврите «лев». В еврейской литературе со львом сравнивается уверенный в себе, целеустремленный человек, который набрасывается на каждую возможность выполнить заповедь.

Бывают, конечно, и плохие имена. Вряд ли вы захотите назвать сына Нимрод, ведь оно — от корня, означающего «мятеж». Царь Нимрод восстал против Всевышнего, бросив нашего праотца Авраама в горящую печь.

Если вы хотите назвать мальчика в честь женщины, постарайтесь сохранить неизменным максимальное число букв. Например, Браха можно заменить на Барух, а Дина на Дан.

Еще несколько полезных правил [↑]

У многих из нас, кто хочет изменить своё имя на еврейское, возникает дополнительный вопрос — как «увязать» своё нееврейское имя с еврейским?

Некоторые переводят своё имя на иврит дословно — например, «Мила» это «Наоми» на иврите.

Некоторые выбирают ивритское имя по созвучию: Анатолий — Натан, Юрий — Ури, Виктор — Авигдор и т. д.

В любом случае, выбор имени — очень ответственный шаг, имя человека оказывает влияние на его судьбу и качества характера, и мы советуем обращаться с этим вопросом к вашему местному раввину…

Если семья живет за пределами Израиля, постарайтесь дать ребенку такое традиционно еврейское имя, которое также привычно звучит на языке этой страны. Например, Яков или Дина в России, Дэвид или Сара в англоязычных странах. Не следует давать одно, «еврейское», имя «для синагоги», а другое — которым ребенка на самом деле будут называть. Настоящее еврейское имя — хорошее средство против ассимиляции.

Мидраш (Бемидбар Рабба 20:21) рассказывает, что евреи удостоились чудесного освобождения из египетского рабства отчасти и потому, что не переняли египетские обычаи, а продолжали давать детям еврейские имена.

Многие родители не хотят называть ребенка в честь родственника, который умер молодым или неестественной смертью, опасаясь, что несчастья могут «перейти» к новому обладателю имени. Раби Моше Файнштейн дает по этому поводу несколько рекомендаций.

Если человек умер молодым, но своей смертью, и оставил после себя детей, то это не считается плохим знаком, и ребенка можно назвать в его честь. Пророк Шмуэль и царь Шломо умерли в возрасте 52 лет, и их имена всегда были и остаются популярными в нашем народе, т.е. это уже не считается, что человек умер в молодости.

Если же человек умер от неестественных причин, то раби Файнштейн рекомендует немного изменить имя. Например, евреи называют сыновей именем Йешайа в честь пророка Йешаягу, который был убит.

Раби Яков Каменецкий считает, что переход от «молодости» к «старости» происходит в 60 лет. В Талмуде (Моэд Катан 28а) рассказывается, что когда раби Йосефу исполнилось 60 лет, он устроил празднование по случаю начала долголетия.

Вопреки распространенному мнению, не запрещается объявлять имя новорожденного до обрезания, хотя многие так не делают. В полной мере, однако, мальчик получает душу только во время Брит-милы, и поэтому в метафизическом смысле до этого момента не имеет имени. Это выводят из того, что Всевышний дал новое имя нашему праотцу Аврааму после Брит-милы, когда тот был в возрасте 99 лет (Зоар — Лех-Леха 93а, Таамей Минхагим 929).

Все звезды именами называет… [↑]

Царь Давид писал: «…Исчисляет количество звезд, всех их именами называет» (Теилим 147:4). С древних времен звезды завораживали людей. Они «намекают» на секреты мироздания и тайны будущего. Они указывают путь странникам, озадачивают астрономов и вдохновляют исследователей. В бескрайнем темном небе они кажутся совсем маленькими, а их количество не поддается исчислению; но все они значимы в глазах Всевышнего. «Всех их именами называет». У каждой звезды — свое особое предназначение, и все они разные, не похожи друг на друга.

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности.

И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Звезды выглядят крошечными точками в бескрайнем ночном небе, а наш народ кажется маленьким и незначительным среди миллиардов людей на земном шаре. Всевышний дает имя каждой звезде потому, что все они важны для Него и дороги Ему, и точно так же Он участвует в наречении имени каждому еврейскому ребенку. У каждого еврея свое предназначение, мицва (заповедь), к которой он имеет особый дар, и каждый из нас излучает свой неповторимый свет.

В конце времен любовь Всевышнего к Своим детям не будет вызывать сомнений. После Девятого Ава мы всегда читаем: «Поднимите глаза ваши в высоту небес и посмотрите: Кто сотворил их? Тот, кто выводит воинство их счетом, всех их именами называет Он; от Великого могуществом и Мощного силой никто не скроется» (Йешаягу 40:26).

В конце времен все евреи вернутся в Иерусалим («никто не скроется»). Всевышний сочтет всех и даст каждому имя.

Порядок наречения имени [↑]

Итак, имя мальчику дают во время его обрезания.

У ашкеназских евреев, как указано выше, принято давать новорожденному имя покойного члена семьи, например, дедушки, дяди и т.д. — как бы увековечивая память об умершем. У сефардов, наоборот, имя ребенку дают в честь живущих.

Если родилась девочка, то ее имя в первый раз произносится над свитком Торы, к чтению которой вызывают ее отца.

После того как отрывок Торы прочитан, среди прочих благословений читаются два особых отрывка «Ми Шеберах» — за здоровье роженицы (жены вызванного к Торе) и новорожденного ребенка.

Если родился мальчик и он еще не обрезан — при чтении молитвы о его здоровье имени не называют. Если родилась девочка, то в этот момент она и получает свое имя.

Роженица благодарит Всевышнего за успешные роды и произносит благословение «аГомель»:

«Благословен Ты, Всевышний… за то что воздал мне добром».

Делается это в присутствии группы взрослых мужчин-евреев числом не менее десяти (см. материал про Миньян евреев).

Во время обрезания «аГомель» читается перед приглашенными на церемонию. Если же родилась девочка, то собирают специальный миньян мужчин в доме, или мать посещает синагогу в тот день, когда муж над свитком дает имя девочке. Отвечают на ее благословение женщины, присутствующие в женской части зала.

Отвечают на «аГомель» так:

«Амен. Кто воздал тебе добром, Тот и впредь будет воздавать тебе добром!»

Текст на иврите приведен в сидуре — сборнике еврейских молитв (см. «Чтение Торы»).

Читать дальше