Поиск
Браха Губерман
Браха Губерман

Блогер-Ша. Между белым и черным

01.09.2016 17:37

Первое сентября – значимый день в календаре для многих. Для  меня тоже. В разное время я относилась к этому дню по-разному. Был школьный этап, потом университетский, после учительский, когда я вдруг увидела школу с изнанки, со служебного входа, и она произвела на меня огромное впечатление, которое резко отличалось от детского представления о ней. Вспоминаю...
Мне 24. Я второй год работаю в школе, преподаю русский и литературу, а кроме того у меня есть свой класс, я там классный руководитель. Мой класс 6 "Д".
В нашей школе дети разделены по классами в соответствии с успеваемостью и способностями. Классы А, Б и В – это гимназия с математическим, химико-биологическим и гуманитарным профилями соответственно. Туда отобрали способных, а оставшихся учеников разделили на классы Г и Д, общеобразовательные, безо всякого уклона и профиля.
Молодым педагогам без особенного опыта старшие коллеги всегда рады дать возможность настоящей серьезной практики, чтоб опыта побыстрее набирались, мне тоже дали такую возможность с моим шестым «Д».
Все у нас с моими шестиклассниками катилось ни шатко, ни валко до самой весны. Дети учились плохо, хотя тут сюрпризов не было, средней оценкой в классе была тройка. Подобная успеваемость никого из педколлектива не удивляла, была вполне ожидаемой, все так называемые хорошисты и отличники отправились в гимназические классы, а от «Д» никто ничего доброго не ждал.

Но по весне грянул гром, и я подпрыгнула от неожиданности. Вдруг в журнале моего класса стали появляться оценки, которых учителя не ставили. Их рисовали сами шестиклассники, это все понимали, но выяснить, кто именно из детей ставит оценки в журнал без спросу, никак не получалось. Художник добавлял, конечно, хорошие отметки, как правило, четверки – предел мечтаний у школьников из «Г» и «Д», причем радовал ими всех подряд. Разгадать его логику я не могла из-за полного отсутствия всякого ее присутствия. Попытки напугать детей лишением каких-то прав или радостей, чтобы они сами прекратили своевольничать, тоже провалились. Да и какие такие ценные права в школе есть у ребенка, привыкшего к плохим оценкам и постоянному недовольству взрослых. Он отлично знает, что его считают плохим и тупым, привык к этому и внутренне согласился со званием неудачника или хулигана, так что никакие разговоры, внушения и наказания не помогали определить "художника". Дети молчали с завидным упорством, я отчаялась придумывать способы решения проблемы самостоятельно. От отчаяния и пошла к школьному психологу, моему ровеснику, такому же "опытному" в школьных делах, как и я. Он предложил мне авантюру.
- Собери детей в классе и объяви, что вы все оказались в очень сложной ситуации. В журнале постоянно появляются оценки, которых учителя не ставили, что является серьезным нарушением закона. Подделывать важные документы запрещено, и ты просто обязана прекратить это. Ситуация безвыходная, ты была вынуждена наказывать весь класс, ведь выявить виновного не получалось. Но наказывать всех из-за одного – не правильно и не справедливо, поэтому сейчас ты хочешь перед каждым из них извиниться, ведь все ученики класса обижены твоими несправедливыми подозрениями. Сейчас ты будешь подходить к каждому из них и говорить: "Извини меня, пожалуйста".
- И что будет? - спросила я.
- Ты поймешь, кто это делает, и наладишь контакт с детьми, - пообещал психолог.
- А как я пойму?
- Увидишь по лицу.
Если честно, в 24 я плохо умела "видеть по лицу", так что не очень рассчитывала на эффект  мероприятия "Извини, пожалуйста", но воевать с классом мне надоело. Это слишком утомляло, не давало результата, к тому же делало меня врагом детей, хотя мне хотелось быть их другом. Я хорошо относилась к ним всем, они были простыми и, в основном, добрыми, маленькими шестиклашками, я их понимала, а потому ходить "во врагах народа" было особенно не приятно. В общем, я решилась на предложенную авантюру, решила рискнуть.

Классный час на тему "Извини, пожалуйста" перевернул ситуацию и стал моим звездным часом. Предсказать такой успех я, конечно, не могла из-за отсутствия опыта. Дети, перед которыми извинялся взрослый, да к тому же учитель (а от учителей они слова доброго, как правило, не слышали) разительно менялись от нахлынувшего и непривычного им чувства самоуважения. Каждый из них воспринимал мое "извини, пожалуйста", как совершенно разумное и справедливое действие по отношению к нему, прощал и улыбался. Только «художник» опустил голову. На него были устремлены взгляды всего класса, но он справился, в общем, лишь слегка покраснел, а потом смело уперся в меня взглядом. Крепкий парень! Я до сих пор помню его имя.
Ореола героя он лишился. Им наделили меня. Липовые оценки в журнале перестали появляться, а мои дети от избытка смешанных чувств выиграли конкурс инсценированной песни, в котором до исторического классного часа наотрез отказывались участвовать. Администрация была шокирована моими педагогическими талантами, меня в открытую хвалили на педсоветах, я, юный учитель, тоже проникалась самоуважением, так необходимым каждому для успеха и радости.

Я поздравляю с началом нового учебного года всех ваших детей-учеников, у которых он начался или вскоре начнется, желаю им уважать самих себя, родителей и учителей и добиться разнообразных успехов в учебе и в жизни. 

25.08.2016 23:46

Отпуск - очень маленькая жизнь. От него остаются в памяти картинки - отдельные слайды, ясные, яркие, как в калейдоскопе.
Стриженая трава, зелень вперемежку с фиолетом клевера, ступаешь босиком и сразу тридцать лет назад, здесь нет желтоватого подорожника и одуванчиков, это ничего, также колко, шелковисто, тепло и немного щекотно, я сразу ступнями узнаю ту жизнь.

Песочно-розовые горы над безупречно голубым Кинеретом, розовато-желтая луна огромным в полнеба блюдом катится следом за мной со скорбными глазами, напоминает о пропущенном закате, зовет, я еще приду к ней, обязательно.

Танцующие хасиды у могилы раби Шимона бар Йохая на горе Мерон, их хоровод все шире и шире, сверху на этот танец смотрит малыш, длинные светлые локоны из-под кипы, строгий взгляд. Судя по всему, его привезли сюда на первую стрижку. Через несколько минут к нему подходит точно такой же мальчик. 

- Надо же, близнецы, - успеваю сообразить я и тут же замечаю третьего. Его держит на руках голубоглазая женщина с такими же строгим взглядом. - Тройняшки!

Голубые надгробья еврейского древнего кладбища в Цфате, яркие, нарядные такие, что от неожиданности замирает сердце, надписи на камнях говорят о тех, кто убит в теракте и погиб при погроме. На самой вершине горы могила Аризаля. Внизу похоронная команда копает свежую могилу. Сосны шуршат зеленой игольчатой листвой, сквозь нее хорошо видно белое-белое солнце.

Я больше запоминала, чем фотографировала, так что вся красота в памяти, но кое-что материализовалось с помощью фотокамеры.

Наши прогулки.

  

Кладбище в Цфате

 

На Мероне

 

11.08.2016 21:05

В бейн а-мецорим все домашние хозяйки задумчивы и грустны. Есть над чем задуматься, семью надо кормить по-прежнему, хотя привычные мясные блюда, например, шницели, которые все любят, готовить не принято. Что готовить? Если вычесть из рациона мясо, то просто необходимо добавить в него овощи для баланса. А что такое овощи? Овощи – это суп, прежде всего, потому что суп – первое блюдо и всему обеду голова.

- Сара Абрамовна, идем чистить овощи, нужно суп варить! – зову я.

Но Саре Абрамовне в этот сложный период хочется многословно философствовать, осознавать свое место в контексте современности и думать о смысле существования, а готовить овощной суп, в котором сконцентрирована вся сермяжная правда этого самого ее существования, не хочется.  

- Вот ты выросла-выучилась и что поняла в жизни? - достает меня Сара Абрамовна.
Она как встанет не с той ноги, хоть из дому беги. Я к стиральной машине, Сара Абрамовна за мной, я в детской прибираю, она под ногами путается, я на кухню - тащится следом и зудит без остановки про "что поняла". Мочи никакой нет, так философствовать желает.
Я в нее бросила золотистую красавицу тыкву Долорит и отвечаю:
- Я выросла-выучилась и поняла, только ты способна сварить для меня летний оранжевый суп с тыквой и бататой в итальянском стиле.
Сара Абрамовна обернулась вокруг тыквы три раза и исчезла, как не было ее. Только золотистая красавица Долорит осталась лежать на полу в одиночестве. Сжалилась я над ней, подняла и стала чистить, готовить к новому этапу в ее жизни. Когда Долорит была маленькой тыковкой и росла на грядке, она много слышала о том, что взрослые спелые тыквы попадают в прекрасный овощной суп солнечного оранжевого цвета, и это лучшее, что может произойти в их жизни. Так говорила ей Огромная Круглая Тыквища, а уж откуда Тыквища знала об этом, маленькой Долорит было совершенно не известно, да она ничего такого и не думала, просто росла, толстела, наливалась спелостью, в общем, всячески надеялась на счастье, и оно случилось. Так всегда происходит, мне бабушка говорила, а бабушки все знают.

Однажды осенью в поле приехал грузовик, и Долорит положили в железный прохладный кузов рядом с Огромной Круглой Тыквищей.  Путешествие было долгим. Сначала Долорит трясло и подбрасывало на ухабах песчаной желтой дороги, потом укачивало на ровном полотне серого пути, а иногда перекатывало с боку на бок в самый неожиданный момент, когда грузовик почему-то останавливался.

- Красный свет, -  объявляла всезнающая Тыквища. Она была такая огромная и круглая, что могла видеть весь мир через борт грузовика. А Долорит только вздыхала в ответ, ей совсем ничего не было видно. Когда ничего не видно, то скучно, от скуки каждый уснет, вот и тыковка заснула. Долго ли, коротко ли она спала, а время просыпаться пришло. Кто-то тряс ее и вертел все стороны.

- По-моему, очень хорошая тыквочка, - сказал чей-то звонкий голос. – Смотри, Йоси, нашей маме подойдет такая для оранжевого супа?

- Неужели меня уже выбирают для супа? – удивилась Долорит, не поверив своему близкому счастью, и завертела круглыми блестящими боками от восхищения.

- Ой, держи ее получше, Аарон, а то уронишь, - сказал голос тоном пониже.

Долорит громко ойкнула, когда ее перевернули вниз головой, похлопали по бокам, а потом потащили куда-то так быстро, что у нее началось головокружение, маленькие тыковки совсем не приспособлены к беготне.

- Кладите на весы, - услышала тыковка, когда кружение прекратилось. – Килограмм и  двести граммов. Кладите в пакет.

- Йоси, дай пакет, клади, - снова услышала она знакомый голос и тут же полетела куда-то вниз. Долорит оказалась в уютном и светлом полиэтиленовом пакете.

В нем она пролежала целую неделю, пока мы с Сарой Абрамовной решали, кто будет варить знаменитый оранжевый суп. Сегодня стало окончательно ясно, что этим человеком стану я, ведь именно я стою вот здесь перед вами, чищу золотистую тыкву Долориту и развлекаю себя небывальщиной, потому что скоро сказка сказывается, но не скоро овощи чистятся.

Кроме тыквы Долориты я почистила еще одну луковицу, три бататы, три морковки и три картошки, сложила их в кастрюлю, налила туда чистой водопроводной воды и поставила на огонь вариться. По сути, главный этап преодолен, потому что самое скорбное в приготовлении оранжевого супа – это чистка овощей, а дальше сплошная песня – приготовление томатной заправки. Это дело тонкое, требующее некоторой кулинарной подготовки, потому что заправка готовится по вкусу. Ингредиенты известны. Нужно обжарить в оливковом масле три дольки чеснока, когда они станут золотистыми как тыковка Долорита в молодые годы, добавьте к ним несколько ложек томатной пасты, еще несколько соевого соуса, все перемешайте и дайте немного покипеть на маленьком огнем, буквально минутку, потом положите смесь итальянских трав. Любое блюдо со смесью итальянских трав неизбежно становится итальянским. Запишите, пожалуйста. Таков закон, нечего тут и обсуждать. Снова все перемешайте уже с травами, выключите огонь, накройте крышкой и оставьте в покое. Сейчас время проверить, как там чувствует себя наша солнцеликая принцесса Долорита и ее друзья в нашем супе. Если вы потрудились порезать их всех помельче, а морковку натерли на крупной терке, то они уже готовы. Давайте договоримся, что мы все именно так и сделали и даже посолили сразу после закипания. Когда овощи готовы, выключаем газ, достаем погружной блендер и устраиваем себе суп-пюре. Осторожно, не забрызгайтесь. В суп-пюре добавляем готовую заправку, карри и красный сладкий перец, перемешиваем, пробуем. Если вам хочется покислее, добавьте кетчупа, поострее - соевого соуса и черного перца, послаще - паприки и коричневого сахара. В общем, боритесь за вкус, суп у вас один, и есть его вам. Главное, вовремя остановиться, а потом объявить:

- Суп готов, идите есть, пожалуйста.

- Ты мне вот в эту оранжевую тарелку налей, - Сара Абрамовна, известный эстет, первой протягивает мне глубокую миску.  

Оранжевый тыквенно-бататовый суп в итальянском стиле – это лучшее, что может случиться не только с золотистой тыквой Долоритой, но и с вами на моей кухне. Умная Сара Абрамовна это понимает.

04.08.2016 21:15

В эти дни я прихожу к Котелю ранним утром, за несколько минут до восхода солнца, когда небо еще совсем темное. Здесь все свои, туристов совсем нет, только абсолютное предрассветное спокойствие и вечные камни, тихо ждущие солнечных лучей. В самом первом ряду близко-близко к камням сидят старушки, читают молитвы и плачут. Я становлюсь рядом с сухонькой бабушкой, невесомой как осенняя паутина на острых ветвях, пробившихся сквозь розоватый в утреннем свете камень и время, сидур в ее тонкой морщинистой руке с пигментными стариковскими пятнами кажется массивным и тяжелым. Когда-нибудь я стану такой же. Буду тихой и незаметной старушкой приходить по утрам к вечной стене, касаться холодных гладких камней сухими пальцами и думать, что умирать совсем не страшно.

Я возвращаюсь к Стене жарким полднем, спускаюсь по ступенькам вниз от Старого города. Несколько лестничных пролетов, и ступени приводят меня к небольшой площадке, с которой открывается вид на город. Наверное, именно таким его видят иерусалимские голуби. А сегодня вместе с ними и я смотрю на мощный золотой купол мечети кипат а-села, что слева, на большой темный купол аль-аксы справа, и на темные крохотные фигурки между ними, что льнут к светлым камням Стены. Я спешу туда.

На площади у самого Котеля уже полно народу. Группы туристов всех мастей толпятся вокруг своих гидов с цветными зонтиками, задранными вверх восклицательными знаками. Кто-то из них сам послушно покрывает голые плечи платками и накидками, другие брезгливо отмахиваются от назойливых бабушек, которые предлагают им эту странную ткань. Старушки не отстают, щебечут ласково, настойчиво просят, многословно объясняют правила на иврите, неизвестном туристам, нагоняют уходящих и говорят-говорят, пока не убедят окончательно.

Я иду мимо поближе к Стене. Справа, несколько ступенек вверх, есть вход в глухую комнату, где всегда темно, прохладно и сыро. В свете свечей вечные старушки горбятся там над желтыми страницами, плачут и шепчут святые слова Теилим.

Я присаживаюсь на колченогий, шаткий стул и тоже шепчу, но заплакать не могу, хотя очень хочется в эти дни. Все беспокоюсь, как бы не рухнуть, зашуршу, собью старушек, они молиться перестанут. Этого делать никак нельзя. Сижу и прошу за всех подряд, волнуюсь, вдруг забуду кого, сосредоточенно припоминаю от и до, чтоб здоровье, чтоб семьи и дети, чтоб все мечты и заработок побольше, равновесие во всем мире и мне хоть немного, а то шатко очень, как бы не соскользнуть. Сосредоточенно долдоню, шепчу свои дай-дай-дай, мне не до слез.

Когда все мои просьбы кончаются, я как можно незаметнее выбираюсь наружу к свету, стараясь не задеть старушек. Выхожу и спиной вперед пячусь от стены, за дай-дай-дай свое крепко держусь, не упустить бы. Вдруг натыкаюсь на что-то мягкое. Гляжу, маленькая старушка дряхлую тоненькую руку ко мне тянет, а в ней листочек. Вот, мол, молитва тебе, читай сейчас, не уходи. На листке написано «Молитва благодарности». Я, конечно, читаю, со старушками не спорят:
- Спасибо, что я стою здесь и благодарю тебя за все, что у меня есть, за каждую мелочь спасибо, за печаль и за радость спасибо...
Все мои «дай-дай-дай» растворяются в Молитве благодарности и исчезают, я чувствую равновесие и плачу вечными слезами невесомой еврейской старушки, знавшей когда-то, что такое Храм. 

28.07.2016 18:29

Про жирафа 

- Можно ли засунуть жирафа в холодильник в шабат? - с видом заговорщика интересуется Аарон. Он обожает всякие загадки и головоломки. Обычно вспоминает их вечером перед сном. Чем дольше отгадываем, тем позже мальчик отправляется в кровать.  
Но на этот раз оказалась не загадка, а просто ясельная легкотня. Мы же опытные родители, прекрасно помним историю со слоном из собственного детства и моментально отвечаем:
- Открываешь дверь, суешь жирафа, закрываешь дверь.
- Ха-ха-ха, - говорит Аарон. - Совсем не так надо.
- Почему это?! - возмущаемся мы с мужем, у нас совали слона в холодильник именно так - в три хода. Но на этот раз мы просчитались. Не учли особенности шабата, когда холодильник забит вкусной едой.

- Нужно открыть дверь холодильника, вытащить все салаты, засунуть жирафа, следом засунуть все салаты, которые изначально не помещались толком, закрыть дверь и подпереть ее спиной, - загибает пальцы Аарон. - Еще одну загадку, мам! Я выиграл.
- Давай, но потом сразу глаза закрыл и нет тебя до утра.
- Весь зоопарк сгорел. Кто остался?
- Никого?
- Жираф остался. Он же в холодильнике сидит.

 

Петух или курица

Стемнело, Аарон уже в пижаме. Он снова зовет меня немного посидеть рядом с ним, поболтать перед сном.

- Хочешь загадку, мама?

Ответ «нет» в наших с Аароном вечерних поболталках не принимается, так что я только уточняю с улыбкой:

- О ком загадка?  

- О курочке. В дом принесли петуха и курицу, как узнать, кто где?

Я пробую понять, где в условии загвоздка, но не могу сходу сообразить.

- У петуха хвост больше, - делаю я пробный ход.

- Ну, нет, мама, - машет рукой Аарон.

Я и сама понимаю, что не попала. Но других идей нет. 

– Надо их пощекотать, - продолжает Аарон. - Если кудахчет, то курочка, а если кукарекает – петух. 

 

Про крокодила

Я работаю за компьтером. Младшие уже спят. Только Аарон слоняется вокруг да около. Сегодня мне некогда болтать с ним - срочная работа. Но Аарон никак не отправляется в кровать сам.

- Хочешь загадку, мам, - задает он свой излюбленный ночной вопрос.

- Аарон, иди спать.

- Только одну. Как ты думаешь, мама, крокодил больше длинный, чем зеленый или больше зеленый, чем длинный? Ну, только скажи, мама, и я сразу иду в кровать.
- Крокодил длинный и зеленый одинаково.


- Нет, мама. Крокодил недлинный в ширину. В ширину он узкий, но зато зеленый. Крокодил больше зеленый, чем длинный, потому что он зеленый и в длину, и в ширину, а длинный только в длину.

Я не могу сдержать хохот. 

- Аарон, ты готов к изучению Талмуда, - хвалю сына, и ему очень нравится такой комплимент, а я продолжаю: - А сейчас бегом в кровать.

Аарон засыпает с улыбкой, вспоминая какую красивую загадку он загадал.

А у вас есть загадки в копилке? Я бы тоже ему загадывала, да ничего не помню.  

21.07.2016 22:06

Пока весь мир и его народонаселение бьется за металл, я созидаю ради чистого искусства. За три последних дня сплела вместе с детьми хомяка, котика и львенка. Сегодня из-под моих рук абсолютно бесплатно вышел в свет резиночковый Винни-Пух, обещающий стать Оськиным светом в окне. Вот смотрите, какие у нас милые домашние питомцы получились.

Это хомячок. Он мечтает прочесть книгу.

 

Это котик. Он забрался на ветку.

Это львенок. Он прилег на ладошки Аарона. 

Так выглядел львенок на станке в процессе плетения. 

Это мой Вини-Пух. Йоси его лелеет, холит и пестует. Водил купаться.

  

Йоси хотел завести много резиночковых друзей и засел за работу.

Он сплел братьев пингвинчиков. Синего и оранжевого. У синего пингвинчика Оська решил сделать синие глаза, так что он выглядит инопланетным зверьком.

После пингвинчиков Йоси вместе с Аароном сотворили желтого утенка.

Так у нас дома победила дружба, а потом все пошли спать, прихватив с собой некоторых особенно любимых резиночковых друзей.

 

Спокойно ночи и хорошей субботы всем вам.

15.07.2016 00:11

1

 

Дети захотели попугая. Они уже хотели рыбок с хомячками, мимо которых мы каким-то чудом проскочили. Полгода было тихо - это они третий акт "Попугая надо" нашей семейной драмы о домашних питомцах писали.

Все у людей есть уже. Резиночкоплетение, библиотека, бассейн, сестра, ролики с лего и самокат с пластилином, живи да радуйся. Они было начали, но тут выяснилось, что соседи попугаев продают. То ли щеночков от попугаев, то ли самих. Аарон номер телефона аккуратно с объявления переписал и предъявил вместе с закатыванием глаз, мол, без попугаев жизни больше нет, срочно звоните-купите-несите, и цыганочку с выходом из себя приложил.

- Будем наблюдать, - привычно без звука произнесла я, а вслух проникновенно сказала: - Поговори с папой. Это очень серьезная тема, я не могу сама решить.

Сказала и унеслась куда-то по срочным делам, положившись на папу. Он взрослый и опытный, значит, точно выкрутится.

Часов в девять вечера мне позвонил Оська и сообщил, что папа согласился на попугайских щеночков.

- Будем наблюдать, - булькнула я в трубку.

- Что?! - не понял Оська.

- Позови папу.

Оськин дискант, призывающий папу, зазвенел в трубке на полную громкость.

- Да! - подтвердил уверенный мужской голос в трубке.

- Я к ним даже не подойду! - гаркнула я.

- Тебя подвезти? - уточнил голос.

- Я пешком с ума сойду от этой новости - ты заводишь попугаев в моем доме!

Некоторое время трубка молча дышала мне в ухо, потом произнесла шепотом:

- Аарон сказал, ты разрешаешь.

Генеральный разговор состоялся утром следующего дня. Аарон слонялся по квартире в поиске очков. Этот ежедневный траурный ритуал немного оживляла я, метко вонзая вопросы в скорбную спину сына.

- Куда нам щенки?

- Птенчики. Может, папа их на холодильник положил?

Сын брел к холодильнику, громыхал стулом, влезал-спрыгивал-вздыхал, я ему сочувствовала, как могла:

- Как ты себе представляешь этих птенцов вот здесь? Они тут всюду летают, - я изобразила руками вентилятор.

Сын близоруко прищулся, чтоб рассмотреть меня получше, и его ладони мельницей замельтешили перед глазами.

- Летают!

- Они всюду! А ты вытираешь за ними все и моешь, я даже не подойду!

«Я даже не подойду», - говорила мне мама про рыбок-хомячков-котенка-щеночка, на попугае она, кстати, сломалась, он летал, а я вытирала и мыла за ним, носила ему со двора семена подорожника на желтоватом крепком стебельке. Он любил. Откуда в Израиле подорожник? Чем тут вообще кормят попугаев? Кому достался попугай в моем детском городе спелых подорожников и наливного клевера, когда я уехала?

- Где мои очки, куда ты их положила? – спрашивал сын.

- Я не ношу твои очки.

«Я не ношу твои вещи», - отвечала мама на мои вопросы. Наши мамы никогда не умирают. Они из нас со своими внуками разговаривают теми самыми голосами. Кажется, его звали Кеша.

- Подумай, зачем нам попугай? Его просто некуда девать, у нас маленькая квартирка. Всего 4 комнаты.

Аарон вздыхал и снова рассказывал, как мечтает о живом, маленьком и теплом по имени Пепитто. Мне представлялся маленький человечек в трико и белом колпачке. Аарон клялся делать для него все: ухаживать, кормить, поить и водить летать. Какого-то чужого Пепитту в белом колпачке ожидала завидная жизнь, полная заботы и тепла.

- Аарон, зачем тебе Пепитто, у тебя есть мама. Ухаживай за мной, погладь и покорми меня, а потом тарелку и чашку помоешь, главное, не надо никого заводить, я уже тут.

- А папа разрешил Пепитто.

- А папе ты сказал, что Пепитто разрешила я. Ничего не выйдет!

Аарон потащил меня за руку в гостиную и поставил под люстрой.

- Ну, мама, вот тут папа вобьет железный крюк, больше ничего вам делать не надо. Только вот здесь вобьете, повесите клетку, туда нужно качельки, зеркальце и поилку поставить, Пепитто дешевый, я сам принесу, вам ничего не надо делать.

- Только крюк, клетку, кресло-качалку, трюмо и холодильник, а новоселье с Пепитто ты отпразднуешь сам, я поняла. Пойду, поговорю об этом с папой.

2

Перед шабатом Аарон сидел на диване в гостиной и читал. Я была занята последними приготовлениями к субботе, а муж пил чай, пробовал шабатний пирог и рассказывал о поездке с детьми в живой уголок к цыплятам, козлятам, крольчатам и хомячкам.

- Хорошо, что взяли много морковки и листьев салата, на всех хватило, и мне одна морковина досталась.

- Кажется, обойдется без Пепитто.  

Я направилась к Аарону:

– Все-таки с вами можно иногда договариваться.

- Что? – оторвался он от книжки.

- О чем пишут?

- Я еще не дочитал, потом расскажу, в этой книге в конце истории всегда бывает какой-то вывод.

- У нас тоже была интересная история. Ты хотел завести попугая Пепитто, а вместо этого поехал с папой в живой уголок кормить симпатичных пушистых зверей. Можно сделать вывод о том, что всегда найдется решение, которое понравится всем в семье, например.

Аарон оторвал взгляд от страницы и внимательно посмотрел на меня.

- Тут подойдет вывод о том, что всегда можно получить компенсацию.

07.07.2016 22:55

Рынок Махане Йегуда - место контрастов, где как в зеркале отражается все многообразие видов не только Иерусалима, но и всего Израиля. Наблюдать за посетителями рынка даже интереснее, чем разглядывать лотки с самыми экзотичными товарами.

 

Одним из экзотических плодов, с которым я познакомилась в Израиле был личи, тропический фрукт. Мне доводилось пробовать только сок из него. Купить красноватую в пупырышках ягодку я никак не могла решиться, просто не знала, как ее едят. Подруга оказалась поклонницей личи и с радостью познакомила меня с этим плодом.

Оказывается, под тонкой кожурой личи находится очень приятная на вкус сладковатая полупрозрачная мякоть с легким виноградным привкусом, которая хорошо утоляет жажду жарким летним днем. 

- Тот, кто хоть раз попробовал личи, влюбляется в него навсегда, - с этими словами подруга вручила мне очищенный плод. 

Я сказала благословение "Шейхияну" и впервые в жизни попробовала его, потом еще раз попробовала и снова взяла ягодку. Это вкус Ган Эдена, как говорят в Израиле. Теперь я всегда хочу личи. 

Репутация Махане Йегуда, как места, где есть все, не преувеличение. Здесь я нашла даже чайный гриб - особый напиток, который готовила дома моя мама, да будет благословенна ее память. Чайный гриб представляет собой толстую слоистую слизистую плёнку, плавающую на поверхности жидкой питательной среды - сладкого черного чая. В результате брожения получается очень вкусный, кисло-сладкий, слегка газированный напиток, отдаленно напоминающий квас и считающийся очень полезным, в советские годы с ним были знакомы многие. У нас дома в трехлитровой стеклянной банке, горлышко которой обвязывали марлей, тоже жил этот вкусный чайный квас.

Но я никак не ожидала встретить его в лавочке на Махане Йегуда, была приятно удивлена и рада нашей встрече. Выяснилось, что в Израиле и в Америке этот напиток называется комбуча. Говорят, что слово происходит от японского "комбутя" и в переводе означает "чай из морской капусты". Кроме чайного кваса в этой лавочке готовят самые разные фруктовые и пряные коктейли или смузи, как теперь модно говорить.  

Среди прочих коктейлей выделялась беловатая взвесь с интригующим названием напиток Рамбама. На емкости с ней со ссылкой на великого мудреца Торы и знатока медицины раби Моше бен Маймона, жившего в Испании и Египте в XII веке, написано: 

- И сладкий, и горький миндаль и финики всегда полезны для человека. 

Рамбам широко известен своими медицинскими рекомендациями, которые касались здорового образа жизни. Например, в кодексе еврейских законов "Мишне Тора", составленном раби Моше бен Маймоном, есть целый раздел, посвященный законам правильного образа жизни, который позволяет еврею сохранить здоровье, бодрость и ясный ум долгие годы. 

Я, конечно, попробовала миндально-финиковый напиток с такой серьезной рекомендацией. Он был почти безвкусным. По-моему, надо бы больше фиников и миндаля класть. 

Хлеб и сухофрукты на Махане Йегуда выглядели также восхитительно, как и все остальные продукты. Пройти мимо было просто невозможно. Мы решили еще погулять, а после вернуться к манящим прилавкам. 

Вокруг Махане Йегуда много лавочек, которые торгуют всевозможными товарами, необходимыми для исполнения заповедей Торы. Здесь продаются и цицит, и шофары.   

Этот кот не продавался. Он просто спал посреди пустынного неизвестного мне дворика, через который мы снова вышли на Яффо. Оказалось, улицу и окрестности украсили симпатичными зонтиками в японском и турецком стилях.

 

Какому событию были посвящены яркие зонтики, мне не удалось выяснить, однако наша с вами прогулка по Иерусалиму - тоже непустячное дело, так что все может быть.

Хорошей субботы.  

 

 

30.06.2016 20:44

- Давай себя развеселим, пойдем гулять в Иерусалим.

Так мы с подругой решили однажды и отправились в центр любимого Города. Как большинство путешественников пошли пешком от центральной автобусной станции по главной улице Яффо, постепенно дух и запахи Иерусалима сгущались, и вскоре мы могли их черпать огромной деревянной ложкой. Махане Иегуда, главный городской рынок, был перед нами.

Несомненно, это одно из тех значимых, даже культовых мест Иерусалима, куда приходит каждый из обожателей Города. Все характеристики Махане Иегуда, все мнения о нем с самых разных сторон сливаются в восхищенное: "Здесь есть все!" Я бы добавила к этому пресловутые: чего здесь только нет и глаза разбегаются. Мои глаза сразу разбежались у прилавков со сладостями всех времен и народов, хотелось их тут же купить и съесть, не отходя от прилавка, но сначала, конечно, сфотографировать для вас! Веяние времени, что тут поделаешь. 

Вот вам корзиночки с орехами и сухофруктами из песочного теста и знаменитые израильские рогалики (рогалах) с творогом, маком и, конечно, шоколадом.

А это марокканские орехово-медовые умопомрачительные сласти из особенного теста кадаиф, которое похоже на тонкие белые нити. Из кадаиф пекут вот такую конафу или пахлаву.

Здесь восточные сладости всех цветов радуги: рахат-лукум, нуга и халва.

На Махане Иегуда во все времена был огромный выбор традиционных восточных сладостей и выпечки. Этот рынок существует с тех давних времен, когда Палестина входила в состав Османской империи - с 1516-го по 1917-ый годы. В этот же период, особенно к его концу, быстрыми темпами росло еврейское население Палестины - за счёт иммиграции из Европы. Махане Иегуда возник в конце XIX века на огромном городском пустыре, куда арабские фермеры привозили свою сельскохозяйственную продукцию. С течением лет это место преобразовалось в настоящий рынок, большинство торговцев которого были арабами, но постепенно еврейское присутствие здесь становилось все ощутимее. Окончательно еврейским Махане Иегуда стал благодаря раву Шмуэлю Саланту, руководителю ешивы "Эц Хаим". Этот дом учения, один из старейших в Иерусалиме, был основан в 1841 году и располагался вблизи рынка. В 20-е годы руководители ешивы решили принять участие в строительстве лавок специально для еврейских торговцев и таким образом привлечь их на рынок, а заодно создать возможность дополнительного финансирования ешивы. У западной стены двора нового здания ешивы на пожертвования было построено 40 лавок. Они-то и образовали улицу, ставшую одним из нынешних центральных торговых рядов Махане Иегуда. Доход от продаж и сдачи лавок в аренду поступал в ешиву, а имена меценатов были написаны на табличках над магазинчиками. К сожалению, после сооружения крыши над торговым рядом их увидеть невозможно. Зато эта улица рынка до сих пор называется Эц Хаим - Древо Жизни, по-моему, очень подходящее название торгового ряда на рынке.

Всласть налюбовавшись восточными сладостями, мы почувствовали, что пора выпить кофе и направились к французской кофейне. Рахат-лукум, пахлава и нуга, конечно, прекрасны, но, положив руку на сердце, скажу - французские пирожные люблю намного больше. Видимо, я неисправимый европеец. 

Продолжение этой истории в картинках о моей прогулке по "Махане Иегуда" я расскажу на следующей неделе.

Шабат шалом. Хорошей субботы вам.

Я очень благодарна Несе Неплох и Татьяне Шульман за помощь в подготовке материала.

23.06.2016 15:25

Уезжая из мест, где у людей родной язык русский, сначала перестаешь слышать литературный русский язык, и значительно позже начинаешь понимать хороший иностранный. В этом промежутке проходит полжизни в соответствующем языковом сопровождении. Исключения есть.

Многоязычие – специальное благословение в Израиле, благодаря которому у меня на клавиатуре буквы сразу трех алфавитов. Русский, английский, иврит. У многих израильтян также. Я печатаю на нужном языке, не особо задумываюсь, где там нужная сейчас буковка. Пальцы ее сами нащупывают. Стоит мне только задуматься - все. Не нахожу нужную букву. Вглядываюсь в кнопки на клавиатуре, старательно ищу, но не нахожу. Закрываю глаза, привычно ставлю пальцы, снова открываю и сразу вижу - вот она.

То же самое в беседе. Нужный язык включается автоматически, хотя дети регулярно сбивают с толку, перемешивая все на свете.

Ветеринар?

Читаю Оське обожаемого «Доктора Айболита». Аарон вертится рядом, на картинки поглядывает и крутит кубик Рубика.

- Приходи ко мне лечиться и корова, и волчица, и жучок, и паучок, и медведица, - читаю я с выражением. Люблю Корнея Ивановича, не буду скрывать. Это у меня с детства.

- Доктор Айболит - ветринар, что ли? – спрашивает Аарон.

- Да, врач, который лечит животных – ве-те-ри-нар, - отвечаю ему полным ответом, четко выговаривая каждую букву.

- Ветринар, - кивает Аарон.

- Ве-те-ри-нар, - четко по слогам произношу я, чтоб иностранный ребенок понял, как правильно называется звериный врач.

- Да, ветринар, - соглашается иностранный ребенок. – Врач для животных.

Я хотела было повторить моего ветеринара в третий раз на бис, но Аарон меня опередил.

- Вет-ри-нар, мама. На иврите Айболит – вет-ри-нар, - сказал он четко по слогам. - וטרינר

Корней Иванович, вы слышите, как они называют нашего с вами Айболита?!    

Человек сын человека?

Дети любят пошутить. В 6 утра спрашивают меня:

- Мама, Адам а-ришон (так зовут первого человека в Торе) был בן-אדם (человек)?

- Конечно, - отвечаю, не открывая глаз, - Адам а-ришон - בן-אדם.

- Нет, - орут дети и бессовестно смеются надо мной. – Он не בן-אדם. (не сын человека. בן – это сын, а  אדם - человек.)

Тут я открываю глаза и прошу всех покинуть спальню с революционной мыслью о том, что Адам а-ришон был созданием Творца, Его творением, в общем-то, сыном Б-га.

- Надо же, - думаю я, - а у многоязычного мира на этот счет столько версий. 

Король шинцеля?

Нам книгу подарили מלך שניצל
Аарон прочел название Мелех шницель. Так она у нас несколько дней жила под названием «Король – шницель». Сегодня присмотрелась, а она называется «Мелех шеницаль» - «Спасенный король». О шницеле там ни слова, и пока не известно, кто спас короля. Интрига.

Ашдодские пираты?

- Хочу в каникулы на море! - говорит Аарон.
- Я тоже хочу.
- Только не в Ашдод!
- Почему?
- Там же пираты (шодедим). Город потому и называется Ашдод.
- Нет сейчас никаких пиратов. Это давным-давно они были, а сейчас - нет.
- Нет? - Аарон задумывается. - А почему же тогда Ашдод так называется?

По делу?

- Ма зе леподелу? Что это к по делу? - спрашивает Йоси у Аарона.
- Леподелу? - уточняет тот.
- Има амра, шеолехет леподелу. Мама сказала, что идет к по делу, - объясняет Оська.
- Зе лехаверот. Это к подружкам, - говорит Аарон.
- Аваль еш келев казе - подель. Но есть такая собака - подель, - выдвигает свою версию Ося.
- Ло, шмо фудель. Нет, его называют фудель, - возражает Аарон.
- Не подель, не фудель, а пудель! С ним у меня нет никаких дел, - не выдерживаю я.
- А-пудель! - кричит Оська.

Масло из слив?

- Аарон я тебе положу сливочное масло в бургуль?
- А это что?
- Сливочное масло.
- А из чего его делают?
- Из молока.
- А почему тогда сливочное?
- Аарон, это хема (сливочное масло - иврит). Его делают из такого особенного очень жирного молока. Сливки называется.
- Так это хема. Я подумал, что из слив делают масло, если сливочное называется.

 

Страницы:
< предыдущая | следующая >
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
Отчет об отправке
Наши страницы в соцсетях:
Facebook | ВКонтакте | ЖЖ | Twitter
Магазин еврейской книги
Просьба молиться
Еврейский календарь
Радио Толдот — в эфире!
Кадиш и ЙорЦайт
Еврейские знакомства
Вопрос раввину
Семейная консультация
Приложения для iOS Толдот.ру Сидур ТаНаХ
Приложения для Android Толдот.ру Сидур

телефон: (972)-25-400-005
факс: (972)-25-400-946
имейл: info@toldot.ru
Toldos Yeshurun
PO Box 23156
Jerusalem 9123101
Israel
© 5762—5775 «Толдот Йешурун»
Перепечатка материалов приветствуется с обязательной активной гиперссылкой на Toldot.ru после каждого процитированного материала
Статкаунтер:

просмотров
Facebook | ВКонтакте | ЖЖ | Twitter | Google+