Поиск
Браха Губерман
Браха Губерман

Блогер-Ша. Между белым и черным

31.03.2015 09:46

Инструкции вообще нравятся. Все по пунктам, четко и ясно - это правильно. 10 шагов к успеху, 5 правил любви к женщине, 7 - как понравиться мужчине, 402 - как воспитывать ребенка тех взрослых, что уже друг другу понравились не только по вертикали, но и по горизонтали. Особой народной любовью пользуется инструкция одного китайского мудреца в трех пунктах:
- Человек рождается, страдает и умирает.
Он одной ногой уже в могиле стоял, так что распространяться особо не мог. Пришлось как-то сокращать, на основном концентрироваться.
Китаец этот мыслил обще и емко, аж дух у людей захватывало перед такой простотой исполнения. Родился, пострадал, можно и помереть достойно. Страдание искупило.
Китайский подход восхищал. Исполнять все бросились. Каждый стремился страдать чем-нибудь. Кто в чем силен был, тот тем и страдал. Этот момент кто надо учел где надо. Теорию подправили чуть и взялись внедрять начинание китайца на государственном уровне. Внимательно следили, чтоб цепочка передачи страданий от человека к человеку не нарушалась, чтоб без сбоев и неожиданностей, строем и с песней.
Лозунги пошли: "Страдать готов? Всегда готов!" "Страдай с нами, страдай как мы, страдай лучше нас!" "Только у нас вы пострадаете по-настоящему!" Писатели не отставали - издали новые многотомники "Как закаляют страдания" и "Страдания и мир".
Проводились митинги и демонстрации в поддержку китайской мудрости. Знамена, лозунги, колонны страдающих печатали шаг за грузовиками с рисом. Юные страдальцы организовывали военно-патриотические игры "Поймай воробья!" Всех птиц извели с молодым задором.
В общем, страдали всей страной в едином порыве. Втянулись. Иностранные журналисты и прочие гуманисты пытались сбивать с пути заковыристыми вопросами: "В чем смысл жизни? За что пострадали воробьи?" Закаленного страдальца этим не проймешь. У него грудь колесом, руки по швам, спина прямая, в немигающих глазах - сталь, в сердце - единственный ответ: "Жизнь есть подвиг и страдание, страдание и подвиг".
Чтоб все вопросы разом снять, специально для зарубежной интеллигенции на олимпиаде новый вид спорта демонстрировали - бросок на амбразуру. Победителям золотые медали вручали посмертно и звание "Народный страдалец 1 степени".
Но и несогласные были, конечно. Отказывались строем шагать, страдать по китайскому завету не желали, рвались к истокам. Все твердили: "Отпусти народ мой!" Портили кровь, всем надоели, решили послать их куда подальше. Отправили в пустыню, чтоб картинку всенародного страдания не похабили. А они ничего, обжились там, сказали, что в правильное место попали, прямиком в счастливое будущее. Пустыню оросили - сады разбили, города построили. Детей научили деревья сажать и дома строить с песней о надежде. Вздохнули полной грудью и заметили небо над головой.
Как заскучают, по-прежнему совершают подвиги, страдают по старой привычке за новую родину. Назваются только по-другому - победителями. И страдать стараются красиво. С фотографиями в джипах, отпусками в люксах, шашлыками в перерывах между битвами. А как выдается свободная от подвигов минута, собираются вместе и тоскуют по былому. Вспоминают мудрого старца и его инструкцию, завещавшую страдания, вздыхают печально о митингах, грузовиках с рисом и дохлых воробьях. Выпивают, как у них водится, водочки и поют песни под гитару о вечных страданиях и о надежде. Душевно поют, дети заслушиваются.

Песня о надежде

Льют зимой холодные дожди,
Летом жарят пыльные хамсины,
И куда ты только ни пойди -

Населенье древней Палестины.
Здесь шестиконечная звезда,
Кажется, что у себя ты дома,
Гром гремит нежданно, как всегда,
Но ты не спешишь к аэродромам.

Молитва - здесь компас земной,
А удача - награда за верность,
И песни довольно одной,
Чтоб только о Храме в ней пелось.

Реют грозовые облака,
В дыме все теряется из виду
Взгляд ООН суров издалека,
Сочтены арабские обиды.
Надо просто выучиться ждать.
Надо быть спокойным и смиренным.
Это лучший способ получать
К завтраку по сорок две сирены.

Молитва - здесь компас земной...

Но забыть нам ни за что нельзя
Песню, что допеть вы не успели,
Детские печальные глаза,
Звон сирен, знакомый с колыбели.
Редкость здесь туманы и дожди,
Солнце скоро встанет, как и прежде.
К Котелю ведут нас все пути -
Памятнику сбывшейся надежде.

Молитва - здесь компас земной...

 

P. S. Дорогие мои читатели, я вас всех сердечно и очень тепло поздравляю с наступающим праздником Песах и желаю всего самого наилучшего. Будьте здоровы, любимы, богаты и красивы. С огромной благодарностью за внимание к моей писание и любовью Броха Губерман.

23.03.2015 18:21

Вот так растишь детей, вкладываешь, развиваешь вкус и чувство прекрасного, а потом раз - им, видите ли, нравится пицца из другой пиццерии, а истории из других книжек.

Пушкин

В шабат после трапезы на душе тепло и возвышенно, думается о приятном и о прекрасном.

Маме в шабат неожиданно подумалось о Пушкине. Подумалось с грустью, ведь ее мальчики совсем ничего не знают об этом великом поэте, имя которому «Наше все». Мама решила хотя бы немного приобщить их к прекрасному, ведь ее дети никогда не слыхали этих чудесных во всех отношениях строк:

- У Лукоморья дуб зеленый,

Златая цепь на дубе том,

И днем, и ночью кот ученый

Все ходит по цепи кругом ...

Дети смотрели на маму с удивлением, но ее это нисколько не смущало.

- … Там чудеса, там леший бродит, - продолжала мама с выражением, -

Русалка на ветвях сидит…

Тут дети не выдержали.

- Ничего не понятно! – возмутился Аарон. - Кто это русалка?

- Что это леший? – вторил брату Йоси

Мама отвечала как можно более коротко и исчерпывающе:

- Русалка - это тетя с хвостом рыбы. Она живет в море. Леший - это очень волосатый дядя. Он живет в лесу. Дорогие мои, вы слушайте, вы просто слушайте, как красиво!

- Там на неведомых дорожках,

Следы невиданных зверей.

Избушка там на курьих ножках

Стоит без окон, без дверей...

… Там ступа с Бабою Ягой

Идет-бредет сама собой.

- Баба Яга - очень старенькая бабушка, - предупреждая вопросы, сразу объяснила мама. - Ее зовут Яга. Она живет в избушке на курьих ножках и умеет летать в ступе - таком специальном ведре.

- Ты не умеешь объяснять, - вмешался папа, который давно слушал мамину декламацию и, наконец, улучив момент поудобнее, встрял. - Ступа - это такая специальная посуда, в которой толкут в порошок зерна. У Бабы Яги - огромная ступа, как ведро для мусора. Эта баба залезает в ведро и летит, куда пожелает, потому что она колдунья.

- Колдунья?! - оживился и обрадовался Аарон. - За это скила по постановлению бейт-дина.

- Правильно. Как сказано в мишне: "Колдунов не оставляй в живых", - кивнул папа.

- Что такое скила? - спросите вы.

Скила - это одна из торанических казней. Приговоренного еврейским судом к казни скила сбрасывали с высоты второго этажа. Если он не погибал сразу, то его забрасывали камнями, чтоб не мучился.

- Послушай, Аарон, - сказал папа. - А может быть, колдунам полагалась другая казнь? Например, срефа. Пойдем-ка, посмотрим Рамбама.

- У Рамбама есть о Пушкине? - тихо спросила мама.

- У Рамбама есть обо всем, - отрезал папа и направился к книжному шкафу. Аарон побежал следом.

Отец и сын увлеченно листали книги – руками махали. Долго и всесторонне обсуждали тему прегрешений Бабы Яги, а заодно и Лешего с Русалкой. Приговорили всех.

- Бабу Ягу жальче всего почему-то, - горевала мама вслух.

- Ты только не рассказывай детям об Иване-дураке. Спаси парня. За катание на печи бейт-дин по головке не погладит! – предупредил папа.

Мама была послушной и не рассказывала мальчикам ни об Иване-дураке, ни об Емеле. О них рассказывали другие родители другим детям.

О братце Иванушке, еврейской бабушке и гойском молоке

Одна интеллигентная бабушка рассказывала внучке русские народные сказки. Она была уверена, что нужно вкладывать в новое поколение, учить его русской литературе, знакомить с культурными традициями, и это воздастся сторицей. Бабушка была права. Воздалось. Очень скоро.

Однажды ярким солнечным днем бабушка присела у кухонного стола с чашкой молока и печеньем на блюдце. Она хотела немного отдохнуть, пока внучка решает примеры по математике. Бабушка открыла было любимую книжку и, отхлебнув немного молока, взялась за чтение, но тут же услышала родной голос:

- А ты знаешь, что евреям ни за что нельзя пить гойское молоко?!

Внучка стояла рядом. В руках любимое бабушкино печеньице.
- А что из-за этого случится? - удивилась бабушка.
- Помнишь, Иванушка выпил водицы и стал козленочком? А ты, бабушка, станешь гойкой!
- Какой ужас! Навсегда?
- Гиюр тебя сможет спасти, - успокоила внучка бабушку.
- Кто-кто?
- Не кто, а что. Гиюр. Его проходят разные гои. Они учат, кто такие евреи, что им можно, а что нельзя. Потом сдают экзамен главным раввинам. А после этого окунаются в микву.
- Куда окунаются? Зачем?
- В микву. Ты помнишь, ба, как Емеля из сказки про Конька -горбунка прыгнул в бочку, а выпрыгнул принцем. Так гой прыгает в микву, а выпрыгивает уже евреем.
Бабушка уронила книжку и схватилась за сердце:

- Какой кошмар! В кипяток?!

Освоение детьми мультикультурного пространства – нелегкое дело, требующее всяческих жертв со стороны взрослого народонаселения.  А как же?

Я благодарю Мирьям Авиталь Малкин за помощь в подготовке этого текста.

14.03.2015 21:06

Кратчайший путь к железнодорожному вокзалу – по заборам. Туда вообще-то нельзя. Но вафельные трубочки с белковым кремом из привокзального буфета вкуснее любого нельзя.

Я лизнула белую сладость, хрустнула тонкой ароматной вафлей и закрыла глаза, чтоб ярко-синее майское небо, молодые чуть липкие березовые листочки и сидящий рядом на старой согнувшей в три погибели березе Сашка не помешали моему невозможно вкусному счастью.  Поболтала ногами, еще лизнула и похрустела. Теперь можно открыть глаза. Счастье распробовано, с ним можно справиться.

Сашка тоже увлеченно грыз трубочку. Потом вдруг загадочно спросил:

- Ты за луну или за солнце?

И посмотрел пристально. Ждал, что я выберу.

Я зажмурилась. Набила полный рот трубочкиным счастьем. Скоро лето, каникулы.

- За солнце!

А как иначе?! Солнце, лето и каникулы - это весело.

А Сашка сказал:

- За пузатого японца!

Я заметалась глазами:

- Нет! Что за японец какой-то. Не в счет. Давай еще раз! Счет - не в счет, переучет.

Эта детская считалка отменяла неверный ход в игре и давала право начать заново.

- Ладно! - разрешил Сашка. - Ты за луну или за солнце?

- За луну!

- За советскую страну!

Это был правильный ответ настоящего октябренка с портретом кудрявого малыша на груди.

Трубочка кончилась. Я спрыгнула со старого дерева. Провела рукой по подолу, чтобы стряхнуть крошки, и снова расстроилась. С трубочкой я совсем забыла о нем – о вырванном с мясом кармашке школьного сарафана.

Мама феноменально преобразила старое форменное платье. Обрезала протертые на локтях рукава, отпорола воротник вместе с его надоевшими требованиями белоснежности. Из этого добра соорудила два симпатичных накладных кармашка и вручила сарафан мне:

- До лета хватит, хоть и коротковат, а в четвертый класс – новую форму купим.

Хватило бы, если бы не Сашкино «скорее-скорее» и гвоздь еще этот. Я вздохнула. Пригладила рукой лохматый край кармашка. Мама с бабушкой изругают, а потом что-нибудь придумают.

- Дыра, с кем не бывает, - скажет бабушка.

В песочнице копал квартиру для Чебурашки детсадовец Янька в белой панамке. Я направилась к нему. Новую Сашкину загадку нужно было срочно на ком-нибудь испытать. Янька был очень подходящей кандидатурой. Я позвала его. Чебурашка остался ждать новоселья, сидя в грузовичке. Янька подошел, задрал голову и уткнулся в меня синими глазами в рыжих ресницах.

- Ты за луну или за солнце? – строго спросила я.

Янька сморщил конопатый нос, почесал коленку с пятном зеленки. Потом посмотрел на дальнюю скамейку парка. Там сидел Янькин папа, рыжий, как само солнце. Он читал газету и тряс коляску, в которой никак не желала засыпать кудрявая Яська. Малышка хлопала в ладоши, пускала пузыри и громко гудела о чем-то своем.

Янька поморщился, еще раз поглядел на меня, а потом схватил грузовик с Чебурашкой и побежал к папе.

- Мы за луну или солнце?! - выкрикнул Янька ему в лицо.

От неожиданности его папа вскочил на ноги и уронил газету, а Яська заревела.  

- Ну, папа, за луну или за солнце?!

- Я вот что думаю, - ответил папа, сильно затряс Яськину коляску и поднял газету. Потом устроил ее поудобнее на коленях и продолжил чтение. Янька подождал немного результата папиного мыслительного процесса, и, не дождавшись, потащил грузовик с Чебурашкой обратно в песочницу. Я к тому времени закончила рыть Чебурашью квартиру и мастерила из мокрого песка и палочек ступеньки к ней.

- Папа там думает, - присел на корточки рядом со мной Янька.

 - Что думает? - удивилась я.

- Думает за луну мы или за солнце, - сказал он, засовывая Чебурашку в песок с головой - на новоселье. - А ты? 

За луну или за солнце? Этот вопрос кружит по миру, висит в воздухе, возвращается снова и снова.

- Я за луну и за солнце, за небо голубее, трава зеленее, девушки красивее, за мир во всем мире и в моем доме, за детям – мороженое, женщинам – цветы. Только я тебя умоляю, Янька, не перепутай.

09.03.2015 05:27

Незадолго до Пурима в городке появилась Китти. Ушки, носик, усики и бантик. Рта не было. Такой ее придумал японец Синтаро Судзи в 1974 году. Он был практически японским Карабасом Барабосом, но владел не кукольным театром, а фабрикой игрушек. Как он догадался лишить Китти улыбки, британские ученые все еще не придумали. Но факт остается фактом – кошачий недокомплект полюбился сначала японцам, а потом всем остальным гражданам и отправился в триумфальное шествие по миру. Дошел и до нашего еврейского городка.

С отчаянно розового огромного постера на меня смотрели внимательные кошачьи глазки.

- Не всегда все вокруг такое розовое, как тебе кажется, - философски сообщала Китти и вот так кивала бантиком.

 

Подобными постерами пестрели все заборы нашего городка. Розовый атаковал мозг жителей. Я отчаялась определить целевую аудиторию кошачьего послания миру и постаралась забыть о нем. Но Китти не сдавалась. Вскоре японская кошечка снова напомнила о себе.

 

На новом плакате был указан автор кошачьего послания - благотворительная касса нашего городка. Несуществующими устами малютки Китти ее представители сообщали жителями:

- Жертвуем в кассу, и все становится более розовым.

Так выяснилось, что Китти выиграла кастинг и стала лицом благотворительной компании городской Кассы взаимопомощи. Думаю, это более-менее релевантный перевод словосочетания «Купат Цдака».

Теперь в городе царила Китти с бантиком вместо короны, а также 150 оттенков розового. Все это взывало к милосердию и призывало делать пожертвования.

Китти и оттенки розового на перекрестке.

 

Китти и ее друзья в нашей синагоге.

 

Китти и дети

 

Благотворительный автопробег "Жертвуйте с Китти!" 

Из машин раздавали вот такие конверты, предлагающие выполнить одну из заповедей Пурима наилучшим образом и очень красиво.

На конверте сказано, что собранные средства передадут двум бедным жителям нашего городка именно в Пурим. При этом имя жертвователя сохранят в тайне. Ход сбора средств всей этой  благотворительной компании проходит под надзором раввинов городка. Можно звонить и делать пожертвования.

Мы были согласны. Ведь одной из главных заповедей самого веселого еврейского праздника Пурим является заповедь о цдаке, которая называется также "матанот леэвьеним". 
В тексте свитка Эстер (9:23) сказано, что Пурим — день мишлоах манойс иш лэ-реэйу у-матанот лаЭвьйоним — «отправки блюд ближнему и подарков бедным».

Пока родители жертвовали, дети перевоплощались кто во что горазд и тащили сладости домой и из дому - друзьям и преподавателям.

Девочка - аквариум с подарками.

 

Девочка - Красная Шапочка по дороге к бабушке.

Мальчики - Пират и полисмен - читают Мегилат Эстер.

Чтение этой Книги - еще одна важнейшая заповедь Пурима.

22.02.2015 12:43

Мой дедушка работал в торговле. Это было модно среди евреев. Так мне мама говорила – дедушкина старшая дочка. В сталинские времена дедушка за торговлю даже сидел, потом вышел и снова там же работал. Ему нравилось, наверное. Все свои. В Западной Белоруссии конца 50-х своих было полным полно. Выезд еще не открыли.
Как-то по весне в дедушкиной торговле был праздничный вечер. Свои собрались выпить-закусить, музыку послушать. В общем, концерт затеяли. А мама любила и умела петь. Эти два качества далеко не всегда совпадают. Я, скажем, только люблю. Дедушка, конечно, гордился дочкой и попросил, чтоб на концерте она спела его любимую песню. Мама была послушной девочкой. Слово папы - закон. Это умение слушаться тоже, кстати, по наследству не всегда передается.

Мама долго к такому важному выступлению готовилась, тренировалась. Когда все свои, особенно не просто. Вот пришла ее очередь выступать.
Дедушка, который был на том концерте то ли тамадой, то ли конферансье, что среди своих почти одно и тоже, поманил маму на сцену. Она поправила платьице и выдвинулась. Туфли-лодочки, волан вокруг коленок, тоненькая талия, точеные черты лица и смоляная челка над серьезными карими глазами. Почему девочки у таких мам получаются похожими на пап? То ли папы очень старательно над этим работают, то ли мамы умеют так самоотверженно любить.

Вышла мама, в руках микрофон дрожит. Дедушка положил ей на плечо свою тяжелую руку и решительно объявил:
- А сейчас моя дочка Лея споет для вас песню на немецком языке.
Мама в знак почтения тряхнула головой и запела:
- Kupitye koyft she, koyft she papirosn
trukene fun regn nisht fargozn...
Свои некоторое время слушали оцепенело. Не могли поверить. В Сэсэсэре к тому времени от идишской культуры камня на камне не осталось. Сам идиш до конца умертвить не удалось, но негласный запрет на него был. Однако чтобы сделать своим людям хорошо, дедушка рискнул самым дорогим - дочкой.
Свои оценили. Стали утирать глаза. Когда мама запела последний куплет, все встали. Свои слушали стоя эту песню на "немецком языке".

- Я стою на сцене в новом платье с шуршащей нижней юбкой, а они рыдают. На мне новые лодочки и Бабушкиэсина серебряная брошка-снежинка, а они все будто на похоронах стоят и плачут, понимаешь? – рассказывала мне мама.

Я представляла невозможно красивую маму с брошкой-снежинкой чуть ниже ключицы и бабушку Эсю, которая убедительно грозится оторвать маме голову,  если с брошкой какой азохенвей приключится. Слышала у себя внутри мамину песню, перепетую со старой заезженной пластинки, которая всегда заедала на одном и том же месте. Пластинка без конца повторяла: «Koyft she bilik benemones, koyft un hot oyf mir rakhmones…», пока кто-нибудь не переставлял иголку старого проигрывателя на следующую виниловую дорожку.

Только плачущую дедушкину торговлю никак не могла представить. Такой праздник: мама красивая, дедушка и бабушка нарядные на нее любуются,  а они рыдают, как на похоронах. Я не понимала, почему? Когда выросла, поняла.

16.02.2015 12:19

Подружка зашла. Разговорились.

Ее зовут Сари. Она родом из Канады. Сари - высокая стройная и очень обаятельная шатенка с зелеными глазами. Сарин прадед по фамилии Ицхаков в начале XX века сбежал из России в Америку. Потом семья перебралась в Канаду. Может быть, из-за российских корней Сари очень тепло относится ко всему, что связано с бывшим СССР. Например, к танцору Михаилу Барышникову – кумиру детства.

- Когда русские танцуют – это всегда триумф, - считает Сари.

Однажды она видела выступление труппы Московского Большого театра в Торонто. Ей было 12. В честь Сариной бат-мицвы мама взяла двух старших дочек в настоящий театр. Это было невозможно прекрасно, по словам Сари, и также невозможно дорого.

Свет от славы Барышникова и тепло любви к прадеду Сари переносит каким-то таинственным образом и на меня. Она говорит, что мы с ней похожи. По ее мнению, вполне можем быть родственницами, ведь я тоже из России, как ее прадед и знаменитый танцор. Мне приятно это слышать.

Мы с Сари дружим. Она моя ровесница, и я люблю поболтать с ней о жизни. Часто мы обнаруживаем удивительную общность взглядов, хотя выросли по разные стороны железного занавеса, если вы еще помните, что это такое.

 

Детки-конфетки, розги-пряники.


- Почему-то им обязательно надо вытащить все игрушки сразу. Отовсюду, - посетовала как-то Сари. - Меня спасает собственный дворик. Все пять колясок, 10 кукол и 30 машинок валяются там, а не в гостиной.
У Сари 8 детей и домашний детсад. Это означает бесконечное множество игрушек и абсолютное спокойствие человека, выживающего в любых обстоятельствах и при любых природных катаклизмах.
- Да, детей иногда трудно понять, - соглашаюсь я. – Пробую учить своих, что прежде, чем достать новую игрушку, нужно вернуть то, с чем закончили играть, на место.
- Оставь это. Жалко сил. Мы сделали ящики на замке. Ключ у меня. Я открываю следующий ящик только после того, как вернули на место игрушки из предыдущего.
У Сари жизненный опыт, много дел и слишком мало времени на воспитательные беседы в пользу окружающей среды. Она на следующем уровне восприятия жизненных реалий.

 

Какао по-канадски

 

Сари рассказывает, что у них в Канаде зимой пьют горячее какао с маршмеллоу. Маршмеллоу – разноцветная или белая пастила, напоминающая плотный зефир, – в Израиле тоже очень популярна. Израильтяне надевают ее на шпажки и делают своеобразный сладкий шашлык, немного подрумянивая маршмеллоу на открытом огне. А в Канаде эту пастилу кладут прямо в чашку с какао. В горячем напитке маршмеллоу тает, образуя цветную густую пену, которая высится в чашке пушистой сладкой шапкой. Очень вкусно и очень красиво.

Канадцы обожают катание на лыжах. А после этого пьют обжигающее какао или в просторечье шоко. Почувствуйте себя в Канаде. Сняли лыжи и за какао!

 

Папина мечта

 

Как-то Сари зашла ко мне в приподнятом настроении и поделилась радостью. Она отдает замуж двадцатилетнюю старшую дочь. Я душевно поздравила подругу. Ее Шошана - прекрасная милая добрая девушка, такая же высокая и обаятельная, как ее мама. Вот только Сари сложно определиться с датой предстоящей дочкиной свадьбы. Пока точно известно только одно - торжество должно состояться не позднее первой недели сентября.
- Позже я никак не могу, мне рожать в конце сентября, понимаешь, - сказала Сари.
- Послушай, - спросила я, - ты знаешь анекдот: "Светские женятся - невеста беременна, религиозные женятся - мама невесты беременна..."
- Реформисты женятся - раввин беременна, - со смехом закончила подруга. - Когда-то мне уже рассказывали этот анекдот, а сейчас ты напомнила о нем.

Знаешь, мой папа, благословенна память о праведнике, очень мечтал о большой семье. Он хотел, чтоб на свадьбе его старшего ребенка они с мамой ожидали пополнения. У него так не получилось. Но его молитвы не пропали, видишь. Я думаю, он сейчас очень радуется где-то там, на Небесах, и улыбается мне.

 

И времена, и нравы

- У моего папы было шесть свиданий с моей мамой, - делится Сари семейным преданием. - А седьмой раз они встретились в Цфате. Там ступеньки-ступеньки. Бесконечные. Ты знаешь. Они спускались, и моя мама оступилась. Папа подхватил ее, чтоб не упала. Ступеньки. Опасно. Ты знаешь. Папа любил рассказывать нам эту историю. Он смеялся и говорил, что просто обязан был жениться на женщине, к которой прикоснулся до хупы.

А моя старшая дочка очень боится кошек. Она пошла на первое свидание со своим будущим мужем, и вдруг прямо на них из кустов выскочила кошка. Моя дочка так боится кошек. Это ужасно, я тебе говорю. Она завизжала и ухватилась обеими руками за этого бедного парня. Сейчас мой зять рассказывает, что девушка, которая хватается за мужчину до хупы, просто обязана выйти за него замуж.

 

Не политкорректный упс
или
Это все «The Walt Disney Company»!

Только однажды мы с Сари почти поссорились. Это все из-за свободы слова и их «The Walt Disney Company»! Разговор начался по-детски безобидно - с мультиков дядюшки Уолта Диснея.

- Дисней! О! – сказала я Сари, предполагая, что выпускница одного из лучших еврейских религиозных семинаров Торонто не очень-то в теме.

- У вас в СССР показывали мультики Диснея? – оживилась она вдруг. - Не может быть, ведь была холодная война между Америкой и вашей страной во времена твоего и моего детства.
Я, признаюсь, уже очень давно не обсуждала советскую внешнюю политику тем более с такими симпатичными представителями "вражеского стана". Так что сначала несколько опешила, а потом поднапряглась и все-таки вспомнила о холодной войне. В те далекие времена моя канадская подружка жила в свободном демократическом капитализме, ну, а я... в совковом сами понимаете чем. Мне стал резко неприятен правдивый факт нашего, прямо скажем, неравного происхождения и резко отличных возможностей.
А Сари между тем рассказывала, как она объяснила детям, что такое холодная война. Не забыли, Сари - выпускница канадского Бейт-Яакова – рассуждала о тонкостях международных отношений СССР и США. Это все равно, что Познер прочел бы публичную лекцию о законах кашрута.

- Я сказала детям, что во время холодной войны нет ни единой пули или бомбы, только непримиримая ненависть, - говорит мне Сари и меня распирает от уважения к ней.

А далее предсказуемо. Я - о пионерском галстуке, она - о бойскаутах, я - о диссидентах, она - о борьбе с американскими социалистами, которых лишали работы, сажали и высылали из страны. Я - о карикатурах на буржуинов, она – о комиксах с русскими бородатыми мужиками в шапке-ушанке и валенках и о матрешках по имени бабушка.

Все было очень мило, пока я не сделала серьезную ошибку. Дала политического маху, что тут скрывать.

 - А тебе не кажется, - с белозубой демократической улыбкой сказала я, - что СССР и Америка были в чем-то очень похожими странами, потому и случилась эта холодная война за мировое первенство.
После этих слов я почувствовала некоторое похолодание наших с Сарой теплых международных отношений. Глубоко вздохнув, моя подруга блеснула сталью в глазах и твердо сказала:
- В Америке всегда была и есть демократия!
То есть у них там всегда демократия, а у нас тут совковое сами знаете что. Вовремя уняться мне всегда сложно, особенно когда чувствую себя в ответе за мою бывшую необъятную и всеми неоднократно проклятую родину. Хоть и не патриотка, но... вот это вот только своим позволено, извините. И я с размаху, что уже терять, предъявила:
- Где же ваша хваленая демократия, когда у миллионов американцев нет денег, чтобы оплатить медстраховки!

Сказала и почувствовала себя Обамой в юбке. Но Сари мой Обама нисколько не смутил. В ответ на этот явно неполикорректный выпад она произнесла фразу, давно ставшую знаменитой:
- Ты слышала об америкенс дрим? Это называется американская мечта! В Америке каждый может стать богатым!
- Конечно, слышала, - отвечаю. - У вас - америкенс дрим, а у нас - коммунизм до сих пор на горизонте.

Однако Сари политкорректно кивнула мне на прощание раньше, чем я успела закончить фразу.

Это все «The Walt Disney Company» виновата. Таки не надо было мне с мультиками начинаться.

09.02.2015 12:08


Мама была голодна. Очень голодна. Мама решила, что время подкрепиться. Но если мама так хочет, так пусть она встанет и пожарит. Ну, а как еще? Она же мама. А если уже встала, так надо жарить на всех.
- Будете яичницу с глазами и сыром? - предусмотрительно спросила мама.
Она в этом доме не первый год живет. Знает, что спрашивает.
- О, нееееет, - был общий ответ.
Но мама лучше знает. Сначала "о, нееееет", а потом как всегда.
Мама решила, что нужно 6 яиц и три куска сыра.
Вот сейчас не говорите, что вы не знаете, как мамина фамилия, мол, ну, она и подкрепляется. Мама давно с этими "о, неееееет" живет. Она лучше знает.
Мама встала, взяла и пожарила. Вы знаете, да.

Вот эта вот яишенка с пылу с жару с ярко-желтыми глазами, инкрустированная помидорчиками, а по ней сыр призывно пузырится, а сверху укропчик меленько и чуть паприки. Только чуть.
Вот все уже дымится и исходит паром на большой тарелке.
Мама тихонечко пробралась к кухонному столу с тарелкой, ножом и вилкой. Глубоко вдохнула аромат и ощутила, что сегодня у нее это, наконец, может получиться. В предвкушении прекрасного она отрезала ножом кусочек яичницы, подцепила ее вместе с сыром и помидорчиком и попробовала. О, даааааа!
- А это что у тебя?! Мы тоже хотим!
Три пары глаз внимательно смотрели в мамину тарелку. За спинами детей высился папа. В его глазах читалось вожделение.
- О, неееееет! - подумала мама, но быстро взяла себя в руки и поставила на стол еще четыре столовых прибора.

01.02.2015 03:40

На экране Израиль в феврале. Кактусы и пальмы, прочие обычные с виду деревья, цветущие синими, фиолетовыми и оранжевыми цветами. В небесах ни облачка. Морская гладь незыблема, ровна и спокойна, как сине-зеленая простыня после старательной глажки.
Голос диктора за кадром. Неутомимое израильское солнце. Работает без отпуска круглый год. В мире февраль, но мороза в наших палестинах нет и в помине. Солнце сияет. Солнечный свет будит весь мир и нас.
На экране появляется огромная ржавая и скрипучая ручная лебедка. Возле нее ангелы в белых льняных одеждах с закатанными рукавами. Они, кряхтя, вращают рукоятку барабана лебедки, которая тащит заспанное Солнце из облачной перины. Светило упирается, просит, чтоб отстали, дали еще минуточку - сон досмотреть.
- Нет у нас минуточки, весь мир тебя, Соня, ждет, - ворчат ангелы.
На экране тьма. За кадром слышен скрежет лебедочной тяжелой цепи.
- Ы-ы-ы-ыхть. Навались! Работаем с тобой словно тысячу лет назад. Все вручную. А у них там, - ангел выпрямляется и тычет пальцем вниз, - электроника и новые технологии. У каждого у подушки живет заводной петух, кнопку вечером нажал, он утром кукарекает прямо в ухо громче настоящего. Эффект, я слышал, потрясающий.
- Рассказывают. Ну их. Не люблю электронику. Нам бы солидолу - лебедку смазать. Вот же скрипучая. Ы-ы-ы-ыхть.
На экране лучи зеленого и синего прожекторов разрезают кромешную тьму.
Ангелы упираются в небесную твердь, налегают изо всех сил, от натуги с трудом проговаривая слова первой хвалебной песни нового дня:
- Каждая живая душа благословит Имя Твое!...
- Ы-ы-ы-ыхть! Соня! Глаза протри уже! Сегодня велено начинать на две минуты раньше.
Солнце протирает левый глаз, потягивается и снова прячет румяную щеку под белый пух.
- Ну, это еще зачем? Что вдруг раньше? Мы величина постоянная. Совесть есть?!
- Ы-ы-ы-ы-ы-хть! Плавнее крути! Лучи, чай, не железные! Тащи-тащи его!
- ... хвала беспредельная словно ширь небосвода, и глаза наши сияли бы подобно Солнцу...
- Подлизы! Встаю-встаю уже. Но только из чувства долга! Разбегайтесь-ка - лучи расправлю. Убери крюк! Всхожу! Поберегись!
С чугунным гулким грохотом валится тяжелый крюк и цепь лебедки. Желтый и красный прожекторы заполняют светом весь экран. К ним добавляются фонарные ультракрасные лучи.
- Ы-ы-ы-ыхть! Пошло! Рас-с-ве-ло!!!
- ...и благославлять, и восхвалять, и славить, и возвеличивать, и превозносить Имя Твое...
На экране комната, наполненная светом. В ней кровать с мягкой подушкой и ласковой периной в ярком оранжевом пододеяльнике. Свет пробирается к подушке, поглаживает румяную щеку и ласково шепчет:
- Вставай. Вставай же, соня. Пора, солнышко мое.
- Еще чуть-чуть. Минутку - сон досмотрю.
- Нет у нас минутки, вставай быстрее. Пора.
- Опять ты раньше. Зачем это?
- Из чувства долга.
- Я безответственный.
- Хочешь поговорить об этом? Кофе на столе. Вперед! Ы-ы-ы-ы-ыхть!

25.01.2015 01:49

Вместо мультиков у нас дома слушают музыку. Аудиодиски в свободном детском пользовании. Как правило, это песенки на иврите или же аудиоспектакли на иврите плюс музыкальная классика. Но как-то я подумала, что можно использовать песенки по-русски для продвижения детей в русском, и записала несколько дисков со шлягерами Большого детского хора, на которых сама выросла. Эффект не заставил себя долго ждать. Осенька стал поклонником советских детских песенок. Если б я знала, когда записывала диски, что придется синхронно переводить эти потоки пионерского задора с русского на иврит.

Чунга с чангой

- Мама, включи песенки порусники.
Мама нажимает кнопку и, пожалуйста, синий небосвод, лето круглый год... Чунга с чангой в который уж раз снова с ней. Наше счастье постоянно, короче говоря, расслабься, жуй кокосы, ешь бананы! Это обязательно - в семье меломанов нужно очень много витаминов, минералов и сложносоставных микроэлементов, чтоб жить легко и просто.
И мама, в общем, могла бы пропускать назойливую чунгу с чангой мимо ушей, если бы ее периодически не сосредотачивали на этом злополучном счастье.
- Ма зе Чунга-Чанга? - спрашивает Ося.
- Чунга-чанга - это что-то невкусное, - предполагает Аарон.
- А кто пробовал съесть Чунга-чангу? - спрашивает мама.
- Ма зе чудоостров? - снова вступает Оська.
- Чунга-чанга - это остров, жить на нем легко и просто, слышал, тебе поют.
- Аарон, Чунга-чанга - это мошав (поселение - ивр)!
- Папа, ты слыхал, Чунга-чанга - это поселение.
- Правильно. Добро пожаловать в кибуц "Чунга-чанга". Развитое сельское хозяйство: сад, огород, корова Атиква и козел Атид. В кибуце специализируются на выращивании кокосов и бананов. Более 50% продукции экспортируется в страны Европы и Азии. Ошеломляющий финансовый успех. В кибуце счастье постоянно. Приезжайте в Чунгу со своими чангами.

В траве сидел кузнечик


- В траве сидел кузнечик, в траве сидел кузнечик..., - заливисто выводит Большой Детский Хор Всесоюзного телевидения и радио.
- Мама-мама, что они поют? - интересуется мой любознательный мальчик.
- В траве сидел кузнечик, - отвечаю.
А песня несется навстречу Оське с таким воодушевлением и задором, а пионэры поют так бодро, весело и заразительно:
- А еще, мама-мама, что дальше?!
- Зелененький он был, как огурчик, и с мухами дружил.
А дальше вы же знаете, пришла лягушка и того... Полный привет кузнецовому бесхитростному счастью, как говорится, хеппиэнд здесь не уместен. Однако смерть главного героя не меняет бодрой тональности пионэрского напева, советские дети буквально ликуют над могилой членистоногого. Так что Йоси ничего не подозревает. Зато маме становится немного неловко за настолько безудержную радость бытия. В замешательстве она размышляет, как бы скрасить этот неприятный инцидент из жизни фауны.
Но Йоси, взволнованный кузнецовой судьбой, не может ждать и требует перевода. Он хочет знать все, и мама, скрепя сердце, переводит:
- Они поют, что вот пришла лягушка, вот пришла лягушка... и съела кузнеца!
Йоси меняется в лице.
- Она его съела?! Насовсем?!
- Так они поют. Говорят: "Представьте себе, представьте себе, и съела кузнеца!"
Йоси молчит и грустно смотрит в пол на мраморные цветные крапинки. Потом поднимает печальные глаза.
- Тебе грустно? Жалко, что лягушка съела кузнечика?
- Но это только песенка такая, правда, мама?!

 

24.01.2015 15:20

Творец приказал Моше: «Простри свою руку к небесам и наведи тьму на землю египетскую, такую плотную тьму, что ее можно будет почувствовать!»

Так началась в Египте девятая казнь. Она продолжалась целых шесть дней. В первые три дня египтяне могли свободно передвигаться в темноте, но им не удавалось рассеять тьму. Сколько бы свечей или факелов они ни зажигали, это не помогало. Потом казнь сгустилась, стала плотной, и египтяне уже не могли сдвинуться с места. Тот, кто сидел, не мог встать. Тот, кто стоял, не мог сесть. Тот, кто лежал, не мог пошевелиться.

А что же в это время происходило у евреев? В Торе сказано: «А у всех сыновей Израиля был свет в их жилищах». Это кажется хорошей новостью, но в главе «Бешалах» упоминается, что только пятая часть еврейского населения Египта покинула эту страну вслед за Моше по приказу Творца. Девятая казнь была одной из самых страшных казней для евреев. Пока египтяне были прикованы к месту тьмою и ничего не видели, евреи хоронили своих - тех, кто стал свидетелем предыдущих 8 казней-чудес, но так и не решился пойти за Моше.

В течение шести дней кромешной тьмы все те, кто не верил в избавление, или не хотел уходить, потому что был знатен и богат, занимал высокое положение в Египте, умерли. Творец сделал это в темноте, чтобы египтяне не сказали, что Б-г поражает евреев так же, как их. Евреи похоронили своих мертвых тихо и незаметно.

Только пятая часть еврейского населения Египта смогла найти в себе мужество покинуть эту страну и идти за Моше по слову Б-га в неизвестность. Остальные 80% остались в земле Египта. Эта цифра потрясает. Первая и самая масштабная катастрофа еврейского народа. Это плохая новость.

Хорошая же состоит в том, что раз мы с вами живем сегодня, то наши далекие предки в Египте оказались на высоте. Они поверили Моше, передавшему обещание Творца, и пошли за ним. Они слышали голос Б-га у горы Синай и получили Тору - так была вознаграждена их смелость и вера. Кроме того, они просто остались живы и дали потомство - нас с вами. Что, согласитесь, вовсе не маловажно.
Египетские казни описаны не только в Торе. Существует письменное подтверждение тех беспрецедентных событий - папирус Ипувера.
Но все это, конечно, ничего не доказывает нам и ни к чему не обязывает, потому что агностик - очень красивое слово.

Страницы:
< предыдущая | следующая >
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
Отчет об отправке
Наши страницы в соцсетях:
Facebook | ВКонтакте | ЖЖ | Twitter
Магазин еврейской книги
Просьба молиться
Еврейский календарь
Радио Толдот — в эфире!
Кадиш и ЙорЦайт
Еврейские знакомства
Вопрос раввину
Семейная консультация
Приложения для iOS Толдот.ру Сидур ТаНаХ
Приложения для Android Толдот.ру Сидур

телефон: (972)-25-400-005
факс: (972)-25-400-946
имейл: info@toldot.ru
Toldos Yeshurun
PO Box 23156
Jerusalem 9123101
Israel
© 5762—5775 «Толдот Йешурун»
Перепечатка материалов приветствуется с обязательной активной гиперссылкой на Toldot.ru после каждого процитированного материала
Статкаунтер:

просмотров
Facebook | ВКонтакте | ЖЖ | Twitter | Google+