Поиск
Браха Губерман
Браха Губерман

Блогер-Ша. Между белым и черным

27.08.2015 14:21

Мы ехали в Израиль относительно подготовленными. У нас было много информации о том, что здесь люди много и тяжело работают, что журналистов вроде меня запредельное количество, а потому работы нет, к тому же война, бомбежки и прочее-прочее-прочее. Но мы все-таки приехали в Израиль и сделали много интересных открытий. Самое главное из них — отношение к людям и к жизни здесь принципиально другое.

— Жить нужно в кайф, — считают в Израиле и стараются сделать ежедневность приятной. Вот, например, такую неприятность, как понос, здесь с поразительной эффективностью лечат вкусной и сладкой кока-колой.

А мне в детстве вместо колы совали противные огромные черные таблетки по имени «активированный уголь», и я их безропотно принимала, хоть и кривилась.

— Потерпи, — говорила мне мама и совала в рот отвратительную темную угольную взвесь, — а то еще хуже будет.

— Будет лучше! — говорят в Израиле, и от этой бесшабашной уверенности, действительной, как-то легче становится на душу.

Мы как-то попали в больницу Скорой помощи с одним из детей. Оказалось, что у ребенка резко снизился уровень сахара в крови.

— Ему нужно срочно дать что-то сладкое. У вас с собой есть шоколад?

— Нет.

— В сумочке у вас нет ни кусочка шоколада? — удивляется медсестра.

А что тут удивляться, нас с детства учили, что детям шоколад вреден и не нужен. Мы помним и придерживаемся.

— Я сейчас поищу, — говорит.

Убежала. Через секунду принесла банку с шоколадной пастой и стала кормить больного. Понимаете, в больнице медсестра не таблетку ребенку принесла, а вредный даже здоровым детям, — я помню, как мне это объясняли — но обожаемый ими шоколад. Мой шаблон взвизгнул на разрыве и умер.

В роддоме медсестра ко мне пришла в 4 утра. Давление измерила.

— Очень низкое давление у тебя, — говорит.

Я молчу с тоской и жду от нее капельницы или укола. Это ведь правильно. Я в больнице. Здесь лечат лекарствами.

— Я сейчас тебе крепкого сладкого чая заварю, — говорит медсестра. — Это помогает.

Убежала. Через несколько минут возвращается с фарфоровой чашкой в розочки.

— Я тебе свой заварила, он крепче и лучше.

Снова шаблону каюк.

Как-то зашла в банк. Там охранник проводит обыск. Это обычно. В Израиле терроризм с интифадой, вы слышали, конечно.

Я на автомате открываю рюкзачок и демонстрирую его внутренности, а там у меня — много конфет. Канун детского дня рождения потому что.

— Нет там ничего, — говорю охраннику, — сладости одни.

— Сколько конфет! Поздравляю! Будь всегда здорова до 120, душа моя.

На Востоке люди цветисто изъясняются. Здесь сердечно обещают: «Будет хорошо!» и называют друг друга не «женщина», «мужчина» или «товарищи», даже не «котик» или «зайка», а «душенька», «симпатяга» и «мамочка».

На охраннике очередной мой шаблон забился в истерике и умер.

А я протянула ему конфету, чтоб он был здоров до 120, душенька, вместе со всеми евреями Израиля. Хорошей субботы, дорогие. Будет лучше!

20.08.2015 13:56

У рек Вавилона сидели мы и плакали...

Синее, серебрящееся, жаркое.

Прозрачное, пенное, зеленоватое и золотое.

Белое, мохнатое, пушистое и доброе.

Мальчик отодвинул волну рукой и сказал:
– Я строю дом.
Вода лизнула его ступню и покатилась обратно в море. Мальчик посмотрел ей вслед.

Прозрачное, зеленое, позолоченное, бесконечное, катящееся.

Огромное и далекое.

- Я строю дом! – повторил мальчик, сел на песок и стал копать. Песок поднимался высокой горой. Мальчик скакал вокруг нее тоненьким, ломким, голенастым кузнечиком, коленки у самых ушей, любовался и хлопотал. У песочной горы выросли башенки со шпилями и ворота, а вокруг встала крепостная стена.

- Я строю такой красивый дом! – сказал мальчик.

Рука с янтарной бусиной у запястья протянула мальчику песочный шар. Он уложил его на шпиль самой высокой башенки.

Легкое, белесое, пушистое, летящее, теплое.

Розоватое, сверкающее, жемчужное.

Мальчик поднял ракушку, повертел у самых глаз.

- Будет здесь.

Ракушка прилипла над воротами песочного дома.

Мальчик погладил ее:

- Я строю красивый дом.

Он собрал камешки и выложил ими дорогу от дома к морю, чтобы уходить в дальние плавания и возвращаться обратно.

Мохнатое, мутное, темное, серое, графитовое.
Беспокойное, шумное, торопливое, бьющее, затмевающее.

Перед мальчиком встали две ноги в кроссовках на толстой подошве. Он видел тут ноги и раньше. Босые ноги с волосатыми пальцами, босые ноги с серебристой цепочкой на щиколотке или пухлые ножки в резиновых тапочках.

- Я строю красивый дом, - говорил им мальчик.

Ноги трогали камешки на дороге к морю и бежали мимо к прозрачной воде. Кроссовки подошли совсем близко к дому и ступили на дорогу к морю.

- Я строю красивый дом, - сказал мальчик и прикрыл собой башенки.

Ноги сделали новый шаг. Мальчик толкнул их изо всех сил и вскочил:

- Я строю мой дом!

Потемневшее, потухающее, иссиня-черное.
Неизбежное, опустошающее, антрацитовое, зияющее, страшное.
Бесконечное, влажное, глубокое, красное.

А впереди навстречу солнцу катилось море. К нему льнуло небо. Облака опускались на воду и спешили к берегу. На песке сидел бездомный мальчик - тоненький, ломкий, голенастый кузнечик. Коленки у самых ушей. Морские волны выплескивались из его глаз и катились вниз - в узкую ладонь с янтарной бусиной у запястья.
 

13.08.2015 14:32

Вы уже слышали, что существует пять времен года? Нет? Тогда вы правильно зашли. Я вам сейчас расскажу о пятом сезоне.

На свете, по крайней мере, на том свете, где я сейчас процветаю, есть пять времен года. Осень, зима, весна, лето и детские каникулы. Те люди, у которых всего четыре сезона в году, могут по праву считать себя счастливыми, и каждое утро себе об этом сообщать прямо в зеркало при чистке зубов.

Детские каникулы – это больше, чем просто каникулы. Это эпоха. Это столетие. Это вечность. Ладно, с вечностью, пожалуй, перебор. Но суть вы ухватили правильно. В эпоху каникул вокруг вас кроме каникул ничего нет. Только солнце и каникулы, каникулы, солнце и дети, которым скучно с вечно занятыми родителями. Но не бывает худа без добра. Пятый сезон настолько велик, что освобождает занятых родителей. Окончательно и бесповоротно освобождает и отправляет в отпуск. В своем бесконечном величии пятый сезон просто не оставляет родителям выбора. И нам не оставил. Мы собрались и уехали в него - в этот самый отпуск.

А сейчас я вам буду картинки показывать. Веселые. Про Хайфу и отпуск. Именно в этом большом приморском городе на севере Израиля мы провели пятый сезон в этом году.

Так выглядит красавица Хайфа с высоты птичьего полета. Это вполне доступная людям высота, потому что в Хайфе есть фуникулер - канатная железная дорога.

Оранжевые веселенькие вагончики-капсулы ездят по небу.

Поехали. А может, полетели?

Симпатичный вид на фуникулер открывается со склона горы Кармель, где находится пещера пророка Элияу, в которой и в наши дни учат Тору.

По преданию, здесь ночевал великий пророк по пути к вершине горы, где он доказал ложность идолопоклонства. об этом свидетельствует табличка.

У входа в пещеру всегда горят свечи.

Хайфа - это приморский город и город-порт. Здесь есть военно-морской музей. Это самый крупный его экспонат.

Полный вперед!

Вентилятор и его подводная лодка выставлены  в том же музее.

Вообще в Хайфе все дороги рано или поздно приводят к морю. Нас приводили каждый день.

Один из красивейших парков Хайфы - Бахайские сады.

Мы видели только самый верхний участок этого многоуровневого парка, так как подъехали к нему со стороны выхода. Живописность этого места невозможно переоценить. Садово-парковый комплекс включен в Список Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Погуляли на суше и снова вернулись к морю.

Прощание с солнышком. Закат. Присаживайтесь, наслаждайтесь видом и отдыхайте. Специально для вас свободно лучшее место в самом первом ряду.

Хорошей субботы!

06.08.2015 18:03

Тапочки

Покупали кроссовки с Осенькой. Моим заинькой-котиком-рыбкой, моим маленьким мальчиком. Абрикосовые щечки, зеленые глаза, темные кудряшки над высоким лбом - чистое золото и просто мед шести лет от роду.
В третьем по счету магазине я поняла, что пора решать вопрос радикально, потому что больше не способна хороводы водить в обувных лавках нашего района.
Но не тут-то было.
- Вот Nike, Осенька. Тебе нравится?
- Не хочу такие. Вот это тут красное не нравится. А в этих вот тут белое с синим. Не хочу!
- А вот Hewlett Packard, тьфу, New Balance, Осенька.
Почему я их постоянно перепутываю между собой?
- Такие серые хочу с салатовым.
- Таких нет твоего размера. Давай вот эти. Черные.
- Не хочу такие черные. Нет.
- Скажите, девушка, вы видели еще таких юношей?
Девушка нервно смеется. Конечно, ей весело и интересно тащить то с чердака, то из подвала десятую пару обуви для упрямого маленького заср... мальчика.
- Такие белые буду!
- Ты будешь? В белых? В футбол? По траве? По гальке? В пыли по пояс? В белых ты будешь?
- Да!
- Это для девочек!
Дышим глубже. Еще все может быть хорошо.
- Вот, смотри, Ось, какие хорошие - PUMA. Здесь есть серое, как ты хотел.
- А вот здесь - красное. Не хочу. Нет.
Вы не знаете, что говорят детские психологи по поводу отторжения красного цвета у малолетних? Это надо лечить или само перерастет?
Так-так. Надо собраться и покончить с этим всем. Я решительно выплюнула жвачку и села. На пол. Прямо в груду никому не нужных обувных коробок. Снова вспомнила о психологах. Глубоко вздохнула и посчитала до 10. На выдохе идея материализовалась:
- Иди. Выбирай сам. Ты выбираешь себе одни ботины-кроссовки-тапки-чтотвоейдушенькеугодно и ходишь в этом все лето и осень!
На лето у нас пока еще есть сандалии, сказала я уже молча, их них можно сигануть напрямик в зимние ботинки, если уж эта самостоятельность выйдет мне неправильным боком.
Ося пошел дозором шерстить полки. Остановился у серо-черных тряпичных кедиков, что американские евреи кличут "сникерсами" по неизвестной мне причине.
- Эти хочу!
- Девушка, принесите эти тапочки 30-го размера, пожалуйста.
Выбрать кеды по цене Nike и не вздрогнуть - это Ося. А заплатить за них, не поморщившись - это Осина мама.
С обновкой нас!

Микрофон

- Вы с ними? Или с нами?
- Я с детьми, сэр.

Памела Треверс "Мэри Поппинс с Вишневой улицы"

Я опять с детьми как та самая Мэри. Играем в новый микрофон. Поем всякое. У микрофона на стойке светомузыка и педальки, что включают продолжительные овации или барабаны. С таким легко чувствовать себя звездой. Пение в освежитель воздуха "Полянка" в годы моей ранней молодости требовало куда большего полета фантазии. Но я справлялась.
Аарон тоже поет со мной и утверждает, что легко может быть певцом. У него буквально все для этого есть. Микрофон, текст песни "Бар Йохай" и светомузыка. Обещает к Рош А-Шана организовать гала-концерт. Рисует билеты. Вход - 5 шекелей, говорит. Можно начинать копить деньги. А то приносите освежитель "Полянка". Я в него бесплатно всегда пою.

Велосипед и лего с роботами

Аарон ноет и причитает:
- Мне скучно. Во что мне играть, мама? Никаких новых игрушек нет! Книжки все по три раза прочитал. Купите мне новый велосипед. Я хочу с переключателем скоростей или набор лего с роботами и книги.
- Может быть. На день рождения. Но ты бы определился.
- Мне скучно, мама. Что мне делать?
- Пойдем на кухню. Я тебе приготовлю что-то вкусное. По-моему, ты проголодался.
- Сделай мне огромный оладь на всю сковородку. Два!
Заказал и спокойно уселся на диван читать. Видимо, по четвертому кругу.
Два огромных оладья - отличная замена велосипеду со скоростями, лего с роботами и книгам. К тому они всегда новые, потому и прекрасны.

30.07.2015 05:48

Каникулы - это такое замечательное время, когда родители чувствуют себя обязанными обеспечить детям детство в чистом виде. Предоставить им исключительно свежий воздух, солнце-море-песок и аттракционы. Особенно аттракционы. Я тоже чувствую себя обязанной предоставить. Вот что из этого получается.
 

На земле

В поисках счастья мы отправились в деревню, где и обрели по сходной цене все сельские радости.

Аарон кормит козлов морковкой. В сельских живых уголках можно кормить животных, и это отдельное счастье. В больших зоопарках их кормить запрещено, что, по-нашему, мнению, серьезный недостаток. К кормлению живности мальчики готовились серьезно - начистили около килограмма морковки. Хватило всем. Даже мне.

Самым активным был козел по имени Шимон. Он голубоглазый блондин - само очарование и волощенное нахальство. Глаза заснять не удалось, к сожалению.

Зайки с морковкой

Катание на тракторе - еще одна деревенская радость.

Форд, кстати, а не абы что.

А еще мы доили коз. Аарон сказал:

- Мама, теперь я знаю, как давят козу.

Так он услышал русский глагол "доят".

Пряли шерсть для цицит.

На воде

Оська в предвкушении счастья на водных горках.

 

Аарон уже дождался.

Под землей

Для разнообразия забрались под землю - в сталактитовую пещеру. Ее случайно откопали недалеко от Бейт-Шемеша в 1968 году, когда в районе каменоломен взрывали горную породу.  

Красота подземелья. Там влажность 90%. В полной тишине слышна капель. Вода каплет на известняк и творится чудо.

Полые внутри сталактиты на иврите называют макароны. Они, действительно, похожи. Это макаронины-малыши. Им лет 100 всего.

После подземных чудес очень приятно глядеть в небо сквозь ажур узловатых игольных ветвей.

Наши каникулы продолжаются.

 

23.07.2015 09:55

Все  люди - братья

- Как сделалась самая первая курица? Я не знаю.

Оська лизнул тягучую медовую каплю. Мы с ним утром пробовали мед. Я в кофе. А он столовой ложкой. Оська вытащил ложку из банки с медом и смотрел, как с нее тяжелая прозрачная капля течет прямиком в его разинутый рот. Улыбнулся сладости, задумчиво пососал ложку и сказал:
- Но я знаю, как сделался первый человек.

Б-г взял специальную землю, как будто пластилин, и слепил его. Потом от себя самого взял кусочек и прилепил к человеку. Это Он дал ему душу. Человек стал живой. Сейчас у нас такого пластилина нету. А потом Б-г отрезал от человека половину - это стала его жена. Их звали Адам и Хава. Они стали рожать детей. Сразу взрослых. Они сразу могли говорить и ходить. А их дети тоже рожали детей, а те своих рожали. И так все время. Потом у бабушки с дедушкой ты родилась. Потом я у вас с папой родился. А у нас всех прапрапрапрапрадедушки - Адам и Хава. Так все люди - братья.

Как насчет братства с курицей, мне не удалось разузнать у Оськи? Вопрос открыт для обсуждения.

Знаки

Кофе с книжкой вкуснее, чем кофе с Инетом. Потому что Инет - это цветные картинки. Они залепляют лицо, пеленают мозг, слепят глаза. Яркие, назойливые, крикливые. Лепят образ целиком, лишают мысль воздуха, легкие - кислорода.
А буквы спокойные. А буквы свободные. И тихие-тихие, и легкие-легкие. Воздушные. Ты с ними дышишь, с ними веришь, с ними думаешь. Смотришь на них, и видишь себя, и слышишь себя, и понимаешь себя. Если, конечно, умеешь читать.

Когда мальчики были большими

С утра пораньше выдвигаешь ящик письменного стола, о котором ты всегда знала - это твой собственный стол, а там пистолет, наручники и увеличительное стекло. Пластиковые. Не хватает только игрушечной скрипки и записки: "Здесь был Холмс, мама".
Вчера Аарон выступал с субботней проповедью. Рассказывал, что женщины, рабы и маленькие не обязаны жить в шалаше (сукке) в праздник Кущей (Суккот).
- Мудрецы говорят, что маленький - тот, кто все время будет плакать в сукке и звать маму. А если один раз позовет и успокоится, то он уже не маленький и может быть в сукке с папой и большими мальчиками.
Аарон рассказывает красиво и с тем самым выражением, по которому сразу понятно, что у нас дома все давно большие мальчики.
Я слушала его и все пыталась вспомнить, сколько раз слышала, как папы кричат "мама", когда сидят в сукке. А во времена мишны, похоже, большие мальчики были другими.

Пусть мама отдохнет

На скамейке у дома, что раньше звалась лавочкой, сидит тоненькая девушка лет девятнадцати. Около нее коляска с двумя щекастенькими младенцами. Носики-курносики, пухлые ляжечки в перевязочках, круглые пяточки. На вид им месяцев восемь. Розовый младенец и голубой - мальчик и девочка, значит. Тот, который розовый, к тому же с шикарным шифоновым цветком на голове.
- Первенцы и сразу двое. Спать вообще некогда, - подумала я, а вслух сказала: - Какие милые! Вы в наш дом переехали?
- Я к маме приехала в гости. Мы напротив живем. Это моя дочка. И мой брат. Я их вместе взяла погулять. Мама отдыхает.

Большая семья

Дети мечтают поехать в Эйлат с удочками - ловить рыбу.
- Мы поймаем дельфина, - говорят. - Поиграем с ним, а потом отпустим.
Хорошо поехать в Эйлат всей большой семьей, включая самостоятельного старшего. Пригласить с собой папу и свекра, брата мужа с семьей (5 прекрасных мальчиков подросткового возраста плюс очень разговорчивая жена), моего молчаливого брата, двоюродную сестру с мужем, сыном и ее мамой, тетю, троюродных братьев с женами и детьми.
8 утра. Я с чашкой кофе у экрана. Надо быть в курсе новостей.
Телефонный звонок. Разговорчивая жена брата мужа подробно рассказывает об их планах на лето, а заодно о стоматологах, учителях, гуляньях в парке. Я подробно киваю.
- Ты меня слушаешь? - уточняет она.
- Я с тобой, - отвечаю.
С ней я в Канаде, со свекром - в Германии, с папой - в Белоруссии, с двоюродной сестрой - в Литве, со старшим - в России.
Дети выудят дельфина в Эйлате, и мы всем его покажем по Скайпу. Большая семья - это хорошо.

16.07.2015 04:23

Буквы вам, наверное, уже надоели. Скучновато. Черное по белому. Так что в этот раз будет разноцветье - выпечка хал в картинках. 

Я люблю творить дрожжевое тесто, жмякать его, тискать, вдыхать этот удивительный запах. Оно откликается на мои прикосновения, льнет к рукам, ластится, отзывается на каждое прикосновение. Кажется, будто сама жизнь пульсирует под моей рукой во всей ее полноте, красоте и искренности.

Для хал всегда использую один и тот же проверенный десятком лет рецепт, когда-то переданный мне рабанит Итл-Мирьям Пинес. Я его немного отредактировала (профессиональная привычка :) ), так как пеку халы их цельнозерновой муки и полбы. Цельнозерновая мука требует больше воды. Пропорции приблизительно такие:

1 кубик живых дрожжей.

6-7 стаканов воды.

Около двух килограммов муки. Обычно я беру килограмм цельнозерновой пшеничной муки и столько же полбы (на иврите кусмин).

1 стакан сахара. Часто заменяю таким же количеством силана (сиропа из фиников).

2 яйца.

1 стакан растительного масла.

1 ст. ложка соли.

Сначала я делаю закваску. Кладу в тазик дрожжи и сахар. Заливаю водой. Сверху сыплю полкилограмма муки. Накрываю полотенцем и оставляю в покое. Нужно дождаться, пока из-под муки вылезут симпатичные пузырьки. Потребуется подождать полчасика. Когда вы встретились с пузырьками, и они вам понравились, можно месить тесто. Добавляйте сначала яйца, масло и соль. А потом постепенно засыпайте муку. Все время местите. Пропорции приблизительные, так как консистенция теста зависит от качества муки. Моя бабушка говорила, что дрожжевое тесто нужно слушать. Оно, действительно, живое - подвижное, эластичное, оно дышит под рукой. Подсыпайте муку, месите и слушайте его дыхание. Месить дрожжевое тесто нужно до тех пор, пока с потолка не начнет капать вода, повторяла бабушка. То есть пока со лба в тесто не упадут капли трудового пота. Когда тесто получилось однородное и не очень липнет к ладоням (если вы используете силан, тесто получается более липкое), формируйте большой колобок и оставляйте тесто подходить. Когда его объем увеличиться приблизительно втрое, можно начинать с ним работать. Мне нравится формовать тесто, предварительно смазав руки растительным маслом, а не мукой. Но до начала работы не забудьте отделить халу.

Как только дети слышат благословение на отделение халы, которое я произношу нарочито громко, чтоб сказали "Амень", то сразу бегут на кухню. Я выдаю им по куску теста, и они творят собственные халочки.

Оська - очень креативный парень. Он лепит человечка и лодочки.

 

Аарон любит, что все было правильно и традиционно. Он плетет халу-косичку и халу-улитку.

 

 

 

Вот такие у них получились халочки. Это абсолютно самостоятельная работа мальчиков по их собственной инициативе.

Теперь они должны расстаиваться. В общем, расти. Мы накрываем противень полотенцем, чтобы тесто не подсыхало, и ждем. Когда сформованные халы увеличиваются в объеме вдвое, они готовы к выпечке. Чтобы убедиться в этом, нажимаем мизинцем на тесто. При нормальной расстойке следы от нажатия пальцев выравниваются медленно.
Перед выпечкой халы смазываем взболтанным яйцом и посыпаем кунжутом или маком.

Аарон мажет халы взбитым яйцом.

Йоси посыпает кунжутом и маком.

 

Лепота!

 

Оська и халы семьи Губерман.

Хорошей субботы вам всем, мои дорогие читатели!

09.07.2015 04:47

В детстве Аарон любил считать.

- На асфальте сидело 7 птичек. Они клевали крошки от печенья. Это печенье ел маленький мальчик Аарон. Он доел печенье и стал махать руками. 4 птички испугались и улетели. Сколько птичек осталось?

Аарон складывал из рук трубочку-бинокль и смотрел далеко-далеко в самую высоту. Туда улетели пугливые птички. Потом переводил бинокль на асфальт. Там смелые клевали печенье.

- Было семь, - уточнял он и оттопыривал 7 пальцев трубочки-бинокля. – А четыре улетели, - Аарон возвращал биноклю 4 пальца. – Один, два, три, - считал он оттопыренные пальцы, а потом кричал: - Три! Вот, три!

В детстве Аарону было четыре года. У него была веселая математика. Теперь ему шесть с половиной. Когда у Аарона спрашивают, сколько ему лет, он всем отвечает:

- Половина седьмого.

Кому половина седьмого – тот первоклассник. А у первоклассников совсем другая математика. Она называется сложение и вычитание в пределах 20. Никаких тебе птичек. Только десятки и единицы.

- Девять плюс семь равно…

Аарон растопыривает пальцы и начинает пересчет. Когда пальцы кончаются, он зовет Оську. Младший брат любит помогать. Сразу кладет ладошки на стол. Братья делают математику в четыре руки. Только Оська не терпеливый, так и норовит сбежать к железной дороге. Всего каких-то три листа примеров не может выстоять.

Мама у Аарона тоже не терпелива, к тому же у нее постоянно руки заняты.

- Вот тебе ириски. Считай, - сказала она.

Аарону такое предложение очень понравилось. Только ириски быстро закончились. Прямо на первом листе примеров на сложение-вычитание в пределах 20. Мама поняла, что ириски были стратегическим промахом и проблему со счетом следует решать по-другому. Быстро и качественно, пока все живы и без нервного тика. Она соорудила Аарону таблицу сложения. По горизонтали числа до 10 и по вертикали те же. В клеточках - готовые ответы. Объяснила, как складывать и как отнимать с помощью таблицы. Аарон почувствовал окрыленность и практически взлетел на математический олимп. Он водил пальцем по таблице и записывал правильные ответы. Счастье Аарона было недолгим.

С работы вернулся папа - сын кандидата математических наук и инженер, человек основательный и очень терпеливый. Он посмотрел на маму, на Аарона, на таблицу - шедевр креатива и находчивости. Папа сразу понял, что навыки устного счета первоклассника в серьезной опасности.
- Ребенок должен считать сам! - нахмурился папа.
- Он и будет сам. По таблице. Несколько раз по таблице, а потом выучит наизусть, да и все, - уверила мама.
- Твоя таблица для тех, кто думать не хочет или не умеет, - сказал папа строгим голосом.
- Что тут думать, если все наизусть знают, что 7+7=14, 8+8=16. Таблицу умножения учат наизусть, пусть первоклассник таблицу сложения выучит.
Папа в ответ хмурился. Он был удручен маминой математической недальновидностью и педагогической близорукостью.
- Аарон должен уметь считать сам, - говорил папа и описывал тонкости классического метода изучения коварного мира единиц и десятков. – Если он в первом классе не научится, потом - все.

- Все, значит. Хорошо. Позанимайся с мальчиком сам.

Мама пошла чай пить, а папа остался с первоклассником. Первым делом он достал коробок спичек.

- Это десяток, Аарон, - папа связал ниткой десять спичек. – А это единицы, - папа вытащил из коробка еще десять спичек. Какой там у тебя пример?

- 20 – 12, - сказал первоклассник.

- Решай.

- Что?

- Бери спички и думай, сколько будет 20 отнять 12?

Аарон сгреб спички в кучу и отодвинул в сторонку. Растопырил пальцы. Посчитал.

- Нужны еще твои пальцы, папа.

Папа спрятал руки в карманы.

- Пальцы только малыши считают. Смотри - у тебя всего двадцать спичек. От них надо отнять двенадцать. Что такое двенадцать?

- Что? – уточнил Аарон.

- Здесь 20 спичек. От них надо отнять двенадцать. Что такое двенадцать? – очень громко повторил папа - потомок кандидата математических наук - и закричал: - Двенадцать – это десять плюс два. Понимаешь?!

- Десять плюс два понимаю, - заверил Аарон.

- 12 - не просто десять плюс два, а 1 десяток и 2 единицы. Тебе нужно от двух десятков спичек отнять один десяток и две единицы.

Аарон, не мигая, смотрел на спички.

- А где в спичках десятки, папа?

- Вот!

Папа ткнул пальцем на связку спичек. Потом сунул ее в карман.

- Я отнял 1 десяток, видел? – спросил он. - Теперь нужно отнять еще 2 единицы. Бери 2 спички.

Аарон взял и посмотрел на папу.

- Ну?! – спросил папа очень громким голосом. – Что осталось?

- У меня две спички.

- А на столе?

Аарон повел пальцем по спичечному ряду.

- Восемь.

- Видишь, как легко. Если от двух десятков отнять один десяток и две единицы останется восемь единиц. Пиши ответ.

- Какой, папа? – захлопал глазами Аарон. 

- Пиши: 20 – 12 = 8. Это у тебя еще 15 примеров? Ты сходи к маме, возьми пока ее таблицу. В следующий раз я тебе снова все объясню.

02.07.2015 04:45

Аарошкины проповеди
 

2

- Я старший брат! Старший брат - я, - внушает Аарон своему младшему брату Оське. Аарон очень гордится своим старшинством. Оська, в свою очередь, не упускает случая внушить старшему, что подумаешь, то же мне тут, видали мы таких. Аарон подобным объяснением очень не доволен. Он возмущается:

- Йоси повалил меня на пол! Нельзя бить старшего брата!

- Опять драка и ор на весь дом! Идите-ка вы в детскую, играйте там, а не то …, - выглядывает из кухни Сара Абрамовна.

Она не углубляется в подробности «а не то…». Когда взрослый говорит: «А не то…», его любой ребенок сразу понимает. Аарон тоже понял. Он сердито посмотрел на Сару Абрамовну – мама явно недооценивала важности вопроса об уважении старшего брата этим нахальным Оськой - взял с полки книгу и вышел из гостиной. За ним побрел насупленный Оська. Младший тоже был не доволен. Когда Аарон занят чтением, это скучно. Ни тебе подраться, ни поорать на пару. Повертевшись по квартире и не обнаружив ничего занимательного, Оська пришел на кухню.

- Буду тебе мамагать, - сообщил он Саре Абрамовне. – Когда папе – это памогать, а когда маме – это мамогать.

- Что ты мне маможешь? Может, игрушки соберешь и книжки на полке расставишь аккуратно? – заинтересовалась Сара Абрамовна выгодным предложением.

- Не. Буду чай с печеньем и с маслом, - сказал Оська.

- Вот это момощь! – восхитилась Сара Абрамовна. – Подожди минутку, картошку дочищу.

Сара Абрамовна поставила перед Оськой чай в его любимой чашке, по которой задорно неслись друг за другом синие автомобильчики с желтыми глазами-фарами, подала печенье, масло в маленькой тарелочке, нож и сахарницу:

- Хочешь класть сахар сам? Две ложечки!

- Еще одну сразу в рот. Я люблю сахар без чая.

- Одну можно. А куда наш Аарон запропал?

Оська не слышал вопроса. Он весь был в сахарнице, снова и снова наполнял ложку белым сладким песком – старался черпануть как можно больше.

Сара Абрамовна обнаружила старшего в шкафу за зимним пальто. Аарон, услышав мамины шаги, засопел как можно громче, хотел найтись поскорее. Сара Абрамовна втиснулась под пальто рядом с сыном.

- Сидишь, – зачем-то сказала она. Начинать разговор с показательно обиженным человеком не всегда просто. – Скажешь мне что-нибудь?

- Я не могу, - всхлипнул Аарон, - это очень тяжело.
- Когда мы рассказываем о том, что нам неприятно или обидно, мы как будто выбрасываем это наружу. Ты можешь попробовать? Тебе что-то очень не нравится?
- Да! Мне не нравится что-то у нас дома!
-  А когда тебе не нравится дома, что именно у нас происходит?
- Йоси меня бесит!
- О! Тебя бесит Йоси! Ты хочешь рассказать об этом ему прямо сейчас?
- Я хочу рассказать ему о заповеди уважения старшего брата! Это очень важная заповедь Торы. А он не понимает!

- Хорошо, идем рассказывать.

Сара Абрамовна выбралась из-под пальто и перевела дух. Летом в шкафу довольно душно. Аарон выпрыгнул за ней с явным воодушевлением. Наставлять младшего брата на путь истины было его призванием. Возможно, именно с этой целью он появился на свет в семье Сары Абрамовны. Сейчас Аарон твердым уверенным шагом шел к цели. Только Оська не знал об этом. Он безмятежно размазывал масло по печенью, по пальцам и лоснящимся щекам.

Аарон сел напротив брата, оценил всю несправедливость момента и сверкнул зелеными глазами:

- Мама, я тоже хочу чай и печенье с маслом!

- Ему явно получше, - молча сказала Сара Абрамовна.

Она сделала чай Аарону и себе. Подвинула старшему печенье, масло, сахарницу.

- А он которую ложку сахару без чая ест? – сразу обратился к сути проницательный Аарон.

Оська поднял на брата синие в карие крапинки глаза и вздохнул:

- Я последнюю.

- Тогда я съем пять последних! – вынес приговор сахарнице старший и схватил ложку.

На третьей ложке сахара без чая Аарон почувствовал, что готов сказать главные слова о самой важной для Оськи заповеди Торы. Он отодвинул сахарницу, зыркнул на младшего, слушает ли. Оська вдумчиво проверял, сколько печенья с маслом помещается в пустой чашке с синими автомобильчиками. Аарон понял, что пора.

- Заповедь об уважении старшего брата мы учим из десятисловия. Она называется деорайта! Такие заповеди самые важные. Конкретно об уважении старшего брата говорится в пятом речении, которое гласит об уважении к отцу и матери. Там сказано, - наставительно повел рукой Аарон, - уважай этавиха веэтимеха - отца твоего и мать твою. "Эт" повторяется два раза не случайно. Это повторение подразумевает скрытую в пятом речении заповедь уважения старшего брата!
Оська вздохнул. То ли о сахаре, то ли о несовершенстве этого мира.

- Аарон, в семье все должны уважать и любить друг друга, быть внимательными и уступать, - возникла было Сара Абрамовна.
- Да, мама. Все должны быть внимательными и уступать. А Йоси должен уважать старшего брата! – отрезал Аарон и потянулся к сахарнице.

 

24.06.2015 07:43

- Мама, я утром Землю держу и после обеда. У нас во втором классе есть уроки и после обеда, - рассказывает Аарон. Он вертится вокруг кухонного стола, где Сара Абрамовна с самого утра внимательно шинкует салаты, угощается капустными листами и ломтиками сладкого перца. Впереди большое субботнее застолье. Сара Абрамовна сосредоточенно нашептывает сама себе:
- Капуста, лимонный сок, немного черного перца, соевый соус. Ой, еще мед.

Она ныряет в холодильник, продолжая:

- Еду на плату поставить греть, халы из морозилки вынуть. Пиво в холодильник засунуть...

На этих словах Сара Абрамовна с выпученными глазами поворачивается к сыну. Это значит, к замутненному салатами сознанию доковылял смысл сказанного:

- Что, Аарон? Ты держишь Землю?

- Утром и после обеда. А когда я в первом учился, то только утром Землю держал, - продолжает Аарон.
- И я утром держу, - вступает Йоси, - как раньше Аарон. Я только до обеда в садике.
- Вы держите Землю утром, - медленно повторяет Сара Абрамовна и аккуратно присаживается.
Ей подружка умную книгу дала почитать о том, как говорить с детьми. Там советуют спокойно повторять за ними в психологически нестабильных ситуациях. Вот Сара Абрамовна и повторяет. Это активное слушание называется. Психологи обещают, что метод поможет сохранить рассудок в трудную минуту.
Мальчики, активизированные передовым психологическим приемом, развивают тему.
- А Аарон еще после обеда держит Землю. А вечером папы и бохрим (ученики ешив), которые учат Тору до самой ночи. Когда у нас темнота, евреи из Америки и Канады держат, потому что тогда у них день, и они учат Тору. Мы тогда спим, - торопится разъяснить подробности Йоси.

- Б-г специально так устроил мир, чтобы всегда были евреи, которые учат Тору, потому что они держат Землю, - продолжает Аарон.  

- Я тебя понимаю, - поддерживает беседу Сара Абрамовна. Именно так советуют психологи поддерживать философские разговоры.

– Мама, мы кушать хотим! – подскакивает к столу Йоси.

- Я понимаю, - повторяет Сара Абрамовна и ставит на стол тарелки, коробку с корнфлексом и молоко. - Ваш утренний корнфлекс, сэры!

Мальчики, толкаясь, шуршат сухими кукурузными хлопьями. Пока Аарон пытается аккуратно насыпать себе корнфлекс, Йоси успевает запускать в коробку руку по локоть и хватать хлопья горстями. Он быстро наполняет ими свою тарелку. Тут же делает молочный плюх, утирает брызги молока с конопатого носа и садится хлебать корнфлекс первым.

- Ты разбойник! – громко возмущается аккуратный и основательный старший брат. Он сосредоточенно собирает со стола в тарелку просыпанные хлопья. – Мама, а кто хуже вор или разбойник?

- Я думаю, что разбойник страшнее, - говорит Сара Абрамовна.
- Вор хуже, - объясняет Аарон. - Разбойник грабит у всех на глазах. Он не боится ни Б-га, ни людей. А вор прячется от людей и ворует на глазах у Б-га. Вор только людей боится и пренебрегает Творцом.

- Да, - Сара Абрамовна гладит Аарона по голове. Ей не очень понятно, какие беседы она станет вести с этим мальчиком лет через 5. Наверное, будет просто молчать и внимательно слушать.

Сара Абрамовна сама добавляет молока в тарелку Аарона, а потом в свою чашку с кофе, и садится рядом с детьми. Аарон тем временем вертит коробку молока в руках, ложкой мешает корнфлекс, глядит, как кружатся хлопья в молочном хороводе. Йоси сосредоточенно хлебает молочные хлопья со дна тарелки.

- Мама, а может такое быть, что женщина кормит молоком своего ребенка и этим зарабатывает?
- А? Что? – отрывается от чашки кофе Сара Абрамовна.
- Ну, подумай! - подбадривает Аарон. - Мама кормит малыша, а ей за это платят. Может так быть?
- Вряд ли, - вздыхает Сара Абрамовна.
- Может, мама! Когда Батья спасла Моше-рабейну и принесла его во дворец фараона, египтянки не могли его накормить, потому что он отказывался пить нееврейское молоко. Тогда решили поискать для него специальную кормилицу. Египтяне пригласили на эту работу Йохевед – маму Моше-рабейну. Она кормила своего ребенка и этим зарабатывала, - счастливо улыбается Аарон.
Сара Абрамовна допила кофе и встала. Снова погладила Аарона по голове и взялась за нож. Пока еврейские дети держат Землю, а еврейские папы со всего мира им помогают, Сара Абрамовна может спокойно шинковать салаты.

Постскриптум. Еврейские мудрецы говорят, что изучение Торы охраняет наш мир.

Страницы:
< предыдущая | следующая >
1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11
Отчет об отправке
Наши страницы в соцсетях:
Facebook | ВКонтакте | ЖЖ | Twitter
Магазин еврейской книги
Просьба молиться
Еврейский календарь
Радио Толдот — в эфире!
Кадиш и ЙорЦайт
Еврейские знакомства
Вопрос раввину
Семейная консультация
Приложения для iOS Толдот.ру Сидур ТаНаХ
Приложения для Android Толдот.ру Сидур

телефон: (972)-25-400-005
факс: (972)-25-400-946
имейл: info@toldot.ru
Toldos Yeshurun
PO Box 23156
Jerusalem 9123101
Israel
© 5762—5775 «Толдот Йешурун»
Перепечатка материалов приветствуется с обязательной активной гиперссылкой на Toldot.ru после каждого процитированного материала
Статкаунтер:

просмотров
Facebook | ВКонтакте | ЖЖ | Twitter | Google+