Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Выдающийся мыслитель и педагог, один из духовных лидеров движения Мусар

Раби Авраам бар Ицхак Гродженский (5641-5704 /1881-1944/ гг.) — выдающийся мыслитель и педагог, один из духовных лидеров движения Мусар.

Его отец, р. Ицхак Гродженский, был учеником р. Исраэля-Меира Акоэна (Хафец Хаим) и главой варшавской ешивы Торат Хаим («Учение жизни»).

Авраам учился в ешиве Кнессет Исраэль (Собрание Израиля), расположенной в пригороде Ковно (Каунаса), Слободке, — он стал одним из ближайших последователей духовного руководителя ешивы р. Натана-Цви Финкеля (Саба из Слободки).

Близко познакомившись с юным Авраамом Гродженским, Хафец Хаим был настолько поражен высочайшим качеством полученного им воспитания, что с восхищением воскликнул: «Я создаю всего лишь книги, а р. Натан-Цви создает людей» (Рав Дов Кац, Тнуат амусар 3, с.235).

В 5665 /1905/ году р. Натан-Цви направил его с группой своих учеников в ешиву г. Телза (Тельшая), охваченную студенческими волнениями.

События Первой русской революции захватили многих еврейских юношей, которые участвовали в революционных митингах и читали нелегальную литературу. Ешива в Телзе была на грани закрытия — р. Авраам вместе со своими товарищами сумел укрепить ее и возродить в ней изучение мусара (там же с.51).

В начале 5670-х /1910-х/ годов р. Авраам стал одним из машгиахов в ешиве Слободки.

Он обладал уникальным даром психолога, умел понять каждого человека и найти верный путь к его сердцу. Исходя из этого, р. Натан-Цви поручил ему индивидуальную работу с учениками: он подолгу беседовал с каждым юношей, пробуждая в его душе стремление к совершенству и тактично помогая справиться с недостатками (там же с.46).

В годы первой мировой войны р. Авраам эвакуировался вместе с ешивой в Минск, а в конце 5676 /1916/ года, когда линия фронта подошла к Минску, — в украинский город Кременчуг.

В Кременчуге беженцы пережили все превратности Гражданской войны, связанные с переходом власти в городе из рук в руки, нападениями различных банд, погромами, эпидемиями и голодом. Однако даже в этот тяжелейший период в стенах ешивы занималось около ста пятидесяти юношей (там же с.59).

В 5681 /1921/ году ешиве удалось покинуть Советскую Россию и вернуться в Литву, ставшую к тому времени независимым государством. Вновь обосновавшись в Слободке, ешива пережила пору расцвета: число учеников возросло до пятисот.

В 5684 /1924/ году, выполняя поручение р. Натана-Цви, р. Авраам отправился в Землю Израиля, чтобы подготовить базу для постепенного перевода значительной части ешивы в город Хеврон. Уже осенью здесь приступили к занятиям первые десять учеников, а после того, как в начале весны 5685 /1925/ года в Хеврон прибыл глава ешивы р. Моше-Мордехай Эпштейн (Левуш Мордехай), р. Авраам вернулся в Слободку.

В течение последующих пятнадцати лет он был машгиахом той половины ешивы, которая осталась в Слободке и сохранила статус одного из мировых центров изучения Торы.

Вместе со своим ближайшим сотрудником р. Ицхаком-Айзиком Шером он создал всемирное объединение выпускников Слободки — в эту организацию, призванную распространять идеи движения Мусар, вошло более тысячи человек (там же с.88).

С началом нацистской оккупации Литвы все преподаватели и ученики ешивы были заключены в гетто, созданное в Слободке.

В одном из бомбоубежищ р. Авраам продолжал регулярные занятия с учениками, изучая с ними такие сложнейшие проблемы еврейского мировоззрения, как стойкость в вере и упование на Всевышнего, — он учил их принимать страдания, не утрачивая любви к Творцу. На своих уроках он постоянно подчеркивал, что собственные несчастья не должны застилать глаза: необходимо видеть страдания других евреев и помогать им устоять в испытаниях (Гдолей адорот).

Ученики р. Авраама рассказывали, что еще в годы молодости он «в течение нескольких лет работал над выражением своего лица, добиваясь того, чтобы оно излучало свет». Его лицо светилось улыбкой вопреки любым трагическим обстоятельствам: ведь он рано овдовел, оставшись один с многочисленными детьми, младшим из которых был грудной младенец. Это выражение лица стало настолько естественным для него, что и «в гетто, под жесточайшим гнетом, он всегда освещал каждого человека своей улыбкой» (Рав Шломо Волбе, Алей шур 2, с.201).

В гетто постоянно проходили массовые «ликвидации», и понятно, что одной из основных тем на его занятиях была заповедь кидуш Ашемосвещения Имени Б-га мученической смертью от рук ненавистников еврейского народа. Р. Авраам учил, что само пребывание в гетто является высшей формой такого самопожертвования. «Пожертвовать собой, прыгнув в огонь, — писал он, — гораздо легче для человека, чем медленно идти на костер, — ведь прыгнуть в огонь можно под влиянием минутного вдохновенного порыва, в то время как долгая дорога к костру оставляет достаточно времени для раздумий» (Торат Авраам с.17).

В дни, когда нацисты начали операцию по окончательному уничтожению евреев Слободки, р. Авраам находился на излечении в больнице гетто. Нацисты сожгли здание клиники вместе со всеми больными и медицинским персоналом (Гдолей адорот).

Р. Авраам Гродженский погиб в 5704 /1944/ году, освятив своей смертью Имя Всевышнего.

После окончания войны его сохранившиеся статьи и записи бесед на темы мусара были собраны в книгу, названную Торат Авраам («Учение Авраама»).

 

Какой будет новая жизнь евреев на земле, в которую ведет их Всевышний? Что требует Он от тех, кто входит в Землю Израиля? Эти и многие другие темы раскрываются в нашей недельной главе. Читать дальше