Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Моше надеялся, что Творец всё же позволит ему войти в Эрец-Исраэль. Однако надежды оказались тщетными.

Разделив восточный берег между коленами, Моше очень обрадовался, и у него вновь появилась надежда, что вынесенный ему приговор Небес отменен (Сифри, Пинхас 134; Раши, Бемидбар 27:12). И он стал молить Б-га: «Дай мне перейти, и я увижу эту благую страну, что по ту сторону Иордана, — эту прекрасную гору (т.е. гору Мория) и Ливан (Храм)». Но Б-г ответил ему: «Полно тебе, не говори Мне больше об этом, …так как ты не перейдешь Иордан. Но дай наставления Йеошуа и укрепи его, ибо он встанет во главе этого народа и он завоюет для них страну, которую ты видишь» (Дварим 3:25—28).

Первого швата 2488 года Моше собрал всех сыновей Израиля и стал готовить их к переходу через Иордан. Вначале он напомнил им весь пройденный за сорок лет путь — от исхода из Египта до степей Моава (Дварим 1:1—3:29). В частности, он упомянул о том, сколько раз он просил для них милосердия, спасая их от гнева Всевышнего. Говоря об этом, Моше надеялся, что они станут молиться за него, чтобы и он мог вступить в Святую Землю вместе со всеми. Он сказал им: «Слушай, Израиль, скоро вы перейдете через Иордан — а я ведь не перейду», но они не понимали его намеков (там же 9:1; Дварим раба 3:11). Тогда Моше начал прямо упрекать их: «Один человек сумел искупить шестьсот тысяч после греха с тельцом, а шестьсот тысяч человек не могут искупить одного?!» (Дварим раба 7:10). И хотя в течение сорока лет скитаний по пустыне он никогда не упрекал народ за его прегрешения, теперь его слова были полны горечи (Раши, Дварим 1:3)

В своей речи Моше дал сынам Израиля суровые наставления, предсказав, что произойдет с ними в отдаленном будущем. «Когда родятся у вас дети и внуки, и долго прожив на земле, вы развратитесь, — предрек он, — …то призываю я сегодня небо и землю в свидетели того, что вы вскоре исчезните из страны, в которую переходите через Иордан, чтобы овладеть ею, и не продлятся дни ваши на ней. И рассеет вас Бог среди народов, и останетесь вы малочисленными среди народов, к которым уведет вас Бог» (Дварим 4:25—27). Но затем Моше дал сынам Израиля надежду на искупление, предсказав: «И оттуда станете вы искать Бога и найдете, если будете искать Его всем сердцем и всей душою. В своих невзгодах, когда постигнут вас все эти предсказания, в конце дней, возвратитесь вы к Богу и будете слушаться Его голоса» (там же 4:29—30). И тогда, в конце времен, наступит окончательное избавление — геула. «И возвратит Б-г ваших изгнанников, и смилостивится над вами, и опять соберет вас из всех народов, среди которых рассеял вас Бог, — предрекал Моше, обращаясь через головы стоящих перед ним евреев к будущим поколениям. — Даже если будут ваши изгнанники на краю неба, то и оттуда соберет вас Б-г, и оттуда заберет вас. И приведет вас Бог в страну, которой владели ваши праотцы, и вы овладеете ею, и облагодетельствует Он вас, и размножит вас больше, чем отцов ваших» (там же 30:3—5).

Вслед за этим Моше начал еще раз обучать сынов Израиля всем основным законам Торы (там же 4:1—28—69). Это обучение продолжалось день за днем в течение пяти недель — до шестого адара (Седер олам раба 10; Седер адорот). А с самого начала месяца адара Моше вновь настойчиво молил Всевышнего оставить его в живых и позволить войти в страну Кнаан (Ваикра раба 11:6). Но Всевышний сказал ему: «Ты прославился тем, что вывел из Египта шестьсот тысяч мужчин и похоронил их в пустыне. А теперь ты хочешь ввести в Святую Землю новое поколение?! Нет, ты должен разделить судьбу умерших» (Танхума, Хукат 10).

«Если мне нельзя ввести народ в Кнаан, то разреши мне войти как частному лицу», — просил Моше. «Не может царь вступить в землю как частное лицо», — был ответ. «Если мне нельзя вести народ в качестве наставника, сделай меня учеником Йеошуа», — просил Моше. «Не может наставник стать учеником своего ученика», — был ответ (Сифри, Пинхас 135).

Тогда Моше упал в ноги первосвященнику Элазару, взывая: «Элазар, сынок, попроси для меня милосердия, как я просил милосердия для твоего отца Аарона!» (Ялкут Шимони, Ваитханан 820). Моше умолял, чтобы Творец впустил его в землю хотя бы на два-три года — а потом он умрет (там же 821). Причина его страстного стремления к Святой Земле заключалась в том, что многие заповеди можно выполнять только там, — а Моше старался выполнить все заповеди Торы (Сота 14а).

Наконец, шестого адара Б-г сказал Моше: «Вот, приблизились дни твои к смерти. Призови Йеошуа — станьте в Шатре Откровения, и Я дам ему повеления» (Дварим 31:14; Седер олам раба 10; Седер адорот).

Моше поставил Йеошуа в Шатре перед первосвященником Элазаром и перед всем народом, и, возложив руки ему на голову, напутствовал его теми словами, которые внушил ему Б-г (Бемидбар 27:22—23; Дварим 31:7—8). Затем Моше объявил: «Слушайте речения нового пророка, который сегодня станет у нас во главе». По приказу Моше Йеошуа увенчали царским венцом, облачили в пурпурные одежды и принесли для него золотой трон. Моше возвел своего ученика на трон, и пока Йеошуа говорил перед народом, Моше стоял рядом с ним (Бейт амидраш 1, 122; Оцар ишей аТанах, Моше 48).

В полночь на седьмое адара Моше пришел к шатру Йеошуа, чтобы прислуживать новому главе народа как ученик (Бейт а-мидраш 1, 123; Оцар ишей аТанах, Моше 48). Они вместе отправились в Шатер Откровения, но там между ними встал облачный столп — так, что речения Творца были обращены только к Йеошуа, а Моше их не слышал. Когда облачный столп исчез, Моше спросил у Йеошуа: «Что сказал тебе Б-г?». Но Йеошуа отклонил его вопрос: «Когда Б-г говорил с тобой, разве у тебя было право открывать мне все тайны, переданные тебе?» «Лучше сотня смертей, чем одна зависть!» — воскликнул Моше и смирился со своим близким уходом (Дварим раба 9:9, Эц Йосеф).

Моше обошел весь стан, попрощавшись с каждым коленом Израиля и благословив его (Дварим 31:1, 33:1—25; Седер олам раба 10; Ибн Эзра, Дварим 31:1).

В тот же день Моше записал последние разделы Торы, включая и рассказ о своей смерти (Дварим 31:24, Сфорно). Но если обычно, записывая Тору под диктовку Б-га, он повторял за Ним каждое слово, то при написании последних восьми стихов он не произносил их вслух из-за охватившей его великой скорби (Бава батра 15а; Менахот 30а, Раши). Более того, в этих восьми стихах буквы не были разделены на слова, и их можно было прочитать по-иному (Сефер аТодаа).

Собрав все накопившиеся у него за сорок лет листы пергамента, на которых были записаны отдельные разделы, Моше сшил их в единый свиток (Гитин 60а, Раши). Он передал этот свиток коэнам, повелев им: «Возьмите эту книгу закона и положите ее сбоку от Ковчега Завета Б-га» (Дварим 31:25—26).

Моше подготовил также по одному свитку Торы для каждого из колен и вручил им (Дварим раба 9:9; Шохер тов 90). Кроме того, он передал народу Израиля написанную им книгу Ийова: в ней он изложил трагическую историю праведника Ийова, которая началась в день, когда перед сыновьями Израиля рассеклись воды Тростникового моря (Бава батра 14б; см. выше в гл. 5 «Исход»).

Моше также вручил Йеошуа бин Нуну план Храма, который предстояло построить в Иерусалиме (Оцар ишей аТанах, Моше 31). Он оставил левитам одиннадцать написанных им псалмов, чтобы их исполняли во время служения в Храме. Среди них такие величественные псалмы, как «Молитва Моше» (Тфила леМоше), «Посвященный в тайну Всевышнего» (Йешев бесетер Эльйон), «Пойте Б-гу новую песню» (Ширу лАшем шир хадаш) и «Песня благодарения» (Мизмор летода) (Бава батра 14б; Берешит раба 22:13; Бемидбар раба 12:3; Шохер тов 90).

Ближе к вечеру Творец повелел Моше подняться на Гору Переправы (Ар аАварим), на которой он должен был умереть. Эта гора, называемая также Нево, возвышалась рядом с переправой через Иордан, ведущей в землю Кнаан, к городу Иерихону (Дварим 32:49; Рамбан, Бемидбар 27:12—13).

И когда Моше поднялся на вершину горы, Творец показал ему всю землю Кнаан: пророческое зрение Моше преодолело пространственные ограничения, и он смог увидеть северные и южные рубежи страны, а также далекое Средиземное море, служащее западной границей Святой Земли (Дварим 34:1—3; Сифри, Пинхас 135—136). Вместе с тем Б-г показал Моше будущее еврейского народа: всех его вождей от вступления в Кнаан до воскрешения мертвых (Сифри, Пинхас 139).

«Вот страна, о которой Я поклялся Аврааму Ицхаку и Яакову, — сказал Творец. — …Я дал тебе увидеть ее своими глазами, но туда ты не перейдешь» (Дварим 34:4). «Если так, то пусть хотя бы мои останки будут перенесены через Иордан», — попросил Моше. «И даже твои останки туда не будут перенесены», — ответил Б-г (Сифри, Пинхас 135).

Когда Моше лег, Б-г сказал ему: «Закрой глаза» — и Моше закрыл глаза. «Сложи руки на груди» — и Моше сложил руки на груди. «Соедини ноги вместе» — и Моше соединил ноги вместе. В это мгновение Б-г позвал душу Моше, чтобы она вышла из его тела. Но душа ответила: «Владыка миров! Я знаю, что Ты — Владыка всех душ, и души всех живых и мертвых — в Твоей власти. Ты сотворил меня, и Ты вселил меня в тело Моше на сто двадцать лет. И теперь в мире нет более чистого и праведного тела, чем у Моше. …Я люблю его и не хочу покидать его». «Доченька, — вновь позвал Творец, — выходи, не задерживайся, и Я вознесу тебя на вершину Небес и помещу тебя у Престола Моей Славы, рядом с ангелами — керувами и сарафами». «Я прошу Тебя, — взмолилась душа, — оставь меня в теле Моше». В это мгновение Творец как бы нежным поцелуем извлек душу из тела Моше (Дварим раба 11:10).

Моше бен Амрам был призван в Небесную Ешиву седьмого адара 2488 года /1272 г. до н. э./ — в тот же месяц и в тот же день, что родился (Седер олам раба 10; Мегила 13б; Танхума, Ваэтханан 6; Седер адорот). Ему было ровно сто двадцать лет (Дварим 34:7).

После смерти Моше его ученик Йеошуа бин Нун разделил последние восемь стихов Торы так, что проявились слова: «И умер там Моше, раб Б-га, в стране Моав, по слову Б-га» (Сефер аТодаа).

Сыны Израиля оплакивали Моше в течение тридцати дней — до седьмого нисана (Дварим 34:8). А еще через три дня они перешли через Иордан в страну Кнаан (Йеошуа 4:19; Седер олам раба 10).

В Талмуде Моше перечислен среди семи величайших пастырей человечества — наряду с Адамом, Шетом, Метушелахом, Авраамом, Яаковом и царем Давидом (см.) (Сукка 52б).

Моше был первым человеком, достигшим абсолютного совершенства, а следующим будет Машиах (Зоар 3, 260б; Оцар ишей аТанах с. 405).

После завоевания сынами Израиля Святой Земли мать, сестра и жена Моше были перезахоронены там, недалеко от города Тверия (Седер адорот 2406, 2488). Его внук Шмуэль, сын Гершома, погребен в пещере возле города Баньяс, у подножья горы Хермон (там же 2516).

По свидетельству кабалистов, «искры» души Моше возродились в пророках Шмуэле (см.) и Ирмеяу (см.), а также в царе Шломо (см.) (там же 2435). Основываясь на изучении высказываний и рукописей Виленского Гаона, его ученики утверждали, что он также был очередным воплощением души Моше, — и именно поэтому ему не было позволено вступить в Землю Израиля (Алийот Элияу 86; см. в кн. «Еврейские мудрецы», стр. 225).

Знатоки сокровенного учения указывают, что Царь-Машиах, который приведет народ Израиля к окончательному избавлению, будет новым воплощением души Моше, ведь написано: «Как в дни исхода твоего из земли Египта, явлю тебе чудеса» (Миха 7:15) — т.е. последнее избавление во многом повторит события исхода из Египта. По словам Виленского Гаона, это соответствие закодировано в стихе: «מַה שֶּׁהָיָה הוּא שֶׁיִּהְיֶה — Что было, то и будет» (Коэлет 1:9) — первые буквы первых трех слов образуют имя משה (Моше).

с разрешения издательства Швут Ами


Пророк Ирмияу (Еремия) был свидетелем разрушения Первого Храма. Эту трагедию он оплакал в свитке Эйха. Пророк описывает ужасные картины гибели Иерусалима и бедствия, охватившие еврейский народ. Читать дальше