Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Следуя повелению Б-га, Моше проводит перепись евреев. Дочери Цлофхада просят удел в Земле Израиля.

Четвертого элуля сыны Израиля вновь отправились в путь. Обогнув Эдом, а затем Моав с юга, к концу месяца они подошли к границе эморейского царя Сихона, на восточном берегу Иордана. Моше вновь направил послов с просьбой пропустить евреев к Кнаану, но Сихон вышел навстречу евреям с войском. На этот раз Б-г предал неприятеля в руки Израиля: в завязавшемся сражении евреи одержали победу, и, преследуя врага, захватили столицу эморейцев Хешбон и всю их страну — от реки Арнон до реки Ябок, где начинались рубежи Ога, царя Башана (Бемидбар 21:21—26; Дварим 2:18, 2:26—36; Седер олам раба 9; Ягельлибейну).

  • 23 тишрей нового 2488 года сыны Израиля под предводительством Моше разгромили войско Ога, выступившего им навстречу, и затем овладели его страной (Бемидбар 21:33—35; Дварим 3:1—11; Ягельлибейну).
  • После этого евреи разбили лагерь в степи, у реки Шитим, недалеко от рубежей Моава (Бемидбар 22:1, 25:1, р. Бехайе). Испугавшиеся силы сынов Израиля моавитяне и мидьянитяне пригласили на помощь мага Билама. Следуя его совету, они поставили перед станом Израиля шатры и посадили в них нарядно одетых блудниц, которые заманивали евреев внутрь, поили вином и обольщали, а затем уговаривали служить своему идолу Бааль-Пеору (Бемидбар 25:1—3, Раши; Санхедрин 106а; Бемидбар раба 20:23). В стане начался мор, ставший выражением гнева Творца на Израиль. И Б-г повелел Моше созвать глав народа, чтобы судить и казнить служивших идолу (Бемидбар 25:3—4, Раши; Бемидбар раба 20:23). В самом начале судебного разбирательства один из вождей колена Шимона, Зимри, подвел к Моше мидьянскую принцессу Козби, с которой собирался согрешить, и спросил: «Эта женщина разрешена мне или запрещена? Если ты скажешь, что запрещена, то кто разрешил тебе жениться на дочери Итро, которая тоже родом из Мидьяна?» (Бемидбар 25:5—6, Раши; Санхедрин 82а; Бемидбар раба 20:24). Вопрос был поставлен явно некорректно, ведь Моше взял Ципору в жены еще до дарования Торы, а затем, у горы Синай, она вместе с другими герами приняла на себя «ярмо заповедей». Но Моше растерялся и молчал, забыв закон, который он получил от Всевышнего на горе Синай: ревнители имеют право казнить того, кто вступает в близость с нееврейкой (Раши, Санхедрин 82а). Увидев, что Моше не знает, что ответить, судьи заплакали (Бемидбар 25:6, Раши). Однако внук Аарона, Пинхас (см.), который слышал этот закон из уст Моше, напомнил о нем, и Моше сказал: «Кто вспомнил об этом повелении Торы, тот и должен его выполнить» (Санхедрин 82а). Когда Зимри и Козби зашли в шатер, Пинхас проник за ними и пронзил прелюбодеев копьем в момент соития, — в это мгновение мор, от которого уже погибло двадцать четыре тысячи человек, прекратился (Бемидбар 25:7—11, Раши).

    А затем, следуя повелению Б-га, Моше вновь произвел подсчет мужчин от двадцати лет и старше (Бемидбар 26:1—65) — как заботливый пастух пересчитывает свое стадо после нападения волков. Как пастух, принявший свое «стадо» по счету при исходе из Египта, Моше вновь пересчитал его, приближаясь к смерти, — перед тем, как передать новому «пастуху», который должен был ввести сынов Израиля в страну Кнаан и разделить ее между ними (Раши, Бемидбар 26:1).

    В ходе пересчета к Моше подошли пять сестер из колена Менаше, у которых не было братьев, а отец умер в пустыне, — они просили передать им надел их отца в стране Кнаан. Моше сомневался, как поступить, и Всевышний повелел ему: «Справедливо говорят дочери Цлофхада. Дай им во владение удел, полагавшийся их отцу» (Бемидбар 27:1—7). Услышав эти слова, Моше подумал: «Раз Б-г дал это повеление мне, то, возможно, Он отменил Свое решение, и я смогу войти в Святую Землю вместе со всеми». Но Всевышний сказал ему: «Мой приговор остается в силе» (Танхума, Пинхас 9; Раши, Бемидбар 27:12).

    После пересчета Б-г повелел Моше отомстить мидьянитянам, подославшим своих женщин для совращения сынов Израиля. «А после этого ты умрешь», — сказал Б-г (Бемидбар 25:16—18, 31:1—2). И хотя Моше мог бы жить еще несколько лет, — ведь Всевышний обусловил его смерть отмщением мидьянитянам, — он не стал откладывать выполнение повеления Б-га ни на один день. Но поскольку тесть и жена Моше происходили из Мидьяна, он не повел народ на эту войну сам, а послал отборное войско во главе с Пинхасом, сказав ему: «Кто начал эту заповедь, тот пусть ее завершит» (там же 31:3—6, Раши; Танхума, Матот 3; Бемидбар раба 22:4). В ходе этой войны евреи убили всех князей Мидьяна, а также давнего врага Моше — мага Билама (Бемидбар 31:7—8).

    Победа сынов Израиля над Мидьяном была достигнута, в основном, благодаря могучим воинам из колен Гада и Реувена, и им в добычу досталось особенно много мидьянских стад (Танхума, Матот 6; Бемидбар раба 22:8). После окончания войны вожди колен Реувена и Гада обратились к Моше с просьбой передать им во владение восточный берег Иордана, богатый пастбищами. «Не переводи нас через Иордан!» — попросили они. «Ваши братья пойдут на войну, а вы будете сидеть здесь?!» — с упреком спросил Моше. И он поставил условие: если колена Реувена и Гада пойдут вместе со всем народом на завоевание Кнаана, то затем получат во владение покоренные царства Сихона и Ога на восточном берегу Иордана (Бемидбар 32:1—33). А поскольку Моше увидел, что площадь восточного берега намного превосходит надел, полагающийся двум коленам, он стал искать, кто бы захотел поселиться там вместе с ними, — и вызвалась часть колена Менаше, у которой также было много стад (Рамбан, Бемидбар 32:33). Моше разделил восточный берег между этими двумя с половиной коленами, предназначив каждому из них особый надел (Бемидбар 32:33; Дварим 3:12—16; Йеошуа 13:15—32). А пока он передал им лишь несколько городов в местах, наиболее пригодных для пастбищ, и они возвели там крепости, чтобы оставить в них свои семьи и скот, — а остальная земля оставалась незаселенной (Бемидбар 32:34—42; Рамбан, Бемидбар 32:29—30). Моше также выделил три города-убежища, в которых должны были скрываться совершившие неумышленное убийство (Дварим 4:41—43). И хотя, согласно закону Торы, эти три города не могли выполнять свою функцию до того, как будут выделены города-убежища на западном берегу Иордана, в земле Кнаан, Моше не стал откладывать, так как не хотел упускать ни одной заповеди, которую можно выполнить (Макот 10а, Раши, Дварим 4:41).

    с разрешения издательства Швут Ами


    В Суккот среди евреев принято проявлять особенное гостеприимство: Б-гобоязненный человек позаботится, чтобы за столом в его сукке каждый день сидел бедняк; он будет относиться к нему так, словно это один из праотцов, и подаст ему лучшие блюда. Ведь в наших книгах написано, что кроме гостей земных, каждый день праздника Суккот к нам в сукку приходят и небесные гости-ушпизин. Читать дальше