Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Встреча с известным раввином и неожиданное ее развитие...

«И видели Всесильного, и ели и пили» (24:11). Рассказывают, что праведный гаон Мари-Рацон бен Амрам из Неджами, главный раввин Шараба, был из числа «учеников Аарона» — он был миролюбивым и повсюду старался установить мир, любил людей и приближал их к Торе. Однажды он увидел, что один из молящихся в его синагоге не пришел на молитву. В первый день он подумал: «Возможно, это случайность». На второй день стал удивляться. На третий сказал самому себе: «Такие случайности не повторяются. Наверное, он заболел. Пойду проведаю его». Заповедь навещать больных начинается с третьего дня, когда становится очевидно, что человек нездоров (Рамбам, законы траура 14:5). Пошел рав к нему домой и увидел, как тот сидит за столом и ест с большим аппетитом, свидетельствующим о хорошем здоровье.

Увидел этот человек уважаемого раввина и испугался. Он быстро встал из-за стола. Но рав упрекнул его: «Что это ты перестал есть? Разве можно отворачиваться от святой Шхины ради человека из плоти и крови?»

Тот смутился: «Да какая же здесь Шхина? Всего-то навсего кастрюля с мясом!»

Рав ответил мягким голосом: «А чему удивляться? Писание прямым текстом говорит: "И видели Всесильного, и ели и пили". Когда и как человек может задуматься о величии Творца — о том, что Он могуч и владеет всеми силами? Как и благодаря чему он может осознать Его величие и доброту, наполняющую мир? Лишь когда он ест и пьет! В этот момент он присутствует при величии Творца, с одной стороны, думая о том, как Он кормит весь мир в Своей доброте, с милостью и милосердием, от рогатых ланей до яиц вшей, открывает руку Свою и насыщает всякое живое желание. А с другой стороны, в этот же момент человеку очевидна его собственная низость и ничтожность на фоне величия Творца и Его милосердия. Ведь он своими глазами видит, что вся его жизнь зависит от тарелки с едой и чашки с питьем. Чем после этого можно гордиться? И тогда, ощущая свою ничтожность, он осознает доброту Творца, который дал ему пищу и крепкое здоровье, сложную пищеварительную способность, которая выделяет из продуктов жизненно ценные вещества. Очевидно, такое осознание заставляет человека пользоваться извлеченной силой, чтобы служить Творцу, насколько это возможно, исполняя заповеди, молясь и изучая Тору.

А если уж мы упомянули молитву, скажу тебе, что вчера я слышал в синагоге голос с небес, который спрашивал: “Почему пришел Я, и нет никого, взывал Я, но никто не ответил?” (Ишайя 50:2). Может быть, речь идет о тебе? Свыше искали тебя. Ты настолько важен для Творца, что Он спрашивает о тебе и интересуется твоим благополучием».

Этот уважаемый раввин был возвышенным и святым праведником, достойным услышать голос с Небес. Но даже если он и не слышал его, сказанное им не было чем-то вымышленным. Он знал, что этот вопрос звучит в мировом пространстве. Ведь Гмара говорит об этом прямым текстом (Брахот 6 б): «Сказал раби Ицхак: О каждом, кто привык ходить в синагогу, а в один день не пришел, Святой, благословен Он, спрашивает — почему не пришел?»

Собеседник рава смутился и стал оправдываться, говоря, что его талит изношен, и он стесняется показываться в нем на молитве. Рав удивился: «И из-за этого ты причиняешь страдания Шхине?! Сегодня же пришлю тебе новый талит, и приходи на молитву!»

Так каждый раз этот рав, верный пастырь, приходил к членам своей общины, чтобы узнать об их благополучии и наставлять их «путями приятными и стезями мирными». Между тем, мы услышали из этой истории удивительное объяснение к нашей недельной главе: «И видели Всесильного, и ели и пили». Помимо красоты и оригинальности этого объяснения, его еще нужно применять и извлекать его урок на практике. Оно обязывает нас благодарить за еду во время Биркат а-Мазон с намерением сердца и пробуждением чувств. Нужно благодарить за милосердие, заключенное в пище, быть признательным за него и помнить, что данной нам силой и здоровьем мы должны служить Творцу, исполнять Его заповеди и приближаться к Нему. Тогда мы удостоимся бесконечного изобилия!

Известный директор религиозной школы в Иерусалиме рассказывает (Тив Маасийот 7:27) о «простом» еврее, который молится с ним в синагоге и ничем не выделяется. Но когда приступают к третьей трапезе в шаббат и доходят до Биркат а-Мазон, он благословляет с огромным сосредоточением и рвением, произнося слова так, словно монеты пересчитывает. Его спросили об этом, и он рассказал следующее.

Когда мне было около 12 лет, в наш город приехал гаон раби Меир Шапира из Люблина. Он зашел в нашу школу и сказал детям: «Дорогие и святые дети, знаете ли вы, какая буква не встречается в Биркат а-Мазон?» Все замолкли в смущении.

Он зачитал им слова Баха (Орах Хаим 185): «Почему нет буквы Пей в Биркат а-Мазон? Над каждым, кто благословляет с намерением, не властвует ни гнев, ни ярость, ни буря» (все три слова заканчиваются на Пей). В Сефер а-Хинух (430) написано: «Некоторые говорят, что каждому, кто внимателен к Биркат а-Мазон, пропитание достается с почетом во все дни». Он посоветовал ребятам принять на себя решение произносить Биркат а-Мазон внимательно и сосредоточенно. «Смотрите, что вы выигрываете от этого, — сказал он, — обещание, подписанное нашими древними учителями: у вас не будет ни бед, ни напастей, а лишь обильный достаток во всем!»

С тех пор этот человек педантично следил за тем, чтобы читать Биркат а-Мазон с намерением по сидуру.

Прошли годы, и разразилась мировая война. Враги захватили Польшу и начали истреблять евреев. Он оказался в концлагере в Аушвице и вспомнил о той самой вдохновенной речи. Он произнес: «Владыка мира, у меня есть обещание, подписанное древними учителями. Ни гнев, ни буря, ни ярость!» И его молитва была принята. Вражеский надзиратель постановил сохранить ему жизнь.

Теперь враги должны были решить, куда его направить. Ведь Аушвиц был лагерем смерти для тех, кого отправляли в газовые камеры и печи. Но были и загоны для рабов, которых отправляли трудиться на производство оружия. Очередь двигалась, и каждого расспрашивали о его навыках и квалификации. Один был инженером, другой ремесленником. А у нашего героя не было никакой востребованной профессии. Но, — Вдалыка мира! — он ведь благословлял после еды с намерением, и ему обещано, что в пропитании не будет недостатка.

Внезапно еврей, стоявший позади него прошептал: «Скажи, что ты повар!» Но как? Ведь он никогда не держал в руках сковородку.

«Скажи, что ты мой помощник, я тебя научу!»

Именно так он и сказал, и их обоих отправили работать на кухне огромного лагеря. Остальные работники трудились, получая крохотный ломтик хлеба, и падали без сил от голода. А у него до самого освобождения из лагеря всегда была еда на столе. Разве теперь непонятно, почему он так старательно читал Биркат а-Мазон? (Мекарван ле-Тора)


Прочтите, прежде чем задать вопрос консультанту
РУБРИКАТОР МАТЕРИАЛОВ

Семья

Мой муж влюбился в другую...

Вчера, отвечает Ципора Харитан

Можно ли пороть ребенка за достаточно серьезный проступок?

18 февраля, отвечает Ита Минкин

Три месяца назад муж обещал найти себе стабильную работу... Как его мотивировать быстрее искать?

16 февраля, отвечает Ципора Харитан