Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Тема

Искусство. Взгляд Торы

Искусством называют творческое воспроизведение действительности в художественных образах. Истинное искусство меняет мир к лучшему, позволяет постичь внутреннюю суть вещей, показывает красоту сотворенного Вс-вышним мира и вдохновляет человека на лучшее служение Б-гу.

Оглавление

Искусство и еврейский народ [↑]

Основные виды искусства — это архитектура, изобразительное искусство, скульптура, декоративно-прикладное искусство, литература, музыка, хореография, театр, фото и кино. О многих из них есть отдельные тематические статьи на нашем сайте. Здесь мы посмотрим на искусство в целом и сосредоточимся на изобразительном и декоративно-прикладном искусстве.

У еврейского народа в этом мире особая цель — служить Б-гу, исполняя заповеди Торы, и этим воздействовать на мир и нести свет святости другим народам. Все подчиняется этой цели и все, что Творец создал, может быть для этой цели использовано, в том числе — красота, гармония, творчество, звук, ритм, свет, движение, письменное и устное слово, эмоции, переживания, различные материалы и многое другое, что составляет основу искусства.

Евреям искусство не чуждо: они поют на субботних и праздничных трапезах и при молитве, танцуют на свадьбах, сочиняют стихотворные произведения, строят красивые синагоги, а также стараются украсить заповеди, которые выполняют.

Написано в книге Шмот (15:2): «Это мой Б-г, и прославлю Его». Слово «прославлю» может также иметь значение «украшу». Мудрецы толкуют так (Шабат 133 б): «Красиво исполняй Его заповеди: построй красивую сукку, возьми красивый лулав, труби в красивый шофар, прикрепи к одежде красивые кисти цицит. Возьми красивый пергамент и напиши на нем Тору красивым шрифтом, оберни в изысканный шелк». Эта красота демонстрирует желание человека идеально исполнить заповеди, а также вдохновляет при самом исполнении.

Наше требование к искусству состоит в том, чтобы оно противоречило служению Б-гу и ценностям, которые Он установил, а, напротив, способствовало этому, и люди искусства должны именно так осознавать свою роль: заниматься творчеством, но не считать себя творцами, а понимать, что они — лишь проводники того, что дает им Истинный Творец. Иудаизм не приемлет понятия «служители искусства», и каждый художник (в широком смысле этого слова) — служитель Вс-вышнего, который обязан принимать установленные Им принципы и ценности как обязательные для себя.

Если эти условия соблюдены, то искусство и красота приветствуются как важный инструмент в служении Б-гу, вдохновляющий человека в святом деле.

Поэтому Тора гласит (Берешит 9:27): «Даст Б-г простор Йефету, и да обитает он в шатрах Шема». Шем был предком служителей Б-га, пребывающих в «шатрах» — храмах, а Йефет (от слова йофи — «красота») — предок эстетов, создателей произведений искусства, в частности, греков. Вс-вышний даст простор для творчества Йефета, но при этом оно должно быть направлено на украшение храмов Шема. Иначе, если оно станет самоцелью или начнет противоречить служению Б-гу в шатрах Шема, как случилось с эллинистической культурой во времена Антиоха Эпифана, оно уже не будет угодно Б-гу.

Искусство и красота [↑]

Еврейский народ, потомки Шема, провозглашают миру, что ум человека не в состоянии ни постичь, ни ограничить Вс-вышнего. Творец не сидит в человеческом шатре. С еврейской точки зрения, красота определяет сущность. Она указывает на реальность за пределами человеческого сознания. Слово «уродливый», на иврите — ахур, имеет и другое значение — «светонепроницаемый», «темный». Все, что скрывает внутреннюю сущность, — безобразно, каким бы красивым они ни казалось. Ничто не может быть по-настоящему красиво, если не выражает сущность.

Истина с большой буквы — вне сознания человека. Когда мы замечаем, как красив этот мир, что-то подсказывает нам, что есть трансцендентное существование — абсолютная Истина. Истинный художник испытывает трепетный восторг перед этим существованием и превращает его в ноты, картины, литературные метафоры.

Рамбам указывает, что мир был сотворен Вс-вышним таким образом, чтобы человеку приоткрывались цели и желания Творца, чтобы на определенном уровне ему был понятен смысл мироздания и чтобы ему было доступно постижение как внешних форм, так и глубинной сущности каждой вещи. Те, кто, не понимая этого, останавливается на стадии внешних форм, как будто занимается идолопоклонством.

Изобразительное искусство [↑]

Еврейский художник ощущает мир сотворенным, созданным Творцом. Это явно противоречит тому, что мы видим на холстах современных художников, где представлена субъективная реальность, в которой доминирует собственное «Я» художника. И эту реальность и сам художник, и — вслед за ним — зритель воспринимает как полноценную реальность. Безусловно, такой художник в меру своего таланта дарит зрителю свою эмоциональную энергию, свое понимание красоты, свое осмысление жизни. Но тот факт, что себя он творением не ощущает, делает это осмысление ограниченным, скованным рамками материального мира.

Художнику, который верит в Единого Б-га и понимает, что он сам — творение, что видимое им — лишь малая часть реальности, и в голову не придет мысль, что это и есть вся реальность. В его произведениях, помимо создателя картины, всегда — так или иначе — присутствует Создатель мира. В работах еврейских художников есть различные подходы к решению этих задач, но в целом для всех них характерно стремление выявить духовную основу нашего материального мира и единство всего сотворенного.

Еврейские художники XX века — например, такие как Марк Шагал, Хаим Сутин — в большинстве своем, выходцы из местечек Восточной Европы. Они не только впитали это мировоззрение непосредственно, из воздуха, которым дышали в детстве и отрочестве, не только из уклада и обычаев еврейского местечка, но, как и полагается, изучали Тору в традиционной системе еврейского образования. Это заметит даже тот, кто окинет их картины беглым взглядом, — а тем более, тот, кто проведет их художественный анализ.

Запрещенные изображения [↑]

Третья из десяти заповедей (Книга «Шмот» 20:4) гласит: «Не делай себе образ и любое изображение того, что на небе вверху и земле внизу, и что в воде под землей; не кланяйся им и не служи им, ведь Я — Г-сподь Б-г твой, Б-г — ревнитель».

В книге «Дварим» (4-16) суть этой заповеди раскрывается более подробно: «Не нарушай запрет, делая себе форму подобия любого образа: изображение мужчины или женщины, изображение всякого животного, которое на земле; изображение всякой птицы крылатой, летящей по небу; изображение всякой твари, ползающей на земле; изображение всякой рыбы, которая в водах, что ниже земли. И не возноси глаза свои к небу, чтобы не увидел ты солнце, и луну, и звезды — все небесное воинство; и не впал в заблуждение, и не поклонился им, и не стал служить им».

Вопрос о том, что разрешено рисовать художнику, а что запрещено, очень подробно обсуждается и в Талмуде, и среди более поздних законоучителей. Выводы этих обсуждений, которые были приняты в качестве алахи, таковы. Еврейский закон разрешает еврею создавать пейзажи и натюрморты, рисовать и лепить образы представителей животного мира. Что же касается изображения человека, то здесь надо провести следующие разграничения.

1. Изображение выпуклое и цельное, например, статуя или барельеф в анфас в полный рост — запрещено по всем мнениям.

2. Изображение выпуклое и частичное, например, бюст или барельеф в полный рост в профиль — разрешено «Шулхан Арухом». Таз запрещает его, а Шах считает, что желательно устрожить.

3. Изображение в полный рост плоскостное и цельное разрешено «Шулхан Арухом». Таз и Виленский Гаон запрещают его.

4. Изображение плоскостное и частичное, например, лицо или профиль в полный рост разрешено «Шулхан Арухом». Таз запрещает его.

В связи с тем, что изображение людей художником-евреем является предметом острой дискуссии великих и авторитетных ученых Торы, многие мудрецы прошлых поколений всячески противились запечатлению их облика.

Все вышесказанное должно относиться не только к живописи, но и к фотографии и видеосъемке. На самом деле, как показывает реальность, даже самые пунктуальные в вопросах алахи евреи никоим образом не ограничивают фото — и видеосъемку людей. Все религиозные газеты полны подобными изображениями.

Что касается небесных светил, то в их отношении сама буква закона по «Шулхан Аруху» запрещает даже плоскостное изображение. Поэтому живописцам и фотографам следует воздержаться от изображения полного солнечного диска, лунного серпа, звезд и планет. Можно изображать их, если они видоизменены или не в полном виде, например, когда они частично видны за горизонтом или частично скрыты облаками. Звезды разрешено изображать в виде дисков без лучей.

В книгах и пособиях по астрономии, в которых подобные изображения приводятся для облегчения понимания принципов науки, изображать небесные светила разрешается. На них распространяется разрешение Талмуда создавать изображения с целью углубленного понимания предмета изучения с тем, чтобы иметь возможность принимать алахические решения.

Само собой разумеется, что запрещены любые нескромные изображения.

В любом случае, каждому художнику следует проконсультироваться с раввином относительно разрешенных и запрещенных изображений.

Декоративно-прикладное искусство [↑]

Всё то, что в классификации называется декоративно-прикладным искусством, то есть создание предметов, имеющих не только художественную, но и утилитарную ценность, — очень соответствует духу иудаизма, ведь именно благодаря этому искусству дом становится тем местом, куда хочется приходить.

Со вкусом подобранная мебель, терпеливо вышитые наволочки, разрисованные чашки, связанные крючком салфетки — выражают не только уникальное и бесценное «я» хозяйки, но и являются материализацией любви, передают тепло и заботу.

И муж, дарящий жене произведения такого искусства в форме украшений и нарядов, тоже дарит не просто предмет — а любовь. В этой взаимной любви они строят свой малый Храм — семью, в которой растут счастливые дети.

Родители, наслаждающиеся вместе с детьми совместным творчеством, не только создадут произведения искусства — путем лепки, рисования или вырезания по дереву, но и заложат основу своих отношений с детьми, научат их терпению, умению видеть и создавать красоту, работать вместе — и, по большому счету — улучшать мир.

Что касается алахических ограничений, то не возникает никаких проблем с такими изображениями людей и небесных светил, которые просуществуют лишь ограниченное время. Поэтому можно лепить с детьми фигурки из пластилина, «скульптуры» из мокрого песка, делать снеговиков, печь торты и печенья с различными изображениями.

Искусство и служение [↑]

В книге Мелахим 1 (6:29-35) есть подробное описание того, как украсил царь Шломо построенный им Храм. Мы видим, что украшения эти состояли не только из резных пальм и цветов. Там были и скульптурные изображения крувим, львов и быков.

Изучая книгу Шмот (26:31), мы можем убедиться, что и в Мишкане — переносном Храме, построенном в пустыне, — были использованы изображения животных. Здесь Тора сама делает исключения из установленных ею же правил, и эти исключения тоже суть правила. Хотя Тора не позволяет делать статуи, в Мишкане она предписала поставить два керува с лицами детей.

Сейчас, когда Храма нет, искусство и служение продолжают быть связанными, и это отражается в украшении тех предметов, которые так или иначе связаны с религиозными обрядами: начиная с внутреннего убранства синагог и заканчивая мешочками для талитов.

Но надо понимать, что то, что в музеях называют декоративно-прикладным еврейским искусством, таковым вовсе не является!

Возьмем для примера ханукальный светильник, который призван напоминать нам о чуде с Храмовой менорой и маслом. Менора воплощает в себе еврейское представление о пространстве и времени. В еврейском представлении весь мир произошел из одной точки и распространился по шести направлениям (вверх-вниз-вправо-влево-вперед-назад). Поместив их в одну плоскость, мы получим менору: шесть ветвей, отходящих от центрального ствола. С другой стороны, в меноре заложена также идея времени: она символически изображает шесть дней недели, черпающие свои силы от субботы.

Поэтому в декоративном оформлении ханукальных светильников мы встречаем символические изображения меноры, Скрижалей Завета, корзины с плодами, приносимыми в Храм, головного убора первосвященника, львов (символ Иерусалима) или оленей (символ Земли Израиля), а также другие символы, связанные с Храмом. И это не просто украшения, а цепь осмысленных символов.

Примером еврейского народного искусства в повседневной, будничной жизни могут служить такие произведения, как мизрахи («мизрах» буквально — «восток» на иврите, а также — аббревиатура фразы «Мицад Зе Руах Хаим», что значит — «с этой стороны — Дух Жизни»).

Мизрахи в свое время украшали многие еврейские дома в Восточной и Северной Европе. Но они не были простым украшением еврейского дома, их содержание намного глубже. Речь идет о вырезках из бумаги, которые помещали на стене комнаты, обращенной в сторону Святой Земли и Иерусалима. В «узорах» мизраха в символической форме закодирована память о Святой Земле Израиля и о Иерусалиме, показана неразрывная связь с Творцом, упование на Его помощь в возвращении на Родину. Смысл, который вложен в название мизраха («с этой стороны — дух жизни»), подчеркивает, что все свои жизненные силы еврейский народ получает от Вс-вышнего.

В композициях мизраха нередко также присутствуют изображения оленей, львов, птиц и рыб. Голубка и рыбы — это символы еврейского народа. Дети ЙосефаЭфраим и Менаше — получили благословение от Яакова: «И размножатся, как рыбы». Талмуд объясняет, что злой глаз, не имеющий власти над рыбами, скрытыми в пучинах вод, не имеет власти и над потомками Йосефа. Народ Израиля нередко называют «остатком Йосефа», имея в виду, что именно этим благословением евреи были спасены от злого глаза Амана.

Произведение еврейского искусства хочет вести серьезный разговор со зрителем. Закодированное в нем «послание» требует глубокого осмысления и достаточной подготовки, а еврейский художник сознательно осуществляет задачу служить Вс-вышнему своим искусством. Несмотря на некоторую похожесть внешних форм, эта задача в корне отличает еврейское искусство от мирового декоративно-прикладного.

При этом существуют некоторые запреты, касающиеся этих видов искусства. Нельзя чеканить и отливать из металла семисвечник в форме храмовой меноры (но можно изготовить светильник с шестью или восемью свечами).

Запрещено строить жилое или общественное здание с пропорциями и внешним видом Храма.

Что касается внутреннего убранства, то, например, росписи в синагогах разрешены на потолке и на стенах выше человеческого роста, в противном случае изображения отвлекают человека от молитвы.

По поводу парохет — занавеса на Ковчеге Завета в синагоге, где хранятся свитки Торы, — мнения расходятся. Многие авторитеты запрещают расшивать парохет. Но обычай оказался очень стойким, и сегодня во многих синагогах можно видеть расшитый парохет с изображениями львов, корон, пальм, с символами двенадцати колен Израиля и видами Иерусалима.

То искусство, что способствует лучшему служению Творцу — не только допустимо, с точки зрения иудаизма, но и обязательно должно присутствовать в нашей жизни. Мир без красоты — сер и уныл, а нам заповедано служить Вс-вышнему в радости.

Выводить материалы