Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch
Все мы рисовали в детстве. И дома, и на уроках рисования в школе. Многие любят рисовать до сих пор. Немало людей делают это достаточно талантливо, у некоторых живопись стала призванием и профессией, приносящей заработок. Но разрешено ли это Торой?

Все мы рисовали в детстве. И дома, и на уроках рисования в школе. Многие любят рисовать до сих пор. Немало людей делают это достаточно талантливо, у некоторых живопись стала призванием и профессией, приносящей заработок.

В целом, евреи, как известно, часто проявляют себя в области изобразительного искусства. Поэтому небезынтересно будет узнать, каково отношение Торы к данному роду деятельности? Ограничивает ли еврейский закон каким-либо образом творческие искания еврея–художника? Какие изображения еврею разрешено создавать, а какие запрещено?

Начнем с первоисточника. Третья из десяти заповедей (Книга «Шмот» 20-4) гласит: «Не делай себе образ и любое изображение того, что на небе вверху и земле внизу, и что в воде под землей; не кланяйся им и не служи им, ведь Я — Г-сподь Б-г твой, Б-г — ревнитель».

В книге «Дварим» (4—16) сказано: «Не нарушай запрет, делая себе форму подобия любого образа: изображение мужчины или женщины, изображение всякого животного, которое на земле; изображение всякой птицы крылатой, летящей по небу; изображение всякой твари, ползающей на земле; изображение всякой рыбы, которая в водах, что ниже земли. И не возноси глаза свои к небу, чтобы не увидел ты солнце, и луну, и звезды — все небесное воинство; и не впал в заблуждение, и не поклонился им, и не стал служить им».

В Мидраше на книгу «Шмот», называемом «Мехильта», учится из этих стихов следующее: «Сказано: “Не делай форму”. “Возможно, — скажешь ты, — запрещены лишь объемные изображения (“глуфа” на языке “Мехильты”), но плоскостные и вогнутые (“атума”) — разрешены”. Это не так. Ведь сказано: “…любое изображение”. “Возможно, запрещено лишь создание образа — “сэмэль””? Прямое значение этого слова — образ для идолопоклонства, но изображения животных, плиц, рыб и т.п. разрешены. Это не так, ведь сказано: “…изображение всякого животного и т.д.”. “Возможно, запрещены лишь изображения живых существ, но изображения солнца, луны и звезд разрешены”? Это не так, ведь сказано: “…не возноси глаза свои к небу”. “Возможно, разрешены изображения ангелов”? Нет. Ведь сказано: “….того, что на небе вверху”. “Возможно, разрешены изображения бездны и тьмы”? Нет. Ведь сказано: “… которые в водах”; а слова: “….что ниже земли” добавляют к запрету также и изображение собственного отображения в воде. Таково мнение раби Акивы. А есть те, которые считают, что это добавляет изображение червей, живущих под землей».

В заключении в «Мехильте» сказано: «Смотри, сколь настойчиво преследует Всевышний злое начало в человеке (“ецер ара”). Не оставляет ему ничего того, что могло бы служить оправданием».

Поясним смысл этих слов. Всевышний желал отдалить евреев от влечения идолопоклонству, запретив им создавать изображения большинства объектов материального и духовного миров. Причина, очевидно, в том, что сознание идолопоклонника требует искусственного отображения объекта служения, тем более, если речь ведется о нематериальных силах (хотя, конечно, и сугубо природный объект, такой как дерево, гора или корова, тоже могут быть объектами идолопоклонства).

Из слов «Мехильты» следует, что еврею запрещено делать любые изображения, даже, если они создаются не для идолопоклонства, а с чисто эстетической целью. И так действительно пишет Рамбам в своем перечне заповедей Торы («Сэфэр а-мицвот», четвертая запрещающая заповедь): «Запрещено создавать изображения живых существ из дерева, камня, металлов и т.п., даже если они создаются не для идолопоклонства. Смысл этого запрета в том, чтобы не подумал человек о них то, что считают в их отношении идолопоклонники, а именно, что эти идолы обладают некоей силой».

Рамбам цитирует там еще один отрывок из «Мехильты», комментирующий стих в книге «Шмот» (20-20): «Не делайте со мной богов, серебряных и золотых богов не делайте вам.» «Чтоб не сказал ты: “Сделаю я их для красоты, как это делают гои в своих городах”. Нет, ведь сказано: “…не делайте вам”».

В своем своде законов «Мишнэ Тора» (законы идолопоклонства, 3 параграф) Рамбам постановляет: Запрещено создавать изображения для красоты, даже если они создаются не для идолопоклонства. Как сказано: «Не делайте со мной богов серебряных…» Здесь имеются в виду серебряные и золотые изображения, украшающие помещения или человека, чтобы люди не ошибались в их отношении и не посчитали, что они созданы для поклонения.

Отсюда следует, что Тора разрешает еврею изображать лишь пейзажи и натюрморты, но создавать образы людей и животных запрещено, причем не только в скульптуре и лепке, но и на бумаге или на холсте. И действительно, таково мнение части мудрецов народа Израиля. Так, рабейну Эльяким, живший в Германии около 900 лет тому назад, когда ему сообщили, что синагогу в Кёльне украсили изображениями львов и других животных, повелел стереть их, в частности потому, что, рисуя их, еврей преступает запрет Торы. Так же считает и автор книги «Ор Заруа», живший на поколение позже. Причем он запрещает также и изображения деревьев.

Однако у этого мнения есть оппоненты. Так Тосфот в комментарии на трактат «Юма» (лист 54) приводят слова Талмуда в трактате «Баба Батра» о том, что Рав (один из величайших мудрецов Вавилонии) приобрел ничейный дом и нарисовал на его стене некий образ. Причем из контекста Талмуда видно, что это было изображение зверя или птицы. Значит, заключают Тосфот, плоскостные изображения не запрещены Торой. Поэтому они интерпретируют слово «атума», упомянутое в «Мехильте», в значении именно вогнутого изображения, и, соответственно, плоскостные изображения остаются разрешенными. И даже то, что «Мехильта» запрещает создавать изображение собственного отображения в воде — а его, казалось бы, возможно сделать только плоскостным — не смущает Тосфот. Они согласны, что «Мехильта» запрещает лишь объемное изображение образа, возникающего в отражении. На основании этого Тосфот пишут, что нет запрета Торы рисовать в махзорах — рукописных сборниках молитв на Рош Ашана и Йом Кипур — образы зверей и птиц, как это было принято у евреев в те времена. Правда, их заключение, что этого делать не стоит по той простой причине, что разглядывание таких картинок отвлекает еврея от молитвы.

Что же касается объемных изображений, которые, казалось бы, должны быть запрещены по всем мнениям, то Тосфот задают вопрос: «Почему было дозволено царю Шломо украсить ступеньки своего трона фигурами львов?» Как сказано в первой книге «Млахим» («Царства» 10-20): «…. и двенадцать львов стоит там на шести ступенях»?

Вообще-то в святых текстах этой книги упоминаются многие предметы храмовой утвари, на которых имелись объемные изображения, вырезанных на дереве или отлитые в металле, а так же отчеканенные. Однако все работы в Храме производились по велению пророка, который, в свою очередь, получал все необходимые указания от самого Всевышнего; в то время как в отношении царского дворца и трона должны действовать единые для всех законы Торы, и у пророков нет права отменять их.

Тосфот делают попытку решить эту проблему на основании слов мидраша (Таргум шени на свиток Эстер), где говорится, что одной из функций тех искусственных львов было пугать своим рыком потенциальных лжесвидетелей, в результате чего все, приходящие на суд к царю Шломо, говорили только правду. «Поэтому, — говорят Тосфот, — создание этих львов подпадает под определение: “временное разрешение запрета Торы, с целью укрепления ее статуса”.» («Ораат шаа» на языке Талмуда.) Право пророка на подобное действие учится из поступка пророка Элияу, повелевшего евреям приносить жертву на горе Кармель, несмотря на запрет Торы приносить жертвы вне Иерусалимского Храма. Целью пророка было оторвать народ Израиля от поклонения идолу Баалю и вернуть его к служению Всевышнему.

Данное решение Тосфот выглядит весьма натянутым. Невооруженным глазом видно, что уровни жизненной необходимости в преступлении запрета в этих двух ситуациях явно не сравнимы. Очевидно, чувствуя это, Тосфот ищут и находят другое решение проблемы на основании слов Талмуда в трактате «Рош Ашана», лист 24. Там приводится мнение, что у рабана Гамлиеля были изображения лунных серпов, которые он показывал свидетелям, приходящим сообщить о новомесячье, чтобы проверять истинность их показаний.

В Талмуде спрашивается:

— Разве подобное дозволено? Ведь написано в книге «Шмот» (20-20): «Не делайте со мной богов серебряных». Из слов «со мной» учат мудрецы, что Тора запрещает создавать изображения служителей Всевышнего (то есть находящихся «с ним» — в служении ему, а луна — это часть «воинств небесных», и, следовательно, подпадает под это определение).

Отвечает Абае (великий мудрец из поколения вавилонских амораим):

— Тора запрещает изображать лишь тех служителей, которые могут быть сделаны в натуральную величину, и отсюда выводится запрет строить дом, по своим размерам и архитектуре похожий на Храм; делать стол подобный размерами и внешним видом золотому столу в Храме; делать лампу–семисвечник по образу храмовой меноры и т.п.

И вновь спрашивается в Талмуде:

— Ведь мы учили в брайте (брайта — законы устной Торы, не вошедшие в свод мишны, но, тем не менее, имеющие очень высокий авторитет в качестве источника), что из этого стиха выводится также и запрет создавать образы тех, кто служит Всевышнему на небесах (а значит, и луну)?

Ответ Абае:

— Имеются в виду лишь изображение четырёх ликов, вместе взятых.

Поясним. Здесь говорится об изображении так называемых «хайот» — особых высших ангелов, описанных в ведении пророка Иехезкеля, у которых одновременно проявлялись четыре лика: человек, лев, бык и гриф. Они представлялись пророку в качестве опоры престола славы Всевышнего.

Встречный вопрос в Талмуде:

— Если так, то изображение человека в отдельности должно быть разрешено, но ведь этого не может быть. Нам известна брайта, где говорится, что в отличие от изображений животных, которые разрешены, изображения человека запрещены. И сам Абае в трактате «Авода Зара» утверждает, что речь в этой брайте ведется именно о запрете создавать изображения.

Ответ:

— Запрет создавать изображение человека учится следующим образом. В стихе написано: «…не делайте со мной». Словосочетание «со мной» звучит на иврите «ити», а прочтение букв, образующих это слово, может звучать как «оти», что означает «меня». Соответственно, данный стих получает новое смысловое прочтение: «не делайте меня», то есть тот образ, в котором я представляюсь пророкам в их видениях — образ человека.

Нужно отметить, что текст Торы в рукописных свитках не имеет огласовок, и хотя у нас имеется устная традиция правильного прочтения слов Торы, все-таки сама возможность прочтения ее слов в другом значении часто служит источником для вывода новых законов. (Однако необходимо подчеркнуть, что право на подобное прочтение дано лишь истинным мудрецам Торы, да и то лишь в поколении Мишны и Талмуда).

И вновь спрашивается в Талмуде:

— А разве образы других небесных служителей можно создавать? Ведь есть брайта, где ясно говорится, что из данного стиха учится также запрет на изображение небесных ангелов?

Отвечает Абае:

— Да, есть запрет, но он распространяется лишь на служителей верхнего мира. («Мадор эльон» на языке Талмуда).

Поясним. Верхний мир — это мир духовных созданий, таких как хайот, ангелы и души людей. В то время как нижний мир («мадор тахтон») включает в себя сферы, окружающие землю (так называемые «гальглим»), в которых движутся планеты и звезды, которые, хотя и обладают духовной сущностью, но все-таки заключены в материальную оболочку.

И вновь вопрос в Талмуде:

— А разве изображения представителей нижнего мира разрешены? Ведь мы учили в другой брайте: Написано в книге «Шмот» (20-4): «Не делайте себе образ и любое изображение того, что на небе вверху…» Слова «…того, что на небе» добавляют к запрету изображение солнца и луны, создание образов звезд и созвездий (мазалот); а слово «вверху» — также образов небесных ангелов-служителей.

Ответ:

— Тут ведется речь о запрете создавать изображения с целью служить им.

На это Талмуд возражает:

— Если так, то брайта должна была бы запретить изображать даже самого ничтожного червяка! (Ведь в Торе есть запрет служить и поклоняться кому бы то ни было кроме Всевышнего).

Ответ:

— Так оно и есть, ведь у брайты есть продолжение: Слова стиха: «…и на земле» добавляют к запрету изображение гор и холмов, морей и рек; а слово «…внизу» — самого ничтожного червяка.

Но оппонент «не сдается».

— Разве изображения не с целью служения разрешены? Ведь есть еще одна брайта, которая объясняет стих: «…не делайте со мной богов серебряных». Из слов «со мной» учится, что нельзя создавать изображения солнца и луны, планет и звезд. Отсюда следует, что данный стих, по мнению брайты, запрещает делать изображения, даже если они создаются не для цели поклонения им (и в этом его отличие от стиха в книге Шмот 20-4). А если так, то проблема с лунными серпами рабана Гамлиеля остается открытой!

Однако и на это Талмуд находит ответ. Там сказано, что эти изображения для рабана Гамлиэля сделал не еврей.

Данное решение не удовлетворяет оппонента.

— Ну и что, что сделал не еврей. Ведь у рава Иеуды было кольцо с печаткой, тоже сделанное неевреем. Но когда Шмуэль (один из великих мудрецов Талмуда) увидел изображение на печатке, он сказал раву Иеуде: «Выбей ему глаз!» (То есть потребовал нанести изображению такое повреждение, чтобы оно потеряло цельность образа).

Тосфот в трактате «Авода Зара» (лист 33) поясняют, что оппонент хотел доказать, что если еврей держит у себя некое изображение, запрещенное Торой к созданию, то даже если оно сделано не евреем, он подозревает, что сам сделал его, преступив запрет. Поэтому у рабана Гамлиэля не могло быть права держать у себя подобные изображения лунных серпов, не имеющих «телесных повреждений».

Ответ Талмуда:

— В том случае речь шла о печатке с выпуклым изображением, и подозрение было бы в том, что его обладатель поклонялся ему в качестве идола. Подобная ситуация, продолжает Талмуд, разбирается в брайте, где говорится: «Кольцо с выпуклой печаткой запрещено держать у себя, но можно ставить им печати.» (Имеется в виду, запечатывать послания и тому подобное восковой печатью.) Кольцо с вогнутым изображением можно держать у себя, но нельзя ставить им печати, потому что таким способом получается выпуклое изображение.

Мы видим отсюда, что еврею нельзя держать у себя выпуклые изображения. Причина этого запрета — необходимость избежать подозрения в идолопоклонстве.

Тосфот задает в этом месте вопрос:

— Если подозрение имеет место лишь в случае выпуклого изображения, то в чем же тогда проблема с лунными серпами рабана Гамлиэля? Ведь их изображения явно были плоскостными.

На этот вопрос есть ответ:

— Так как планеты и звезды видны нам на небе именно в плоскостном, а не в объемном виде, и именно в таком образе они являются объектами поклонения, то в их отношении даже в таком виде есть основания для подозрений.

В Талмуде снова спрашивается:

— Разве мы подозреваем еврея в подобном грехе? Ведь в синагогу города Наардеа в Вавилонии была насильно поставлена гоями статуя царя. Несмотря на это, Рав, Шмуэль и Леви — великие мудрецы Торы — продолжали ходить туда молиться. Значит, мы не подозреваем еврея в желании поклониться изображению, пусть даже выпуклому!

На это мудрецы Талмуда отвечают:

— Отличие этого случая в том, что речь ведется не об одном, а сразу о нескольких людях вместе. В подобной ситуации нет оснований для подозрений. (То есть мы не опасаемся, что несколько евреев сразу вдруг решат поклониться некому изображению, в то время как в отношении одиночки такое подозрение имеет место).

На это в Талмуде есть возражение:

— Рабан Гамлиэль был один; почему же он позволил себе иметь изображения лунных серпов?

Мудрецы Талмуда отвечают:

— Так как рабан Гамлиэль занимал пост наси, то есть осуществлял духовное и административное руководство евреями, живущими в Земле Израиля, то у него постоянно толпился народ. Так что это похоже на ситуацию с несколькими людьми.

Существует еще одна версия ответа:

— Изображение тех лунных серпов были не цельным. Оно состояло из нескольких элементов, а в таком случае нет оснований для подозрений. Раши в своем комментарии поясняет, что эти изображения лишь раз в месяц для проверки свидетелей собирались в форму лунного серпа.

В заключении в Талмуде выдвигается принципиально иное решение проблемы:

— Даже если рабан Гамлиэль сделал изображения лунных серпов сам, ему дозволено было делать это, ведь он использовал их для принятия алахических решений по освящению нового месяца.

К этой ситуации относится закон, выведенный мудрецами из стиха Торы в книге «Дварим» (18—9): «Не учись делать подобное мерзостям тех народов». (Здесь имеется в виду колдовство и идолопоклонство). Не учись делать, но ты имеешь право учить это, чтобы понимать и иметь возможность выдавать алахические заключения по этим вопросам. Также и в нашей ситуации. Нельзя создавать изображения ради какой-либо сторонней цели, но для учебы, постижения и вывода алахи — можно.

Данная талмудическая дискуссия является важнейшим источником знаний по разбираемой нами теме. В частности, обратим внимание на проскользнувшее в одной из брайт разрешение на создание изображений животных. Как это согласуется с мнением Мехильты, приведенным в начале статьи? Стоит обратить внимание, что другая брайта, приведенная в Талмуде, разбирает тот же стих, что и Мехильта, и приходит к тем же выводам, что и она, хотя и несколько другим путем. Слова «которые на небесах» добавляют в запрет и приходит в Талмуде, разбирает тот же стих, что и Мехильтаой-либо возможность выдавать алахические заключения по этим вопрос изображения солнца и т.п.; «вверху» — ангелов; «которые на земле» — горы и реки; «внизу» — человека. И как мудрецы Талмуда понимают данную брайту? По их мнению, речь в ней идет о запрете создавать изображения лишь с целью служения им, но не ради эстетики и интерьера! Так, может быть, можно попытаться понять и смысл самой Мехильты?

Выше было приведено мнение рабейну Эльякима, который, конечно же, понимает Мехильту в ее простом смысле. Но откроем Рамбама «Законы идолопоклонства», 3-ий параграф. Он гласит: «Изображения человека запрещено создавать ради красоты, и то же относится к изображениям солнца и луны, планет и звезд. Но изображения животных и других живых существ, кроме человека, а также изображения деревьев, трав и тому подобного разрешено создавать даже в выпуклой форме.»

Таково же мнение Тосфот, рабейну Ашера (Рош) и других законоучителей. Виленский Гаон в своем комментарии на «Шульхан Арух» пишет, что, по мнению этих мудрецов, между Мехильтой и Талмудом нет разногласия. В Мехильте то же самое говорится лишь о запрете создавать изображения с целью служения им. (По этому мнению, должно выходить, что слово «сэмэль», упомянутое в Мехильте, должно пониматься не как «образ идола», а как «образ человека»).

И еще к вопросу об изображениях животных. Автор комментария «Байт Хадаш» на свод законов «Арбаа Турим» задает такой вопрос:

— В Талмуде в числе запрещенных к изображению объектов фигурируют так называемые «мазалот», то есть созвездия в образах, которые с древнейших времен воспринимаются человечеством как знаки Зодиака. Поскольку сочетание звезд в определенной части небосвода ассоциируется с неким образом, то он тоже подпадает под определение «небесные служители Всевышнего» и, соответственно, его нельзя изображать. Но если так, то почему Рамбам, а за ним и «Шульхан Арух» разрешают изображать всех животных без исключения, ведь, как известно, созвездия напоминают очертания многих их них? Например, льва, быка, рыб и так далее.

Автор комментария «Сифтей коэн» на «Шульхан Арух» так отвечает на этот вопрос: «Запрет на изображение знаков Зодиака действует лишь, если человек хочет изобразить их всех вместе; однако изображать их по отдельности можно».

Другое объяснение мы находим в словах Меири — средневекового комментатора Талмуда (Испания, 14 век). Он тоже замечает, что образы мазалот запрещены Торой, но пишет, что это действует только в случае точечного изображения, напоминающего образ, создающийся сочетанием точек-звезд на небосводе.

Из вышесказанного получается, что образы животных, птиц и тому подобного разрешено создавать. И это действительно зафиксировано в качестве практической алахи в «Шульхан Арухе», в разделе «Йоре Деа» параграф 17.

Теперь у нас есть ответ на вопрос Тосфот по поводу львов на ступеньках трона царя Шломо. Действительно, из слов Талмуда мы видим, что подобные изображения можно создавать. И даже то, что они выпуклые не меняет дела, поскольку в царском дворце всегда присутствуют люди. Это отметает всякие подозрения в чьем-либо желании поклониться львам как идолам. Что же касается мнения рабейну Элькима, то в соответствии с ним можно, очевидно сказать, что львы из дворца царя Шломо были сделаны неевреями.

Теперь перейдем к образам, остающимся для нас запретными: изображения ангелов, светил и человека. Относится ли этот запрет лишь к выпуклым изображениям или ко всем без исключения? Выше была приведена дискуссия на эту тему между рабейну Элькимом и Тосфот. Кроме того, предметом дискуссии между комментаторами Талмуда является то самое изображение на кольце, о котором сказано в брайте, что, если оно выпукло, им можно ставить печати на воске, или, говоря иными словами, можно создавать вогнутое изображение. По мнению Рамбама, речь ведется о кольце с изображением человека. В своде законов «Мишнэ Тора» он пишет так: «Нельзя создавать изображение человек ни в дереве, ни в гипсе и ни в камне, но это лишь в случае, если изображение объемное, как при оформлении дворцов. Если изображение вогнутое или плоскостное, как рисунок красками по доске или вышивка на ткани — это разрешено».

С мнением Рамбама соглашаются Тосфот и Рош. Однако Рамбан и рабейну Нисим (Ран, Испания 14 век) оспаривают такое понимание данного запрета. Они убеждены, что в запрете Торы не может быть разницы между выпуклым, плоскостным или вогнутым изображением. Поэтому, по их мнению, на том кольце было изображено животное, что разрешено Торой, но его владелец подпадает под подозрение в идолопоклонстве, если это выпуклое изображение.

Мудрецы также спорят о том, запрещает ли Тора лишь изображать человека целиком или нельзя создавать даже его частичное изображение. Рабейну Ашер заключает на основании толкования стиха, взятого Талмудом в качестве источника запрета — «не делайте меня» — что запрет действует лишь в отношении цельного изображения. (Ведь Всевышний открывался пророкам в их видениях «в полный рост», если можно так выразиться). В свою очередь автор книги «Сэфер мицвот гадоль» (Франция 13 век) считает, что следует запретить даже частичное изображение человека.

Как же нам поступать на практике? Откроем «Шульхан Арух», раздел «Йорэ деа», параграф 141. Мы увидим, что в качестве практической алахи принято мнение Рамбама, запрещающее изображать ангелов и светила даже в плоскостном и вогнутом виде, но разрешающее изображать человека в плоскости. Также он приводит в качестве практического закона мнение Роша, разрешающее создавать частичное изображение человека даже в объемной форме. Изображение же других объектов — животных, деревьев и так далее — «Шульхан Арух» дозволяет создавать без ограничений.

Однако виднейший комментатор «Шульхан Аруха» автор книги «Турэй Заав» вносит существенные коррективы в практический закон. Так, например, он считает, что следует устрожить и установить алаху согласно мнению Рамбана, по которому даже плоскостное изображение человека подпадает под запрет. Кроме того, он постанавливает в качестве алахи мнение автора «Сэфер мицвот гадоль», запрещающее даже частичное изображение человека. И, наконец, он запрещает создавать изображения образов зверей, входящих в знаки Зодиака в выпуклом и вогнутом изображениях.

В свою очередь Шах, не поддерживающий Таза в его первом устрожении и спорящий с ним в третьем, соглашается в отношении второго. Он говорит, что изначально, конечно же, нужно устрожить, и на устрожающего снизойдет благословение. Однако буква закона, по его мнению, все же мнение «Шульхан Аруха», и в это разрешение входит изображение человека в профиль.

Пришло время подводить итоги. Из всего вышесказанного следует, что еврейский закон разрешает еврею создавать пейзажи и натюрморты, рисовать и лепить образы представителей животного мира. Что же касается изображения человека, то здесь надо провести следующие разграничения.

1. Изображение выпуклое и цельное, например, статуя или барельеф в анфас в полный рост запрещено по всем мнениям.

2. Изображение выпуклое и частичное, например, бюст или барельеф в полный рост в профиль разрешено «Шульхан Арухом». Таз запрещает его, а Шах считает, что желательно устрожить.

3. Изображение в полный рост плоскостное и цельное разрешено «Шульхан Арухом». Таз и Виленский Гаон запрещают его.

4. Изображение плоскостное и частичное, например, лицо или профиль в полный рост разрешено «Шульхан Арухом». Таз запрещает его.

Получается, что изображение людей художником-евреем является предметом острой дискуссии великих и авторитетных ученых Торы. Поэтому многие мудрецы прошлых поколений всячески противились запечатлению их облика.

Более того, нужно заметить, что все вышесказанное должно относиться не только к живописи, но и к фотографии и видеосъемке. Ведь изучаемый нами запрет выводится из стиха: «… не делайте со мной», а это включает в себя всевозможные вида «делания», приводящие к созданию изображений. Причем, если следовать мнению Таза, запрет нарушается уже на стадии нажатия кнопки фотоаппарата, поскольку в этот момент изображение запечатляется на пленке, а в цифровых камерах фиксируется на экранчике.

На самом деле, как показывает реальность, даже самые пунктуальные в вопросах алахи евреи никоим образом не ограничивают фото — и видеосъемку людей. Все религиозные газеты полны подобными изображениями.

Однако необходимо подчеркнуть, что это относится лишь к изображению человека, плоскостное изображение которого разрешено «Шельхан Арухом». Однако, что касается светил: солнца, луны, звезд и тому подобного, то в их отношении сама буква закона по «Шульхан Аруху» запрещает даже плоскостное изображение. Поэтому живописцам и фотографам нужно остерегаться изображений солнечного диска, лунного серпа, звездного неба и так далее. Единственное исключение — книги и пособия по астрономии, в которых подобные изображения приводятся для облегчения понимания принципов науки. На них распространяется разрешение Талмуда создавать изображения с целью углубленного понимания предмета изучения с тем, чтобы иметь возможность принимать алахические решения.

В этой статье мы затронули тему создания изображений. Наряду с этим существует отдельная интересная тема, посвященная вопросу о том, какие изображения можно иметь еврею у себя дома, а какие — нельзя. Об этом, с Б-жьей помощью, в следующей статье.

из журнала «Мир Торы»


Нравится!
Поделиться ссылкой:
Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

Глава начинается своего рода заглавием, определяющим дальнейшее содержание: «Вот родословная Ицхака, сына Авраама...» Первое значащее слово в этой фразе — «толдот». Оно означает: родословная, история, жизнеописание, порождение. Читать дальше

Недельная глава Толдот

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Недельная глава Торы «Толдот» («Родословная»).

Благословение

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Благословения, которые дает Всевышний людям, несут огромное благо. Наши же благословения Б-га являются восхвалением и прославлением.

Избранные комментарии на недельную главу Толдот

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Яаков и Эсав были близнецами, но их физическое и духовное строение отличалось. Несмотря на образование, полученное дома у Ицхака и Ривки, братья были диаметрально противоположными друг другу.

Глава Толдот

Рав Исроэль Зельман,
из цикла «Книга для изучения Торы»

Ицхак до жертвоприношения имел «женскую душу». Поэтому в начале главы «Вайера», где ангелы сообщают Аврааму о рождении сына, сказано: «И вот, сын у Сары, жены твоей».