Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Небесный суд вникает в каждую деталь прожитой жизни и особенно строго судит за грех злоречия»Рав Ицеле Петербургер
Коментарии к недельной главе Льва Кацина

— Как мне выбраться из этой камеры? — мучительно думал Хаим.

«Во времена андроповщины ты уже уехал из России, — рассказывал мне московский друг Хаим. — Потому даже не можешь себе представить тех преследований преподавателей Торы и иврита».

Когда Хаим впервые пришел на шаббат ко мне домой, он был особенно тронут субботними песнями. Когда в дальнейшем он сам стал преподавателем Торы, то с песнями проводил субботы в квартирах московских евреев.

Хаима арестовали во время празднования шаббата. Ворвавшиеся милиционеры обвинили его в нарушении общественного порядка: якобы соседи пожаловались, что в квартире громко пели еврейские песни. Теперь Хаим должен был провести ночь в следственной камере отделения милиции, ожидая, что утром он получит пятнадцать суток. Мой друг понимал всю опасность создавшегося положения. Попав в руки органов, вырваться оттуда было трудно. Они могли «пришить» новое дело, выдвинув самые необоснованные обвинения, и тогда пятнадцать суток превратились бы в пятнадцать лет. Потому Хаим не переставал спрашивать себя: «Как мне выбраться из этой камеры?»

Поздно ночью он стал стучать в тяжелую дверь камеры.

— В чем дело? — недовольно спросил заспанный милиционер.

— Мне плохо, — взмолился Хаим. — Пожалуйста, вызовите скорую!

Дверь захлопнулась, и через некоторое время в камеру вошла женщина в белом халате. Она измерила давление, послушала сердце.

— Что с вами? — с удивлением спросила она.

— Я еврей, — откровенно признался он. — Меня арестовали, когда мы отмечали субботу. Если я не вырвусь отсюда, меня могут посадить.

— Я еврейка, — тихо ответила доктор. — Постараюсь помочь вам.

— Срочно в больницу! — закричала она, обращаясь к вошедшему в камеру милиционеру.

— Он отсюда никуда не уйдет! — заявил милиционер. — Его арестовали по особому распоряжению органов.

Ситуация казалось безысходной. После некоторой паузы доктор вдруг вынула чистый лист бумаги и сказала:

— Распишитесь здесь, что вы берете на себя ответственность за его жизнь!

— Я должен взять на себя ответственность? — переспросил милиционер и крикнул в сердцах. — Да забирайте его отсюда!

Машина «скорой помощи» подвезла Хаима к дверям приемного отделения больницы. Впрочем, и там повторилось чудо. Хаим отрыто сказал врачу, что был арестован во время празднования субботы, и ему нужно избежать ареста. И этот врач оказался евреем, который решил спасти его от преследования КГБ…

Рассказывая историю своего спасения, Хаим особенно подчеркнул одну деталь. Врач «скорой помощи» хорошо понимала рабскую психологию работников советских органов, которые больше всего на свете боялись ответственности. Тогда я обратил его внимание на то, что врач «скорой помощи», рискуя собой, взяла на себя ответственность за жизнь незнакомого ей еврея и спасла его от тюрьмы. Вот оно — противостояние рабства и свободы…

Тогда эта история напомнила мне книгу Исхода. Поработивший евреев Фараон приказал повитухам убивать новорожденных еврейских детей. «Но повитухи трепетали перед Всевышним и не делали того, что говорил им царь египетский, они давали жизнь детям» (Шмот, 1:17). Самоотверженные усилия повитух явились теми семенами свободы, которые с течением времени взошли и привели к Исходу евреев из Египта. Точно так же смелость евреев, спасающих друг друга от преследований КГБ, в конце концов привела к их Исходу из СССР…

Моисей вырос в доме Фараона, жил в безопасности и комфорте, но, увидев страдания своих братьев, встал на их защиту.

«Моисей вырос и вышел к братьям своим, и увидел их страдания; и увидел, что египтянин бьет еврея из братьев его… и убил он египтянина» (Шмот, 2:10-12).

Откуда Моисей взял силы возглавить Исход евреев из египетского рабства? Моисей вырос, обрел силы, когда проявил готовность встать на защиту своих страдающих братьев…

Однако тот, кто отрицает свою ответственность за жизнь брата, теряет силы. Когда Всевышний спросил Каина «где Авель, брат твой?», тот ответил: «Что я сторож брату моему?» (Берешит, 4:9).

Всевышний знал, что Каин убил брата и обратился к Каину с вопросом лишь для того, чтобы дать ему возможность раскаяться. Однако Каин отказался признать ответственность за жизнь брата и был наказан не только изгнанием, но и потерей сил. «Голос крови брата твоего вопиет ко Мне из земли, — ответил ему Всевышний. — … Когда будешь возделывать землю, она не станет давать тебе силы; изгнанником и скитальцем будешь ты на земле»…

Однако тот, кто берет на себя ответственность за судьбу брата, обретает силы.

Когда у Биньямина нашли бокал главного министра Египта, то в знак скорби братья разорвали на себе одежды. Они раскаивались, что продали в рабство своего брата Йосефа, понимая, что теперь, как мера за меру, их постигнет та же участь. Егуда обратился к министру, смиренно выражая готовность всех братьев понести наказание и стать рабами. Однако министр возразил ему: все братья могут вернуться к отцу, и лишь Биньямин, у которого был найден бокал, станет рабом. И это было испытанием, перед которым поставил их Йосеф. Повторят ли братья свой грех, который 22 года назад совершили против Йосефа, оставят ли Биньямина в рабстве?

Тогда Егуда встал на защиту брата, пообещав, что станет рабом вместо Биньямина. «Я взял ответственность за брата перед отцом», — сказал он.

Йосеф не смог больше сдерживать себя, заплакал и открылся братьям: «Я Йосеф, жив ли еще отец мой? Но не могли братья его отвечать ему, потому что они затрепетали пред ним. И сказал Йосеф братьям своим: подойдите ко мне. И они подошли. И он сказал: я брат ваш Йосеф» (Берешит, 45:1—4).

Откуда Егуда взял силы начать спор с могущественным министром? «Егуда поручился перед отцом за жизнь Биньямина, — объясняет рав Блах в книге “Шиурей Даат”. — А тот, кто принимает на себя ответственность за жизнь брата, обретает особые силы Небес!»

Так же, как Йосеф открылся своим братьям, так и Всевышний откроется их потомкам, выведет их на свободу, когда они научатся нести ответственность друг за друга.

Блог о Торе рава Льва Кацина


Эта недельная глава — самая большая из всех глав Торы. В ней, среди прочего, рассказывается о подсчете семейств левитов и той службе, которую им поручил Всевышний в пустыне. Также глава повествует о заповедях назира (назорея), благословении коэнов, обряде сота и о многом другом. Читать дальше

Недельная глава Насо

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Комментарий рава Ицхака Зильбера к недельной главе «Насо»

Объяснение текста благословения коэнов

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г благословенный повелел Моше передать Аарону и его сыновьям формулировку благословения коэнов, то есть, точные слова, которыми они будут благословлять общину сыновей Израиля.

Избранные комментарии к недельной главе Насо

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всякое прегрешение против нравственности порождено помрачением рассудка. Нравственная истина и истина логическая — синонимы, и человек может согрешить, только если лишится сперва истинной перспективы.

Кто учит Торе сына ближнего, как бы дает ему рождение. Насо

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Мы должны брать пример с Аарона, брата Моше. Он мирил людей, поэтому в Торе в качестве родословной упомянуты его потомки.