Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
По материалам газеты «Исток»

Раздел Ницавим всегда читается в последнюю субботу перед праздником Рош-Ашана. И это неслучайно: в нем много говорится о раскаянии (на иврите — тшува, возвращение к Всевышнему, исправление своих проступков) и о воздаянии, на основе которого Всевышний судит людей (т.е. о справедливости Его оценки наших дел). В разделе читаем (Дварим 30:2—3): «Вернешься к Всевышнему и будешь слушать Его… И тогда вернет Всевышний твоих изгнанников, сжалившись над тобой. И снова соберет тебя из всех народов, среди которых рассеял тебя». «Вернешься к Всевышнему» — это и есть тшува. С другой стороны, уже первый стих недельной главы (29:9) прямо намекает на приближение Высшего Суда, который происходит каждый год на Рош-Ашана: «Вы стоите сегодня перед Всевышним…» «Стоите сегодня» наши мудрецы толковали как «стоите перед Его Судом».

Каждую субботу, предшествующую новому месяцу, в синагогах читают специальное благословение на новый месяц. Каждую субботу — кроме той, что предшествует наступлению месяца тишрей. Кроме прочих причин, указывается и такая: чтобы сбить с толку Обвинителя еврейского народа, проще говоря — Сатана, который, узнав от нас, когда наступает Рош-Ашана, День Суда, заранее готовит список всех прегрешений, совершенных нами в течение прошедшего года. Чтобы не дать ему подготовиться, мы не объявляем день прихода праздника и не благословляем его…

Не следует думать, будто Сатан — вполне независимый персонаж бытия, имитирующий черта из сопредельных религий или из сказок нашего детства (что в принципе одно и то же). Эдакий проводник зла, пропахший серой и безобразиями, появляющийся из-под земли и пропадающий туда же — когда ему удается совратить одну-две человеческих души, коих он за собой в преисподнюю и утягивает.

Сатан — персонаж побочный. В реальности, где выступают только Творец, человеческая личность и Тора, ему нет места. Сатан — оппонент человека в его диалоге с Творцом. Проще говоря, под ним понимается все множество плохих дел человека, которые обличают совершившего их, выступая своего рода прокурором — неподкупным, непрощающим, настойчивым. Сатан — это наше стремление к плохому, которое обрело свой голос. До твоего поступка он — совратитель и говорит только с тобой. После поступка — он обличитель и говорит только со Всевышним в час, когда ты стоишь перед Судом. Теперь ему не скажешь: как ты смеешь, не ты ли подбил меня на это? Да, скажет он, я подбил, но ты не должен был меня слушать. Ты должен был побороть плохие желания, выступить как человек, который не находится в рабской зависимости от своих страстей, а умеет управлять ими. Что, собственно говоря, и отличает тебя, человека, от животных. Теперь можно понять смысл старой еврейской поговорки: «Когда преступник проклинает Сатана, (подбившего его на преступление), он проклинает собственную душу».

В Танахе с Сатаном-обвинителем можно познакомиться, открыв самую первую страницу Книги Йова. Там он произносит прокурорскую речь перед Высшем Судьей. Мидраш тоже полон рассказов о его деятельности, но уже, главным образом, соблазнительной, подстрекательской. Это и диалог, который он вел с Авраамом по дороге к месту жертвоприношения Ицхака. Это и объяснение роли Змея, сбившего с праведного пути семью Адама в Ган-Эдене. И последняя роль Сатана — ангел смерти, тот, кто забирает душу человека, подводит итоговую черту под его делами, лишая возможности вымолить прощение, извинить, дать еще один шанс. Он тот, кто убивает. (Мудрецы говорили: «Не змей убивает, а грех».) Исправиться можно только здесь, при жизни. Собственно, жизнь человека состоит из деятельности двух видов, которые переплелись между собой, — из совершения поступков и из исправления проступков. Чтобы показать нам возможность альтернативы — дескать, смотри, есть и хорошая дорога, и плохая (иначе мы уподобимся ангелам, не ведающим о зле), — для этого и приходит Сатан…

Но вернемся к нашему недельному разделу, читаемому в субботу, предшествующую Рош-Ашана. «Вот вы стоите сегодня перед Всевышним». Мы стоим перед Судом, который взвесит все наши заслуги и прегрешения, чтобы вынести приговор на следующий год. Как говорится в махзоре (сборнике молитв) на этот день: «Ты (Всевышний) определяешь — кому жизнь, а кому смерть».

В книге, посвященной жизни рава Шломо Блоха, ученика Хафец-Хаима, приводится одна подлинная история, случившаяся с учеником ешивы в дни Гражданской смуты в России. Молодого еврея поймали казаки в одном местечке и тут же приговорили к смерти за уклонение от службы в Красной армии. Поставили его к стенке, подкатили пулемет, нажали на гашетку — но что-то в ней заело, полчаса провозились с пулеметом, а еврей тем временем убежал. Домой он вернулся совершенно седой.

Выслушал Хафец-Хаим рассказ и воскликнул: «Если перед пулеметом мы седеем от страха, то что должно происходить, когда мы стоим перед Страшным Судом, на котором проверяются все наши поступки и помыслы!»

Закончим пожеланием, которое говорят евреи друг другу в эти дни: «Да будет на счастливый год вам записан и подписан (добрый приговор Суда)».


Написано в Торе (Ваикра, 23): «В сукках живите семь дней; каждый коренной житель в Израиле должен жить в суках, дабы знали ваши поколения, что в суках поселил Я сынов Израиля, когда вывел их из Египта». Читать дальше

Строительство сукки

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Как строить и украшать сукку? Законы и обычаи.

Законы нахождения в Сукке

Рав Шломо Ганцфрид,
из цикла «Избранные главы из «Кицур Шулхан Арух»»

Когда и как нужно находиться в Сукке (праздничном шалаше), чтобы выполнить заповедь? При каких условиях необходимо говорить при исполнении этой заповеди специальное благословение?

Под кровом Всевышнего

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Б-гобоязненный человек позаботится, чтобы за его столом каждый день сидел бедняк; он будет относиться к нему так, словно это один из праотцев, и подаст ему лучшие блюда, как подал бы их небесным гостям.

Кицур Шульхан Арух 135. Законы нахождения в Сукке

Рав Шломо Ганцфрид,
из цикла «Кицур Шульхан Арух»

Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух