Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Путь еврейского самовоспитания.

Не давать себе прокиснуть

О некоторых преступлениях человеку достаточно просто мягко напомнить, чтобы он воздержался от них, а о других надо подробно рассказывать, разъяснять приносимое ими зло и предостерегать от их совершения не раз и не два.1 Ту тему, которую мы начинаем теперь обсуждать, тоже недостаточно обозначить просто намеком или обойтись теми несколькими словами, которые мы в нашем сочинении уже обронили на ее счет. Ее нужно разъяснить до конца и убедительно показать ее важность.

Талмуд говорит: «Если у тебя появилась возможность немедленно исполнить заповедь — не дай ей прокиснуть». Разумеется, дать прокиснуть, отложить исполнение даже одной заповеди — это уже плохо, но это хотя бы можно исправить. А заквасить всего себя вместе со всеми своими поступками — это такое ужасное дело, которого и исправить-то почти невозможно! И, к нашему горю, многие юноши поражены этим недугом.

В главе 7 мы уже говорили, что тебе не стоит отговариваться своим юным возрастом, надеясь, что с годами ты наберешься и опыта, телесной силы, и все твои дурные качества, порождение юной несдержанности, исчезнут сами сбой, стоит тебе повзрослеть. Мы говорили, что с возрастом увеличивается лишь число прожитых лет, и не более — прочти это место еще раз. И ясно, что речь идет не только об избавлении от дурных свойств характера, но и о приобретении желательных, высших качеств, о вступлении на путь хасидизма.

Отвратителен не только тот, кто, оправдываясь молодостью, вообще отказывается от служения Б-гу. Человек, который вообще-то согласен исполнять заповеди, но тянет с этим и дает им скиснуть, тоже испорчен. Поэтому, если ты, ученик-хасид, хочешь уберечься от этой заразы, излечиться от которой, Б-же упаси, почти что и невозможно, внимательно следи за собой и всеми силами остерегайся отложить хоть что-то без нужды, хоть в чем-то опоздать. Запрещай себе говорить: «Я сделаю это завтра или чуть погодя». И если ты уже выучил то, что мы рассказали тебе, до самого этого места, не забрасывай наши добрые советы, указания и требования, говоря в свое оправдание: «Это все пока что не для меня. Я еще молод. А вот когда вырасту, я точно буду поступать именно так, и когда постарею, стану усердно заниматься всем этим». Пусть от такой мысли тебя бросает в дрожь, пусть она пугает тебя и заставляет бежать от нее без оглядки! Не забывай, что это — уговоры злого начала, которое «восстает против тебя, чтобы убить тебя», лишить тебя жизни в обоих мирах, Б-же упаси.

Мы уже говорили тебе о том, что простого совершения хороших поступков недостаточно: ты сам должен быть хорошим! И недостаточно веси себя так, как принято у хасидов: ты сам должен стать хасидом. А как этого достичь? Чем раньше ты начнешь работать над своим качествами, делая то, что мы тебе посоветовали, тем быстрее ты станешь хорошим. И тем легче будет тебе сами мышцы и кости свои сделать воплощением чистоты хасидизма. А если ты будешь откладывать начало работы, то скиснешь, и как тяжело будет тебе достичь той цели, которую мы определили для тебя в начале книги! Если взять маленького ребенка и искривить какой-либо из его членов, например, взять его руку и привязать за спиной, рука искривится и останется такой, даже когда веревку снимут. А если так поступить со взрослым, рука его вернется в прежнее положение, стоит ослабить путы. Почему? Потому что ребенок все время растет, и на его плоть нарастает новая плоть, а на кости наслаивается новое костное вещество, и если они нарастают на искривленные кости и мышцы, орган так и растет искривленным. А у взрослого новые мышцы и новые кости уже не вырастают, и поэтому внешняя сила не сможет с такой легкостью изменить уже сложившееся строение его тела и всех членов по своему произволу. То же самое относится и к воспитанию. Если ты уже с юности начнешь приучать себя следовать путями хасидизма, делая то, что ты в своем возрасте уже в состоянии сделать, тогда волокна и связки твоего разума и души, из которых строятся твои взгляды и желания, будут расти так, как укажет им хасидизм, будут нарастать вокруг тех связей и тех линий, которые хасидизм им укажет. У всякого животного, у всякого зверя и всякой птицы свое, особое строение и особая душа, потому что строение их мозга, тела и всех органов до единого соответствует именно этому живому существу и отличает его от всех других. И твои тело и разум, выросшие под влиянием хасидизма, будут хасидскими по самой своей природе. Им будет трудно измениться, трудно привыкнуть к грубой жизни и грубой работе, а самая чистая работа будет для тебя самой естественной и самой приемлемой.

Никогда не забывай, ученик-хасид, как много великих и прекрасных людей завидуют тебе и твоей молодой энергии, говоря себе: «Ах, если бы мне снова стать молодым! Я бы все дни посвятил и отдал Б-гу!». Сколько людей мечтают предаться Б-гу чистым телом и любящей душой, но в их годы им это уже непросто… Но, пока ты юн, все в твоих руках. Неужели ты потеряешь этот драгоценный дар, неужели скажешь: «Вот вырасту, и буду служить, вот постарею, и все исправлю»?

Мишна говорит (Авот 4: 25): «Обучение ребенка на что похоже? На запись, сделанную чернилами на чистой бумаге. А обучение старика — на запись, сделанную чернилами на исписанной бумаге». И это относится ко всему — и к обычной учебе, и к восприятию принципов хасидизма, и к очищению души. Многие знают, что такое служение и очищение, многие желают его и заставляют себя трудиться ради него, и все равно проводят всю жизнь в труде из-под палки, постоянно сами себя вынуждают. Такие люди сидят на двух стульях: минуту, полчаса, даже час он заставляет себя служить Б-гу, а потом падает обратно, в прежнее свое состояние, и опять заставляет себя, снова падает и снова заставляет. И вся жизнь такого человека проходит без малейшего продвижения, даже на шажок подняться над своим нынешним положением ему не дано. Потому что лучшие свои годы и самые глубинные свои силы он растрачивает в этих бесконечных падениях. Но ты, хасидский юноша, — ты не таков! Если ты начнешь с детства, если будешь работать над собой с юности, хасидизм превратится в кровь и плоть твою. И даже если ты упадешь, ты не вернешься к прежнему, и даже если на время прекратишь работу, не засосет тебя болото. Тебе не придется тратить жизнь только на то, чтобы не упасть или на то, чтобы вырваться из грязи — твоя работа будет двигать тебя вперед! Даже в падении, даже в малости своей ты будешь похож на путешественника по горам и недосягаемым вершинам мира. Он ведь тоже иногда устает, бывает и ноги ранит, но и тогда не спускается в долину. Отдыхает он — и снова карабкается вверх, чуть перевяжет ногу — и снова ступает на нее. Ты всегда будешь подниматься, всегда будешь проявлять внутреннее величие. Ты, еврейский юноша, сможешь обнаружить и развить в себе такие способности, такие возможности, о которых ты даже не подозревал и которых сам не можешь представить. Ты сможешь, например, обрести необыкновенно сильное стремление к добру, способное одолеть все твои склонности, такое мощное, что оно подчинит себе всего тебя и заставит всегда следовать ему, не принимая ни оправданий, ни объяснений. Для тебя это будет выглядеть так, как будто ты попал в бурю: Б-жественный ветер, вырывающий горы и ломающий скалы, подхватил тебя и несет к служению; все мешающее размолото в порошок, все препятствия разломаны в щепки! Б-г — твой господин, ты — Его слуга, и нет у тебя другого выбора, кроме служения Ему!

И если ты начнешь работать над собой с детства, то в очень многих разных областях, относящихся к исправлению души и воспитанию правильных черт характера, ты сможешь добиться окончательного исправления, и тебе не придется каждый раз напоминать себе, какое поведение желательно. Например, если ты пойдешь по улице, тебе не придется все время помнить о том, что надо отводить глаза от непристойных зрелищ — ты просто не будешь их замечать! «Отведи мои глаза, чтобы я не видел суетного!» — просит Б-га царь Давид. Это означает добиться того, чтобы глаза сами по себе не замечали ничего ненужного.

Не стоит считать, что мы тебя переоцениваем! Не думай, что мы ждем от тебя такого быстрого совершенствования и продвижения в святости, что ты теперь, даже увидев запрещенное перед глазами, не заметишь его, что Б-г сразу сделает тебе тот подарок, о котором просил царь Давид. Знай, любимый сын, что это не мы ошибаемся, это люди ошибаются, когда считают этот прекрасный мир, сотворенный Б-гом, каким-то складом дурных страстей, замыслов и наклонностей. Они почему-то думают, что тот, кто захочет служить Б-гу, должен будет уйти из мира, полностью оставить его. Именно из-за этой ошибки они проживают жизнь вдали от служения, вдали от святости, погруженными в бессмыслицу этого мира. Можно сравнить их с человеком, который однажды увидел, как кто-то утонул в реке, и, испугавшись, решил, что вода сама по себе есть абсолютное зло и орудие убийства. Как же он глуп! Да разве можно прожить человеку без воды? Да, он увидел, как некто воспользовался водой не по назначению, не для того, чтобы подарить жизнь «растительному, животному и человеческому миру», а для того, чтобы убить себя — но разве вода стала из-за этого дурной?

Эта притча говорит не только о воде, а обо всем, что только есть в мире. Этот мир создан Б-гом, и даже в самых нижних его слоях, как бы ни были они испорчены и искривлены, есть пути, переулки и туннели, ведущие к Создателю и Господину этого мира. Проблема не в мире, а в человеке, когда он использует мир не для блага, а для зла. Стих говорит: «Глупость человека извратит его путь, а сердце его будет гневаться на Б-га» (Мишлей 19). Другими словами: существует правильный, не извращенный путь, ведущий к Б-гу, а извращаешь его ты сам. Что же ты теперь злишься, что же ты несправедливо обвиняешь Б-га, говоря, что Он, Б-же упаси, создал мир материальным и суетным, что Он устроил так, что в Его мире невозможно служить Ему?

Все это полностью относится к нашей теме. Ты, конечно, можешь стать настолько великим, чтобы, находясь еще в этом мире, не видеть ничего дурного или ненужного. Даже если ты еще не так возвысился, не превратился в такого полного праведника, и твои глаза еще не настолько святы, чтобы смотреть на зло и не видеть его, — это все же в твоих силах, если ты станешь с детства воспитывать себя в духе хасидизма, используя все то, о чем мы тебе рассказали. Ведь ясно и давно всем известно, что в мозгу человека все время происходит незаметная мыслительная работа, о которой сам человек ничего не знает. Например, человека кусает за щеку комар, и он поднимает руку к лицу, чтобы прихлопнуть его, даже не замечая, что делает. Когда человек спит, совершенно не отдавая себе отчета в происходящем и даже во сне этого не видя, он все-таки как-то ощущает укус и решает поднять руку, поднести к лицу и согнать комара. (Мы заговорили об этом не для того, чтобы объяснить тебе, как именно рождаются эти мысли, мы только говорим, что они наверняка есть). И не только врожденные рефлексы вроде этого могут проявляться бессознательно. Многие приобретенные привычки, которых в детстве человек не имел, со временем становятся для него настолько естественными, что начинают, подобно рефлексам, работать без участия сознания. Например, в детстве человеку случалось упасть с кровати на пол, и теперь, когда он вырос, можно заметить такое интересное явление. Когда, ворочаясь во сне, он достигает края кровати и уже готов упасть, он инстинктивно переворачивается на другой бок и не падает. При этом он не просыпается, то есть не видит и никак не понимает, в каком месте кровати он лежит. Его тело каким-то образом говорит мозгу о своем положении, мозг обдумывает узнанное и передает телу приказ перекатиться теперь на середину кровати. А сам человек даже во сне ничего не узнает о такой важной мысли, которая привела в движение все его тело! В детстве у него еще не было таких мыслей, он не умел охранить себя от падения во сне. Но позже, когда он вырос, зная о том, что падать с кровати неприятно, эта мысль впиталась в самое вещество его мозга, в сами его нервы, превратилась в часть их естественного устройства. Теперь они сами вызывают эту мысль и даже сами действуют в соответствии с нею. Произошло то же самое, что в нашей притче с ребенком, у которого выросла искривленная рука.

И если ты с детства растешь в атмосфере чистых размышлений, в атмосфере хасидизма, если ты навечно запечатлел в мозгу и сердце, записал на нервах и на зрачках, что тебе ни в коем случае нельзя смотреть на запрещенное, тогда в будущем, как только к твоим глазам приблизится что-нибудь неподобающее, ты, не успев даже толком разглядеть это и осознать, что на это нельзя смотреть, тут же отведешь взгляд вправо или влево или посмотришь вниз. Ты даже не будешь знать, что так поступаешь — просто будет получаться так, что ты не будешь наблюдать за происходящим вокруг и никогда не увидишь запрещенного. Но ты достигнешь этого, только если не будешь бесцельно бродить по проспектам и людным местам, как поступают бездельники, если будешь появляться на улице только по необходимости, и если ты никогда не будешь забывать о возложенном на тебя святом служении. Не нужно все время напоминать себе, что смотреть вокруг запрещено: такие мысли обычно не очень помогают, и, кроме того, твой разум должен быть чист и свободен от всего лишнего, не должен быть постоянно занят мыслями о том, на что надо смотреть, а на что не надо. Беги этих мыслей! Просто помни, что ты еврей, что ты не принадлежишь самому себе, Б-же упаси. Лучше всего, проходя по улице, размышлять о чем-то святом или, в крайнем случае, о какой-нибудь сделке.

Если ты сомневаешься в нашей правоте, «спроси старцев, и скажут тебе», расспроси мудрецов Торы, и они все тебе объяснят. Или испытай то, что мы тебе рассказали, и сам увидишь, что наши слова покоятся на прочнейшем основании.

Опытный ученик! Будь внимателен, пока ты ребенок, и осторожен, пока юн. Как прекрасно детство, как сладка юность, благословенная Б-гом! Как медовая река, как поток, берущий начало в Ган Эдене, оно пропитывает человека ароматом нездешних плодов на всю жизнь, до старости, до седин. Тело состарится, потеряет свою силу, но зажженный в детстве огонь не погаснет. Его тепло будет греть тебя, его пламенем будет пылать твоя душа. Каким глупцом нужно быть, чтобы лишиться этого, каким неразумным, чтобы осквернить или засыпать этот источник!

С самого детства нужно начинать хасидское служение, с отрочества нужно приучать душу просыпаться, вырываться из-под «тростникового покрывала» и стряхивать с себя покрывающую ее грязь! Но мы ни в коем случае не хотим сказать, что если человек этого не сделал, ему больше не стать хасидом. Нет! Врата Небес открыты всегда, для любого еврея, если он решится препоясать чресла и отдать силы служению. Мишна, действительно, говорит, что «обучающий старика похож на того, кто пишет чернилами на исписанной бумаге» (Авот 4: 25), но разве этим она закрывает дверь перед тем, кто, раскаявшись в старости, желает вернуться к Торе? Разница между старым и молодым — лишь в объеме работы: если старый человек решает изучить Тору и стать хасидом, ему придется трудиться вдесятеро, в сто раз тяжелее, чем тот, кто начал с детства.2 Но в наши дни, к сожалению, даже самому легкому служению не все отдаются полной мерой, и уж тем более — самому трудному и сложному. Поэтому если ты, юноша, не посвятишь себя служению уже сейчас, с детства, почти наверняка и в зрелости не придешь к нему, Б-же упаси. И не только твоя душа будет тогда сокрушаться о тебе, но все души всех евреев, пророков и праведников, сколько их было и сколько еще будет, заплачут о твоем падении. И даже Отца и Господина всех душ ты расстроишь и разгневаешь своей ленью, потому что из-за нее тьма опустится на весь мир, и во мраке окажутся все эти праведные души, и свет их померкнет.

И вот еще что должны мы тебе сказать. Если человек целиком посвятит себя хасидскому служению лишь в старости, тогда, даже если сможет он достичь ступени настоящего хасида, беззаветно служа и тяжко трудясь, — дни его молодости, прошедшие вне служения, канули безвозвратно, пропали! Мы знаем только одно исключение — во времена Бешта, раби Баруха и других великих праведников, которые и до этого были праведниками невероятного для нас уровня и вообще поднялись через свое служение над пространством и временем, хотя и начали свой хасидский путь в преклонных годах.

Мишна (Авот 5: 26) говорит: «Сорокалетний — для понимания, пятидесятилетний — для совета». Это значит, что разные эпохи в жизни человека имеют совершенно разные предназначения. В сорок лет он лучше всего способен понимать, а когда проходят еще десять лет, он вступает в новую эпоху, когда может дать совет. И, конечно, это сказано не только про эти два периода — сорок и пятьдесят лет. Каждые пять-десять лет человек вступает в новый возраст, начинает новый этап, и тех возможностей, которые даются ему в молодости, потом, в зрелости и в старости, у него уже не будет. Взамен у него появятся другие возможности, другое предназначение, которого не было раньше. Подумай только! Когда пророк (Йоэль 3) по приказу Всевышнего возвестил о том, что «Я пролью Дух Мой на всякую плоть, и будут пророчествовать сыновья ваши и дочери ваши», — даже тогда он о разных возрастах говорит по-разному! «Старцы ваши, — обещает он, — сны будут видеть, юноши ваши узрят видения». Видишь: старики будут видеть пророчество через «сон», а молодые — через «видение». Мы не собираемся сейчас погружаться в выискивание различий между «сном» и «видением», мы лишь хотим показать тебе, что какое-то различие все же есть, и пророк опирается на него, когда определяет зрелому возрасту один вид пророчества, а юному — другой.

Само собой разумеется, что эти слова не относятся к настоящим Б-жественным пророкам, которые вознеслись над своим телом, над своим временем и над всем миром: они поднимались на нужный для пророчества духовный уровень в любом возрасте и в любой ситуации, поэтому никакого «наиболее подходящего для пророчества» возраста просто не существует. Стих говорит не о них, а об обычных людях из народа Израиля, он даже рабов и рабынь упоминает! А обычные люди, сколь бы великими они ни стали, подчинены своему возрасту в том смысле, что их служение Б-гу как бы разделено на возрастные этапы, каждый из которых предназначен для определенного типа святого труда. В юном возрасте, например, человеку естественно проявлять больший энтузиазм, активность и нетерпение, а в более зрелый период тот же человек склонен уже к наслаждению великолепием Б-га. На некоторых этапах развития человек, стоит спасть воодушевлению, перестает вообще чувствовать что бы то ни было, а на других тот же человек даже в спокойном состоянии души сохраняет возможность находить радость и наслаждаться самыми простыми, мельчайшими проявлениями святости, переживать произнесение каждой буквы Торы или молитвы. На одном этапе душевный подъем зарождается в мозгу, связан с углубленным размышлением, а на другом возникает непосредственно в сердце. Таких различий можно найти множество. Поэтому, если еврей в юности посвятил себя усердному служению Б-гу на путях хасидизма и применил для этого свои особые умственные и душевные способности, данные ему только на это время, то достижения зрелого возраста дополнят общую картину его святой жизни, сделают ее полной и совершенной. Ибо будет она написана всеми цветами, и все оттенки, все возраста в этой картине служения сольются в гармонии. А если он промедлит с началом служения, то, сколь бы ни была красива общая картина его жизни, оттенков, которые должны были внести потерянные периоды, в ней не будет.

Дорогие ученики, мальчики и юноши! Вы заняты служением святому, великому, мощному и грозному Б-гу; вы — солдаты армии Б-га, вознесенного над всем, бесконечного и беспредельного. Даже верховные ангелы не видят Его и должны спрашивать: «Где место славы Его?» — а с вами и внутри вас Он пребывает постоянно. И даже Имя Его, Имя Б-га Воинств, Он носит в вашу честь, потому что Воинство Б-га — это именно вы. Скажите же Ему: «Отец наш, Царь наш! Мы твои, мы все наши силы, всю душу предаем Тебе, мы посвящены Твоей Торе и Твоему служению!».

А затем пойдите и завоюйте мир для вашего Отца, славного Царя.

1 Как говорит Раши на раздел Цав: «Писание должно особо предостеречь в тех случаях, когда речь заходит об имущественном убытке». Получается, что о некоторых вещах необходимо говорить больше и подробнее, чем о других.

2 В Шмона праким Рамбама сказано, что если человек по природе своей склонен к злу, изучение Торы может изменить его природу и направить его по верному пути, если он будет отдавать служению все больше и больше сил.

Печатается с разрешения издательства «Швут Ами»


Центральное место в главе Аазину занимает Песнь, записанная пророк Моше. В этой Песне зашифрована вся история еврейского народа, от начала до самого конца. Читать дальше