Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Следует утаить все, что можно утаить, чтобы бедный не знал, кто дает, а дающий не знал, кто получает.»Орхот цадиким. Щедрость
Путь еврейского самовоспитания.

О нескольких понятиях хасидизма и о том, как с их помощью привязать себя к Торе

Ты уже узнал, что еврей, взрослый или молодой, не просто одно из созданий материального мира, подобное животным, например. Еврей — духовное создание, житель Небес, которого Б-г поместил на землю. Даже тело его не походит на тела других материальных созданий: чистое и нежное, оно — достойное обиталище возвышенной души. Но в этом мире, из-за греха Первого человека, из-за злых дел других людей и по некоторым другим причинам, тело становится все более грубо материальным, мешая человеку увидеть душу и проникнуть в суть самого себя. В таком теле человек больше не видит своей истинной сущности и не знает о хранящемся в нем Небесном сокровище. Поэтому главное содержание его работы — пробуждение души и воцарение ее над телом. Когда он этого добьется, само тело его изменится, потому что он вновь станет самим собой. И в этом новом, истинном теле он сможет служить Б-гу не хуже, чем это делают ангелы. А как пробудить душу, как приобрести возвышенный взгляд, как начать по-настоящему беспокоиться о себе и как искать и найти путь в Дом Б-га — об этом мы уже говорили с тобой в предыдущих главах.

Однако, опытный и прилежный ученик, тебе необходимо помнить, что все это — лишь средства для общего пробуждения души, и что главное — та конкретная работа над каждой чертой твоего характера, которой ты займешься потом. Твое нынешнее положение можно сравнить с положением больного, который уже даже терял сознание, но с помощью особенно сильного лекарства был спасен от смерти. Теперь, если он будет есть хлеб, пить молоко и так далее, он, с Б-жьей помощью, выздоровеет. А если он окажется глупцом, то скажет себе так: «Я ведь уже получил очень мощное лекарство, которое привело меня в сознание. И зачем мне что-то другое? То же самое лекарство наверняка сделает меня совершенно здоровым! Зачем мне теперь работать, зачем беспокоиться о пропитании?». И, представь себе, он перестает есть и пить, а только принимает это чудодейственное лекарство. Долго ли он так проживет? Он же умрет с голоду!

То же самое можно сказать и о тебе. Ты прочел наши слова, и они стали для тебя лекарством, пробудили твою душу и обновили тело, дав тебе возможность пользоваться ими для служения Б-гу. И если ты теперь будешь использовать их теми способами, которые мы тебе указали, то, с Б-жьей помощью, вырастешь в настоящего еврея, приближенного к Б-гу. Ты сам ощутишь свою праведность, и каждое слово из Торы, каждая молитва и каждая заповедь будут наполнены для тебя Небесным огнем, который отныне горит, рассыпая искры во все стороны, в твоей душе. Но если ты не будешь работать над собой, не будешь совершенствовать свои душевные качества, очищая их от скверны и приближая к святости, не будешь приучать свое тело тяжело работать для Б-га, как раб работает для господина, если ты удовольствуешься этими моментами пробуждения души, — ты окажешься, Б-же упаси, в положении того больного, который решил питать свое тело одним лишь лекарством. Ты не только потеряешь все, чего достиг, ты еще и нанесешь ущерб самой высшей святости, Б-же упаси! Но мы уверены в тебе, мы убеждены, что ты не будешь мешкать и лениться, не будешь стараться достичь всего за один раз, а станешь продвигаться постепенно и неотступно, как мы рассказывали тебе в главе 11! Именно для этого мы ведем с тобой разговор, и именно это помогло тебе уже вступить на путь, который приведет тебя к праведности, к хасидизму.

Может быть, теперь ты спросишь: «А что же такое хасид? Почему хасид выше, чем обычный человек, который служит Б-гу, но хасидом не стал?». Знай, что яснее рассказать тебе об этом мы уже не можем, потому что хасидизм — это не абстрактное логическое понятие, которое разум может охватить целиком. Хасидизм включает в себя и разум, но лишь как одну из частей, а главное необходимое условие хасидизма — служение Б-гу. Ты знаешь, например, что существует пророчество, но объяснить, что это такое, никому не удастся. Только пророк знает об этом, а для него это настолько простое и очевидное понятие, что он просто не сможет понять, почему и другие не видят того же, что и он! Пророк говорит об этом так: «Если Б-г говорит, кто же не будет пророчествовать?!» (Амос 3). Пророк действительно не понимает, как может человек остаться глухим к словам Б-га и не начать пророчествовать. То же самое можно сказать и про хасидизм, представляющий собой своего рода искру пророчества, дремлющего в любом еврее. (Талмуд в трактате Песахим говорит, что евреи если и не пророки, то дети пророков). Разум не поможет представить себе, как настоящий хасид служит Б-гу и как он смотрит на мир. Как описать его воодушевление в молитве, его связь с Высшей святостью? Как с помощью разума рассказать о том, какими представляются для него заповеди, данные Б-гом, «полным великолепия и прелести, светом для всего мира», Чья Шехина распростерлась над миром? Сам хасид, когда погружен в молитву или в святые размышления, возносится ввысь, и в такие моменты он сказал бы тебе, что все это просто и очевидно, и никакого вопроса здесь вообще нет. А когда он спускается с достигнутой вершины, он даже себя прежнего уже не понимает. Правда, истинный хасидизм пока еще очень далек от тебя, ты еще недостаточно развит даже для того, чтобы желать обрести его; однако кончика его ты уже коснулся, краешек медовых сот уже пригубил, когда начал впитывать наши слова. А если будешь работать над этим постоянно, то, с Б-жьей помощью, станешь и настоящим хасидом, будешь пребывать под сенью Б-га, и Его Шехина будет простираться и над тобой.

Мы уже говорили тебе, что вся возможная святость заключена в Торе и что именно с ее помощью ты сможешь приобщиться к святости бесконечного Б-га. Но для этого ты должен узнать, как изучать Тору, и в первую очередь научиться извлекать на свет скрытую в тебе и до времени дремлющую душу. Именно она поможет тебе погрузиться в Тору. А из предыдущих глав ты уже узнал немного о том, как пробудить ее и как раскрыть.

Возможно, кто-нибудь спросит тебя: «Чем же поможет тебе хасидизм, если, занимаясь им, ты должен будешь отменить занятия Торой? Что даст тебе раскрытие души, если ты не станешь заниматься Торой? Ты ведь даже хасидом не сможешь стать, потому что “человек необразованный не станет хасидом”!». Он сильно ошибается, и, когда ты будешь отвечать ему, укажи ему на это. Объясни ему, что все наставления, которые мы дали тебе, от первого до последнего слова, не отнимут у твоей Торы ни одного часа. Речь идет только о «вырывании сорняков», о том, как использовать те минуты, в которые ты ничем не занят, и как искоренить размышления о суетном и преходящем, которым ты время от времени предаешься. Именно это бесполезное время будет у тебя отнято, а взамен ты обретешь святую мудрость, свет и праведность. Не забывай, что «живого свидетеля не опровергнуть», что ты и сам видишь это постоянно.

Подумай сам: разве в хасидском лагере хоть в одном поколении не хватало великих знатоков Торы? Разве их было меньше, чем в любой другой части нашего народа? В наши дни уже всем видно, что среди хасидов знатоков Торы даже больше, чем где-либо еще! В нашем поколении происходят очень печальные события: молодые люди, приходящие нам на смену, прекращают заниматься Торой, отдаляются от Б-га. А среди молодых хасидов таких людей гораздо меньше, чем в любых других группах. Дошло до того, что один богобоязненный раввин, вовсе не хасид, сказал мне, что в Польше только хасиды еще хранят Тору и служение Б-гу! И уж тем более это относится к вам, прилежные молодые ученики, которые со временем вернут хасидизму его утраченный венец и уподобятся прежним хасидам, сердца которых — место пребывания Шехины, а душа — еврейский живой дух, полыхающий небесным огнем. К вам и к подобным вам обращается вечный громогласный призыв хасидизма: «Кто за Б-га — ко мне!» И мы говорим не только о количественном увеличении, о том, что все больше и больше молодых людей из хасидской среды решают посвятить себя Торе и служению. Главное — что каждый из этих юношей изучает все больше и больше Торы, и делает это все лучше и лучше. Каждый изучает все больше листов, посвящает изучению все больше часов, и все больше сил тратит он на проникновение внутрь, в тайны каждого отрывка.

И это совершенно не удивительно. Давай задумаемся вот над каким вопросом. Почему так много евреев в наше время отделяются от изучения Торы, от нашей единственной связи с Б-гом? Почему так много евреев ленятся приложить силы к работе над Торой, почему вместо этого они выбирают работу ради материальной выгоды, тяжелую и бессмысленную? Ведь даже сейчас, во время кризиса, когда все уже увидели, что ни ремесло, ни торговля сами по себе не приносят богатства, что многие из посвятивших себя этим занятиям страдают от голода и жажды (не про нас будь сказано), — даже сейчас людям кажется, что путь служения Б-гу и занятия Торой тяжелее, чем путь будничных занятий! Почему они оставляют святое служение и бросаются работать «с кирпичами и соломой», выбирают самое трудное и ненужное? И давай попробуем понять еще вот что: почему религиозные евреи, даже знающие Тору аврехим, когда начинают заниматься торговлей, теряют часы и даже дни, не заполняя их ни Торой, ни чем-то полезным? Эти люди прекрасно знают слова мидраша (Эйха) о том, что иногда Б-г прощает даже самые тяжелые преступления, но никогда не прощает пренебрежения Торой, и все же пренебрегают ею, при этом избегая даже мельчайших нарушений других заповедей!

Ответ состоит вот в чем. В самой природе человека заложен тот факт, что поддерживают его, дают ему мощь и возможность действовать не телесные силы, а разум и душевная склонность. Если человек находит удовольствие в какой-либо деятельности, или если думает, что она будет ему полезна, он будет работать вдесятеро упорнее и успешнее, чем если выберет самое легкое занятие, но не будет получать от него удовольствия или не будет точно знать, что оно принесет ему выгоду.

Среди людей бытует поговорка, смысл которой сводится к тому, что если заставить крестьянина махать косой там, где перед ним нет пшеничных колосьев, просто так, он уже за полчаса изнеможет. А если он получает выгоду, собирая свой урожай, его сил хватит на целый день! Поэтому человек с сухой душой будет заниматься Торой лишь тогда, когда будет думать, что что-то приобретет за это: материальную выгоду («как мотыга, чтобы копать ею») или просто уважение в глазах людей. А поскольку в нашем поколении из-за многих грехов наших уважение к Торе и изучающим ее не так уж распространено, ученик не много может выгадать, изучая Тору. Почета он, скорее всего, не достигнет, наоборот, насмешники станут еще и потешаться над ним. Поэтому в молодом поколении, если кто и захочет учиться, быстро устанет, если душа его останется сухой. Ведь у него не будет ни удовольствия от учебы, ни надежды заработать на ней, и ему не на что будет опереться. Даже если он что и выучит, то лишь поверхностно, ему не хватит истинного желания, чтобы собрать все силы и углубиться в Тору. Вместо Торы он изберет себе физическую работу, и вот с ней будет справляться успешно и с удовольствием, потому что будет рассчитывать получить от нее пользу.

А как будет с вами, ученики, успешно продвигающиеся по пути хасидизма? Ваша душа пробудится и проявится, дремлющая в вас искра Ган Эдена разгорится жарким пламенем, вы научитесь ощущать Святыню Израиля, Который скрыл Себя в Торе, и наслаждаться сиянием Его Шехины, и это наслаждение и будет вашей наградой за Тору. Ради этой награды ты, как настоящий еврейский мудрец, будешь проводить над Торой многие часы, погружаясь в самые ее глубины. Конечно, мы не строим иллюзий о том, что ты превратишься в святого человека, изучающего Тору ради нее самой без всякой надежды на награду, не получая ни денег, ни почета. Этого удостаиваются лишь редкие праведники. Но знаешь, с чем это можно сравнить? С отцом, который настолько любит своего сына, что замечает в нем одни лишь огромные достоинства и искренне не понимает, почему же и остальные не преданы ему так же беззаветно из-за этих его исключительных душевных свойств. Может быть, на самом деле у сына нет ни одного из этих достоинств, но горящая внутри любовь закрывает отцу глаза и заставляет видеть в сыне только хорошее. Очень похоже на это твое отношение к Торе, которого мы от тебя ждем. На самом деле, в Торе заключено все благо, которое только возможно — и в телесном, и в духовном плане, но ты будешь заниматься ею, будешь произносить ее слова и изучать ее не ради этого блага. Даже если сейчас твоя связь с Торой обусловлена мыслями об этом благе — выбрось их из своей головы. Должно быть так, чтобы твоя любовь к Торе и искренняя привязанность к ней закрыли тебе глаза и заставили видеть в Торе только хорошее, в том числе и в материальном отношении. Великие праведники, которые посвятили весь свой разум лишь Торе, а всю свою душу лишь служению Б-гу, изучают Тору и служат Б-гу лишь из любви к Торе и служению. У тебя же, юноша, разум пока еще гораздо более приземленный, ты знаешь в основном себя и стремишься в основном к благу для самого себя. Поэтому даже любовь к Торе и к служению, живущая внутри твоей души, осознается тобой, твоим собственным разумом, через твою заинтересованность в самом себе. Твоя природа заставляет видеть в Торе лишь то благо, которое она обещает лично тебе. Но твое «изучение Торы не во имя ее» — это лишь одежда, в которую облекается «изучение во имя ее». Возможно, именно это имели в виду хазаль, говоря: «Пусть человек всегда занимается Торой (даже) не во имя ее, поскольку из занятия не во имя ее приходит занятие во имя ее». В слове «приходит» заключена та самая тайна, о которой мы говорим: когда человек, подобный тебе, занимается Торой «не во имя ее», в самом этом занятии заключено и сокрыто изучение «во имя ее».

Но бывает и наоборот. Есть люди, которым кажется, что они занимаются Торой во имя ее, но на самом деле они обманывают себя, а учеба их, если внимательно разобраться, основана лишь на эгоистических соображениях. Отличить таких людей очень просто. Человек, представляющийся изучающим Тору во имя ее, а на самом деле движимый лишь мыслью о какой-то своей выгоде, в тот момент, когда станет ясно, что выгоды ему не достичь, когда он поймет, что не приобретает своим учением так много, как рассчитывал, или когда он вдруг поймет, что какое-то другое предприятие принесет ему большую выгоду, — такой человек немедленно забросит всю свою Тору вместе со всем своим поддельным «изучением во имя ее». А если ученик на самом деле внутренне связан с Торой, даже если на поверхностный взгляд представляется, что он занимается ею «не во имя ее», — он не оставит Тору, даже если его ожидания, связанные с материальным миром, не осуществятся. Независимо от того, удастся ему обрести материальную выгоду или нет, он останется связанным с Торой, и связь его будет со временем становиться только сильнее.

Объясняя тебе все это, мы хотели добиться от тебя ясного понимания причин, по которым и юноши, и взрослые отказываются от изучения Торы, чтобы ты осознал, какие великие преимущества дает тебе твой хасидизм, в том числе и при изучении Торы. То, что он обеспечивает тебе душевный подъем, ты уже знаешь. Но дело не только в этом. Сама легкость или тяжесть работы определяется вовсе не только тем, скольких сил она требует от человека. Главное здесь — насколько она подходит человеку, соответствует ли она его душе, его природе, или не соответствует. Когда Моше Рабейну понял, что евреев обязали исполнять «тяжелую работу, разрушающую тело», что именно он увидел? Мидраш объясняет это так: он увидел, что детям давали работу взрослых, а взрослым — работу детей; мужчинам навязывали работу женщин, а женщинам — работу мужчин (Шмот раба 1). Как ты это понимаешь? Допустим, работа взрослого тяжела ребенку, а работа мужчины — женщине, потому что у них просто не хватает на нее сил. Но почему взрослому тяжело исполнять работу ребенка, а мужчине — работу женщины? Им же должно быть, наоборот, гораздо легче, проще, чем обычно! Почему же Моше Рабейну решил, что «видит их в страданиях от работы»? Подобный вопрос задает Эйн Яаков, и вот какой ответ он дает. Тяжесть работы, говорит он, зависит от того, соответствует ли работа тому, кто ее исполняет. Если необразованному и грубому человеку велят сложить стену из камней, он не очень устанет, потому что эта работа как раз для него. А если его заставят вырезать печати на драгоценных камнях, он страшно переутомится, даже если предположить, что вообще справится с этим. Если мудрецу прикажут носить камни, даже легкие, он устанет не в пример больше, чем от обычной своей работы, трудной, но чистой. Если мужчине велят пахать, сеять и жать, он не переутомится, несмотря на то, что речь идет о тяжелых сельскохозяйственных работах. Но если ему придется печь, варить и заниматься другой женской работой, для него это будет невероятно тяжело.

Перед египтянами стояла совершенно ясная задача: сделать жизнь евреев невыносимой, сломить их дух. Поэтому они заставили мужчин исполнять женскую работу, а женщин — мужскую, детям велели работать, как взрослые, а взрослым — как дети, то есть каждому выбирали работу, не соответствующую его духу.

Так устроено все в мире. Если человек больше привязан к этому миру, он ищет себе работу, связанную именно с материальными интересами, пусть даже она будет очень тяжелой. Он тянется к мудрости этого мира, испытывает к ней природную склонность и с большим удовольствием изучает ее, потому что она соответствует его духу. Тора же получена с Небес, несет в себе отпечаток Ган Эдена и вообще предшествовала миру, а потому не сочетается с его душой, пропитанной материальностью. Значит, изучать ее такому человеку будет трудно, и он будет от этого быстро уставать. Но не забывай, что это верно только для человека, лишенного сердца, душа которого спит непробудным сном, погруженная в материальность. У тебя же, ученика-хасида, душа живет и уже немного пробуждена, поэтому тебе не подходят занятия этого мира и его мудрость, и они будут быстро утомлять тебя. Твоей небесной душе соответствует небесная Тора и служение небесному Б-гу, и, занимаясь ими, ты получишь и наслаждение, и новые силы.

Тора происходит с Небес. Занимаясь ею, ты возносишься на Небеса, к Б-гу, объединяешься с Ним, и Он заполняет твой разум и твое сердце, и даже поселяется в твоем теле. Подумай сам, откуда может взяться разум, способный изучать Тору? Тора дана Б-гом, и разум, нужный для ее постижения, — это Б-жественный разум. Каков корень, каково последнее основание всех заповедей, приведенных в Торе? Только желание Б-га! А поскольку ты уже в какой-то степени пробудил и раскрыл свою душу, ты можешь с ее помощью работать, изучая Тору и постигая ее, и этим ты связываешь душу и разум с Б-гом. Когда ты понимаешь отрывок из Торы, в этот момент и после него в тебе присутствует Б-жественный разум, и об этом много говорится в наших святых книгах. Когда ты пробуждаешь в себе желание изучать Тору и исполнять заповеди, это — не твое собственное желание, совсем нет: в этот момент обитающий в тебе Б-г желает вместо тебя изучения Торы и заповедей! Ведь, не забывай, суть Торы и заповедей — не что иное, как Б-жественное желание, и именно оно теперь проявляется в тебе, именно его ты в эти моменты ощущаешь.

Можно ли представить себе более глубокое единство с Б-гом? Б-г, вознесенный над всеми мирами, бесконечный и беспредельный, о котором даже ангелы спрашивают: «Где место Славы Его?» — сейчас пребывает внутри тебя, вместе с тобой! Теперь никакого удивления не вызовут у тебя слова Мишны (Авот 4: 17): «Один час тшувы и добрых дел в этом мире лучше всей жизни Будущего мира». Ведь разве можно представить более возвышенное состояние, более очевидный Ган Эден, чем такое твое состояние? Это блаженство, это духовное наслаждение тебе в твоем материальном теле недоступно. Но душа, скрытая в глубине твоего тела, в радости и веселии переживает Б-жественную близость каждый раз, когда ты изучаешь Тору или молишься.

И если ты понял трудный отрывок из Торы, радость твоя будет сильнее, чем после изучения простой темы. Ведь чем труднее было добиться понимания, чем больше душевных и телесных сил потребовала от тебя работа, тем прочнее воссоединяешься ты с Отцом всех душ и тем острее твое наслаждение. Если же работа была легкой и потребовала лишь части твоих сил, она пробудила и вывела наружу лишь часть твоей души, и только эта маленькая часть заслужила объединения с Б-гом — а потому и наслаждение гораздо слабее. А если ученик при изучении легкой темы получает больше радости, чем при изучении трудной — это дурной признак, указывающий на то, что его наслаждение не является истинным наслаждением, происходящим из Ган Эдена. Такой ученик просто радуется возможности лениться, отдыхать и не вкладывать сил в работу.

Да и вообще — разве есть в Торе «легкие» части? Когда ты начинал изучать Гемару, твой ребе учил с тобой главу Шнаим охазим (Двое держатся), первую главу трактата Бава меция, поскольку считается, что эту главу ребенку легче понять. Но разве на самом деле эта глава «легкая»? Разве ты забыл, сколько исследований провели Тосафот и другие комментаторы, ришоним и ахроним, сколько источников обработали, сколько разных отрывков обдумали, пока не пришли к пониманию того, что в этой главе сказано? И ведь при этом еще и тебе осталось, о чем подумать, в чем разобраться! Если ты приложишь усилия, даже в этой главе тебя ждет много удивительных открытий. Какую бы книгу, какую бы часть Торы ты ни выбрал, стоит тебе начать углубляться, прилагать усилия и заставлять участвовать в работе большую часть твоей души — и находкам не будет конца!

Когда ты начинаешь изучение нового раздела Торы, происходит вот что. Если ты говоришь себе, что это — легкая часть, не требующая усилий для понимания, тебе сложно будет достичь глубины, а иногда ты будешь ошибаться даже в понимании простого смысла. Хазаль сказали: «Изучение старого труднее, чем изучение нового», то есть повторять сложнее, чем учить что-то с самого начала. Почему? Да потому, что, приступая к повторению, человек думает: «Конечно, я теперь пойму все с легкостью! Я ведь уже изучил все это». Значит, он не собирает мужество, не напрягает всех сил, и душа его не покидает своего укрытия, чтобы соединиться с изучаемой темой. Она не готова тяжело работать ради погружения в нее. Вот и получается, что понимания он не обретает.

Но ведь, на самом деле, кто же не знает, что любая фраза в Торе чрезвычайно глубока, и если человек будет стараться и углубляться в нее, в конце его ожидает «двор царя», Царя всего мира! Какой еврей не станет дрожать от предвкушения, не станет всей душой стремиться навстречу бесконечному Б-гу, не станет исполнять Его служение изо всех сил, обдумывая мысли Б-га и пронимая в замысел Всевышнего? Мы уверены, что у тебя бывают минуты, когда, изучив какое-то удивительное соображение и восхитившись его глубиной и красотой, ты начинаешь завидовать святости танаев, амораев и других великих мудрецов и праведников, говоря себе: «Они ведь тоже люди, рожденные женщиной, и все же удостоились такого невероятного раскрытия Торы в этом мире! Они наполнили светом весь Дом Израиля, и даже в Будущем мире, в Вышней ешиве, Б-г подтверждает, что алаха следует их мнению! Чего же стою я, маленький червячок, в сравнении с громадными львами Б-жественной колесницы?»

Это чувство зависти можно понять, но зачем тебе останавливаться на нем? Почему бы не двинуться дальше, приняв решение следовать по их стопам? Смотри: их души, их праведность были столь необъятны, что мы даже представить себе не можем, — и все же они постоянно работали с полным напряжением сил, пренебрегали всеми мирскими занятиями и устремляли все побуждения только на Тору. А в то время, когда они занимались Торой, как тяжело они трудились! Талмуд (Шабат 88а) рассказывает, что Рава, разбирая один из отрывков, поранил себе пальцы, и кровь текла, а он даже не замечал! Про Аризаля рассказывают, что даже когда он просто изучал Писание, то тратил на это столько сил, что пот тек с него ручьями. А ты, который по сравнению с ними — поистине жалкий червячок, даже потрудиться не желаешь? Поэтому любую тему, любой отрывок из Торы тебе стоит видеть трудным и тяжелым, даже если ты вообще еще не знаешь, что там написано. Только не пугай себя настолько, чтобы отчаяться! А когда ты приступаешь к такому отрывку, где даже простое понимание вызывает тяжелые проблемы, не падай духом и не говори себе: «У меня никогда не хватит ни души, ни разума, чтобы разобраться в этом!». Если ты будешь так думать, твоя душа не сможет преодолеть лени, а разум не проявит всех своих способностей и не станет работать. Правильный подход вот каков: «Это трудная тема, но и во мне есть Б-жественная душа и Б-жественный разум. Я соберу силы и со всем справлюсь, с помощью Б-га благословенного!».

То же самое относится и к книгам комментаторов, объясняющих смысл сказанного в Торе, толкующих хасидизм или мусар. Когда ты собираешься изучать такую книгу, представь себе, как ангел Б-га склонил голову с Небес и от имени Самого Б-га произносит для тебя все эти слова. И этот образ точно отражает истинное положение дел. Ведь кем на самом деле был праведный автор этой книги до того, как Б-г послал его в этот мир, и кем он является сейчас, после кончины? Святая книга родилась потому, что Б-г послал в этот мир Своего посланника, чтобы тот произнес те слова, которые Б-г вложил ему в уста. Когда же он исполнил предназначенное, то вернулся на Небеса по проторенному пути. И разве можно предположить, что ты не напряжешь внимания, не насторожишь уши, чтобы ни слова не пропустить? Разве не будешь ты обращать внимание на каждую букву, пришедшую к тебе прямо с Небес? Конечно, ты с радостью станешь учиться у Небесного ангела, автора этой или другой книги! Ты, наверное, знаешь, что Талмуд в трактате Брахот сказал о человеке, который молится в синагоге все время на одном и том же месте, что «Б-г Авраама будет ему в помощь, а после смерти станут говорить о нем, что… он — из учеников Авраама»? А про старца Гилеля сказано, что «он — из учеников Эзры», хотя их и разделяло несколько сотен лет. Как же он мог у него учиться? Очень просто! Если человек следует путями кого-то из прежних праведников, он поистине является его учеником. Так кто же не захочет оказаться учеником ришоним и ахроним, учеником Бааль Шем Това и великого Магида, учеником всех их последователей благословенной памяти?!

Бывает так, что ты уже занимаешься очень долго и по этой или какой-то другой причине чувствуешь усталость и не можешь уже сосредоточиться, собрать для учебы все силы разума и души. Тогда тебе лучше прервать изучение и отдохнуть четверть часа или даже чуть дольше. Зачем обманывать самого себя, зачем сидеть над Талмудом и твердить себе: «Я ведь учусь!», если твое изучение сейчас гроша ломаного не стоит? Прервись на четверть часа, даже на полчаса, а затем угрызения совести заставят тебя вновь приняться за Тору, и ты сможешь собраться. Да и простой отдых даст тебе новые силы, с которыми ты сможешь снова работать с полной отдачей и по-настоящему углубляться в Тору.

Правильно было бы для изучения Торы изменять привычное течение жизни — хотя бы место твоего пребывания. Если у тебя есть возможность учиться вне дома, приложи все силы, чтобы выбраться ради учебы куда-то еще. А если никакого другого места нет, или если там, куда ты хочешь пойти, собираются бездельники, которые и тебя увлекут с собой, пусть у тебя хотя бы дома будет особая комната для учебы или хотя бы особое место, где ты будешь заниматься Торой. Это правило очень важно. Во-первых, если ты выделяешь для изучения Торы постоянное место, оно приобретает святость и становится все более и более пригодным для Торы и служения. А во-вторых, само твое действие, само то, что ты предпримешь какие-то шаги ради того, чтобы перейти к занятиям Торой, изменит строй твоих мыслей, порвет все нити, которыми ты до сих пор был связан с суетным и будничным. Теперь и твое тело, и душа смогут пробудиться от сна, вынырнуть из пучины этого мира и сказать тебе: «Достаточно! Теперь ты должен направить усилия на служение и на Тору!».

Печатается с разрешения издательства «Швут Ами»


Эта недельная глава — самая большая из всех глав Торы. В ней, среди прочего, рассказывается о подсчете семейств левитов и той службе, которую им поручил Всевышний в пустыне. Также глава повествует о заповедях назира (назорея), благословении коэнов, обряде сота и о многом другом. Читать дальше

Недельная глава Насо

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Комментарий рава Ицхака Зильбера к недельной главе «Насо»

Объяснение текста благословения коэнов

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г благословенный повелел Моше передать Аарону и его сыновьям формулировку благословения коэнов, то есть, точные слова, которыми они будут благословлять общину сыновей Израиля.

Избранные комментарии к недельной главе Насо

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всякое прегрешение против нравственности порождено помрачением рассудка. Нравственная истина и истина логическая — синонимы, и человек может согрешить, только если лишится сперва истинной перспективы.

Кто учит Торе сына ближнего, как бы дает ему рождение. Насо

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Мы должны брать пример с Аарона, брата Моше. Он мирил людей, поэтому в Торе в качестве родословной упомянуты его потомки.