Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Путь еврейского самовоспитания.

Повеления и запреты

Большая часть их — это краткое изложение предыдущих глав. Будет правильно, чтобы ученики повторяли их и помнили.

Уже утро, а ты все еще в постели? Б-г, Г-сподь Небес и земли, уже ждет тебя в ешиве, чтобы с любовью и радостью обучать тебя Своей Торе. Вставай, не ленись, соберись с силами и беги скорей в объятия Отца твоего, Который на Небесах!

Но если вечером ты отправился спать без ига Царства Небес и без радости, то и утром ты проснешься без ига Царства Небес, без готовности к служению и без радости. Нужно, чтобы ночью ты уже начал ждать утра, говоря себе: «Когда я уже встану и снова погружусь в Б-жественную Тору, когда же снова окружит меня пламя святости Его?!». Поставь рядом с постелью кружку с водой. Прочти Шма с подобающим настроем мыслей, и углубляйся в размышления о том, что мы тебе сказали, пока не заснешь. Если ты будешь так делать, то и утром проснешься бодрый и радостно бросишься к Торе нашего Б-га.

Почему ты бормочешь утренние благословения и Шма себе под нос и невнимательно, как что-то никому не нужное, Б-же упаси? Ведь как ты начнешь день, так он и пойдет! Вспомни о том иге, о тех обязанностях, которые на тебя возложены, не забывай, что от тебя зависят все миры, и освящение Имени Б-га в этом мире тоже связано с тобой. Эта мысль должна взволновать тебя, и так, волнуясь, ты должен подумать или произнести вслух:

«Владыка мира! Я всего себя без остатка предаю служению Тебе. Помоги мне! Дай мне возможность стать Твоим слугой и исполнять все Твои желания». И с этой мыслью прочти благословение на Тору, прося Б-га, чтобы Он позволил тебе почувствовать ее сладость (см. главу 2).

Помни, что ты — один из солдат воинства Б-га, и утром, как только ты открываешь глаза, ты обязан возвестить Его величие и провозгласить Господина мира царем всей вселенной. И когда ты читаешь гимн Адон Олам (Господин мира), произноси каждое слово старательно и с воодушевлением.

Перед тем, как читать Шма, прервись на несколько мгновений и произнеси мысленно вот что: «Вот, я принимаю на себя иго Небесного царства, и я считаю себя ничем в сравнении с величием и святостью Его, благословенного». И с этой мыслью произнеси Шма, с намерением, как указывают хазаль в трактате Брахот (13б), провозгласить Б-га царем над Небесами, землей и всеми четырьмя сторонами света, пойти в огонь ради Его святости.

Тщательно следи за своими поступками и за всем своим поведением в течение всего дня. Ты ведь не хочешь своими делами осквернить Его святое Имя, чтобы люди стал говорить: «Посмотрите-ка! Вот ученик, один из воинства Б-га и из знатоков Его Торы. Как он низок и отвратителен своими поступками!» — Б-же упаси!

Не дружи с плохими товарищами. Старайся даже в самые обычные разговоры с ними не вступать, держись от них «на расстоянии полета стрелы». Не забывай, что одно слово насмешки, даже один издевательский намек движением глаз, способен обезобразить все те сокровища Торы и святости, которые ты собрал за много лет упорной работы!

Приходи в ешиву вовремя. А если в какой-то день тебе случится опоздать, беспокойся и укоряй себя за этот свой грех, и прими на себя обязательство отныне приходить чуть раньше. В трепете и в радости садись на свое место в ешиве, потому что в это время Б-г приходит к тебе, чтобы обучать тебя Своей Торе.

Когда ты возвращаешься из ешивы домой, почувствуй тоску по оставленной ешиве и подумай: «Как хорошо в ешиве, и как нравится мне быть учеником Б-га!».

Очень-очень остерегайся произнести хоть слово лжи или непристойности, Б-же упаси. Если человек говорит ложь, он сам превращается в ложь, и Тора его перестает быть Торой истины и теряет чистоту. А если человек хранит свой рот и оберегает свой язык, то и он сам, и его Тора становятся, наоборот, святыми и чистыми.

Если ты знаешь, что сегодня сделал что-то неподобающее, или что сегодня учился не так хорошо, как можешь, упрекни себя прямыми словами, сказанными вслух. Скажи себе: «Что же я наделал! Как же я смог так поступить с собой? Зачем же я своими руками разрушаю свою жизнь и загоняю себя в преисподнюю?!» Произнеси обращенные к себе слова упрека в гневе, и несколько раз, и дай себе обещание отныне поступать хорошо.

Если тебе для чего-то важного не хватает сил, например, если ты никак не можешь побороть лень, или учиться, не отвлекаясь, или сделать еще что-то подобное, подумай вот о чем: «Стоит ли такая малость того, чтобы ради нее потерять всю мою долю в Будущем мире, Б-же упаси? Неужели я пал так низко, что даже в одном-единственном случае не могу преодолеть себя? Я соберу остаток своих сил, сброшу придавивший меня камень злого начала и разобью его на мелкие кусочки!».

Может случиться так, что тебя охватит желание совершить какой-то поступок из тех, которые сами по себе не запрещены, но для мудреца Торы — грех и мерзость следовать низменным позывам и страстям, внушенным злым началом, и ты поэтому решишь удержаться от его совершения, и перепробуешь для этого все, что только можно придумать, и все равно желание не слабеет! Тогда поступи вот как. Скажи себе: «Я непременно это сделаю, только не сейчас, а через час-два. Неужели я так испорчен, Б-же упаси, что даже на пару часов не смогу отложить исполнение своего желания?» Несомненно, отложить этот поступок на несколько часов ты сможешь. Потом, в первый и во второй раз, когда время ожидания пройдет, сделай то, что обещал себе. И будь уверен, что у тебя получится одно из двух: либо этот поступок станет для тебя настолько мерзок, что ты даже в первый или во второй раз уже не захочешь совершать его, либо к третьему разу ты настолько научишься властвовать собой, что уже не нужно будет обещать себе через час уступить злому началу — ты сможешь сломить его окончательно.

Самым внимательным образом относитесь к обязанности любить своих товарищей. Ученик из богатой семьи не должен гордиться своим богатством, а сын бедных родителей не должен презирать себя за бедность. Все вы — дети Б-га, его чистые земные ангелы.

И если вы соединитесь друг с другом в любви, и ваши души сплетутся и станут одним целым, тогда и Б-г соединится с вами. И наоборот: все, что нарушает вашу близость, что разделяет вас, сразу отбрасывает и отдаляет вас от Б-га.

Правильно было бы, чтобы ученики время от времени обсуждали между собой величие Б-га, говорили о том, как надо служить Ему и как человек должен быть предан Ему, благословенному. Даже если у вас нет открытий, которыми вы могли бы поделиться, даже если все, что скажет один из вас, знает и другой, все равно надо говорить и рассказывать об этом.

Самое большое из всех зол — самооправдание, когда человек убеждает себя в своей праведности. Стих говорит (Йирмия 2): «Вот, Я обвиняю тебя за твои слова: “Я не грешил”». Корень этого зла — недостаток внимания к себе, при котором человек не в состоянии ясно разглядеть себя самого. Но еще хуже, когда человек не требует от себя величия и «благословляет себя в своем сердце, говоря»: «Я уже заглядывал внутрь себя, и ни одного серьезного преступления я не обнаружил — с меня и этого довольно». Но разве ты не хочешь стать хотя бы простым евреем? Разве ты не обязан выполнить условие, которое выдвинул нам Всевышний при даровании Торы — стать великим евреем из великого народа? Требуй от себя величия, святости своей еврейской основы, не оправдывай своих недостатков, замечай и презирай их, собери все силы для роста! (См. об этом главу 3).

Самоубийцей, Б-же упаси, называется не только тот, кто затягивает себе петлю на шее. Тот, кто ленится, кто небрежен в служении, делает то же самое! Дарованное им время, часть своей собственной жизни, они уничтожают своими руками. Но у ленивого еще есть надежда выздороветь, если он вспомнит все те часы своей жизни, которых лишился, и представит себе свою жизнь, важнейшую часть которой он сам утопил в грязи. Небрежному гораздо хуже, потому что он обманывает себя, убеждает себя, что тоже служит Б-гу и изучает Тору. Но он делает это без усердия, небрежно, и получается, что его время тоже проходит напрасно, исчезает и пропадает. Только в старости, когда жизнь его подойдет к концу, он очнется, станет рвать на голове волосы: «Горе мне, горе! Где мои годы, где моя жизнь?! Бессчетные часы мои, дни, недели — где же они, на что я их потратил? Остался я без Торы, без служения, без святости, без знания Б-га. И я ведь мог, мог приобрести все это, и сам всем этим пренебрег! Я нанес рану всему народу Израиля, и высшим мирам тоже навредил…». Поэтому, пока еще есть время, вставай, отбрось лень, искорени в себе небрежность, и начинай служить Б-гу в радости и с полным напряжением сил! Не трать свои годы напрасно, приобрети за них все, что можно приобрести, и тогда будешь ты счастлив в этом мире и будет тебе благо в мире будущем. (См. об этом главу 4).

Но никакая энергичность, никакая готовность действовать не помогут человеку, если он не распределит свое время, не предназначит каждый свой час для особой работы. Если нет плана использования времени, то все часы оказываются перемешанными, как во время сотворения мира, когда не было еще разделения на день и ночь; и так, перемешанными, человек их теряет. Каждую ночь такой человек спрашивает себя в большом удивлении: «На что же я потратил день? Я даже не заметил, как он прошел! Как он спрятался, куда он от меня сбежал?!». И второй день, и третий, и все остальные оказываются потраченными ни на что.

Если тебе жаль своей жизни, распредели свое время. Определи себе задание на каждый час, причем включи в расписание и необходимые будничные заботы. Если ты собираешься поговорить с кем-то, заранее определи, сколько времени ты можешь на это отвести. Ни один час не должен остаться бесхозным, ты всегда должен знать, чем именно планируешь сейчас заняться. Запиши свое расписание на бумаге и не отступай от него, и тогда ты придешь к старости «со всеми днями» (как сказано про наших праотцев — прим. перев.). (См. об этом главу 5).

Один конец у гордеца и принижающего себя, одна судьба у того, кто восстает против учителей и родителей, и того, кто привык к ложной скромности. Первый ненавидит учителей, Тору и даже Его Самого, а второй готов всем поступиться ради любой глупости этого мира. У них — один конец, ничего хорошего из них не выйдет, даже единой искрой святости они не осветят мир. Оба они пропадут во тьме, сгниют во мраке.

Послушай, сынок, откуда происходит их болезнь, и тогда ты все поймешь, сможешь уберечься от нее и будешь жить.

Им не хватает еврейского самоощущения, и именно в этом — их недуг. Еврейское «я», искра от пламенеющих слов: «Я — Г-сподь, Б-г ваш», прозвучавших при даровании Торы, основа всего еврейства, не зародилось в них, поэтому их суть не основана на внутренней силе. То, что должно поддерживать человека, как скала, в них рассыпается песком. Судно без руля безвольно подчиняется буре, волны швыряют его из стороны в сторону, и скоро оно потонет в пучине. И таких людей тоже треплют ветры этого мира, как никому не нужный мусор, и чем бы ни заболел мир, они тут же подхватывают болезнь. Чуть только в мире появится новая глупость, подует ветер презрения к заповедям, гордыни, наглости и ненависти ко всему святому, он сразу увлекает их с собой.

Всеми силами пробуждай в себе еврейское «я», и тогда ты спасешься, станешь хасидом и сможешь служить Б-гу. (См. об этом главы 6 и 7).

Разве служение Б-гу для тебя — только способ провести время, Б-же упаси? Или, может быть, ты прибегаешь к нему лишь затем, чтобы отвлечься от мыслей о своих недостатках, убедить себя, что ты служишь Б-гу и работаешь над собой, хоть ничего так и не исправил? Может быть, ты думаешь, что поднимаешься, но на самом деле тебя засасывает болото; поднимаешь одну ногу и радуешься этому, не замечая, как другая еще глубже ушла в грязь, а потом поднимаешь другую и опять не хочешь видеть, что первая погрузилась? Если ты не можешь поднять себя самого, всю свою суть, ты можешь проводить в таких движениях весь день, оставаясь на одном и том же месте, по шею в грязи!

Если ты понимаешь опасность такого ложного роста, если ты желаешь только одного — поистине приблизиться к Б-гу истины, то поднимай самое главное в себе, возноси свою душу. Как ты сможешь двигаться наверх, если твоя душа погружена в грязь, как ты сможешь выбрать благо, если твоя душа погрязла во зле? Поторопись пробудить ее, пока в ней еще сохранилось дыхание жизни, поторопись освободить ее, пока она не задохнулась под грузом тех несчетных бессмыслиц, которыми ты ее нагрузил!

Пробуждай свою душу молитвой, пробуждай ее Торой, служением и вообще всем, чем только сможешь. Высеки на своем сердце навечно этот закон: даже самый простой еврей, если будет прислушиваться к голосу своей души, будет различать ее стон, когда она страдает, и ее песню, когда она в радости, звук фанфар, под который она возносится ввысь, и грохот ее падения. Тогда для него даже история одного дня превратится в толстую и увлекательную книгу. Но кто слышит ее лепет, кто прислушивается к воплям ее, несчастной? Слушай ее, и тогда пробуждение придет само, сами по себе появятся нужные мысли, желания и замыслы, которые смогут помочь тебе.

Но основа всего, начало всего и конец всего — вера. Пусть твоя вера придет к тебе не только из мыслей о вере — войди в ее дворец весь, целиком!

Запечатлей в своей душе этот важный закон. Повторение помогает не только запоминать. Оно необходимо, чтобы человек лучше понимал выученное, чтобы оно всегда было у него перед глазами и на сердце. Даже если человек может принять какую-то мысль лишь скрепя сердце, уделить ей лишь крошечный уголок своей души, стоит начать повторять ее и постоянно обдумывать и обсуждать, как она станет настолько ясной, простой и очевидной, что и сам человек, и все вокруг него переполнится ею, и он погрузится в нее целиком.

Поэтому побольше, почаще говори сам с собой и с друзьями о вере в то, что Б-г Благословенный наполняет Своей славой всю землю, и тогда ты начнешь сам ощущать это разумом и сердцем, окажешься во дворце веры. А чем сильнее будет твоя вера, чем больше будет она наполнять тебя, тем легче будет тебе пробудить свою душу.

Приучи себя молиться со вниманием и с воодушевлением. Начни с тех молитв, в которых ты просишь о самом насущном, например, с благословений: «Ты даруешь человеку знание», «Верни нас к Торе Твоей», «Благослови для нас этот год» (в этом благословении мы просим о пропитании) и так далее. А затем ты постепенно сможешь приучить себя к внимательности и в остальных молитвах.

Если ты хочешь узнать, истинно ли твое воодушевление, действительно ли оно происходит от того, что твоя душа раскрывается навстречу высшей святости, или же это просто обманчивое возбуждение, — исследуй свои душевные качества. Если они хоть немного улучшились, знай, что хотя бы некоторые одежды зла тебе удалось сбросить с себя, и хоть немного, но приоткрылся тебе святой источник свойств души. Но это может быть и не так. Не забывай, что дурные свойства присутствовали в твоей душе еще до того, как там пробудились любовь к Б-гу и трепет перед Ним. И если теперь ты видишь, что дурное в них нисколечко не уменьшилось, что их ничтожность по-прежнему с тобой, — тогда все твое воодушевление ничего не стоит, в лучшем случае; а может оказаться, что ты еще и повредил себе, когда ввел самого себя в заблуждение.

В те самые моменты, когда твоя душа парит особенно высоко, например, сразу после молитвы, которая удалась тебе, в то время, пока твой дух еще горяч и пока святые образы еще стоят перед твоими глазами, поторопись вспомнить, насколько низки и презренны твои душевные качества, чтобы твоя душа содрогнулась, вглядываясь с той вершины святости, на которую взобралась, в яму, полную копошащихся змей. Тогда увиденные тобой недостатки возмутят тебя самого, и ты станешь исправлять их и возвышать свою душу, пока не сбросишь ее отвратительные облачения и раскроешь ее настоящую святость. (См. главы 8 и 9).

Помни, что принять решение во много раз труднее, чем просто захотеть, поскольку у желания есть помощники: рассудок, например, или прочно укоренившаяся мысль. А решение, именно в качестве практического предписания, побуждения к действию, действует лишь тогда, когда все остальное смолкло, когда нет ни сильного желания, ни указаний рассудка, а есть только побуждение к действию ради самого действия.

Другими словами, чего человек желает, то он и делает. От желания зависит все, в том числе преодоление всех помех. Сильное желание ломает, уничтожает их. А если желание слабо, получится наоборот: препятствия сведут его на нет, Б-же упаси. И благо человека именно в том, что у его желания есть помощники. Ему может помочь размышление, твердая уверенность разума в том, что именно этого следует желать и именно так поступать. Таким же образом можно усилить уже возникшее желание и продлить его. Но для совершения нужных поступков человек может воспользоваться желанием лишь в течение довольно небольшого времени, пока желание действует. Решением же можно пользоваться все время, даже тогда, когда желание, а вместе с ним и первоначальное воодушевление уже утихли, когда мысль об этом действии сменилась другой. Так устроен человек: его мысль вызывает желание, а желание, в свою очередь, пробуждает мысль и заставляет ее действовать в том направлении, которое оно ей укажет. А когда оба они, и желание, и мысль, засыпают или сменяются другими, действие тоже прекращается. Тогда не поможет даже то, что какое-то время назад, когда желание и мысль были еще сильны, человек готов был ради этого поступка пожертвовать жизнью! Но если человек смог дойти до решения, он всегда сможет сказать себе: «Так я уже решил сделать, и так я обязан сделать!» Вот тогда он станет действовать и, несомненно, совершит задуманное! А не будет решения — и не помогут ни мысли, ни желания, поскольку они непостоянны.

Решение — это совершенно отдельное явление, и его человек должен пестовать в своей душе, не торопясь. Он должен добиваться того, чтобы даже после того как вызванный желанием прилив энтузиазма спадет, даже когда он перестанет понимать, для чего ему это служение, как понимал раньше, он все равно исполнял бы решение просто потому, что так он решил. Это не просто, потому что теперь ему не помогают ни желание, ни мысль. Но для служения это совершенно необходимо, и обойтись без этого никак нельзя. Работай над этим, и постепенно ты твоя способность принимать решения и следовать им вырастет и усилится.

И так же, как человек не сможет совершить никакой поступок без желания, как невозможно добиться постоянства без решения, так никакая сколько-нибудь высокая ступень недостижима без веры в себя и уверенности в действенности своего служения.

Что это значит? Ты уже прекрасно знаешь, что недостаточно просто совершать добрые и хорошие поступки, — человеку необходимо самому стать добрым и хорошим. Он должен все свои душевные качества превратить в хорошие, он должен вырасти и возвыситься так, как должен расти и возвышаться еврей. Однако человек устроен таким образом, что когда он находится в самом низу — и в смысле воспитания характера, и вообще в смысле развития личности, — ему очень трудно поверить в то, что черты его характера обернутся добром и что сам он сможет вырасти. Поэтому он опускает руки и не старается приложить усилия. Он совершает добрые поступки, но не находит в себе сил для того, чтобы начать работать над собой, изменить в лучшую сторону самую свою личность. А ведь мы уже говорили тебе не два и не три раза, что ты не знаешь, кто ты таков на самом деле! Ты смотришь только на кувшин, в который налита твоя душа, но его содержимое скрыто от твоих глаз. Так почему же ты без всякого повода и без причины начинаешь сомневаться в своих возможностях, зачем ты готовишься лишиться своего великого будущего? Желай, решай, верь в еврейскую силу, заключенную в тебе и в твоем служении, и мы посмотрим, не облечешься ли и ты святостью и не воссияешь ли светоносной звездой!

Ни из земли, ни из человека, «который из земли взят», невозможно извлечь наружу скрытую в них силу, невозможно явить миру таящиеся в них клады и сокровища, не приложив труда, не пролив пота. Если же человек воображает, что ему удастся совершать служение, не напрягая сил и не заставляя себя, нам придется сказать ему: «Отойди от лагеря Шехины! Ты останешься нечестивым до самой смерти твоей», — так станем мы поносить его.

Как крестьянин заставляет себя утром выйти на работу? Его гонит мысль, что останься он дома — умрет с голоду. Так же и с тобой. Пока в тебе живет некое представление о том, что раскрытие души и соединение со святостью через Тору, молитву и другое служение могут помочь тебе, но тебе кажется, что они не так уж необходимы, что можно и без них обойтись, ты никогда не будешь вкладывать сил в это, не станешь заставлять себя, и даже самый кончик своей души не станешь ради этого загружать работой.

И только если ты все время будешь помнить, что Б-г поставил нам условие — стать народом-сокровищем, а быть евреем с загрязненной душой никоим образом не возможно, только тогда ты сможешь напряженно работать для того, чтобы раскопать клады своей души, и только тогда ты действительно почувствуешь себя обязанным добиться высшей душевной чистоты.

И если ты молишься или занят другим святым делом, и в это время чувствуешь, как твои мысли мешаются и путаются, причиной этого служит, как правило, недостаток приложенных усилий. Мысли человека по природе своей цепляются одна за другую, собираются в клубки, которые тоже переплетаются друг с другом, и так они текут в мозгу сами по себе, если им не препятствовать. Одна мысль ушла, ее место заняла другая, и нет им конца. (В особенности это верно для тех, кто занят торговлей). И когда человек встает на молитву, даже хорошая мысль, появившаяся у него, сразу уносится потоком других — если человек специально не постарался удержать ее.

Поэтому перед каждой молитвой, перед началом любого служения прервись и подумай вот как: «Я теперь готов собрать все силы, и в самом большом напряжении души я собираюсь возбудить в себе любовь к Б-гу, трепет перед Ним и мысли о Нем, и я постараюсь, чтобы поток пустых мыслей не унес их. Во всем этом я буду полагаться на Б-га, буду черпать силы в Г-споде».

Без труда ничего не добьешься, зато трудом можно достичь всего.

Но научись беречь эти мысли, пока они не потребуются тебе для Торы или для молитвы.

Есть много таких мыслей, которые человек любит обдумывать и вызывать постоянно, не для какой-то цели, а просто для удовольствия. Это может быть воспоминание о каком-то радостном событии, или надежда на что-то хорошее в будущем. Постарайся посреди такой мысли напрячь силы и прогнать ее с гневом, и начни обдумывать что-нибудь другое — не для какой-то определенной цели, а просто, чтобы научиться владеть течением своих мыслей. А потом это пригодится тебе и в молитве, и при служении.

Помни еще вот о чем. Не сосредотачивайся только на том, чтобы отталкивать дурные мысли: это не много даст тебе. Главное — поддерживай и усиливай хорошие мысли, погружайся в любовь к Б-гу, пробуждай трепет перед Ним и придерживайся любой мысли о святости, тогда дурные мысли сами собой исчезнут. Тьму можно прогнать только светом.

А если тебе трудно сохранить ясность мысли, и во время молитвы посторонние размышления все время отвлекают тебя, представь себе, как будто ты протискиваешься через огромную толпу к месту, где пребывает Б-г. И на самом деле, физически, как человек, который действительно проталкивается вперед, напряги свое тело и мышцы, и мышцы лица тоже напряги, и думай так: «Через все — к Б-гу! Изо всех сил — к Б-гу!». Только следи за тем, чтобы не пользоваться разумом для того, чтобы добиться этого телесного напряжения. Пусть тело работает мышцами, а мозг — мыслями, и пусть оба они своими путями стремятся к Б-гу. И тогда ты на самом деле почувствуешь, как твои мысли и твои намерения приближаются к святости.

Может быть, ты старался устоять против пустых мыслей, а у тебя ничего не вышло? Может быть, ты упорно пытался углубиться в мысли о святости, и не получилось? Тогда представь себе, как в это время та часть твоей души, которая все время пребывает на Небесах, убегает сейчас от толпы ангелов уничтожения, от ужасных диких зверей к воротам Ган Эдена. Она спасается, а они преследуют ее. Один кусает ее, другой ломает ей кость, этот старается повалить ее, а тот преграждает ей путь. В страхе из последних своих сил испускает она «вопль сильный и горький»: «Б-же, спаси и приблизь меня!». Содрогаются Небеса и земля, содрогаются сами ворота Ган Эдена, и толпа преследователей, слыша ее крик, тоже дрожит и замирает на месте, — и вот она достигает спасительных ворот Ган Эдена.

И как часть твоей души наверху, так и часть твоя, что в тебе, испугается этого скопища диких мыслей. И твоя душа возопит к Всевышнему великим и скрытным воплем из глубин твоего сердца. Они остановятся, а ты приблизься к святой молитве. И пойми все это!

Печатается с разрешения издательства «Швут Ами»


Оглавление

Выбор еврейского имени [↑]

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности. И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Выбор еврейского имени очень ответственен — имя влияет на судьбу человека. Какие советы по выбору имени дает традиция?

Значение имени [↑]

Выбор имени для еврейского ребенка имеет огромное значение. Наши мудрецы говорят, что имя отражает сущность человека, его характер и судьбу. В Талмуде сказано, что в момент, когда родители нарекают новорожденного, их души посещает пророчество, небесная искра. Но даже при том, что Сам Всевышний дает нам подсказку, многим парам трудно определиться с выбором имени для младенца.

Как же правильно выбрать имя? Почему евреи не называют сына в честь отца? Можно ли назвать мальчика в честь бабушки или объявить его имя до Брит-милы (обрезания)?

Еврейские обычаи [↑]

В имени заложено не только будущее, но и прошлое. Ашкеназы традиционно дают имя в честь умершего родственника. Считается, что между его душой и душой новорожденного образуется некая метафизическая связь. Добрые дела тезки возвышают душу умершего, а хорошие качества предка оберегают и вдохновляют нового обладателя имени [другое объяснение: есть надежда на то, что ребёнок проявит все хорошие качества родственника, в честь которого он назван].

Как быть, если вы хотите назвать ребенка в честь ушедшего родственника, но кто-то из ныне здравствующей родни уже носит это имя? Ответ зависит от степени родства ребенка с потенциальным живым тезкой. Если это близкий родственник (кто-то из родителей, братьев-сестер или дедушек-бабушек), то лучше подыскать другое имя. Если же родственник дальний, то все в порядке.

У сефардов принято давать имя в честь живых, часто в честь дедушки. Это выводится из Талмуда (Шабат 134а), где говорится о ребенке, названном в честь раби Натана при жизни раби Натана.

В еврейском народе принято давать имена праведных людей из ТаНаХа (Тора, Пророки и Писания), например, называть мальчиков в честь праотцев — Авраам, Ицхак или Яаков, в честь еврейских пророков и царей, например, Шауль, Шмуэль, Давид, Шломо, Моше или Аарон, девочек в честь праматерей — Сара, Ривка, Рахель или Лея, или в честь других праведных женщин, о которых говорится в ТаНаХе, например, Двора, Йохевед или Хана.

Ещё есть обычай называть детей в честь великих раввинов и мудрецов Торы, как, например, Исраэль-Меир — в честь Хофец Хаима

Иногда имя выбирают в соответствии с праздником, во время которого родился ребенок. Например, если мальчик появился на свет в Пурим, его называют Мордехаем, а девочку — Эстер. Девочку, рожденную в Шавуот, можно назвать Рут, а детей, родившихся Девятого Ава — Менахем или Нехама.

Есть также обычай давать имена, встречающиеся в разделе Торы той недели, на которую приходится день рождения ребенка.

Как правило, мальчикам дают имя при обрезании на восьмой день, а девочкам — в первый Шабат после рождения, когда достают свиток Торы в синагоге [читайте на сайте материал про Чтение Торы].

Скрытый смысл [↑]

В святом языке имя — не просто набор букв, оно раскрывает сущность его обладателя.

Мидраш (Берешит Рабба 17:4) рассказывает, что первый человек, Адам, дал имена всем живым существам в соответствии с их сутью и предназначением. Предназначение осла, например, нести тяжелый материальный груз. Осел на иврите — «хамор». Это слово имеет тот же корень, что и слово «хомер» — «материя», «вещество».

Это же принцип применим и к людским именам. Лея [жена праотца Яакова. Прим.ред.] назвала своего четвертого сына Иегудой. Это имя — от корня, обозначающего «благодарность», а если в нем переставить буквы, то получится Святое Имя Всевышнего. Так Лея хотела выразить Ему особую благодарность (Берешит 29:35).

Эстер, имя героини Пурима, образовано от корня, обозначающего «сокрытие». Эстер была известна своей красотой, но её скрытая внутренняя красота превосходила внешнюю.

Еще один пример — популярное имя Ари, на иврите «лев». В еврейской литературе со львом сравнивается уверенный в себе, целеустремленный человек, который набрасывается на каждую возможность выполнить заповедь.

Бывают, конечно, и плохие имена. Вряд ли вы захотите назвать сына Нимрод, ведь оно — от корня, означающего «мятеж». Царь Нимрод восстал против Всевышнего, бросив нашего праотца Авраама в горящую печь.

Если вы хотите назвать мальчика в честь женщины, постарайтесь сохранить неизменным максимальное число букв. Например, Браха можно заменить на Барух, а Дина на Дан.

Еще несколько полезных правил [↑]

У многих из нас, кто хочет изменить своё имя на еврейское, возникает дополнительный вопрос — как «увязать» своё нееврейское имя с еврейским?

Некоторые переводят своё имя на иврит дословно — например, «Мила» это «Наоми» на иврите.

Некоторые выбирают ивритское имя по созвучию: Анатолий — Натан, Юрий — Ури, Виктор — Авигдор и т. д.

В любом случае, выбор имени — очень ответственный шаг, имя человека оказывает влияние на его судьбу и качества характера, и мы советуем обращаться с этим вопросом к вашему местному раввину…

Если семья живет за пределами Израиля, постарайтесь дать ребенку такое традиционно еврейское имя, которое также привычно звучит на языке этой страны. Например, Яков или Дина в России, Дэвид или Сара в англоязычных странах. Не следует давать одно, «еврейское», имя «для синагоги», а другое — которым ребенка на самом деле будут называть. Настоящее еврейское имя — хорошее средство против ассимиляции.

Мидраш (Бемидбар Рабба 20:21) рассказывает, что евреи удостоились чудесного освобождения из египетского рабства отчасти и потому, что не переняли египетские обычаи, а продолжали давать детям еврейские имена.

Многие родители не хотят называть ребенка в честь родственника, который умер молодым или неестественной смертью, опасаясь, что несчастья могут «перейти» к новому обладателю имени. Раби Моше Файнштейн дает по этому поводу несколько рекомендаций.

Если человек умер молодым, но своей смертью, и оставил после себя детей, то это не считается плохим знаком, и ребенка можно назвать в его честь. Пророк Шмуэль и царь Шломо умерли в возрасте 52 лет, и их имена всегда были и остаются популярными в нашем народе, т.е. это уже не считается, что человек умер в молодости.

Если же человек умер от неестественных причин, то раби Файнштейн рекомендует немного изменить имя. Например, евреи называют сыновей именем Йешайа в честь пророка Йешаягу, который был убит.

Раби Яков Каменецкий считает, что переход от «молодости» к «старости» происходит в 60 лет. В Талмуде (Моэд Катан 28а) рассказывается, что когда раби Йосефу исполнилось 60 лет, он устроил празднование по случаю начала долголетия.

Вопреки распространенному мнению, не запрещается объявлять имя новорожденного до обрезания, хотя многие так не делают. В полной мере, однако, мальчик получает душу только во время Брит-милы, и поэтому в метафизическом смысле до этого момента не имеет имени. Это выводят из того, что Всевышний дал новое имя нашему праотцу Аврааму после Брит-милы, когда тот был в возрасте 99 лет (Зоар — Лех-Леха 93а, Таамей Минхагим 929).

Все звезды именами называет… [↑]

Царь Давид писал: «…Исчисляет количество звезд, всех их именами называет» (Теилим 147:4). С древних времен звезды завораживали людей. Они «намекают» на секреты мироздания и тайны будущего. Они указывают путь странникам, озадачивают астрономов и вдохновляют исследователей. В бескрайнем темном небе они кажутся совсем маленькими, а их количество не поддается исчислению; но все они значимы в глазах Всевышнего. «Всех их именами называет». У каждой звезды — свое особое предназначение, и все они разные, не похожи друг на друга.

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности.

И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Звезды выглядят крошечными точками в бескрайнем ночном небе, а наш народ кажется маленьким и незначительным среди миллиардов людей на земном шаре. Всевышний дает имя каждой звезде потому, что все они важны для Него и дороги Ему, и точно так же Он участвует в наречении имени каждому еврейскому ребенку. У каждого еврея свое предназначение, мицва (заповедь), к которой он имеет особый дар, и каждый из нас излучает свой неповторимый свет.

В конце времен любовь Всевышнего к Своим детям не будет вызывать сомнений. После Девятого Ава мы всегда читаем: «Поднимите глаза ваши в высоту небес и посмотрите: Кто сотворил их? Тот, кто выводит воинство их счетом, всех их именами называет Он; от Великого могуществом и Мощного силой никто не скроется» (Йешаягу 40:26).

В конце времен все евреи вернутся в Иерусалим («никто не скроется»). Всевышний сочтет всех и даст каждому имя.

Порядок наречения имени [↑]

Итак, имя мальчику дают во время его обрезания.

У ашкеназских евреев, как указано выше, принято давать новорожденному имя покойного члена семьи, например, дедушки, дяди и т.д. — как бы увековечивая память об умершем. У сефардов, наоборот, имя ребенку дают в честь живущих.

Если родилась девочка, то ее имя в первый раз произносится над свитком Торы, к чтению которой вызывают ее отца.

После того как отрывок Торы прочитан, среди прочих благословений читаются два особых отрывка «Ми Шеберах» — за здоровье роженицы (жены вызванного к Торе) и новорожденного ребенка.

Если родился мальчик и он еще не обрезан — при чтении молитвы о его здоровье имени не называют. Если родилась девочка, то в этот момент она и получает свое имя.

Роженица благодарит Всевышнего за успешные роды и произносит благословение «аГомель»:

«Благословен Ты, Всевышний… за то что воздал мне добром».

Делается это в присутствии группы взрослых мужчин-евреев числом не менее десяти (см. материал про Миньян евреев).

Во время обрезания «аГомель» читается перед приглашенными на церемонию. Если же родилась девочка, то собирают специальный миньян мужчин в доме, или мать посещает синагогу в тот день, когда муж над свитком дает имя девочке. Отвечают на ее благословение женщины, присутствующие в женской части зала.

Отвечают на «аГомель» так:

«Амен. Кто воздал тебе добром, Тот и впредь будет воздавать тебе добром!»

Текст на иврите приведен в сидуре — сборнике еврейских молитв (см. «Чтение Торы»).

Читать дальше