Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Полномочия мудрецов, установивших постановления, и причины этих постановлений

Мудрецы устанавливают ограду для Торы

Ограда устанавливается со стороны человека-получателя Торы. Полномочия мудрецов, установивших постановления и ограды, даны Торой, как Талмуд объясняет слова «и храните Мои законы»: «делайте охранение для Моих законов» (Йевамот 21), а также «не отходи от его (мудреца) указания ни вправо, ни влево» (Шабат 23). Постановления в руках мудрецов, которые знают в соответствии с ситуацией в их поколении, что необходимо для Израиля, дабы отдалить их от зла (это запреты мудрецов) и приобщить к заповедям (это установления и устрожения мудрецов относительно заповедей Торы и повелительные заповеди, установленные мудрецами).

Даже когда пророчество прекратилось, и нет более провидца в Израиле, мудрецы, «знающие истину духом святости внутри них», ведают волю Творца. И хотя голос слова Всевышнего не слышен на земле, они на протяжении всех поколений встают, чтобы залатать бреши и поставить закон на свое место.

«Поскольку уровень поколений снижается и эрев рав (сброд, примкнувший к Израилю во время выхода из Египта) усиливается, потому были вынуждены мудрецы в каждом поколении устанавливать новый постановления и ограды, чтобы залатать проломы, сделанные эрев рав» (Виленский Гаон). Эрев рав, не устойчивые в своем разуме, смешиваются и соединяются с «осознанием зла», и разрывают связь с заповедями Торы.

Во время получения Торы у горы Синай Израиль отделился от «великого сброда». Начало исправления у Синая греха Древа познания — отделение от всякой примеси зла и самоизоляция для соединения с Древом жизни, Торой. Отделение от великого сброда есть сохранение формы общины Израиля.

В этом суть всех ограничений и оград. Сохранение формы, чистого внутреннего содержания, святая святых, чтобы ничто чуждое не смешалось с ним — формы Общины Израиля и формы заповедей, которые соединяют Израиль с их Творцом.

Установление ограды заповедей — исправление изъяна качеств любви и страха

Выше объяснялось, что грех познания влечет отрыв разума — хохмы и бины — от эмоционального мира, сердца человека. Вследствие этого повреждаются любовь и страх: человек более не впечатляется от постижения интеллектуальных идей. Они остаются внешними для него, он не соединяется с ними в реальности своей жизни.

В установлениях, которые делают мудрецы для ограждения Торы, выражается исправление этого изъяна.

Ограда для Торы: выражение исправленной богобоязненности

«И делайте ограду для Торы» (Пиркей Авот 1:1). Это великая и похвальная вещь — сделать ограждение для заповедей, чтобы не оступился в них страшащийся слова Б-га. Поэтому тот, кто исполняет слова мудрецов, которые являются оградой для заповедей Торы, проявляет больше любви к богобоязненности, чем выполняющий саму заповедь. Ибо исполнение заповедей — не такое доказательство страха Б-жия, как соблюдение ограды, когда человек изначально остерегается не подступить близко к преступлению… Об этом сказали в Мидраше: «Ибо ласки твои — лучше вина»: слова мудрецов дороже, чем вино Торы (Рабейну Йона).

Обладающий разумом — страшится своего Б-га: «Знай, что над тобой: глаз видящий, и ухо слышащее, и все твои деяния записываются в книгу» (Пиркей Авот 4). Трепет, сопровождающий человека в каждый момент его жизни, — это великое правило Торы и достоинство праведников, которые ходят под Б-гом… Ведь разум обязывает такой уровень страха, и ощущение опасности, боязнь приблизиться к греху, осознанные должным образом, заставляют человека поставить ограду:

«Страх греха есть как бы часть страха перед величием и как бы особый вид сам по себе. Ибо вот его суть: человек должен постоянно страшиться и беспокоиться о своих действиях — чтобы не примешался к ним даже намек на преступление, или чтобы не было там чего-либо, в большем или меньшем, что не соответствует величию славы Всевышнего и величию Его Имени. И вот ты видишь великое соотношение между этим страхом и страхом пред величием, о котором мы упоминали. Потому что цель того и другого — не делать ничего против величия славы Всевышнего. А различие меж ними, из-за которого страх перед грехом считается другим видом и называется по-другому, состоит в том, что страх пред величием проявляется во время действия, или во время служения, или в час возможного преступления, то есть тогда, когда человек стоит на молитве, либо служит. Тогда он устыдится и стеснится, станет страшиться и трепетать пред величием славы Всевышнего. Либо, когда перед ним предстает преступление, и он осознает, что это — преступление, и оставляет его ради того, чтобы не сделать ничего против Него, зная, что Всевышний наблюдает за ним. Но страх греха должен присутствовать всегда — в любое время и в любой час! Ибо каждый миг человек страшится споткнуться и сделать даже самое малое против славы Имени Всевышнего. Потому-то этот страх и называется “страхом преступления”, ибо главный страх преступления заключается в том, чтобы преступление не вошло каким-либо путем в его действия и не примешалось к его действиям из-за преступности и небрежения или из-за недосмотра» (Рамхаль, Путь праведников 24).

Всем известно, что у великих разумом праведников богобоязненность была жизненным ощущением. Боязнь всякого приближения и опасение малейшего греха — больше всякой материальной ощутимой опасности, видимой глазом.

Подобный смысл в качестве любви

«Новые и также старые, друг мой, я спрятала для тебя» (Песнь Песней). «Сказала Община Израиля перед Всевышним: Много постановлений я сделала для себя, больше, чем Ты сделал для меня, и выполнила их» (Эрувин 21). «Объяснение: Община Израиля прославляется больше установлениями, которые сделала для себя, это постановления мудрецов… Это указывает на их святость, поскольку делают их без практической необходимости. И указывает на служение из любви, — ведь служащий из страха не добавляет ничего к служению, поскольку не обязан это делать, но добавляющий к служению показывает, что он служит из любви… как Израиль, приобщенный к Творцу в большей мере,, чем полагается…» (Маараль).

«Новые и также старые, друг мой, я спрятала для тебя» — это ощущение осознания и чистой внутренней воли. В этих установлениях мудрецов выражается глубина страстного желания Израиля, сила ощущения связи между Общиной Израиля и ее Другом. «Израиль приобщен к Творцу в большей мере, чем полагается» — такое приобщение, большее, чем полагается по закону, возможно только со стороны человека. Добровольное действие по любви. Таков Израиль, «знающий Твое имя» — знанием связи со Всевышним, «знанием святых».


При всем священном отношению к браку иудаизм не знает запрета на развод. Однако, чтобы развестись, должны быть очень веские причины, и, чтобы развод не казался в глазах людей таким уж легким делом, еврейская процедура развода предусматривает выполнение определенных правил, без которых развод считается недействительным. Читать дальше

Кицур Шульхан Арух 145. Законы женитьбы

Рав Шломо Ганцфрид,
из цикла «Кицур Шульхан Арух»

Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

Книга Заповедей. Заповеди «Не делай»: 356-360

Раби Моше бен Маймон РАМБАМ,
из цикла «Книга заповедей. Запретительные»

Запрет возвращать бывшую жену, если она побывала замужем за другим, и др.

Религиозный закон и право страны: столкновение цивилизаций?

Рав Пинхас Гольдшмит

Эта лекция посвящена памяти рава Азриэля Гильдесхаймера, духовного лидера ортодоксальных иудеев Германии XIX века, который верил, как верю я, и как верит множество других евреев в наши дни, что традиционный иудаизм и эмансипированный европейский еврей, законопослушный гражданин страны проживания, наделенный равенством в правах и обязанностях — совместимы.

Свадьба

Хаим Донин

Две части, из которых состоит церемония