Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Если поступок вызывает подозрение, и его можно расценить как нарушение и грех, но нет подтверждающих это фактов, нельзя следовать за своими личными ощущениями и подозревать его, даже если осудить его гораздо легче, чем оправдать

1. Написано в Торе («Ваикра», 19): «Справедливо суди ближнего своего». В «Сефер а-Хинух[1]» объясняется, что именно благодаря справедливому суду мир может развиваться. Отсутствие справедливости всегда приводит к голоду, войнам и разрушениям.

2. В эту заповедь включается также обязанность судить о каждом еврее с хорошей стороны. (И мужчины, и женщины, и даже дети соответствуют понятию «ближний»). Если поступок (еврея, придерживающегося традиций) вызывает подозрение, и его можно расценить как нарушение и грех, но нет подтверждающих это фактов, нельзя следовать за своими личными ощущениями и подозревать его, даже если осудить его гораздо легче, чем оправдать. Следует попытаться найти объяснение, которое может оправдать действия человека в данной ситуации, остановиться на мысли, что он сделал это совершенно для другой цели. (Например, ехал на машине в Шабат, возможно, чтобы доставить жену в роддом и т.п. .) Придерживаясь такой линии поведения повседневно, выбрасывая всяческие подозрения из головы, люди смогут сохранить нормальную, мирную атмосферу и не будут распространять сплетни и отрицательные эмоции.

3. Этот закон не ограничен временем или местом. Данное правило распространяется как на мужчин, так и на женщин. Родители обязаны приучать к этому и своих детей.

4. Нет разницы, о каком виде нарушения идет речь. Даже если речь идет о заповедях, напрямую связанных со служением Творцу (молитва, Шабат, законы скромности…), а не с межличностными отношениями, необходимо искать вариант, при котором действие получит легитимацию.

5. Данный закон не освобождает человека от других важных постановлений. Тора обязывает нас действовать, а не отворачиваться и молчать, когда твой близкий нарушает запрет. Нужно постараться помочь ему и обратиться с просьбой (или требованием) не нарушать запрета, а также предупредить его о возможных последствиях. Эта заповедь называется «тохаха»[2]. Но делать это нужно очень осторожно, чтобы не привести к совершенно противоположной реакции и отчуждению. Судить о человеке следует в лучшую сторону, но, когда картина совершенно ясна, нужно помочь товарищу и попытаться остановить его.

6. Когда все факты указывают на явное нарушение, человек не обязан придумывать нарушителю алиби и искать оправдание. Как, например, если человек украл какую-то вещь, и вы знаете, что он еще не вернул ее хозяину, нет необходимости считать, что укравший полностью раскаялся в содеянном, т.к. факты опровергают это. Что касается других нарушений в отношениях между людьми, то необходимо считать, что человек раскаялся в содеянном и попросил прощения.

2 сентября — 2 марта

7. Практическое применение заповеди судить о действиях других людей с хорошей стороны зависит от духовного уровня человека, о котором идет речь, и от самого действия, как будет объяснено ниже.

Если есть факты, которые неопровержимо доказывают, что человек совершил какое-либо запрещенное действие, то в случае, если речь идет о великом мудреце или известном праведнике, следует считать, что тот уже на следующий день полностью раскаялся в содеянном.

В случае, когда картина еще не совсем ясна, и нет достаточных доказательств (например, есть вероятность, что он был вынужден совершить этот поступок, или что у него были хорошие намерения), необходимо проверить все возможные варианты, чтобы оправдать поведение этого мудреца или праведника в своих глазах.

8. Есть люди среднего духовного уровня, которые обычно стараются соблюдать заповеди и делать все правильно, но иногда у них это не получается. Когда поступок такого человека имеет два возможных объяснения, мы обязаны судить о нем с хорошей стороны, ведь нам известно, что обычно он старается все делать правильно. Даже если поступок явно отрицательный, все равно следует постараться не судить человека с плохой стороны, а оставить место сомнению. А еще лучше — постараться оправдать его, несмотря ни на что.

***

Учили мудрецы: «Тот, кто судит о товарище с хорошей стороны, сам получает оправдание, оказавшись в сложной ситуации».

Жил в Верхней Галилее один еврей. Поиски работы привели его на юг страны, где ему предложили работать в течение трех лет. Когда приблизился Йом-Кипур третьего года, он подошел к хозяину и попросил выдать ему заработанное честным трудом, чтобы он смог отправиться домой и помочь жене и детям. Хозяин ответил, что у него нет сейчас ни гроша. Тогда работник попросил дать ему плоды вместо денег, но и на этот раз хозяин ответил, что и плодов у него нет. Работник попросил землю или скот, но и на это хозяин покачал головой.

— Неужели у тебя нет даже одеял и подушек, чтобы заплатить мне? — спросил работник.

— Нет, — ответил хозяин, и они расстались.

Взял еврей свою котомку и пошел домой расстроенный и грустный.

По окончании праздников хозяин нагрузил ослов всякими пряностями, едой, питьем и направился в дом своего работника. Они встретились и устроили большую трапезу, после которой хозяин полностью расплатился со своим работником.

— Что ты подумал, когда я сказал, что у меня нет ни гроша, и в чем заподозрил меня? — спросил хозяин.

— Я подумал, что тебе предложили товар по сниженной цене, и ты закупил его на все свои деньги.

— А что ты подумал, когда я отказался заплатить тебе плодами?

— Я подумал, что у тебя нет плодов, от которых отделили десятину[3].

— А что ты подумал, когда я отказался заплатить тебе скотом?

— Я подумал, что весь твой скот был сдан в аренду, и им временно пользуются другие.

— А что ты подумал, когда я отказался дать тебе землю?

— Я подумал, что и твои земли сейчас арендуются другими.

— А что ты подумал, когда я отказался заплатить тебе вещами?

— Я подумал, что ты посвятил все свое имущество Храму.

— Клянусь тебе, все было именно так! — сказал хозяин. — Я дал недер (зарок, обет), что все свое имущество я посвящу Храму ради своего сына, который не занимался Торой, как следует. Но потом, когда я пришел к своим друзьям, они успокоили меня и отменили мой недер, и тогда все вновь вернулось ко мне.

Закончив рассказ, хозяин благословил своего работника:

— Ты судил обо мне с лучшей стороны, пусть же и о тебе никогда не думают плохого!

В книге «Шеильтот»[4] рава Ахая Гаона рассказывается, что этим работником был будущий раби Акива (до того, как посвятил свою жизнь Торе), а хозяином — великий рав Элиэзер бен Оркенос.

Представьте себе человека, который уходит из дома, оставляет жену и детей, отправляется за тридевять земель, нанимается на работу на очень длительный срок, а потом ему говорят возвращаться домой с пустыми руками. Ему стыдно и больно возвращаться в тех же протертых сандалиях и с той же котомкой за плечами. Не забывайте, что все произошло перед Йом-кипуром (Днем Искупления)[5], когда хозяин обязан был приложить самые большие усилия, чтобы расплатиться со всеми, кого нанимал. Хозяину нужно было подумать и о том, какой праздник ожидает семью этого работника. Но наш герой не занимался поиском слабостей своего работодателя. Он принял его слова за чистую правду. Обратите внимание также на то, когда хозяин расплатился с ним. Деньги были выданы только после трапезы, а ведь все время, что они сидели за столом, работник мог не раз возмутиться и потребовать плату за свой честный труд.

Так Акива (в то время — еще простой пастух) удостоился благословения большого мудреца, которого называли «Великий Раби Элиэзер». Как известно, впоследствии раби Акива посвятил свою жизнь изучению Торы и стал одним из величайших руководителей еврейского народа.

3 сентября — 3 марта

9. Если человек напрасно подозревает ближнего и думает о нем плохо, он нарушает при этом заповедь «Суди справедливо…», даже если он ничего при этом не сделал и не поделился с другими своими выводами. Мудрецы учат, что тот, кто напрасно подозревает честных и богобоязненных людей, получает наказание и в материальном мире тоже.

10. Есть двадцать четыре качества, которые мешают человеку приблизиться ко Всевышнему и сделать тшуву (раскаяние). Одно из них — это излишняя подозрительность. Такой человек все время считает, что нет в этом никакого греха, не понимая, что даже плохие мысли о другом человеке являются нарушением, поэтому он и не становится на путь исправления.

11.Если вы не знакомы с тем человеком, чей поступок видится вам нарушением, то не обязаны судить о нем с хорошей стороны, но лишь по букве закона. На самом деле, в подобных случаях лучше не спешить с выводами, а, следуя мере хасидута[6], постараться оправдать его.

Однако если вы боитесь, что незнакомец может навредить вам или кому-то другому, разрешается предпринять меры безопасности, но при этом нельзя высказывать свои подозрения вслух.

***

Сара увидела ночью незнакомую женщину, которая стояла на улице со своим маленьким сыном. Они просто дрожали от холода. Сара пригласила их домой, предложила поесть и постелила им постель. Когда гости отправились спать, Сара спрятала все драгоценности и украшения. Затем она закрыла входную дверь и вытащила ключ.

Сару не в чем упрекнуть, она все сделала правильно. С одной стороны, она хотела помочь этой женщине, с другой — принять меры безопасности: ведь они вообще не были знакомы.

4 сентября — 4 марта

12. Если плохой поступок совершил всем известный преступник, или тот, кто часто поступает подло и проявляет неуважение к другим, то такой человек не может апеллировать к общественному мнению в поисках оправданий. Наоборот, в данном случае наши представления о негативных мотивах вполне допустимы и приемлемы. Можно расценивать его поступок как очередную подлость или обман, ведь обычно он именно так и поступает. И даже если речь не идет о негативном поступке, вполне допустимо, что он сделал все ради своей славы или других корыстных целей.

Подобное сказано и о месите[7]. По закону Торы нельзя искать оправдания такому человеку и судить о нем с хорошей стороны. То же касается и еврея, сознательно и полностью отказавшегося от традиций предков и всех законов Торы. Такие люди уже не входят в круг наших «ближних».

***

Янкеле оказался в незнакомом городе, который находился далеко от его родных мест. Проходя мимо некошерной закусочной, он неожиданно для себя увидел знакомое лицо: главный раввин города! Тарелка его была уже пуста, а он вытирал рот салфеткой.

В такой ситуации Янкеле должен отбросить всякие догадки о нестандартном поведении раввина и судить о его действиях с положительной стороны. (Например, остановиться на мысли о пикуах нефеш[8] либо предположить, что раввин принес с собой еду из дома, а заказал только кошерный напиток. Можно также подумать, что раввина обманули, сказав, что это место — кошерное, и тому подобное).

Если бы речь шла о человеке среднего уровня, то в подобной ситуации он бы имел право засомневаться в его праведности. Конечно, и в этом случае, согласно мере хасидута, следует судить ближнего с хорошей стороны. Например, если вы оказались рядом, когда он расплачивался с кассиром (в некошерной закусочной), можно предположить, что он только зашел разменять деньги и ничего не покупал.

Проверьте свои знания

Перед вами три ситуации. Как вы будете реагировать в каждом отдельном случае?

1. Буду искать оправдывающие мотивы.

1*. Следует судить его с хорошей стороны. (Средний человек — тот, кто все время стремится правильно выполнять заповеди, но у него не всегда получается.)

2. Сомнение. Я сомневаюсь в его праведности.

3. Наверняка нарушает запрет и совершает преступление.

4. По мере хасидута нужно судить о нем с хорошей стороны.

5 сентября — 5 марта

13. Если человек безосновательно судит ближнего с плохой стороны, это рассматривается как нарушение, даже если в будущем мы узнаем, что его подозрения оправданы. С другой стороны, если человек судил действия ближнего с хорошей стороны, а в дальнейшем оказалось, что он ошибался, в любом случае ему засчитывается выполнение заповеди.

14. Несмотря на то, что есть обязанность судить ближнего с хорошей стороны, когда речь идет о специальных проверках и расследованиях со стороны очевидца, с целью выполнить заповедь «тохаха» (упрека), т.е. поговорить о случившемся и помочь ближнему исправиться, такое поведение может расцениваться как выполнение заповеди.

Если Хаим увидел, как его младший брат Йекутиель делает нечто неприемлемое, он может провести небольшое расследование, чтобы удостовериться, что его не подвело воображение. Если все оправдается, он должен попытаться уговорить брата не делать этого в дальнейшем. Если оказалось, что Йекутиель ни в чем не виновен, а ему уже стало известно о подозрениях со стороны старшего брата, Хаиму следует найти путь к сердцу брата, чтобы тот смог простить и не хранить обиду. Но если проверки и подозрения остались незамеченными, старшему брату не следует делиться своими мыслями, ведь это может причинить Йекутиелю ненужную боль.

15. Если человек подозревал кого-то напрасно, и это стало известно, он должен помириться с ним. Более того, он должен благословить этого человека. Однако если он подозревал только мысленно, или его подозрение осталось неизвестным подозреваемому, просить прощения не нужно.

Как-то Хафец Хаим заехал в одно местечко неподалеку от Пинска. У него было много своих книг, которые можно было продать жившим там евреям. Рав расположился в одном из домов учения, и многие из тех, кто там учился или молился, покупали эти книги. Некоторые платили сразу, а кто-то брал в долг. Всех должников Хафец Хаим записывал в блокнот и периодически посылал к ним человека с «напоминанием».

Большой знаток Торы Рав Мордехай Лейб а-Коэн Каменецкий сразу же расплатился за приобретенную книгу и был очень удивлен визиту посланца Хафец Хаима. Он пришел к Хафец Хаиму и объяснил, что произошла какая-то ошибка. Хафец Хаим сразу открыл свой блокнот и прочитал имя должника. «Как такое может быть? — повторил удивленный раввин, — ведь я помню, что никому ничего не должен». Впоследствии выяснилось, что в городке есть два реб Мордехая, и должен был именно второй.

Как только Хафец Хаим понял, что произошло, он чуть не упал на колени перед равом Мордехаем, принося свои извинения. Даже после того, как тот успокоил его и сказал, что не держит зла, Хафец Хаим не остановился и продолжал просить прощения у собеседника. После того как рав Каменецкий в очередной раз начал уверять его в том, что нет ни тени обиды, Хафец Хаим благословил его и пожелал долгих лет жизни. Это благословение исполнилось: раби Мордехай прожил почти сто лет.


[1] Одна из самых известных книг, посвященных разбору всех 613 заповедей Торы. Составлена в XIII в.

[2] Увещевание, упрек.

[3] Плодами, от которых еще не отделили десятину, по закону Торы, нельзя пользоваться.

[4] Считается первой еврейской книгой, увидевшей свет после Талмуда. Составлена как обсуждение недельных глав Торы в форме вопросов и ответов на тему алахи.

[5] Известно, что если человек провинился перед Богом, Йом Кипур может искупить его грех, однако если он виноват перед человеком — обидел кого-либо или задержал долг — Йом Кипур не поможет, пока тот человек не будет умиротворен.

[6] Хасидут — букв. благочестие. Выражение «следуя мере хасидута» означает, что человек поступаетне строго по букве закона, а выходя за его рамки, то есть лучше, чем того требует закон. (Автор здесь использует термин хасидут бе-альма. Речь идет о действии, которое не считается обязательным, но при этом несет в себе смысл и часто приносит пользу).

[7] Месит — подстрекатель против Торы и заповедей.

[8] Пикуах нефеш — опасность для жизни. Ситуация, когда человеку разрешается нарушать некоторые заповеди ввиду серьезной опасности.


История отношений Йосефа и его братьев достигает апогея: начинается глава Ваигаш описанием диалога Йеуды и Йосефа, и это стало прообразом исторического противостояния их потомков: сначала колен Йеуды и Эфраима, а затем — двух царств, Южного Иудейского и северного Израильского царства. В конце главы рассказывается о том, как праотец Яаков, узнав, что его любимый сын Йосеф жив, спускается в Египет для встречи с ним. Так начинается Египетское изгнание, ставшее прообразом всех последующих изгнаний еврейского народа. Читать дальше

Избранные комментарии к недельной главе Ваигаш

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всевышний поселил потомков Яакова в Египте, чтобы они стали еврейским народом, не смешиваясь с коренным населением

Б-жественное вмешательство при продаже Йосефа

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всевышний специально организовал продажу Йосефа, чтобы привести его к величию. Поэтому братья Йосефа не были наказаны.

На тему недельной главы. Ваигаш 1

Рав Арье Кацин,
из цикла «На тему недельной главы»

Коментарии к недельной главе Льва Кацина

Избранные комментарии на главу Ваигаш

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Если бы сыновья Яакова остались в Ханаане, их потомки со временем бы ассимилировались. Уход в Египет и жизнь среди враждебно настроенного населения помогла евреям сплотиться и сохраниться как народ.