Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Путь учения несет на своих крыльях спасение и исцеление, приводящие к трепету перед Б-гом и к праведной скромности

Всегда стремись учиться знанию у каждого, замечай свои недостатки и исправляй их. Так ты перестанешь обращать внимание на свои достоинства и научишься не замечать недостатки ближнего.

Любовь людей к самим себе — самый сильный вид любви, которую Всевышний, благословен Он, вложил в животную душу. Она охватывает тело человека, его потомков, всевозможные приобретения и все, что к нему относится. Любовь к себе способна оттолкнуть влияния страстей и заставить забыть о горестях, наносящих вред здоровью, заботе о детях и сохранению имущества. Благодаря ей человек обретает истинную славу, заложенную в природу Творения и отмеченную печатью Б-жественной мудрости, ибо каждому свойственно испытывать радость от того, что люди замечают его достоинства[47].

Любовь к себе похожа на все остальные удовольствия, заложенные в природу человека, сотворенного ради определенной Всевышним цели. Однако стремление к превосходству над другими порождает не соответствующие ценностям мыслящей души бури и ветры, которые в результате подчиняют возвышенную душу и превращают ее в рабыню, подвластную страстям — основному виду воздействия дурного побуждения[48]. Тогда стремление к истинному достоинству заменится погоней за ложной славой, и человек ошибается сам и вводит в заблуждение других, обманывая их различными уловками и стараясь демонстрировать им свои возвышенные качества, которых он в действительности лишен. В результате у него возникнет страстное желание пребывать в обществе людей, менее достойных, чем он сам, дабы возвыситься над ними своими качествами и насладиться собственной значимостью, стремясь демонстрировать даже мельчайшие из своих достоинств и подчеркивать легчайшие недостатки окружающих его людей. Человеку настолько свойственно стремление к превосходству над другими, что даже пребывая в обществе великих, неизмеримо более достойных, чем он сам, в своем непомерном самолюбовании он может подвергнуть их унижению и поношению. Например, если некий обладатель особенно отталкивающей внешности часто и подолгу будет смотреть на себя в зеркало, то в конце концов привыкнет к своему отражению, перестанет замечать свое уродство, а со временем и вовсе начнет казаться себе красавцем. Подобно этому, если человек с крайне неблагозвучным голосом, напоминающим крики осла, привыкнет петь в присутствии других, полагая, что этим услаждает их слух, то он может даже не замечать открытых и явных насмешек над собой. Некоторые любят высказываться в собрании людей, во всеуслышание демонстрируя свою глупость и проявляя тем самым нечувствительность души, как сказано в Писаниях: «Во рту у глупого росток гордыни, а уста мудрых будут их беречь»[49]. Об этом говорят наши мудрецы, благословенной памяти: «Всякий высокомерный — глупец». Человек может быть настолько груб духом, что испытывает гнев даже в случае причинения обиды его рабу. Тогда в своем безумии он выставляет себя на позор и унижение, и причина тому — гордыня.

Эту болезнь необходимо лечить ее же противоположностью: надо научиться молчанию, пребывая в обществе менее уважаемых людей, а уж тем более, находясь среди достойных. Для пользы в исправлении качеств чрезвычайно важна способность извлекать новые знания из слов и деяний окружающих. Человек должен развить в себе умение быстро находить у других даже самые небольшие достоинства, которые могут превосходить его собственные. Надо приучать себя испытывать страх из-за наличия у ближнего самых незначительных недостатков, понимая, что они также могут быть присущи и тебе. И особенно, если эти пороки не что иное, как высокомерие и гордыня[50].

[47] «Наш учитель взвесил, исследовал и привел народ к мудрости и Мусару, излечил от всех болезней души, научил спасению от ловушек и сетей дурного побуждения, введя ежедневный урок изучения книг Мусара и трепета понимающим сердцем, вдохновенными устами, голосом, пробуждающим как грусть и печаль, так и духовное восхищение. Этот путь учения несет на своих крыльях спасение и исцеление, приводящие к трепету перед Б-гом и к праведной скромности, и одаривает идущего им мудростью и знанием истины, закона и справедливости, наделяет всеми верными, ценными и возвышенными душевными качествами». (Рав Ицхак Блазер, Свет Израиля, Вступление).

[48] «Теперь мы, с Б-жьей помощью, разъясним, что необходимо знать о скромности и способах ее обретения. Это качество настолько возвышенное, что его можно считать одной из основ нашей святой Торы. В Торе сказано: “И Моше — скромнее всякого человека, который на земле” (Бемидбар 12:3). Нам следует исследовать и выяснить, какие же средства использовал Моше рабейну, чтобы стать скромнее и приниженнее всех и обрести смирение перед каждым евреем. Разве он не знал о своем величии, о том, что он “самый надежный во всем доме Б-га” (Бемидбар 12:7) и “образ Г-спода лицезреет” (Бемидбар 12:8)? Как он смог стать скромнее и смиреннее всех? Причина этого следующая: Моше рабейну воспринимал самого себя как человека недостойного, служащего Б-гу в недостаточной мере. Он ведь знал, насколько велик его долг и насколько смиренным он должен быть перед Господином мира. Перед величием благословенного Б-га он воспринимал себя грешником и преступником, поскольку “Вот, и святым Своим не доверяет Он… И в ангелах Своих обличает недостатки” (Ийов 4:18, 15:15). Но на других людей Моше смотрел не в аспекте их поступков и путей, а с точки зрения величия их душ — Шехины Б-га, пребывающей в них. Поэтому Моше рабейну был скромным и смиренным перед каждым человеком». (Рав Моше Розенштейн, Основы Знания, часть 2, гл. 105).

[49] Мишлей 14:3.

[50] «Следует знать, что скромность способствует не только постижению мудрости. Любой хороший поступок, совершенный незаметно, станет чище, свободнее от мутной примеси приниженных душевных сил; более того, и они тоже внесут в него свой созидательный вклад. Чем скромнее вы будете служить Б-гу, чем меньше люди будут замечать ваши благие деяния, тем, несомненно, будет лучше». (Маариль Блох, Уроки Знания, гл. «И со скромными мудрость»).

Редакция благодарит рава Хаима Бурштейна за любезное согласие на публикацию.