Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
История пещеры Махпела. Сделка с Эфроном привела к тому, что Хеврон стал неотъемлемой частью еврейской истории.

И умерла Сара в Кир’ят Арба, она же Хеврон, в Эрец Кнаан /Б’решит 23/. В этих местах проживало племя хеттúм, и Авраѓам обращается к ним с просьбой о месте для погребения жены: И поднялся Авраѓам от своей умершей, и говорил сынам Хета следующее: Я у вас — пришелец и оседлый; дайте мне у вас наследственное владение для погребения, и похороню мою умершую (что) передо мной.

Что Авраѓам хочет дать понять хеттим противоречивым, казалось бы, выражением: Я у вас — пришелец и оседлый? Две вещи:1/ Я − пришелец из другой страны, но я поселился здесь и живу с вами. 2/ Я как пришелец готов заплатить за участок, а не захотите продать, то я как оседлый возьму его, ибо мне сказал Творец: Эту землю Я дам твоему потомству /Б’решит 12:7/. Поэтому дайте мне у вас наследственное владение для погребения (ахузáт кéвер), ибо лишь, если участок земли для склепа будет моим наследственным владением навечно, я смогу там похоронить мою жену. Таков был обычай, что каждая семья имела собственный участок для захоронений членов семьи. А так как Авраѓам сам сказал: Я у вас — пришелец, значит, своего земельного удела среди них у него нет, вот он и просит дать ему возможность приобрести участок для своего семейного склепа, тем более, что он уже и оседлый среди них.

Что же ответили Аврааму хеттим? Сказали ему: Послушай нас, господин мой! Вознесённый Б-гом (Насú Эло-им ) ты среди нас; в лучшей из наших гробниц похорони твою умершую; никто из нас не откажет тебе в своей гробнице для погребения твоей умершей.

Народы Кнаана понемногу стали понимать, какой духовной высоты человек обитает среди них, и называли его Насú Эло-им. И поэтому, сделав вид, будто не расслышали, не ухватили сути просьбы Авраѓама, предлагают ему «всё наоборот»: в лучшей из наших гробниц похорони твою умершую, — авось перепадёт хоть что-то от величия Авраѓама.

Однако Авраѓам-авину хорошо знал, чтó ему нужно, и твёрдо стоял на своём: И встал Авраѓам, и поклонился народу той земли, и говорил с ними так: Если есть у вас желание похоронить мою умершую, то послушайте меня и попросите за меня Эфрона бен Цохара, чтобы он дал мне пещеру Махпэла, которая у него, ту, которая на конце его поля, пусть даст её мне перед вами за полную плату — в наследственное владение для погребения.

Махпэла (от леѓахпúль, удвоить) − двойная пещера, нижняя и верхняя. Авраѓаму нужна только она, та, что на конце поля, его краешек, а всё поле остаётся у Эфрона. В книге кабалы Зоѓар хадаш сообщено, что, когда умерла Хава, Адам пришёл именно сюда, в пещеру Махпэла, и тут похоронил жену. После смерти Адама, его сын, Шет, здесь же похоронил отца. Ни один человек не знал об этом, лишь Авраѓам и Сара знали: они получили откровение о том, кто уже здесь погребён и что они сами, и Ицхак, и Яаков с жёнами будут захоронены в этой пещере.

Эфрон же сидел среди сынов Хета, и отвечал Эфрон, хеттú, Авраѓаму в слух сынов Хета… Нет, мой господин, послушай меня: поле я отдал тебе, и пещеру, что в нём, тебе я отдал её, на глазах сынов моего народа я отдал ее тебе — хорони твою умершую. Эфрон предлагает Авраѓаму не только пещеру, но и всё поле − в подарок, и, чтобы не было сомнений, трижды говорит об этом в прошедшем времени, как уже о свершившемся деле − отдал. Но Авраѓам тактично и всё же категорически отвергает дар. Он, видимо, тревожился, как бы Эфрон не передумал или что его сыны пожалеют о сделанном и захотят похоронить там своих умерших рядом с Сарой, − этого Авраѓам не мог допустить: на еврейском кладбище можно хоронить только евреев. Так это на деле установил первый еврей, таков Закон.

И поклонился Авраѓам перед народом той земли. И он говорил Эфрону в слух народа страны, и сказал: Если бы ты только меня послушал! Я дал тебе серебро за поле — возьми у меня, и я похороню там мою умершую. Я дал, сказал Авраѓам в прошедшем времени, ибо серебро приготовлено у меня. О, если бы я уже отдал его тебе /Раши/. Одно из преданий сообщает, что Авраѓам и Сара знали о её скорой смерти, и что Махпэла была определена ими заранее, и переговоры о покупке шли, и деньги были приготовлены Авраѓамом. Кроме того, он говорит об этой покупке перед народом той земли, в слух народа страны, потому что хотел иметь на ту пещеру полные права, признанные всеми окружающими народами.

Реакция Эфрона сейчас абсолютно не совместима с выраженным им прежде «горячим желанием» отдать Авраѓаму и пещеру, и весь участок в подарок, даром. И отвечал Эфрон Авраѓаму, сказав ему: Господин мой! Послушай меня: земля за четыреста шекелей серебра между мною и тобою, что она? А твою умершую похорони. И внял Авраѓам Эфрону; и отвесил Авраам Эфрону серебро, о котором он говорил в слух сынов Хета, — четыреста шекелей серебра, ходящего у торговцев.

Затребованная Эфроном цена за пещеру и участок земли со всего несколькими деревьями − прямо-таки грабительская. Что такое четыреста шекелей серебра? Шекель (от корня шакáль, взвесил) − мера веса серебра, принимаемого за денежную единицу. В те времена шекель (по Лексикон микраи*) − 8.22 грамма. Значит, 400 х 8.22 = 3288 граммов, примерно, 3 килограмма и 300 граммов серебра. И это − минимальный расчёт, ибо по разъяснению Раши в Талмуде /Бава мециа/ 400 шекелей Авраѓама − это 750 000 граммов. Сравним. Яаков /Б’решит 33:19/. Купил участок поля… у сынов Хамора, отца Шхема, за сто к’сит. К’ситá − мелкая монета, по стоимости − четверть шекеля. Таким образом, Яаков купил поле в долине у Шхема, где расположил свою немалую семью и большие стада за 25 шекелей. Теперь ясно, какую дикую сумму потребовал Эфрон, да ещё посмеялся: между мною и тобою, что она? − мол, это же мелкие расчёты!

И внял Авраѓам Эфрону; и отвесил Авраѓам Эфрону серебро, о котором он говорил в слух сынов Хета, — четыреста шекелей серебра, ходящего у торговцев.

Имя Эфрона в словах: и отвесил Авраѓам Эфрону − написано в Торе без буквы вав (עֶפְרֹן вместо עֶפְרון), как указание на его ущербность, в осуждение за его поступок.

И восстановилось поле Эфрона, которое в Махпэле, против Мамрэ: поле и пещера в нём, и все деревья, которые в поле, во всем пределе его вокруг, за Авраѓамом, как покупка перед глазами сынов Хета, перед всеми, входящими в ворота его города. После этого Авраѓам похоронил Сару, свою жену, в пещере поля Махпэла, что против Мамрэ, она же Хеврон…

По поводу: как покупка перед глазами сынов Хета, перед всеми, входящими в ворота его города − Сефер ѓа-яшар приводит важное предание: На похоронах Сары присутствовали Шем бен Ноах и его правнук Эвер, Авимелех − мелех плиштим, а также местные союзники Авраѓама − Мамре, Эшколь и Анэр, и много знатных, именитых людей из соседних народов, пришедших скорбеть о Саре в её честь, отдать ей последние почести. Раши пишет, что приобретение Махпэла было ткумá (восстановление). Пещера обрела новую возможность существования, ибо перешла в руки еврея, всего Исраэля, с неё была устранена тум’á (духовная нечистота) неверных и восстановилась кдуша (святость), привнесённая Авраѓамом. Махпэла стала одним из самых святых мест в Эрец Исраэль. И лишь после этого Авраѓам похоронил Сару, в пещере поля Махпэлы, когда он был уверен, что пещера − кдуша и теѓора (духовно чиста).

И восстановились у Авраѓама поле и пещера, которая в нём, наследственным владением для погребения от сынов Хета. Это важнейшее в еврейской жизни место приобрело широкую известность как вечная собственность Авраѓама и его потомков − евреев, и бережно хранится ими во всех поколениях. Нам надлежит знать, в каком месте похоронены наши праотцы и праматери, чтобы осознавать значение евреев, живущих в этих святых местах − у Меарат ѓа-махпэла, в Кирьят Арба, во всём Хевроне, ибо там наше сокровище − там захоронены наши праотцы и отец мелеха* Давида − Ишай. И мы должны проявлять большую заботу об этих людях, ибо, если, не дай Бог, их там не станет, придут гоим, расковыряют, осквернят и загадят святые могилы (как это было на старом кладбище в Хевроне, пока в 70-е годы евреи их не очистили). Беречь и хранить эти святые места − наш долг.


История отношений Йосефа и его братьев достигает апогея: начинается глава Ваигаш описанием диалога Йеуды и Йосефа, и это стало прообразом исторического противостояния их потомков: сначала колен Йеуды и Эфраима, а затем — двух царств, Южного Иудейского и северного Израильского царства. В конце главы рассказывается о том, как праотец Яаков, узнав, что его любимый сын Йосеф жив, спускается в Египет для встречи с ним. Так начинается Египетское изгнание, ставшее прообразом всех последующих изгнаний еврейского народа. Читать дальше

Избранные комментарии к недельной главе Ваигаш

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всевышний поселил потомков Яакова в Египте, чтобы они стали еврейским народом, не смешиваясь с коренным населением

Б-жественное вмешательство при продаже Йосефа

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всевышний специально организовал продажу Йосефа, чтобы привести его к величию. Поэтому братья Йосефа не были наказаны.

На тему недельной главы. Ваигаш 1

Рав Арье Кацин,
из цикла «На тему недельной главы»

Коментарии к недельной главе Льва Кацина

Избранные комментарии на главу Ваигаш

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Если бы сыновья Яакова остались в Ханаане, их потомки со временем бы ассимилировались. Уход в Египет и жизнь среди враждебно настроенного населения помогла евреям сплотиться и сохраниться как народ.