Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

 В пятницу вечером, через неделю после 9 аба, одна из ламп в столовой погасла. На секунду прервалось мужское пение, а Мама, сдерживая дыхание, прошептала: «Зол зайн цу гутен», «Пусть будет к добру». Вскоре все привыкли к тусклому мерцанию, но ощущение плохого предчувствия осталось. 
После гавдолы пришли страшные вести. Арабы в этот шаббос устроили погром в Хевроне. Самый сильный удар пришелся по ешиве, многие юноши были убиты. Родители, дети которых учились в Хевроне, собрались в доме Папы, с тревогой ожидая подробностей. Нохум Довид прибежал к родителям сам не свой. Его близкие друзья были в числе убитых. Мать Боруха Каплана, одного из любимых учеников Папы, с дикими глазами ворвалась в комнату. У нее в руках была газета, где в списке погибших стояла фамилия ее сына. 
– Я не верю в это! – воскликнул Папа. – Борух наверняка жив! 
Его спросили, откуда такая уверенность. Папа ответил просто: 
– Я послал Боруха учиться в Хеврон и сделал это на сто процентов «ле шем шомаим», во имя Небес. Поэтому я уверен, что никакого зла с ним не могло приключиться. 
Через час пришла телеграмма от Боруха Каплана: «Жив. Все в порядке». 
На следующий день, поздно вечером, Папа, осунувшийся и изможденный и Мама, бледная, с красными веками, молча сидели в столовой. 
Папа взглянул на Маму и спросил: 
– Адель, ты помнишь свой сон, который заставил меня вызвать Нохум Довида? 
– Я думаю о нем весь день, – тихо ответила Мама. 
– Адель, нас судили с тобой НАВЕРХУ. И на весах была жизнь нашего сына. Но, поскольку мы столько сил отдали мицве «гакнасас орхим», которую Аврагам и Сара первыми внесли в этот мир, то их святые души выступили в нашу защиту. Наша мицва принесла огромную прибыль – ради нее пощадили жизнь нашего сына... 
Вот и вся история маминого сна. Нет, пожалуй, можно кое-то добавить. Святые имена Аврагама и Сары были рядом с Нохум Довидом не только в верхних мирах, но и на земле. Его тестя звали реб Аврагам. Теща носила имя Сара. Отца тестя звали реб Яаков – первая часть папиного имени. Отца тещи – реб Йосеф – вторая его часть. 
Рухома верит, что их мехусоним, родители жены Дэви, реб Аврагам бен Яаков и Сара бат Йосеф в своих чистых молитвах, сами того не зная, поддержали просьбу Аврагама-авину и Сары-имейну».. 
Нохум Довид, барух Гашем, был жив и продолжал учить Тору. Через несколько месяцев они с женой вновь отправились за океан, в ешиву, которая находилась в польском города Мир. 
Они пробыли там несколько лет и вернулись обратно. Спустя недолгое время после этого Польшу захватили немцы. И опять жизнь евреев была в опасности, и опять на страницы святых книг пролилась кровь тех, кто учил их днем и ночью. 
Да, наши враги очень старались. Но ничего у них не вышло. Говорится, что тот, кто мешает евреям служить Вс-вышнему, похож на безумца, который пытается помешать львице выйти навстречу льву. 
Прошло время, и Папа с Мамой, а за ними их дети, внуки и правнуки переселились в Эрец Исроэль. И хотя они не защищали берег с оружием в руках, а мирно снимали багаж с корабля, но это было самым настоящим наступлением.


В еврейской истории город Шхем часто становился местом расколов и конфликтов: здесь произошло несчастье с дочерью Яакова Диной, здесь, у Шхема, был продан в рабство Йосеф. В Шхеме же было закреплено разделение единого еврейского государства на два, Северное Израильское и Южное Иудейское царства. Конфликты вокруг Шхема (по-арабски — Наблуса) продолжаются и сегодня. Читать дальше