Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Лишь только Нохум Довид приехал, как по городу разнеслась весть, что сын мистера Германа вернулся из ешивы и готов для шидуха.

В дом зачастили шадхоним. Каждый имел на примете необычайную девушку. Одна была дочерью миллионера и, кроме того, обладала многими другими достоинствами. Другая была из семьи потомственных раббоним — «а зо йихус», такое происхождение! У третьей папа был бизнесменом. Правда, он не владел миллионом, но готов был отдать мужу дочери половину своего состояния. Четвертая девушка была очень образованная. Она работала учительницей и получала большую зарплату.

Все они были еврейки. Значит, дочери царей.

Поэтому Папа с большим уважением выслушивал эти предложения, но отвечал неопределенно: «посмотрим…» Наверно, он хотел найти сыну невесту из семьи, которая была в чем-то похожа на его собственную. И нашел необычным способом, сам не ожидая.

Папа напечатал в газете объявление, что хочет создать организацию под названием «Агудас балэбатим». «Балабос» по-еврейски — хозяин дома, глава семейства. Словом, самостоятельный человек, имеющий свой кусок хлеба и опору в детях. И вот Папа хотел, чтоб был союз таких людей, который бы занимался распространением идишкайт, еврейства, живущего по законам Торы. Одно дело, когда тебя призывает соблюдать субботу раввин, сделавший своей профессией изучение нашего Закона, и другое — когда об этом напоминает сосед, такой же, как и ты, портной или переплетчик. В разговоре с соседом трудней пенять на тяжелые обстоятельства. У него самого они тяжелые.

Так вот, первым, кто откликнулся на это объявление, был Аврагам Горовиц. Это оказался человек под стать Папе.

Он приехал в Америку из России, оставив дома жену с маленькой дочкой. Он устроился работать на фабрику, так же строго соблюдая шаббос, Йом-тов и хол га-моэд, как это делал в России. Рабочие смеялись над его бородой и пейсами, которых никогда не касались ножницы, но он не обращал на это внимания. Однажды, когда их насмешки стали особо назойливыми и продолжались все утро, один итальянец, который стоял за соседним станком, не выдержал и рявкнул:

— Кто будет снова беспокоить этого святого еврея, я переломаю ему все кости!

Рабочим стало жалко костей. Насмешки прекратились.

Когда реб Аврагам скопил пару тысяч долларов, к нему приехала жена с дочкой. Она уволила мужа с фабрики, купила маленький дом и открыла в нижнем этаже магазин постельных принадлежностей.

Жена торговала, реб Аврагам учил Тору, но при этом внимательно следил, чтобы бизнес шел по ее законам.

Да, необычный магазин стоял на Блек Авеню! Покупатель, зашедший туда, выслушивал детальное описание недостатков, которые можно было бы обнаружить в интересующем его товаре.

— Я не отвечаю за качество шерсти в этом одеяле, — предупреждал реб Аврагам. — Внимательно проверяйте простыни — там может быть маленькая дырочка…

В результате такой политики в магазине не было отбоя от покупателей. Но реб Аврагам не стал богачом, ведь каждый дефект, о котором он рассказывал, снижал цену…

У реб Аврагама было свойство, золотой ниточкой протянувшееся через всю его жизнь. Называлось оно «шмирас га-лошон», защита языка. От чего? От пустых разговоров, от обидных слов в адрес другого еврея, даже если это чистая правда. Когда наступал месяц Элул, последний месяц в нашем году, реб Аврагам вообще не говорил ничего, кроме слов Торы или молитвы. До старости он сохранил полный рот зубов, без изъянов. Может именно поэтому?

Встретившись с Папой, они с первого знакомства стали близкими друзьями. Когда выяснилось, что у одного есть сын, а у другого дочь, то был заключен молчаливый договор, что молодые люди должны повидаться.

Они повидались. И шидух состоялся.

Хая Дубэ, дочь реб Аврагама, стала женой Нохум Довида. Но история с маминым сном еще не закончилась.


Десять лет жизни посвятил Рамбам написанию этого знаменитого труда, в котором он предпринял попытку составить полный кодекс законов по всем вопросам, связанным с выполнением заповедей. Читать дальше