Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Праотцы до Дарования Торы считались неевреями. В этом была суть спора Йосефа с его братьями.

«16. И услышал Авраам Эфрона, и отвесил Авраам Эфрону деньги, о которых сказал вслух при сыновьях Хета — четыре сотни шекелей серебряных, годных для [любого] торговца. 17. И встало поле Эфрона (Раши: “Вставание (возвышение, духовный подъём) было у него, ведь перешло из рук простака в руки царя (ми-яд hедиёт ле-яд мелех מיד הדיוט ליד מלך), которое в Махпеле, которая перед Мамре, поле и пещера, которая в нём, и всякое дерево, которое в поле, что по всей границе его кругом, — 18. Аврааму как покупка перед глазами сыновей Хета, при всех заходящих в ворота города его. 19. И после этого похоронил Авраам Сару, жену свою, в пещере поля Махпела около Мамре, он же Хеврон, в земле Кнаан. 20. И встало поле и пещера, которая в нём — Аврааму как надел могильный от сынов Хета”.

Издавна вызывал интерес повтор: почему о том, что поле с пещерой перешло в собственность Авраама, сказано дважды (в 17-ом и в 20-ом стихе)?

Раби Хаим бен Аттар (в толковании “Ор hа-Хаим”) пишет: Писание вознамерилось сообщить, что покупка поля была совершена по всем правилам приобретения (киньян קנין). И сказано: “После этого”, т.е., после того, как Авраам отвесил Эфрону стоимость пещеры и, таким образом, Эфрон утратил право на владение участком земли, ведь приводится у Рамбама (в “Законах обретения и дара”, гл. 1), что “иноплеменник — с момента, как взял деньги, утратил право владения своего, а еврей (несмотря на это) не приобретает, пока не попадёт документ (свидетельствующий о продаже) в руку его, и является имущество это (между передачей денег и получением документа) подобным “имуществу пустыни” (т.е., предметам, не принадлежащим никому), и всякий, кто схватит его, станет его владельцем”.

Видим отсюда, что передача денег помогла только отстранить иноплеменника от владения недвижимостью, а завершение приобретения состоялось с помощью “силового воздействия на приобретамое” (так длинно мы переводим талмудическое понятие “Хазака”, один из видов приобретения имущества: чтобы приобрести этим способом, будущий хозяин вещи совершает какое-либо действие с приобретаемым предметом — например, обносит покупаемый участок забором или перекапывает его; таким образом, вещь переходит во владение её покупателя). Этот вид приобретения Авраам использовал, когда похоронил Сару, и поэтому написано, что похороны состоялись именно после передачи денег, ведь указанный метод приобретения (силовым воздействием на предмет покупки) может работать, разумеется, только после того, как прежний хозяин утратил право владения (иначе можно было бы подойти к любой чужой земле, немного покопать её… и объявить своей).

И теперь остаётся узнать, может ли такой способ “силового воздействия” считаться правомочным при вступлении во владение недвижимостью иноплеменника. И вот, написал Рамбам (в гл. 2 упомянутых Законов): “Имущество ничьё (hэфкер הפקר) или имущество прозелита (принявшего иудаизм нееврея, умершего без наследников), даже если [новый хозяин] собирал и кушал плоды земли несколько лет, не приобретает ни землю, ни дерево, пока не совершит действие с самой землёй… Например, желающий приобрести большой дворец, построенный среди имущества прозелита (не имеющего наследников), приобретёт, если обработает стену дворца известью или изобразит на ней роспись (и то, и другое — минимум, размером в локоть)… расстелил подстилки среди имущества прозелита — приобрёл”, и разъяснил hа-Рав hа-Магид (р. Видал — главный комментатор Маймонида), что у этого не сразу понятного “расстилания подстилок” есть два объяснения. Первое — желая приобрести землю (указанным методом силового воздействия), человек расстилает на ней ковёр, приспосабливает землю, чтобы можно было сидеть. Второе — разравнивает землю, чтобы на ней можно было разложить ковёр, и это объяснение представляется наиболее точным (поскольку в этом случае изменение производится с самой землёй).

И вот, по первому объяснению слов Рамбама, согласно которому всякий, кто получил пользу от земли, уже считается владельцем, похороны Сары в пещере Махпела могут считаться достаточным приобретением (несмотря на то, что Авраам, может быть, только внёс тело жены в пещеру и положил его там, ничего не перестраивая и не меняя в самой пещере — подобно тому, как приобретатель в Законе Маймонида только расстелил ковёр на земле, и считается, что уже оказал, таким образом, на землю воздействие, достаточное для перехода собственности в его руки). По второму же объяснению, согласно которому необходимо оказывать прямое воздействие на сам покупаемый предмет, мы должны сказать, что Авраам, скорее всего, как-то обработал поверхность склепа (перед тем, как похоронил Сару), и, тем самым, оказал нужное для приобретения воздействие на саму покупаемую вещь.

Теперь понятно, почему в Торе дважды написано “и встало поле”: первый раз — о том, что Эфрон при получении денег утратил право владения, и второй — когда Авраам, при похоронах Сары, вступил во владение».

Раби Меир-Симха (почти через 200 лет после написанного выше) ссылается в своём комментарии на Свод Законов «Хошен Мишпат» (гл. 194, п. 1), где составитель — сефардский законодатель р. Йосеф Каро устанавливает: «Иноплеменник не приобретает с помощью “силового воздействия” (и, как добавляет ашкеназский законодатель р. Моше Исерлеш, с помощью денег — тоже не приобретает), а только с помощью документа. И еврей, покупающий у иноплеменника, тоже приобретает только с помощью документа». И, как приводит в своём «Разъяснении» р. Элияhу из Вильно (Виленский Гаон), это установление исходит из мнения Маймонида, учившего, что еврей ни при каких обстоятельствах не может напрямуюприобрести у иноплеменника ни деньгами, ни «силовым воздействием на предмет покупки», а только документом. И поэтому, пишет далее р. Меир-Симха, еврей, покупающий у иноплеменника, выводит вещь из владения продавца с помощью передачи денег, и теперь, чтобы вещь вошла во владение еврея, нужно или написать и получить документ, или приобрести с помощью «силового воздействия на покупку» — так, как приобретают бесхозное имущество (ведь вещь уже утратила хозяина с помощью передачи денег).

И потому, что праотцы уже не считались «сыновьями Ноаха» (т.е., неевреями, иноплеменниками), написано (в стихе 17), что «встало поле Эфрона… Аврааму как покупка» только «перед глазами сыновей Хета»: для них Авраам не был представителем еврейского народа, которому по Торе после передачи денег необходимо делать что-то ещё для овладения вещью, «в их глазах» покупка уже произошла (ведь один нееврей у другого приобретает вещь сразу — с помощью передачи денег). Но по Закону Торы Авраам пока ещё (отдав деньги) не ввёл поле в своё владение, а только сделал его подобным бесхозному имуществу (вывел из владения Эфрона). И поэтому потом написано (в стихе 20) ещё раз: «И встало поле и т.д»., — поскольку только тогда, похоронив Сару в пещере, Авраам вступил во владение по закону «силового воздействия на покупаемую вещь» (ми-дин хазака מדין חזקה).

Почему же р. Меир-Симха почти через двести лет повторил идею комментария «Ор hа-Хаим» и не сослался на первоисточник?

Простейший (напрашивающийся) ответ на это: р. Меир-Симхо не знал этого комментария р. Хаима (например, в его распоряжении не было книги «Ор hа-Хаим»). Однако этот ответ приходится однозначно отвергнуть: сто лет назад (во времена, когда писался комментарией р. Меир-Симхи) были очень широко распространены издания Пятикнижия в нашем современном виде (т.н. «Микраот Гдолот»), и в этих изданиях всегда имелся комментарий «Ор hа-Хаим».

Значит, зная особенности комментирования р. Меира-Симхи (и, прежде всего, величайшую краткость изложения всех идей), приходится предположить, что он специально не упомянул комментарий предшественника (полагая, что любой, кто станет изучать его комментарии, уж как минимум сначала ознакомится с базовыми комментариями к Торе, среди которых одно из виднейших мест занимает «Ор hа-Хаим». Если это так, то надо понять, зачем великий литовский талмудист «просто переписал» к себе в книгу идею широко известного сефардского мудреца прошлого.

Оказывается, что (при внимательном рассмотрении) мы находим, что р. Меир-Симхо — не просто приводит чужую идею. Во-первых, р. Хаим ссылается на Законы Рамбама, а р. Меир-Симха — именно на «Шулхан Арух», чем показывает, что закон, упомянутый в комментарии «Ор hа-Хаим», принят как основное галахическое мнение. Во-вторых, он отвечает на вопрос, который можно было бы задать после прочтения комментария предшественника: если первый раз сказано о приобретении поля Авраамом только потому, что в этот момент Эфрон лишился права собственности, а Авраам пока не приобрёл, то почему в самом стихе Торы всё-таки написано, что это стало «покупкой Авраама»? Отвечает р. Меир-Симхо: написано, что эта была покупка Авраама только перед глазами местных жителей (которые думали, что он, как любой нееврей, может сразу купить деньгами). И, наконец, в-третьих (и это, бесспорно, главное), р. Меир-Симха вставляет исключительно важную оговорку: праотцы уже не считались «сыновьями Ноаха», т.е. ещё до Дарования Торы они рассматривались по Закону как представители еврейского народа.

А это, как кажется, весьма непростой вопрос — ведь по многим мнениям наших «первых мудрецов» (ришоним), праотцы до Дарования Торы считались неевреями (и в этом, как известно, была суть спора Йосефа с его братьями). И именно из этого комментария р. Меир-Симхи видна важнейшая идея, касающаяся данной древней проблемы. Оказывается, спорный вопрос касается только обязанности праотцов соблюдать заповеди Торы, а в остальном — т.е., в смысле их личного статуса и взаимоотношений с иноплеменниками — они уже считались евреями. Проще говоря, не все уверены, был ли праотец Авраам, живший задолго до Дарования Торы, обязан строго соблюдать, скажем, законы траура по супруге, но все согласны, что, вступая в какие-либо финансовые взаимоотношения с представителями других народов, он, уже считаясь евреем, был способен или не способен приобрести что-либо.

Разумеется, эта идея не впервые упоминается в святых книгах. Например, примерно к такому выводу пришёл один из выдающихся мудрецов последних столетий, уроженец Константинополя, автор книги «Мешнэ ле-Мелех» (комментариев к законам Маймонида) р. Йеуда Розанис (в другой своей выдающейся книге — «Паршат драхим», где в первой же главе данная проблема подвергается глубокому всестороннему анализу). И р. Меир-Симха делает это очень важное уточнение, чтобы читатель комментария «Ор hа-Хаим» не споткнулся об этот вопрос: почему способность Авраама вводить вещи в своё владение считается способностью еврея приобретать у нееврея, если всё происходящие было задолго до Дарования Торы…

Из «Книги для изучения Торы»


Ишмаэля, старшего сына Авраама, Тора называет «диким человеком» («пэрэ адам»). Многие считают, что взаимоотношения между Ишмаэлем и Ицхаком, младшим сыном и наследником Авраама, наложили свой отпечаток и на все последующие отношения между евреями — потомками Ицхака — и ишмаэльтянами, то есть арабскими народами. Читать дальше