Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch

Люди боготворят амбициозного человека. Все стараются воспитать детей таким образом, что бы у них обязательно были амбиции и энергия для их достижения. Один мыслитель уже написал, что стремление — это жизнь. Нам предстоит выяснить, так ли это на самом деле.

Амбиция — это голод. Как голодный стремится к еде, так же любой человек, которого одолевает сильное влечение к чему бы то ни было, голоден по отношению к объекту своих вожделений. Поэтому, приведенный выше мыслитель коренным образом ошибался, говоря, что амбиция — это жизнь. Голод — это не жизнь. Просто, любое живое существо испытывает чувство голода — пока не насытится. Вс-вышний одарил создания Свои голодом и подобными ему ощущениями для того, что бы они не забывали заботиться о своём теле, удовлетворять его нужды.

И так все стремления, на которые нас толкает инстинкт, ничем принципиально не отличаются от обыкновенного чувства голода.

Давайте понаблюдаем за животными. Большинство животных едят пока не насытятся, и после этого перестают есть. Единственное исключение — это свинья. Она ест постоянно, и никогда не испытывает чувство насыщения. В этом отношении, человек похож на свинью — любящий деньги всегда голоден, и не насытится никогда! (Как написано в книге Экклезиаст 5:9: Кто любит деньги, тот не насытится деньгами, а кто любит богатство, тому нет прибытка.) Постоянное желание наживы ‒ это тяжёлый духовный недуг! Не только стремление к деньгам имеет тенденцию управлять человеком. Любые другие желания, относящиеся к материальной сфере, держат его в своей власти. Любая материальная амбиция обладает таким свойством — чем большего человек достигает, тем больше ему хочется. Амбициозный человек находится в состоянии постоянного и вечно растущего голода.

И так сказали мудрецы об одном из физических желаний (трактат Сангедрин 107а): чем больше его кормят, тем больше он голодает.

Давайте ещё раз вспомним свинью. Вс-вышний пожалел её. Он дал ей неуёмный аппетит, и Он же сделал так, что подходящая для неё еда есть везде. То, что другие существа выбрасывают как непригодное в пищу, вполне удовлетворяет свинью. (Если хотите, можете и в этом увидеть чудеса Творца. Он создал свинью для переработки отходов. Он же дал ей неистовый аппетит для того что бы она постоянно занималась очисткой местности, и никогда не отдыхала от этого важного занятия.) Поэтому, свинья не страдает от постоянного голода. Наоборот, у неё есть возможность постоянно удовлетворять свои потребности, поэтому жизнь свиньи — это сплошное и непрерывное удовольствие.

Совсем иначе чувствует себя человек, стремящийся удовлетворить свои вожделения. Он несказанно далёк от предмета своих мечтаний. И что бы осуществить даже небольшую часть амбиций, он вынужден много и напряжённо работать, изо всех сил бороться, что бы ухватить желанный кусок. И даже прожив долгую жизнь, не добьётся он даже половины того, чего ему хотелось бы достичь, как сказали мудрецы (мидраш Кэгэлес Раба гл. 1, стих 13): человек покидает этот мир, не добившись даже половины того, чего желал.

На самом же деле, амбициозный человек находится даже в худшей позиции, нежели нам могло показаться до сих пор. Ведь он жаждет не только того, чего ему не хватает в данный момент. Его постоянно мучает страх перед будущим. Мысль о том, что завтра ему не удастся удовлетворить все свои прихоти, постоянно гложет его, и заставляет постоянно стремиться приобрести всё больше и больше, вне всякой пропорции с его реальными нуждами. Он старается снабдить себя даже на те времена, когда его, скорее всего, уже не будет среди живых. Кроме того, он считает необходимым обеспечить своих детей, внуков и все последующие поколения. Постоянное беспокойство о своём будущем и о будущем своих потомков заставит его работать не покладая рук. Вечный страх даже перед возможностью убытка, потери, кражи не даёт ему покоя. Он чувствует необходимость накапливать всё больше и больше добра, что бы застраховать себя от всех возможных происшествий и неудач. И чем больше ему удаётся накопить, тем больше его мучают мысли о возможных потерях, тем больше он ощущает, что его настоящее состояние — это недостаточно. Чем больше он «ест», тем больше его мучает «голод», пока он не доходит до состояния страшного переутомления.

Необходимость гарантировать себе беспечное будущее непрестанно преследует его. Она не оставляет ему ни одной свободной минуты вкусить от того, что у него уже есть. Поэтому, даже если у него достаточно денег, что бы удовлетворить все свои сегодняшние нужды, у него нет шансов отдохнуть и насладиться плодами своего труда. Ведь он должен думать о завтрашнем дне! И так, всю свою жизнь он страдает от чувства крайнего недостатка, и умирает усталый и измученный.

Много лет назад, когда я был вынужден скитаться по северным краям, стал я свидетелем следующего происшествия. Стая голодных волков блуждала по равнине в поисках съестного. Вдруг, они увидели труп какого-то маленького животного, лежащий на пути. Вся стая жадно накинулась на находку. Но ни один из них не мог откусить желанный кусочек, потому что вся стая одновременно набросилась на добычу, все отталкивали друг друга, ни у кого не было возможность подобраться к мясу. Они дрались и кусали друг друга; ни одному из них не удалось избежать серьёзных ранений. Волчья кровь обильно стекала в снег. Потасовка продолжалась до тех пор, пока большинство волков не осталось лежать в снегу, изнурённое борьбой. И только самым сильным из них удалось вонзить клыки в труп. И вот, через секунду, и эти начали драться между собой, и опять посыпались взаимные удары и укусы. В конце концов, одному из них, хоть и был он искусан и изранен не меньше других, удалось схватить добычу и убежать.

Эта грустная сцена заставила меня задуматься. Вот победитель убегает с добычей в зубах! За ним тянется отчётливая кровавая дорожка — это от ран, которые нанесли ему его товарищи. Я сказал себе: вот он весь изранен, но ему хотя бы удастся заглушить голод. Про таких сказано (в молитве, которую говорят в Дни Трепета в стихе אדם יסודו מעפר ‒ «человек создан из праха»): за счёт своей жизни добывает себе хлеб.

А потом я посмотрел на побеждённых. Они ранены ещё тяжелее, чем победитель. Они потеряли много крови, и лишились последних сил. Какой выгоды добились они в борьбе? Их удел это стыд побеждённого перед победителем. Их товарищ утолил голод, разжирел. А они? Голодные и избитые, поджав хвосты, они убежали, оставшись ни с чем. Добыча, за которую они проливали кровь, так и осталась недосягаемой.

И теперь, когда думаю о людях, которые постоянно стремятся к накоплению, я всегда вспоминаю этот эпизод с волками. Пусть он станет назиданием для людей! Даже победитель в борьбе за материальные блага — израненный, больной, измученный конкуренцией человек. А одержанная им победа ничего не стоит, ведь его продолжает мучить голод! Этот голод только усугубляется, увеличивается и растёт. И если доля победителя столь плачевна, что можно сказать о побеждённых!

А большая часть людей — это побеждённые.

Отсюда сделаем вывод, что человек стремится к чему бы то ни было потому, что он голоден. А голодающий — это самый несчастный из людей.

Я уже предвижу следующий вопрос: «а что Вы скажете про человека, который стремится к хорошему?»

На что я отвечу, что мы уже касались этой темы, когда говорили о разнице между дающими и берущими, между эгоизмом и альтруизмом, между желанием отдать другим и стремлением забрать себе. Подробнее об этом — в следующей главе (с Б-жей помощью).

Дополнение к 7ой главе.

А если спросишь, дорогой читатель: почему амбициозный человек никогда не удовлетворён своими достижениями? На это у меня есть удивительный и глубокий ответ…

Амбиции, относящиеся к материальной области — это стремление притянуть к себе и забрать всё, что находится вне сферы влияния данного индивидуума. Это стремление не похоже на физический голод, который возникает только из чисто физиологической необходимости заполнить желудок. У физического голода есть более или менее определённый предел. А у того, кто попал в сети материальных амбиций, у того, кто стремится к благополучию и богатству, желания не имеют никаких границ. Он находится во власти новой, искусственной страсти ‒ страсти расширить свои владения. Он хочет захватить всё, что ему не принадлежит только по тому, что оно ему не принадлежит. Получается, что он стремится к предмету своих желаний не потому, что этот предмет ему нужен, и не потому, что у объекта его амбиций есть самостоятельная ценность. Единственный источник страстного желания заполучить данный объект — это тот факт, что этот объект пока не его.

Получается, что как только он получает то, к чему столь безудержно стремился, вожделенный предмет теряет всякую ценность в его глазах. Его голод, его страсть ни на йоту не уменьшились. Увидев, что он чувствует себя ни чуть не лучше чем раньше, амбициозный человек надеется утихомирить зуд своих страстей следующей тяжелодосягаемой целью. Теперь у него есть новая мечта, за которой будет гнаться, пока и она его не разочарует. (Заметьте, что большинство «богатых» испытывает сильнейшее тяготение к деньгам. Они готовы многим пожертвовать, для того, что бы раздобыть деньги. Жажда денег, свойственная богачам, гораздо сильнее той жажды, которую испытывают люди бедные. И так сказали наши мудрецы (Мидраш Экклизиаст Рабба гл. 1, секция 34): Когда у него есть сто, он хочет двести; когда у него есть двести, он хочет четыреста.)

Сказанное относится не только к жажде наживы. Многие другие материальные желания обладают подобными свойствами. Сказано в Талмуде (в конце трактата Недорим): Был случай, который произошёл с человеком, который подозревался в прелюбодеянии. Он спрятался в доме замужней женщины. Её муж вернулся домой, и хотел съесть блюдо, от которого поела змея, впустив в него свой смертельный яд. Увидев это, подозреваемый начал кричать, и спас мужа от верной смерти. После этого Талмуд говорит, что по мнению одного из мудрецов Талмуда, Ровы, мы можем быть уверены, что женщина осталась верна мужу, подозреваемый не дотронулся до неё. Ведь если бы тот, кто прятался в доме, был её любовником, он бы ни за что не стал спасать её мужа. На это Талмуд задаёт вопрос: ведь то, что сказал Рова совершенно очевидно, зачем ему было говорить элементарные вещи? На что Талмуд отвечает, что мы могли бы подумать, что этот человек на самом деле являлся любовником замужней женщины. Зачем же ему было спасать мужа? Для того, что бы она оставалась запрещённой для него! Ведь написано (Мишлей 9:17): «Вода краденая сладка, и утаенный хлеб приятен!» Поэтому, Рове было необходимо сообщить нам, что в данном случае, можно положиться на то, что любовник никогда не стал бы спасать мужа своей любовницы от смерти.

Но это непонятно. Почему Рова настолько уверен, что наше предположение неверно? Почему он не подозревает, что любовник действительно предпочитал, что бы его любовница осталась замужем? Ведь написано в книге Мишлей (в приведённом выше стихе), что человек испытывает особенное удовольствие от того, что овладевает чужим! Тосафос объясняют, что любовник не знает о том, что источником его наслаждения был именно тот факт, что женщина была ему запрещена по закону. Но этот ответ тоже не совсем ясен. Давайте попытаемся осмыслить его более глубоко!

В свете того, что было сказано выше, можно хорошо понять, что имели в виду Тосафос. В погоне за желаниями, наш любовник не понимал, что сила его страсти зависит именно от того, что предмет его вожделений ему временно недоступен. Если бы он мог овладеть им без запретов, препятствий и преград, то этот предмет потерял бы львиную долю своей заманчивости, а возможно и вообще перестал бы его интересовать. Сейчас ему кажется, что всё его счастье зависит только от обладания объектом его страстей. Ему кажется, что стань он его хозяином, ему гарантировано вечное наслаждение. Если бы он только знал, что это всего лишь плод его воображения, он бы несомненно сразу же отказался от своего фанатичного преследования.

Теперь мы поняли, почему стяжатель никогда не испытывает удовлетворение. Ведь он гонится за химерой, пытается ухватиться за воздух!

Этот феномен вызывал изумление у мудрецов: почему человек не учится на собственном опыте?! Всю жизнь человек гонится за благами этого мира, но достигнув того, чего так страстно желал, не получает от этого никакого удовольствия. Почему человек не может понять, что нужно просто прекратить это бессмысленное преследование? Ведь когда ему удалось схватить свою первую добычу, он уже почувствовал, понял, что это — вздор. Почему он не может сообразить, что и следующая цель не лучше предыдущей? Где разум, которым так гордится человеческий род?!

Про это сказал мудрейший из людей [царь Шломо в книге Экклезиаст 1:2 и 12:8]: суета сует, всё суета [в буквальном переводе: дуновение ветра или дыхание дыханий]! Все стремления к материальным ценностям — это просто бессмысленная суета. Зачем ему то, чего у него нет? Ведь он уже знает, что всё, что у него есть — это всего лишь суета! Он уже знает, что то, что он приобрел до сих пор, не успокоило его страсти, не удовлетворило его желания. Поэтому, он может быть уверен, что со всеми его будущими приобретениями произойдёт то же самое. Поэтому и написал Шломо, что всё суета.

Очень важно заметить, что то что мы называем «приобретение» ‒ это всего лишь фантазия. Человек не может приобрести физический объект таким образом, что бы с этим объектом объединиться, что бы он стал частью его, как часть тела. Тем более, физический объект не может стать частью его души. Владение означает всего лишь то, что определённые объекты легко доступны для использования определённому человеку, и у других нет права забрать их у хозяина. Горе тому, кто пытается обрести вещи, которые невозможно обрести! Его тяга никогда не достигнет удовлетворения. Единственное, что он может извлечь из всех своих трудов — это страдание. Счастлив тот, кто пытается обрести вещи духовные! Никто не сможет сдержать его. И никто и ничто не может забрать у него то, что он уже приобрёл. Он счастлив и спокоен, как в этом мире так и в будущем.

Печатается с разрешения переводчика р. Берла Набутовского и фонда «Беерот Ицхак»


Йеуда хоть и не был старшим сыном Яакова, тем не менее, именно он был одним из лидеров среди своих братьев. Его имя, как и название колена Йеуды, переросло в название всего еврейского народа и еврейской религии. Йеуда не боялся брать на себя ответственность. В одном из эпизодов Торы описано, как Йеуда смог переломить себя и прилюдно совершить тшуву, раскаяние. Мудрецы говорят, что именно за это он удостоился стать родоначальником царского рода. Читать дальше