Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Комментарий рава Ицхака Зильбера к недельной главе «Насо»

Глава «Насо» («Определи число») — самая большая в Торе, она содержит сто семьдесят шесть стихов. В ней завершается подсчет левиим, начатый в предыдущей главе. Исчисляются семейства Гершона и Мрари и определяются их обязанности при переносном Храме. Указывается, что потомки Гершона несут в походе и устанавливают на стоянках завесы и покровы Мишкана, а потомки Мрари — тяжелые предметы: брусья, столбы, подножия, засовы. В этой главе — восемнадцать заповедей. Мы рассмотрим лишь закон об изоляции нечистого человека, а также упомянем заповедь о том, как должен поступить муж с подозреваемой в измене женой, закон об обете незирут и заповедь, предписывающую коhаним благословлять народ. В заключение глава описывает жертвы, принесенные руководителями колен при открытии Мишкана.

«И говорил Г-сподь, обращаясь к Моше, так: “Прикажи сынам Израиля, чтобы отослали они из стана всякого прокаженного, и всякого истекающего слизью, и всякого осквернившегося мертвым. Как мужчин, так и женщин отошлите, за пределы стана отошлите их, чтобы не оскверняли они станы свои, среди которых Я пребываю”. И сделали так сыны Израиля, и отослали их за пределы стана. Как Г-сподь говорил Моше, так и сделали сыны Израиля» (5:1—4).

Эту заповедь евреи получили после того, как исчисление всех мужчин, включая левиим, было закончено, — т. е. ее получение предшествует по времени упоминанию об изоляции в главе «Мцора» книги «Ваикра».

Здесь определены три вида нечистоты: первый вызван болезнью, признаки которой видны на теле (проказа), второй — выделениями из тела и третий — контактом с трупом.

Все эти виды нечистоты уже знакомы нам по книге «Ваикра»: о проказе говорится в главе «Тазриа», о выделениях — в главе «Мцора», о контакте с трупом человека — в главе «Эмор» и о контакте с трупом животного — в главе «Шмини».

Ограничения, налагаемые на ритуально нечистого человека, зависят от вида нечистоты.

Вспомним еще раз, как располагались евреи, находясь в пустыне. Во время стоянок стан делился на три лагеря (один внутри другого): первый, внутренний, — это Мишкан, второй, срединный, окружавший переносной Храм, — лагерь, где жили левиим, и третий, наружный — лагерь всех остальных евреев.

Соответственно трем видам нечистоты предписаны три вида удаления от стана. Наиболее серьезная нечистота — нечистота на теле — требует, чтобы человек был изолирован за всеми тремя станами. Тот, кто истекал слизью, мог оставаться во внешнем, третьем стане, но не имел доступа в срединный. Человеку с наименее тяжелой разновидностью нечистоты — от контакта с трупом — можно было находиться в стане левиим.

В первый стан, внутренний, самый святой, запрещался вход любому нечистому.

Почему человек, наказанный пятнами на теле, удалялся за все три стана, т. е. изолировался строже всех?

В главе «Тазриа» книги «Ваикра» мы цитировали высказывание, в котором причиной проказы названы семь видов прегрешений.

Мидраш раба (7:5) приводит другое, близкое к этому, мнение: <<Сказал раби Йеhуда бар Шалом: «За одиннадцать действий Б-г наказывает человека пятнами: за оскорбление Имени Всевышнего, за разврат, за кровопролитие (“И сделал Б-г Каину знак — пятна на теле”), за то, что сказал о другом то, чего в нем нет, за гордыню, за вмешательство не в свое дело (уже знакомый вам пример с царем Узияhу. — И. З.), за ложь, за воровство, за ложную клятву, за Б-гохульство, за идолопоклонство»>>.

Как видите, раби Йеhуда бар Шалом тоже указывает, что причина проказы — тяжелые грехи, причиняющие серьезный вред обществу. Этим и объясняется особая строгость изоляции при проказе.

Правила очищения нечистого человека также зависят от вида нечистоты. Так, прокаженный — после того, как проказа миновала, — очищается иным обрядом (мы говорили о нем в главе «Мцора»), нежели нечистый от контакта с трупом человека. Последний нечист семь дней и очищается водой, смешанной с пеплом красной коровы (что это такое, мы узнаем чуть ниже — в главе «Хукат»), на третий и седьмой день нечистоты и погружением в миквэ в седьмой день. Прикоснувшийся к мертвому животному (глава «Шмини» книги «Ваикра») нечист в этот день до вечера и очищается погружением в миквэ. Нечистый от истечения слизи должен окунуться в родниковую воду. В случае двух первых видов нечистоты приносятся также соответствующие жертвы в Храм.

Указывая, что есть места, в которых ритуально нечистый человек находиться не должен, закон таким образом приказывает нам чтить святость.

Как мы можем проявить такое почитание сегодня?

Не будем говорить сейчас о видах нечистоты, когда достаточно только погружения в миквэ, или о правилах, касающихся коhаним. Будем говорить обо всех нас, ритуально нечистых, не прошедших очищения пеплом красной коровы, которого у нас нет многие сотни лет.

На какие места сегодня распространяется для нас эта заповедь? Где мы не должны бывать?

Все мы не имеем права посещать место, где стоял и будет стоять святой Храм. Рамбам в третьей главе «Законов о входе в Храм», одном из разделов его труда «Законы службы в [Храме]» (гл. 3), объясняет, что стих «чтобы отослали они из стана всякого прокаженного, и всякого истекающего слизью, и всякого осквернившегося мертвым» содержит заповедь отослать всех нечистых из места, где стоял Храм.

Место это не теряет своей святости даже когда Храм разрушен. Ибо сказано: «…и опустошу ваши святые места» (Ваикра», 26:31; Мегила, 28а) — они и опустошенные святы.

Кроме того, есть еще заповедь: «И Моего Храма бойтесь», то есть, как объясняет Рамбам (Законы об избранном [Б-гом] Доме, гл. 7, hал. 1 того же труда), — бойтесь Б-га, велевшего почитать это место.

Хотя Храм разрушен за наши грехи и мы лишены его по сегодняшний день, нам следует чтить его точно так же, как тогда, когда он стоял, ибо сказано: «Мои субботы соблюдайте, и Моего святилища бойтесь, Я — Г-сподь!» (Ваикра, 26:2).

Почему в одном стихе говорится и о субботе, и о Храме?

Точно так же, как суббота «между Мной и сынами Израиля — знак навечно» (Шмот, 31:17), и благоговение перед Храмом заповедано навсегда — «хотя он разрушен, святость осталась» (Рамбам. Законы службы в [Храме], разд. «Законы об избранном [Б-гом] Доме», гл. 7, hал. 7).

Святость Храма охраняется целым рядом законов Торы. Никому, кроме коhаним, не разрешается входить в Святилище и Святая святых Храма (рядовые евреи имеют доступ только во двор). Но и коhаним ограничены целым рядом правил:

коhен, даже если он ритуально чист и облачен в ритуально чистые одеяния и даже в день его службы, не может, тем не менее, войти в Храм с палкой в руках, или в обуви, или с деньгами в поясе или в складках одежды, или не помыв ноги;

коhен даже в день службы не имеет права войти в Храм, если одежда его порвана, если он выпил рюмку вина или другого опьяняющего напитка, если не стригся целый месяц;

даже коhену нельзя пройти дальше храмового двора не для службы, но, например, чтобы помолиться. Этим он нарушит заповедь Торы: «Пусть не во всякое время входит он в святилище» (Ваикра, 16:2) — он может войти в Храм только тогда, когда должен служить;

первосвященнику категорически запрещено входить в Святая святых не по службе. Нарушая этот запрет, он совершает смертный грех. В Йом-Кипур (мы говорили об этом в главе «Трума» книги «Шмот») он обязан входить туда четыре раза — но ни в коем случае не пять (Рамбам. Законы о входе в Храм, гл. 2, hал. 3).

Одна из заповедей в этой главе посвящена вопросу о нарушении супружеской верности. Она подробно объясняет, как должен поступить муж с женой, которая своим неприличным поведением вызвала у него серьезное подозрение в измене.

Он ведет ее в Храм, где мудрецы Верховного суда — Санhедрина — беседуют с ней и совершают такую процедуру:

«И велит ей коhен приблизиться, и поставит ее пред Г-сподом. И возьмет коhен святой воды в глиняный сосуд, и земли, которая на полу скинии… и положит в воду. И поставит коhен женщину пред Г-сподом, и обнажит [волосы на] голове женщины (снимет головной убор. — И. З.), и положит на ее ладони памятное приношение, это приношение ревности; а в руке коhена будет горькая вода, наводящая проклятие. И заклянет ее коhен, и скажет женщине: “Если… не совратилась ты осквернением при муже твоем, будешь невредима от этой горькой воды, наводящей проклятие. Но если ты совратилась при муже твоем… войдет эта вода, наводящая проклятие, во внутренности твои — чтобы вспучить живот и опавшим [сделать] бедро”. И скажет женщина: “Амен, амен”. И напишет коhен эти проклятия на свитке, и сотрет [высохшие на свитке чернила] в горькую воду. И даст он женщине выпить горькую воду…» (5:16—20, 22—24).

Этот отрывок поможет нам, когда ниже мы начнем разговор о возмездии. Пока же поговорим в целом о том, чем грозит народу Израиля нарушение правил половых отношений.

В устных преданиях и в комментариях Мидраш раба к этой главе (разд. 9, п. 7) сказано много интересного на эту тему.

«Во всех случаях за половой распущенностью следует тяжелое наказание, от которого гибнут и хорошие, и плохие», — сказано в мидраше. Далее следует объяснение.

При любом дурном поступке человека Б-г не торопится с карой. Он ждет — может быть, человек одумается. Это касается всех грехов, кроме разврата. Вспомним еще раз ситуацию, предшествовавшую потопу.

Люди поколения, на которое обрушился потоп, «брали себе жен, каких выбирали» (Брешит, 6:2), не считаясь с тем, что женщина замужем или обручена (по комм. Раши). И хотя Б-г сказал: «Истреблю человека, которого Я сотворил, с лица земли» (там же, 6:7), Он медлил с наказанием, пока люди не пали до того, что легализовали гомосексуализм. Тогда, говорит мидраш, наступил потоп.

Десять еврейских колен, живших в государстве Израиль, были изгнаны ассирийским царем Санхеривом, а их страна была заселена другими народами. Б-г позволил этому совершиться только потому, что евреи стали увлекаться чужими женами (см. Амос, 6:7).

Приговор Б-га на изгнание Йеhуды и Биньямина из их уделов также был подписан из-за распространенности разврата. Мидраш приводит такой диалог между Всевышним и пророком Ирмеяhу. Ирмеяhу кричал пред Творцом: «Во времена царя Менаше совершали много больше грехов, сейчас народ ближе к вере в Б-га и исполнению мицвот, но в мои дни Ты изгоняешь евреев из их страны!»

Отвечает ему Г-сподь: «Хотя во времена Менаше [евреи] и сердили Меня, нарушали все заповеди, отрицали существование Б-га, тогда еще не стала повсеместной половая распущенность (т. е. люди еще не утратили чувство стыда — как правило, женщины рожали от своих мужей. — И. З.). Я долго терплю, когда евреи совершают все грехи, но за разврат не сдержу гнев и отдам их в руки врагов».

Разврат — грех настолько серьезный, что Моше говорит народу: «Когда выступишь станом против врагов твоих, [особо] берегись всего дурного… Ибо Г-сподь, Б-г твой, идет в среде стана твоего, чтобы спасти тебя и предавать тебе твоих врагов; и да будет твой стан свят, чтобы Он не увидел у тебя срамного и не отстранился бы от тебя» (Дварим, 23:10,15).

Мидраш раба («Насо», разд. 9, п. 7) объясняет: «Берегись всего дурного» означает «остерегайся разврата». Ибо из-за этого греха Б-г, воюющий за Израиль, оставит вас, и вы попадете в руки врагов.

Слова «да будет твой стан свят», безусловно, включают в себя также и соблюдение запрета на половую распущенность. Только при этом условии Всевышний будет помогать Своему народу.

Шестой раздел главы почти полностью посвящен заповеди о незирут — добровольном обете, который дает человек, чувствующий, что он должен изменить свои привычки и принять на себя определенные ограничения, призванные помочь ему стать лучше.

Обет имеет в виду три ограничения: назир не должен пить вино и есть виноград, ему нельзя стричь волосы и находиться в контакте с мертвым телом (даже в случае смерти самых близких родных: отца, матери, брата, сестры, сына, дочери, жены).

Обычно обет незирут принимали сроком на месяц или немногим больше. В основном это делали люди, которые знали за собой, что любят выпить, и те, кто присутствовал при наказании женщины, подозреваемой в измене (поскольку одной из причин ее дурного поступка могло быть опьянение). По окончании срока обета приносились жертвы.

Все эти сведения понадобятся нам ниже, при разборе hафтары (hафтара — читающийся после каждой еженедельной главы Торы соответствующе подобранный отрывок из книг пророков, близкий по содержанию к ее теме или связанный с датой, когда читают недельный раздел).

Завершается шестой раздел заповедью о благословении коhаним народа.

<<И Г-сподь говорил Моше так: «Скажи Аhарону и его сынам следующее: “Так благословляйте сынов Израиля, говоря им: да благословит тебя Г-сподь и сохранит тебя. Да озарит тебя Г-сподь светом лика Своего и помилует тебя. Да обратит Г-сподь лик Свой к тебе и даст тебе мир”. И возложат Имя Мое на сынов Израиля, и Я благословлю их»>> (6:22—27).

Заповедь предписывает Аhарону и его потомкам благословлять евреев и содержит точный текст благословения, которое называется биркат-коhаним («благословение, [которое] коhаним [дают народу]»). Сегодня эта заповедь исполняется в Израиле ежедневно, а в большинстве общин за его пределами — по праздничным дням.

Следующий за этой заповедью седьмой раздел главы — подробнейший рассказ о том, какие дары и жертвы принесли к открытию Мишкана главы еврейских колен. Они делали это поочередно, каждый — в свой день. Церемония приношений продолжалась с первого по двенадцатый день месяца нисан, и каждый из них был днем особого торжества для одного из колен Израиля. Хотя все они принесли одинаковые жертвы, Тора всякий раз перечисляет их заново.

Тора экономна в словах. Так почему она двенадцать раз повторяет описание приношений каждого из глав колен? Мидраш раба (13:14) говорит: «Все принесли те же жертвы, но каждый — по особой причине».

У каждого из колен было свое предание о том, что с ним произойдет в будущем, до прихода Машиаха, полученное от праотца Яакова. Оно и определило мотивы их приношений.

В первый день месяца нисан принес дары и жертвы Нахшон, сын Аминадава, глава колена Иеhуды.

Ему было известно, что среди царей, которые от него произойдут, два — Шломо и Машиах — будут царствовать и на суше, и на море. Нахшон решил принести в дар Храму серебряную чашу, символизирующую море, и серебряный шарообразный кубок, символизирующий землю (представление о земле как о шаре для того времени просто удивительно!). Кубок весил семьдесят шекелей, что указывало на семьдесят народов мира. Согласно Торе, их именно столько — по числу потомков Ноаха. Вы знаете, что после потопа на земле остались только Ноах и его сыновья Шем, Хам и Йефет. Тора перечисляет семьдесят их детей и внуков (Брешит, 10), от которых и произошли все современные народы.

Чаша должна была служить для замешивания теста, а кубок — для кропления кровью. Чаша и кубок были наполнены крупчатой мукой с оливковым маслом — символ даров, которые народы мира будут приносить и Шломо, и Машиаху. Золотая ложка весом в десять шекелей, подаренная Нахшоном Храму, указывала на десять безупречно благочестивых поколений его рода, от Переца до Давида (они перечислены в Свитке Рут, 4:18—22).

Одного бычка, одного барана (в возрасте от 13 месяцев до двух лет) и одного ягненка, не достигшего года, Нахшон принес в жертву ола — жертву всесожжения.

Бычок должен был напомнить о заслугах Авраhама, на третий день после обрезания побежавшего за теленком в коровник, чтобы угостить странников; баран — о заслугах Ицхака, лежавшего связанным на жертвеннике (вместо него, как вы помните, принесен был в жертву баран, запутавшийся рогами в ветвях); ягненок — о заслугах Яакова, который двадцать лет пас овец Лавана, постоянно его обманывавшего, и все трудности выдержал.

Еще Нахшон принес козленка в жертву хатат (как вы знаете по главе «Ваикра» одноименной книги, это — грехоочистительная жертва) — за грех Йеhуды, который вымазал рубаху Йосефа кровью козленка, похожей на человеческую.

В жертву шламим Нахшон принес двух быков, пять баранов (возрастом от тринадцати месяцев до двух лет), пять козлов и пять ягнят, не достигших года. Это — мирная жертва, которая, как вы помните, — символ удовлетворения человека своей жизнью.

Два быка выражали радость главы колена от того, что оно даст еврейскому народу двух царей — Давида и Шломо, первый из которых заложил фундамент Храма, а второй построил сам Храм.

Пять баранов, пять козлов и пять ягнят символизируют пятнадцать царей, правивших после Шломо, — пятерых благочестивых, пятерых, обладавших и достоинствами, и недостатками, и пятерых отступников.

Во второй день месяца принес дары и жертвы Нетанэль, сын Цуара, глава колена Иссахара. Благодаря предсказанию Яакова Иссахар и его колено заранее знали, что у евреев будет Тора — Письменное и Устное Учение — и что их колено прославится великими знатоками Торы.

Тора сравнивается с хлебом и вином, как сказано царем Шломо в книге «Мишлей» (9:5) со слов Всевышнего: «Идите, ешьте Мой хлеб и пейте Мое вино». Хлеб пекут в чашах, а вино пьют из кубков. Поэтому Нетанэль принес в дар Храму чашу и кубок.

Ложка весом в десять золотых шекелей в его приношении символизировала десять заповедей. Все остальные его дары и жертвы также имели отношение к Торе.

И таким образом в мидраше объяснены приношения всех колен.

В связи с этой главой Мидраш раба много говорит о воздаянии. В главе «Бехукотай» книги «Ваикра» мы упоминали принцип Высшего Суда — мида ке-негед мида. Так вот, этот очень важный принцип содержится в мидраше, рассматривающем главу «Насо».

Та же тема присутствует и в трактате «Сота», разбирающем законы о наказании неверной жены, изложенные в этой главе (сота — женщина, подозреваемая в неверности, буквально — «сошедшая с пути»). Трактат утверждает: «Той мерой, которой человек мерил, и ему отмерят».

Почему? Каким образом из главы «Насо» извлекается такой урок?

Попробуем представить себе, как может выглядеть поведение, заставляющее заподозрить неверность. Наверно, муж начинает замечать, что его жена часто принимает одного и того же гостя, подолгу остается с ним наедине. Можно предположить, что она украшает стол самой лучшей посудой, кокетливо причесывается, наряжается… А во время проверки горькой водой все делается строго наоборот: питье ей дают в глиняной посуде, волосы же распускают (простоволосая, непокрытая голова выглядит неприлично). Отсюда вывод: неправильный поступок оборачивается против самого человека, мида ке-негед мида.

Как вы знаете, по субботам во всех синагогах читают очередную главу из Торы, а после нее — hафтару.

Поскольку в недельной главе говорится о заповеди назирут, hафтара представляет собой отрывок из Танаха (Книги Судей), рассказывающий о рождении богатыря Шимшона, который был назиром. Эта история также связана с темой воздаяния.

Мать Шимшона, жена Маноаха, была бесплодна. Однажды к ней пришел ангел в образе человека и сказал: «Ты бесплодна и не рожаешь, [но] зачнешь и родишь сына. А теперь остерегайся: не пей вина… и не ешь ничего нечистого. Ибо… родишь сына, и бритва не коснется его головы, потому что назиром Б-га будет мальчик от рождения. И с него начнется спасение Израиля от рук филистимлян» (Книга Судей, 13:3—5).

Шимшон совершил много добрых дел. Двадцать лет он был судьей в народе Израиля и не брал платы за свою работу. Ни разу в жизни он никого не затруднил и не обременил самой мелкой просьбой, вроде «отнеси мой посох туда-то» (Сота, 10). Но у Шимшона был один недостаток: он «следовал за своими глазами». В городе Тимна Шимшон познакомился с одной филистимлянкой и сказал родителям: «Я хочу на ней жениться». Отец и мать возразили: «Неужели среди дочерей твоих братьев и во всем народе нет девушек, что идешь брать жену из филистимлян?» «Мне она нравится», — ответил Шимшон (букв. «Она хороша в моих глазах»). Он принял неверное решение, что потом и подтвердилось (см. Книга Судей, 14).

Поэтому когда впоследствии Шимшона постигло наказание свыше, состояло оно в том, что филистимляне выкололи ему глаза.

Авшалом, сын царя Давида, гордился своими прекрасными волосами. Тщеславие и стало причиной его гибели. Он зацепился волосами за ветки в лесу, мул, на котором он ехал, пошел дальше, а Авшалома настигла погоня.

Это же правило действует и при воздаянии за хорошие поступки и качества. Но за добро воздается в пятьсот раз больше (т. е. Б-г делает человеку в пятьсот раз больше добра, чем совершил человек).

В главе «Мцора» книги «Ваикра» мы уже упоминали о наказании, понесенном Мирьям, сестрой Моше-рабейну, за необдуманный разговор о брате (произошло это, когда евреи находились в пустыне, и сам этот эпизод Тора излагает в последней части следующей недельной главы — «Беhаалотха»). Но в обстоятельствах этого наказания содержится и воздаяние за другой, хороший ее поступок. Когда в Египте фараон отдал приказ уничтожать всех новорожденных еврейских мальчиков, топя их в Ниле (он боялся, что один из них станет освободителем еврейского народа, как ему предсказали маги и чародеи), то мать Моше, будущего вождя Израиля, спрятала его, опустив в корзине в реку. Мирьям осталась на берегу и ждала, чтобы узнать, что произойдет с братом. За это весь еврейский народ неделю ждал ее и не двигался со стоянки, пока она полностью не излечилась от проказы. Короткое время, что она провела у реки в ожидании, как решится участь брата, было многократно воздано ей за эту неделю.

Йосеф нес тело своего отца Яакова из Египта в Эрец-Исраэль, чтобы похоронить его в Меарат-hа-махпела. Б-г воздал ему потом за этот поступок: набальзамированные останки Йосефа доставил в Эрец-Исраэль Моше.

Путники, изредка встречавшиеся евреям в пустыне, видели, что те несут два ковчега, и спрашивали, что это такое. Им отвечали: в одном — скрижали Завета с десятью заповедями, а во втором — мертвец. Прохожие любопытствовали: а какое отношение к десяти заповедям имеет этот мертвец? И им отвечали: когда этот человек был жив, он выполнял то, что написано в скрижалях, лежащих в другом ковчеге.

Моше позаботился о прахе Йосефа. Как наградить его за это? Не было никого выше Моше (и нет по сей день), никого, кто мог бы воздать ему достойную его честь погребения. И Б-г Сам его похоронил. Когда Моше умер, земля вокруг осыпалась и стала ему могилой. «И [Б-г] похоронил его в долине», — говорится в главе «Ве-зот hа-браха» книги «Дварим» (34:6).

Нет человека выше Моше-рабейну. Сказано о нем, но относится ко всякому праведнику:

«Твоя праведность пойдет впереди тебя» (Йешаяhу, 58:8).


Оглавление

Выбор еврейского имени [↑]

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности. И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Выбор еврейского имени очень ответственен — имя влияет на судьбу человека. Какие советы по выбору имени дает традиция?

Значение имени [↑]

Выбор имени для еврейского ребенка имеет огромное значение. Наши мудрецы говорят, что имя отражает сущность человека, его характер и судьбу. В Талмуде сказано, что в момент, когда родители нарекают новорожденного, их души посещает пророчество, небесная искра. Но даже при том, что Сам Всевышний дает нам подсказку, многим парам трудно определиться с выбором имени для младенца.

Как же правильно выбрать имя? Почему евреи не называют сына в честь отца? Можно ли назвать мальчика в честь бабушки или объявить его имя до Брит-милы (обрезания)?

Еврейские обычаи [↑]

В имени заложено не только будущее, но и прошлое. Ашкеназы традиционно дают имя в честь умершего родственника. Считается, что между его душой и душой новорожденного образуется некая метафизическая связь. Добрые дела тезки возвышают душу умершего, а хорошие качества предка оберегают и вдохновляют нового обладателя имени [другое объяснение: есть надежда на то, что ребёнок проявит все хорошие качества родственника, в честь которого он назван].

Как быть, если вы хотите назвать ребенка в честь ушедшего родственника, но кто-то из ныне здравствующей родни уже носит это имя? Ответ зависит от степени родства ребенка с потенциальным живым тезкой. Если это близкий родственник (кто-то из родителей, братьев-сестер или дедушек-бабушек), то лучше подыскать другое имя. Если же родственник дальний, то все в порядке.

У сефардов принято давать имя в честь живых, часто в честь дедушки. Это выводится из Талмуда (Шабат 134а), где говорится о ребенке, названном в честь раби Натана при жизни раби Натана.

В еврейском народе принято давать имена праведных людей из ТаНаХа (Тора, Пророки и Писания), например, называть мальчиков в честь праотцев — Авраам, Ицхак или Яаков, в честь еврейских пророков и царей, например, Шауль, Шмуэль, Давид, Шломо, Моше или Аарон, девочек в честь праматерей — Сара, Ривка, Рахель или Лея, или в честь других праведных женщин, о которых говорится в ТаНаХе, например, Двора, Йохевед или Хана.

Ещё есть обычай называть детей в честь великих раввинов и мудрецов Торы, как, например, Исраэль-Меир — в честь Хофец Хаима

Иногда имя выбирают в соответствии с праздником, во время которого родился ребенок. Например, если мальчик появился на свет в Пурим, его называют Мордехаем, а девочку — Эстер. Девочку, рожденную в Шавуот, можно назвать Рут, а детей, родившихся Девятого Ава — Менахем или Нехама.

Есть также обычай давать имена, встречающиеся в разделе Торы той недели, на которую приходится день рождения ребенка.

Как правило, мальчикам дают имя при обрезании на восьмой день, а девочкам — в первый Шабат после рождения, когда достают свиток Торы в синагоге [читайте на сайте материал про Чтение Торы].

Скрытый смысл [↑]

В святом языке имя — не просто набор букв, оно раскрывает сущность его обладателя.

Мидраш (Берешит Рабба 17:4) рассказывает, что первый человек, Адам, дал имена всем живым существам в соответствии с их сутью и предназначением. Предназначение осла, например, нести тяжелый материальный груз. Осел на иврите — «хамор». Это слово имеет тот же корень, что и слово «хомер» — «материя», «вещество».

Это же принцип применим и к людским именам. Лея [жена праотца Яакова. Прим.ред.] назвала своего четвертого сына Иегудой. Это имя — от корня, обозначающего «благодарность», а если в нем переставить буквы, то получится Святое Имя Всевышнего. Так Лея хотела выразить Ему особую благодарность (Берешит 29:35).

Эстер, имя героини Пурима, образовано от корня, обозначающего «сокрытие». Эстер была известна своей красотой, но её скрытая внутренняя красота превосходила внешнюю.

Еще один пример — популярное имя Ари, на иврите «лев». В еврейской литературе со львом сравнивается уверенный в себе, целеустремленный человек, который набрасывается на каждую возможность выполнить заповедь.

Бывают, конечно, и плохие имена. Вряд ли вы захотите назвать сына Нимрод, ведь оно — от корня, означающего «мятеж». Царь Нимрод восстал против Всевышнего, бросив нашего праотца Авраама в горящую печь.

Если вы хотите назвать мальчика в честь женщины, постарайтесь сохранить неизменным максимальное число букв. Например, Браха можно заменить на Барух, а Дина на Дан.

Еще несколько полезных правил [↑]

У многих из нас, кто хочет изменить своё имя на еврейское, возникает дополнительный вопрос — как «увязать» своё нееврейское имя с еврейским?

Некоторые переводят своё имя на иврит дословно — например, «Мила» это «Наоми» на иврите.

Некоторые выбирают ивритское имя по созвучию: Анатолий — Натан, Юрий — Ури, Виктор — Авигдор и т. д.

В любом случае, выбор имени — очень ответственный шаг, имя человека оказывает влияние на его судьбу и качества характера, и мы советуем обращаться с этим вопросом к вашему местному раввину…

Если семья живет за пределами Израиля, постарайтесь дать ребенку такое традиционно еврейское имя, которое также привычно звучит на языке этой страны. Например, Яков или Дина в России, Дэвид или Сара в англоязычных странах. Не следует давать одно, «еврейское», имя «для синагоги», а другое — которым ребенка на самом деле будут называть. Настоящее еврейское имя — хорошее средство против ассимиляции.

Мидраш (Бемидбар Рабба 20:21) рассказывает, что евреи удостоились чудесного освобождения из египетского рабства отчасти и потому, что не переняли египетские обычаи, а продолжали давать детям еврейские имена.

Многие родители не хотят называть ребенка в честь родственника, который умер молодым или неестественной смертью, опасаясь, что несчастья могут «перейти» к новому обладателю имени. Раби Моше Файнштейн дает по этому поводу несколько рекомендаций.

Если человек умер молодым, но своей смертью, и оставил после себя детей, то это не считается плохим знаком, и ребенка можно назвать в его честь. Пророк Шмуэль и царь Шломо умерли в возрасте 52 лет, и их имена всегда были и остаются популярными в нашем народе, т.е. это уже не считается, что человек умер в молодости.

Если же человек умер от неестественных причин, то раби Файнштейн рекомендует немного изменить имя. Например, евреи называют сыновей именем Йешайа в честь пророка Йешаягу, который был убит.

Раби Яков Каменецкий считает, что переход от «молодости» к «старости» происходит в 60 лет. В Талмуде (Моэд Катан 28а) рассказывается, что когда раби Йосефу исполнилось 60 лет, он устроил празднование по случаю начала долголетия.

Вопреки распространенному мнению, не запрещается объявлять имя новорожденного до обрезания, хотя многие так не делают. В полной мере, однако, мальчик получает душу только во время Брит-милы, и поэтому в метафизическом смысле до этого момента не имеет имени. Это выводят из того, что Всевышний дал новое имя нашему праотцу Аврааму после Брит-милы, когда тот был в возрасте 99 лет (Зоар — Лех-Леха 93а, Таамей Минхагим 929).

Все звезды именами называет… [↑]

Царь Давид писал: «…Исчисляет количество звезд, всех их именами называет» (Теилим 147:4). С древних времен звезды завораживали людей. Они «намекают» на секреты мироздания и тайны будущего. Они указывают путь странникам, озадачивают астрономов и вдохновляют исследователей. В бескрайнем темном небе они кажутся совсем маленькими, а их количество не поддается исчислению; но все они значимы в глазах Всевышнего. «Всех их именами называет». У каждой звезды — свое особое предназначение, и все они разные, не похожи друг на друга.

Тора часто сравнивает евреев со звездами (Берешит 15:5). Как звезды светят в ночной тьме, так и евреи должны нести в темный мир свет Торы; как звезды указывают путь странникам, так и евреи призваны показывать путь морали и нравственности.

И так же, как звезды хранят секреты будущего, так от действий еврейского народа зависит будущее человечества, приближение окончательного освобождения.

Звезды выглядят крошечными точками в бескрайнем ночном небе, а наш народ кажется маленьким и незначительным среди миллиардов людей на земном шаре. Всевышний дает имя каждой звезде потому, что все они важны для Него и дороги Ему, и точно так же Он участвует в наречении имени каждому еврейскому ребенку. У каждого еврея свое предназначение, мицва (заповедь), к которой он имеет особый дар, и каждый из нас излучает свой неповторимый свет.

В конце времен любовь Всевышнего к Своим детям не будет вызывать сомнений. После Девятого Ава мы всегда читаем: «Поднимите глаза ваши в высоту небес и посмотрите: Кто сотворил их? Тот, кто выводит воинство их счетом, всех их именами называет Он; от Великого могуществом и Мощного силой никто не скроется» (Йешаягу 40:26).

В конце времен все евреи вернутся в Иерусалим («никто не скроется»). Всевышний сочтет всех и даст каждому имя.

Порядок наречения имени [↑]

Итак, имя мальчику дают во время его обрезания.

У ашкеназских евреев, как указано выше, принято давать новорожденному имя покойного члена семьи, например, дедушки, дяди и т.д. — как бы увековечивая память об умершем. У сефардов, наоборот, имя ребенку дают в честь живущих.

Если родилась девочка, то ее имя в первый раз произносится над свитком Торы, к чтению которой вызывают ее отца.

После того как отрывок Торы прочитан, среди прочих благословений читаются два особых отрывка «Ми Шеберах» — за здоровье роженицы (жены вызванного к Торе) и новорожденного ребенка.

Если родился мальчик и он еще не обрезан — при чтении молитвы о его здоровье имени не называют. Если родилась девочка, то в этот момент она и получает свое имя.

Роженица благодарит Всевышнего за успешные роды и произносит благословение «аГомель»:

«Благословен Ты, Всевышний… за то что воздал мне добром».

Делается это в присутствии группы взрослых мужчин-евреев числом не менее десяти (см. материал про Миньян евреев).

Во время обрезания «аГомель» читается перед приглашенными на церемонию. Если же родилась девочка, то собирают специальный миньян мужчин в доме, или мать посещает синагогу в тот день, когда муж над свитком дает имя девочке. Отвечают на ее благословение женщины, присутствующие в женской части зала.

Отвечают на «аГомель» так:

«Амен. Кто воздал тебе добром, Тот и впредь будет воздавать тебе добром!»

Текст на иврите приведен в сидуре — сборнике еврейских молитв (см. «Чтение Торы»).

Читать дальше