Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
По материалам статьи Ш. Исраэли в газете Йатэд Нээман от 11.02.2011

(По материалам статьи Ш. Исраэли в газете Йатэд Нээман от 11.02.2011)

Армейские гиюры были признаны кашерными ретроактивно — после заключения раввинской комиссии, назначенной Главным Раввинатом. Следует заметить, что у комиссии не было ни полномочий, ни желания рассматривать вопрос о кашерности уже сделанных гиюров (см. ниже).

Каков главный фактор, «превращающий» нееврея в еврея? Согласно еврейскому Закону это — принятие на себя обязанности соблюдать мицвот — заповеди, которые Всевышний дал евреям.

Приняли ли на себя армейские «геры» обязанность соблюдения мицвот? Намеревались ли они соблюдать мицвот после гиюра?

Обратимся к истории вопроса.

«Совместные институты». Кто готовит к гиюру?

Невозможно дважды произвести первое впечатление. Так говорят консультанты по трудоустройству.

Какое впечатление об иудаизме складывается у солдат, проходящих гиюр? Проще говоря, с каким иудаизмом они знакомятся и кто те евреи, которые знакомят их с иудаизмом?

Процессом подготовки к гиюру в армии руководят «Совместные институты по изучению иудаизма». Вот что сообщает Израильский Институт Демократии об их создании.

Они появились в результате событий 1997 года, когда реформисты и консерваторы подали в Багац («Высший суд справедливости») прошение признать их гиюры, произведённые в Стране. (Реформистское и консервативное течения, сложившиеся в 19 веке в Германии и США, не считают исполнение мицвот обязанностью евреев). В конце концов, была создана комиссия под руководством Яакова Нээмана. Там были представители всех течений.

Было решено создать «Совместный институт трёх течений иудаизма», где будут готовить к гиюру. Но принимать решение о гиюре по-прежнему будет раввинский суд. Под эгидой Совместных институтов были созданы ульпаны гиюра Натив и «бейт-мидраш» Мораша. Во главе руководства Совместных институтов встал профессор Бени Иш-Шалом, в прошлом — преподаватель махшевет Исраэль («философии иудаизма») в Еврейском университете. Он и основал Бейт-Мораша — «бейт-мидраш для современных ортодоксов, открытых современности и общей культуре».

В той же статье (41) профессор заявляет: «Необходимо признать легитимность разнообразных еврейских форм жизни, честно принять легитимность иного еврейского существования». Иными словами, есть евреи, которые соблюдают мицвот и которые не соблюдают. По мнению профессора, следует признать легитимность обеих групп.

Руководители Совместного института были сильно разочарованы, т.к. фактическое число желающих принять гиюр (митгайрим) было очень невелико. Иш-Шалом обвинил в этом «жёсткие критерии и методы раввинских судов, которые отвращают большинство репатриантов от гиюра».

Следующим шагом стало продвижение проекта «интенсивного» гиюра в рамках Армии Обороны Израиля. Это была совместная инициатива Иш-Шалома и кцин-хинух раши (высшего офицера, отвечающего за образование в армии) Элазара Штерна. Предполагалось, что «в иерархической армейской системе, не подчинённой гражданским судам, можно будет осуществлять ускоренный гиюр, более либеральный, чем в гражданском суде».

Понятно, почему многие солдаты пошли на эти курсы «ознакомления с иудаизмом» и гиюра. «Предполагалось: если солдаты будут знать, что учёба будет проходить во время службы и за счёт службы, многие захотят пойти на курсы, чтобы не тратить время после демобилизации». Начальный курс могли посещать и евреи, и неевреи. Курсы пользовались большой популярностью среди солдат: развлечение за счёт службы, экскурсии, интересные семинары — и всё бесплатно.

Яаков Г., служащий запаса, религиозный, с юга Страны, сказал корреспонденту нашей газеты: «Почему я пошёл на курс? А почему бы нет? Одно слово: кайф. Чупар (“подарок”, сленг.) за счёт армии, на который имеет право каждый новый репатриант. Я побывал в таких местах Страны, куда на гражданке не мог добраться, были потрясающие экскурсии и мероприятия астрономической стоимости».

Заметим: сторонники армейского гиюра утверждают, что на курсы пришли 20 тысяч желающих принять гиюр, а закончили его только 5 тысяч. «Отсюда следует, что прочие были отсеяны из-за несерьёзности и несоответствия». Это просто очковтирательство. На начальный курс приходит масса народу, евреи («углубить свои познания в иудаизме») и неевреи. Большинство из них вовсе не заинтересованы в гиюре. Их интересуют, как мы видим, фантастические возможности, которые там открываются: бесплатные экскурсии, впечатления, празднования с выпивкой (по словам Яакова Г.). И возможность отдохнуть от службы. После начального курса большинство уходит, остаются только те, кто собирается сделать гиюр.

Курсы Натив должен закончить каждый, кто хочет принять гиюр в армии. Вот что говорят о них сами «разработчики»: «Программа не интенсивная, подход плюралистический, сочетание семинаров и суббот, наполненных впечатлениями». «Состав команды курса отражает многообразие израильского общества». (Вообще-то, плюрализм не характерен для того иудаизма, который был передан нам поколениями).

Руководство Совместного института цитирует распространённый вопрос: «Почему я должен выбирать ортодоксальное течение, когда любой еврей может выбирать сам, каким евреем ему быть?». И, чтобы не отпугнуть потенциальных митгайрим, представляет им иудаизм комфортный и готовый к услугам: «И ты можешь выбирать, каким евреем быть. Но сегодня государство, стремясь к единству еврейского народа, решило, что признанным гиюром будет ортодоксальный, т.к. он признаётся всеми». (Одно из условий урегулирования, предложенного комиссией Яакова Нээмана: на курсах ученикам преподают «различные подходы в иудаизме»).

«Ортодоксальный гиюр — единственный, который признан в Стране, когда речь идёт о Законе о возвращении или личном статусе. Но это не мешает уважать другие мнения и учиться у них». До чего изящно!

Итак, мы подошли к вопросу о содержании обучения.

Рассказывает Яаков Г.: «Содержание достаточно смешанное. Много сионизма и Герцля, очень много внимания израильскому ощущению (хавайа исраэлит), включая знакомство с израильскими песнями и культурой. Хуже всего: еврейское содержание максимально разбавленное. Объяснили, что в иудаизме есть три течения и все должны жить в мире друг с другом. Реформистские “ценности” представлены наравне с ценностями иудаизма. Пусть каждый выбирает, что понравится».

Яаков рассказывает, как «сцепился» с учительницей, которая носила брюки и объясняла, что нельзя сидеть на столе, на котором лежит священная книга. Указал ей на двойственность её поведения. «И тогда решили, что я перешёл все границы. Собрали комиссию и выкинули меня с курсов».

Главный раввин Армии Рафи Перец засвидетельствовал перед членами совета Главного Раввината: в ульпанах гиюра преподают учителя-реформисты, и преподают они атеистические воззрения (материалы находятся в редакции).

Солдаты, закончившие курс, свидетельствуют: их учили не верить Торе и сомневаться в основах религии: казням египетским есть «научное» объяснение и т.д., и т.п.

Таковы учителя и содержание обучения.

А как обстоит дело с принятием мицвот?

Яаков Г. говорит: «90% слушателей курса Натив были неевреи. Не все собирались продолжать, но многие обдумывали возможность гиюра. Все без исключения знали, что это несерьёзно, и заявляли, что не собираются соблюдать мицвот».

От солдат, прошедших курс гиюра, мы также слышим: «агенты по продажам» иудаизма на этих курсах — «атмосфера» и фольклор. Белая скатерть, горящие свечи и семейное «вместе» в субботу, зелёная сукка в Суккот («единение с природой»), пение в синагоге, которое сплачивает друзей. И так далее в том же духе. Декорации занимают центральное место, а суть — исполнение заповедей Творца — отодвинута, во многих случаях «неактуальна».

Профессору Иш-Шалому принадлежит блестящая формулировка: «Человек, соблюдающий заповеди, и человек религиозный — не одно и то же». Так удобная идея «быть религиозным в сердце» получила глубокое философское обоснование.

Классический вопрос, который задают потенциальные митгайрим в ульпанах гиюра: «Что мне делать, если я принимаю иудаизм, но не во всех деталях?». Успокоительный ответ: «В принципе, детали не есть выражение любви к основам. На практике соблюдение мицвот — длительный процесс, претерпевающий изменения на протяжении всей жизни еврея». (Это концепция Исраэля Вайса, главного раввина Армии в 2006—2009 годах, при котором фиктивные, без принятия мицвот гиюры были поставлены на поток: сотни в год). Итак, соблюдение мицвот — процесс, протекающий у каждого по-своему. Что соблюдать, решает «пользователь». День — да, день — нет, одну мицву — да, другую — нет.

Профессор Иш-Шалом утверждает: вообще, вся тема соблюдения мицвот — беспокоящая, травмирующая. «Не надо загонять митгайрим в угол, задавая прямые вопросы, будут ли они соблюдать 613 заповедей. Это может вынудить их лгать. Это вопрос сам по себе провокационный». Иными словами, провокационным является вопрос, будут они соблюдать мицвот или нет.

Иш-Шалом продолжает: «То, что надо проверять, — это насколько серьёзно их решение стать неотделимой частью еврейского народа, включая признание того, что иудаизм — неотделимая часть еврейской идентичности». Что это за идентичность? О чём речь — о национальных блюдах? О службе в армии? О сплочении вокруг той или иной спортивной команды?

Комиссии, назначенной Главным Раввинатом, были заранее поставлены границы: «Сосредоточиться только на процессе гиюра, а не на митгайрим». А почему, собственно?

Один из видных судей указывает: «Самые тяжёлые вопросы относятся именно к митгайрим: каковы были их намерения, говорили ли они от чистого сердца, какова вероятность того, что они будут соблюдать мицвот, принимают ли они основы религии и т.д., и т.п.».

Д-р Йеуда Брандес, глава «бейт-мидраша» Мораша, который в рамках Института изучения иудаизма также руководит ульпаном гиюра, назвал армейский гиюр «переходом в израильтяне» (гиюр лэ-исраэлиют; Брандес такой гиюр поддерживает). Он пишет: «Они (сторонники и организаторы армейского гиюра) полагают, что в наше время есть смысл облегчить процесс гиюра и рассматривать желание человека и его общую готовность присоединиться к еврейскому народу и быть “традиционным” как достаточное условие для перехода в еврейство. Требование исполнения мицвот… не является обязательным для гиюра при нынешних условиях».

Давид Став, который был судьёй в суде по гиюрам Хаима Друкмана, излагает факты со всей прямотой. В противоположность прочим, он хотя бы не лжёт.

В своей лекции в Израильском Институте Демократии 22 сивана 5768 он сказал:

«Политика судов по гиюру в целом была направлена на то, чтобы обмануть всех: она обманывала саму себя, обманывала общество и, в конце концов, породила такую ситуацию, когда её атакуют со всех сторон…

Все суды утверждают, что требуют соблюдения мицвот и всё различие между ними и харедим (“ультраортодоксами”) — в мере “подозрительности”, проверке того, что происходит после гиюра. Мы не проверяем. Это наша политика…

Но в этом и проблема — большинство митгайрим не соблюдают Тору и мицвот. О том, какой процент не соблюдает, спорят:60%, 70% или 80%. А после армейских гиюров… Я надеюсь, что никто не оскорбится. Готов спорить: не 60%, не 70%, а 90% не соблюдают Тору и мицвот.

Кого вы обманываете? Вы требуете соблюдения заповедей, которые обязаны выполнять евреи, или не требуете? И если вы видите, что в результате большинство из них не соблюдает Тору и мицвот, это значит, по-видимому, что или вы обманываете нас, или вы обманываете их, или они обманывают вас…

Недавно рав Элиэзер Меламед сказал: надо, чтобы судьи были простаками (тмимим)… Как это может быть? Для судьи азбука — не быть простаком. Если судья “не наблюдательный” и 70-80% геров водят его за нос, одно из двух: или он не должен быть судьёй, или он обманывает — и тогда харедим правы».

Об этом же говорит д-р Брандес: насколько он может судить по опыту общения с учащимися ульпанов гиюра, их гиюр — обман. В статье от 21 элуля 5768 в журнале Акдамот, который выпускается ульпанами гиюра, он свидетельствует, что этим молодым людям сознательно позволяют лгать:

«Тот, кто полагает, что принятие мицвот — необходимое условие гиюра, не видит никакой возможности их принять… Существует объективно верное предположение (умадна дэ-мухах — галахическое понятие), что их обещание перед судом соблюдать мицвот — просто слова.

Под влиянием государственного мышления и национальной ответственности сложился средний подход: формально от них требуют принятия мицвот, но закрывают глаза на тот факт, что они не собираются принять их полностью, присоединиться к религиозному обществу.

Геры понимают: чтобы присоединиться к еврейскому народу, они должны стать участниками процесса обмана и самообмана»…

У евреев особая функция и особые обязанности в этом мире, у неевреев — другая функция и другие обязанности. Вносить путаницу в такой фундаментальный вопрос, кто является евреем, а кто нет, — это страшный и непоправимый ущерб для еврейского народа. В какой-то момент кто-то из этих людей захочет приблизиться к соблюдению заповедей и, может быть, начнёт их соблюдать, живя фантазией, что он еврей. А это не так. Кто-то будет искать невесту еврейку и возьмёт такую «гиёрет», будет рад, что женится на еврейке, а в действительности и она, и её будущие дети — неевреи и т.д.


Зачем Б-гу подвергать нас проверке, если Он заранее знает, каким будет результат? В чем состоит цель испытаний и какие личные средства необходимы для их успешного преодоления? Читать дальше