Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Ссора между издателями книг в Славите и издателями из Вильны. Рав Акива Эйгер встал на сторону издателей из Вильны.

«Смиреннее всех людей» (12:3). Князь Торы, гаон раби Акива Эйгер был духовным гигантом, но физически он был низкого роста. От долгого сидения за книгами его спина сгорбилась, что делало еще его ниже. Он был широко известен, и его современники безгранично восхваляли его. Когда он поехал в Варшаву по общественным делам, толпы народа устремились, только чтобы увидеть его святое лицо. Когда его карета подъехала к гостинице, его окружили раввины и знатные люди города, а он стал подниматься по ступеням. Обернувшись, он увидел, что вся улица от начала и до конца потемнела от огромного количества народа. Масса людей смотрела на него с затаенным дыханием.

«Удивляюсь, — сказал он, — разве в Варшаве нет низких и горбатых людей?»

Эту историю рассказывали в присутствии рава Шаха, спрашивая: «Ну разве может быть, чтобы рав Эйгер был настолько наивным? Разве не знал он, что является величайшим мудрецом поколения, и что толпа собралась, чтобы почтить его?»

Рав Шах отвечал на это: «Конечно, он это знал, и у нас есть тому доказательство!»

И он рассказывал: однажды разгорелась ссора между издателями книг в Славите, которые были знающими и праведными внуками раби Пинхаса из Корица, и издателями из Вильны. Конфликтующие стороны обратились к мудрецам поколения, и рав Акива Эйгер встал на сторону издателей из Вильны. Тогда издатели из Славиты стали намекать, что, дескать, на рава оказывают давление его родственники, и что его решение не беспристрастно. Когда рав Эйгер услышал это, то рассердился из-за этих слухов. И сразу же рука Б-жья покарала этих людей. Их схватили из-за ложного навета и приговорили к длительному заключению. Они поняли, что пострадали из-за гнева главы поколения и отправили делегацию, чтобы помириться с ним.

Но рав сказал им: «Если бы вы оскорбили меня лично, я бы простил. Но вы пустили слухи против закона Торы. В этом есть оскорбление имени Б-га. Теперь будут говорить, что судьи искажают справедливость. Такому нет искупления!»

Ему попробовали возразить: «Но ведь они знатоки Торы из почетных семей. Быть может, рав все-таки проявит снисходительность ради почтения к Торе?»

На это последовал решительный ответ: «В нашем поколении почтение к Торе — это почтение ко мне!»

Значит, рав Эйгер знал свое достоинство. Он был мудрым и понимал, какое занимает место. Почему же тогда он так удивился из-за толпы, которая пришла посмотреть на него?

Рав Шах ответил на это: «Место свое он знал, но ему нужно было выразить удивление по поводу собравшихся повидать его».

Таков был его ответ, но нам по-прежнему непонятно: что же означают эти слова?

В нашей недельной главе мы читаем: «А человек этот, Моше, смиреннее всех людей, какие есть на земле». Здесь тоже непонятно: разве он не знал, что он выше всего народа и обладает наибольшей святостью? Он поднимался на небо и состязался с ангелами, получил Тору из уст Самого Всевышнего. Никто не может сравниться с ним по уровню пророчества, по знанию Торы, по степени святости и чистоты, по талантам и их применению.

Конечно же, он знал все это. Как же тогда он был таким смиренным?

Но дело в том, что кроме всего этого он знал еще кое-что.

Он знал то, о чем сказал рав Хаим из Воложина: «Человек сотворен не для себя самого, а для того, чтобы помочь другим всем, чем сможет». Поэтому «если ты много учил Тору, не приберегай это добро для себя (“добро” — это и есть Тора), ибо для этого ты создан» (Авот 2:8) — создан, чтобы не удерживать ее у себя, а передавать другим.

Кто знает это и кто пронизан этим ощущением, тот не будет гордиться. Ведь служащий банка не гордится огромным капиталом, который каждый день проходит через его руки. Он знает, что все это ему не принадлежит, и что он всего лишь служащий. Фактически, он находится в двойном подчинении: с одной стороны, он служит клиентам, с другой — владельцам банка. А сам получает лишь то, что определено ему как жалование. За ним бдительно следит камера видеонаблюдения, гарантируя, что деньги найдут свой путь в карманы клиентов и в кассу банка.

Сараф из Коцка стремился к совершенству изо всех сил. Он хотел создать общину подвижников, посвятивших себя Б-гу. Но толпы народа караулили у его двери, чтобы попросить о спасении, исцелении и пропитании. Они отбирали его драгоценное время и духовную силу. Когда он встретил своего друга, праведника раби Ицхака из Ворки, то рассказал ему притчу о святом козле, у которого были такие длинные рога, что он терся ими о звезды. Рога впитали в себя звездный свет и излучали ослепительный блеск.

Однажды один еврей потерял свою табакерку. Пришел он к козлу и попросил: «Опусти-ка голову и дай отломить кусочек твоего рога, чтобы я сделал из него новую табакерку». Козел откликнулся на просьбу. Приходит еврей в синагогу, а в руках у него сияющая табакерка. «Это от святого козла», — сказал он удивленным знакомым. Толпа поспешила и выстроилась в очередь, а козел охотно шел навстречу каждому. В итоге кусок за куском ему отломали все рога. Теперь он пасется на лугу, как и все остальные козлы, и тоскует по былым временам, когда его рога доставали до звезд…

Поразительная притча!

Когда-то в Пшисхе мы «доставали до звезд», шлифовали о них наши рога, устремлялись к высотам. Но люди отломали кусок за куском, и превратили нас в обычных «козлов».

Однако, если мы задумаемся над этой притчей, она взволнует нас во много раз сильнее. Кто на самом деле важнее? Козел, каким бы он ни был святым, или человек? А тем более, если речь идет о многих людях! Ясно, что человек — венец творения, а все остальные, включая и козла, созданы, чтобы служить ему. Если человеку нужна табакерка, козел обязан предоставить ему свои рога. О чем же тогда ему сожалеть? Ведь он выполнил свое предназначение. Он сожалел лишь об одном: почему его рога отломали ради табакерки, а не сделали из них шофар?

Однако, по сути таков верный взгляд: человек создан не ради себя. Если у меня есть рога, какими бы они ни были сверкающими, я должен предоставить их тем, кому они нужны — будь то для табакерки или для шофара. Если нет, мне все равно сломают рога. Когда Моше Рабейну был на небе, а народ согрешил, Творец сказал ему: «Иди, спускайся, ибо испортился твой народ». Спускайся со своего уровня! Ведь Я дал тебе величие только ради Израиля. Теперь, когда Израиль впал в грех, зачем ты Мне нужен?

Если это правильный взгляд, то как может козел возгордиться перед людьми? Проведем аналогию к себе.

Если так смотрел на себя «отец пророков», если так относились к себе раби Акива Эйгер и Сараф из Коцка, насколько же больше это относится к нам! Каждый должен видеть себя таким козлом, жертвующим своими рогами ради семьи, общины и народа! (Майян а-Шавуа)


Прочтите, прежде чем задать вопрос консультанту
РУБРИКАТОР МАТЕРИАЛОВ

Семья

Что-то такое случилось, что я не понимаю, зачем я здесь и какая цель...

Сегодня, отвечает Ита Минкин

У нас в третий раз та же ситуация... Б-г нас хочет чему-то научить?

13 июля, отвечает Хая Черняк

Я интроверт, это всю жизнь мешает окружающим меня людям. Но мне мой характер нравится!

12 июля, отвечает Ципора Харитан