Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Присутствие Всевышнего нисходит на человека только в радости от исполнения мицвы»Вавилонский Талмуд, Шабат 30 б
Рассказы из книги рава Меира Левина «Обретая себя»

Четыре года тому назад тому назад мой друг Хаим Коэн впервые привел меня на студию звукозаписи. Первая написанная мною песня про Рыбницкого ребе* тре­бовала завершения. Мы тренировались с Хаимом десятки часов. Ведь все мои поз­нания в теории музыки сводились к дурацкой считалке «до-ре-ми-фа-соль-ля-си — кошка села на такси». Мне невероятно льстило, что аккомпанирует сам Хаим. Мы заказали время в студии и встретились там. Мне все было в новинку: статичное пре­бывание у микрофона, требования «не завышать, не занижать, петь в тональности “соль”, но я достаточно быстро стал осваиваться. Более того, мне там нравилось. Звукоинженер, молодой, талантливый парень Дима, был немножко ошарашен. Я вообще сомневаюсь, есть ли в мире прецедент, когда “даже не любитель” врыва­ется в “святая святых” и начинает там что-то делать: писать музыку, аранжировать, петь. Однако Дима — вежливый молодой человек, да и деньги мы хозяину платили. Иногда все-таки он не выдерживал и подтрунивал над текстами. Следующие две песни я записывал с неизвестно откуда взявшимся хасидом, прекрасным гитарис­том и композитором. (Он пришел просить, чтобы ему нашли невесту.)

И вот во время записи произошла следующая история. Прозвучали первые аккорды и первые слова песни:

С вершины Света лился голос нежный, Струился серебристою рекой.

Дима стал оглядываться. Видно, ему, как и мне, стало казаться, что мы не в студии. И что совершенно ясно, откуда льется Свет. И вокруг прозрачное голубое небо. И нет войны и ненависти. И голос проникает в самые укромные закоулки человеческой души, и это уже не песни и аккорды, а что-то совсем другое. Дима стал невероятно серьезным.

Песня продолжалась:

Свободно голос дивный раздавался, И каждый был ему серьезно рад, И тон ему мотивом отзывался, Не ведая тревоги и преград…

Глаза у Димы горели. Он попросил нас выйти из студии. И стал музицировать, медленно перебирая клавиши.Оцепенение продолжалось около часа. И это была нерадостьмузыканта, нашедшего удачную мелодию. Я смотрел и видел человека, поющего песнь Всевышнему. Потом сказка кончилась. Дима стал снова иронич­ным, светским, молодым, талантливым музыкантом. И снова в студии зазвучала просто “музыка, музыка, музыка”.

Но ради того, чтобы увидеть, как человек поет свою песнь Всевышнему, стои­ло записывать диск.


* Рыбницкий ребе — один из мудрецов и праведников ХХ века, живший в Молдавии, затем в Израиле и США.


Эта недельная глава — самая большая из всех глав Торы. В ней, среди прочего, рассказывается о подсчете семейств левитов и той службе, которую им поручил Всевышний в пустыне. Также глава повествует о заповедях назира (назорея), благословении коэнов, обряде сота и о многом другом. Читать дальше

Недельная глава Насо

Рав Ицхак Зильбер,
из цикла «Беседы о Торе»

Комментарий рава Ицхака Зильбера к недельной главе «Насо»

Объяснение текста благословения коэнов

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г благословенный повелел Моше передать Аарону и его сыновьям формулировку благословения коэнов, то есть, точные слова, которыми они будут благословлять общину сыновей Израиля.

Избранные комментарии к недельной главе Насо

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Всякое прегрешение против нравственности порождено помрачением рассудка. Нравственная истина и истина логическая — синонимы, и человек может согрешить, только если лишится сперва истинной перспективы.

Кто учит Торе сына ближнего, как бы дает ему рождение. Насо

Рав Зелиг Плискин,
из цикла «Если хочешь жить достойно»

Мы должны брать пример с Аарона, брата Моше. Он мирил людей, поэтому в Торе в качестве родословной упомянуты его потомки.