Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«С того момента, когда был разрушен Храм, всё добро перемешалось со злом. Поэтому использование практической Каббалы есть тяжкое преступление, сравнимое с грехом Первого человека, который съел плод дерева познания добра и зла»Виленский Гаон, Совершенная мера, 8
Многие полагают, что мужчина и женщина вступают в близость по той простой причине, что им присуще физическое желание, и брак дает законную возможность для его удовлетворения. На самом же деле интимные отношения — это много больше, чем удовлетворение страсти.

В предыдущих материалах мы рассмотрели заповедь она в ее широком значении. В более узком, специфическом смысле эта заповедь говорит о физической близости. Тора пишет: ве-оната ло игра — «[он] не должен лишать ее супружеских прав» (Шмот, 21:10).

Мицва эта заповедана только мужу. Ее не следует воспринимать как вольные упражнения, включенные в обязательную программу, как удовлетворение потребности или как прихоть, которую мы себе позволяем. Это самая настоящая повелевающая заповедь, четко сформулированная и контролируемая Алахой, еврейским законом. Рав Стайплер в «Игерет а-кодеш» говорит, что заповедь она подобна заповеди есть мацу в ночь Седера, и тот, кто пренебрегает ею, считается абсолютным грешником.

Эта мицва дана вне зависимости от заповеди пру у-рву, «плодитесь и размножайтесь». Она необязательно должна приводить к беременности. Рав Моше Файнштейн, благословенна память праведника, писал (Игерот Моше, Эвен а-эзер, 1:102): «Заповедь она не зависит от возможности зачатия. Это обязанность мужчины доставлять жене удовольствие и ограждать ее от печали и страданий. Она аналогична его долгу обеспечивать жену едой и одеждой… И поэтому он обязан выполнять заповедь она, даже если его жена беременна, миновала климакс или бесплодна».

Рамбан (Игерет а-кодеш) развивает мысль о смысле и последствиях этой мицвы. Он пишет: «Когда мужчина соединяется с женой в святости, между ними возникает Шехина, Б-жественное Присутствие». Сегодня в некоторых кругах распространено негативное отношение к физической близости. Люди, далекие от Торы, пренебрежительно называют ее утехами плоти. Стремясь предостеречь нас от такой позиции, Рамбан однозначно заявляет: «Знайте, что акт соединения чист и священен, если осуществляется должным образом, в должное время и с должными намерениями. Не следует думать, будто в таком соединении есть что-либо безобразное или недостойное, упаси Б-г» (Игерет а-кодеш, гл.2).

Виленский Гаон (Шулхан Арух, Эвен а-эзер, 557:53) лаконично объясняет, как можно достигнуть высокого уровня святости через физическую близость. Он пишет, что для достижения святости во время интимного акта надо изаер ми-теша а-мидот — «остерегаться девяти качеств». Эти 9 качеств-мидот рассматриваются в Талмуде (трактат Недарим, 206) и представляют собой варианты мысленного настроя, недопустимые в момент близости. Если одна из таких мидот сопутствует физической близости мужа и жены, она может разрушить их отношения. Кроме того, это может пагубно отразиться на ребенке, рожденном от такой связи. (Дети, однако, могут со временем преодолеть заложенные в них пороки, поскольку небо не предопределяет, праведником или злодеем станет человек [Кеилот Яаков, Йевамот, 49]).

Рассмотрим кратко эти девять видов мысленного настроя, чтобы понять, как они связаны между собой.

1. Бней снуа — дети ненависти. Муж ненавидит жену. В это время отношения между ними запрещены, даже если жена не знает о ненависти мужа к ней (Тур).

2. Бней мерива — дети раздора. Комментатор Тур объясняет, что здесь имеется в виду интимный акт, совершенный в разгар конфликта или ссоры. Правило распространяется и на ситуации, когда такой конфликт не типичен для данных супружеских отношений, представляет собой случайный эпизод и не содержит ненависти.

3. Бней шихрут — дети пьянства. Раши объясняет: если кто-то из супругов пьян, близость их несовершенна; это знут — разврат, поскольку мотивы одного из супругов сводились лишь к удовлетворению физической потребности.

4. Бней грушат а-лев — дети, родившиеся у родителей, намеренных развестись. Речь идет о близости, происшедшей после того, как муж решил разойтись с женой. Даже если они продолжают любить друг друга и расстаются в связи с какими-то внешними обстоятельствами, интимные отношения им запрещены.

5. Бней ануса — дети принуждения. Речь идет о близости, происшедшей против воли женщины. Принуждение может быть как физическим, так и словесным (Маген Авраам, 240).

6. Бней ирбувья — дети смешения. Имеется в виду близость, во время которой муж или жена думают о ком-то другом.

7. Бней нидуй — дети отлучения. Если кто-то из супругов был изгнан из общины, ему не разрешается вступать в контакт с другими людьми, включая собственного мужа или жену.

8. Бней тмура — дети подмены: ситуация, когда мужчина думал, что он с другой женщиной, а оказалось, что он со своей женой.

9. Бней моредет — дети взбунтовавшейся жены. Подразумеваются отношения с женщиной, которая объявила, что не желает выполнять свои супружеские обязанности.

Что такие ситуации не идеальны для супружеских отношений, подсказывает нам простой здравый смысл. Но что в этих мидот общего и что делает их столь опасными для святости брака?

Общая особенность всех этих связей состоит в том, что во время близости муж и жена (либо один из них) не сосредоточены на улучшении и развитии своих брачных отношений. В них отсутствует главный компонент двекут (прилепления) — намерение укрепить, цементировать супружескую связь, и потому удовольствие, которое супруги получают от близости, совершенно непродуктивно. В таких случаях Тора запрещает близость.

Виленский Гаон пишет, что ради достижения святости в супружеских отношениях надо в первую очередь избегать эти теша мидот. Если муж и жена уверены, что оба они относятся к своей близости как к конструктивному действию, способствующему укреплению их отношений, близость эта становится актом святости. Половую близость, которая во многих культурах отягощена чувством вины и воспринимается как духовное падение, иудаизм рассматривает как важнейшее средство выполнения заповеди Торы ве-давак бе-ишто — «прилепится к своей жене».

О том, что главной целью физической близости является укрепление супружеских уз, свидетельствует и комментарий Раши в Талмуде (трактат Нида, 17а). В разделе, о котором идет речь, Талмуд порицает близость во сне (когда один или оба партнера спят). Раши объясняет: в полусонном состоянии мужчина не может испытывать сильное влечение к жене. В его намерение будет входить только выполнение заповеди она, чтобы доставить удовольствие жене, а такая ситуация, по мнению Раши, подпадает под одну из девяти мидот. Итак, мы видим: при самых благих намерениях и искреннем стремлении физически удовлетворить жену, но при отсутствии сильного собственного желания, отчего мужчина упускает из виду главную задачу — укрепить супружеские отношения, его действия не считаются правильным исполнением заповеди она.

Многие полагают, что мужчина и женщина вступают в близость по той простой причине, что им присуще физическое желание, и брак дает законную возможность для его удовлетворения. На самом же деле интимные отношения — это много больше, чем удовлетворение страсти. Как мы видим, именно физическая близость способна вознести супругов к вершинам святости. Б-г создал в мужчине и женщине эту невероятную по силе страсть, чтобы превратить физическую близость в одно из главных средств укрепления любви и единства между супругами и таким образом внести святость в брак.

Это мнение разделяет и автор Сефер а-Хинух. Заповедь оказывать особое внимание жене в первый год брака, говорит он, существует для того, чтобы добиться слияния характеров и желаний — как мы уже говорили, кдей леаргиль а-тева има улеадбик а-рацон эцла. Другими словами, цель этой мицвы — помочь сближению двух людей, пришедших из совершенно разных миров. Когда в браке сходятся два человека, выросшие в разных семьях и получившие различное воспитание, между ними могут возникнуть серьезные трения. Цель заповеди о первом годе — уменьшить эти трения и помочь супругам гармонично соединиться на всех возможных уровнях.


Сгула — это слово святого языка лучше всего перевести как «достояние», нечто особенное, уникальное и драгоценное, что у кого-то имеется; сокровище Читать дальше