Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
К еврейскому народу присоединилось немало праведных людей. Представляем вашему вниманию их биографии.

В праздник Шавуот мы снова обратимся к одной из самых значительных историй принятия еврейства и вспомним о том, как моавитянка Рут удостоилась стать прабабушкой царя Давида. А ведь были еще Батья — дочь Фараона, спасшая Моше из реки, Ципора — жена Моше, Рахав, которая помогла Иешуа бин Нуну привести еврейский народ в Землю Израиля, пророк Овадия, Ункелос — переводчик Торы на арамейский язык, граф Потоцкий, принявший мученическую смерть за еврейскую веру…

Во все времена среди народов мира были люди, искавшие Истину и нашедшие её в Торе.

Царица Елена

В центре Иерусалима есть улица с названием Хелени а-малка. Все ли, проходящие по этой улице, знают, каким царством правила царица Елена и почему удостоилась памяти еврейского народа? На рубеже старой и новой эр к северу от Израиля существовало небольшое царство под названием Адиабена.

Вавилонский Талмуд (Кидушим 72a) сообщает, что Адиабена — это упомянутый в книге Царей Хабор, куда переселили ассирийцы пленных евреев (Мелахим II 17:6). Иерусалимский Талмуд (Мегила 71 б) ассоциирует Адиабену с Рифатом, одним из сыновей Гомэра, который упоминается в Берешит, 10:3.

Есть и другие версии — Таргума, толкователей Иехезкеля… Начало пути царицы Елены нам доподлинно неизвестно — зато известен его замечательный итог.

Через Адиабену проходило множество еврейских торговых караванов, и возможно, Елене, восхищенной их честностью, хотелось все больше и больше узнавать про иудаизм. Одно из преданий даже доносит до нас имя того еврейского ювелира (Ханания), который рассказал Елене про Тору и народ Израиля так вдохновенно, что она решила отправиться в Иерусалим, чтобы увидеть своими глазами, что значит — жить по-еврейски.

Впрочем, возможно, было все иначе: это ее сын Изат, будучи отправлен Еленой на воспитание ко двору одного из наместников, узнал о Торе от купца по имени Анания, тайно перешел в иудаизм и увлек за собой царицу-мать. После смерти отца Изат стал царем Адиабены, рассказал всем о своей вере в Единого Б-га, и за ним приняли гиюр остальные члены царской семьи.

По древнему языческому обычаю, который до тех пор соблюдался в Адиабене, полагалось казнить всех сыновей умершего правителя, кроме законного наследника, чтобы избежать дворцовых интриг. Прозелиты Елена и Изат теперь уже знали, что эта казнь будет несомненным убийством, запрещенным Торой, и вместо этого отправили других сыновей в Рим.

А Мидраш (Берешит Раба, 46:10) приводит историю о том, как сыновья Елены Изат и Монбаз учили Тору еще до того, как приняли гиюр. Когда они дошли до места, в котором говорится о повелении об обрезании, каждый из них решил выполнить это повеление. Узнав об их решении, Елена, чтобы не гневить мужа-язычника, представила ему все так, будто у сыновей образовались язвы на крайней плоти, и обрезание — это предписанная врачом операция, необходимая для их спасения.

Что нам известно точно — так это то, что Елена предприняла паломничество в Иерусалим. Начало первого века нашей эры было очень тяжелым временем для евреев, изнывающих под римским владычеством. Тем не менее, царица Елена пустилась в путь и, достигнув Иерусалима, построила в северной части города Давида, к югу от Храмовой горы, дворец для себя и своих сыновей, Изата и Монбаза II.

Талмуд рассказывает о деяниях Елены в Иерусалиме. Когда в годы правления римского императора Клавдия в Земле Израиля царил голод, царица Елена на свои деньги закупала в Египте и Кипре пшеницу и сушеный инжир, чтобы помочь евреям выжить. Говорит Талмуд и о ее щедрых пожертвованиях на Храм. Трактат Йома рассказывает, что золотая лампада, подаренная Еленой Храму, была установлена у входа так, чтобы по ее блеску жители Иерусалима узнавали, что солнце взошло и пришло время читать «Шма». В трактате Назир (19б) приводится, что Елена была назиром в течение 21 года.

Произведенные в середине XIX века в Иерусалиме раскопки подтвердили сказанное о Елене в Устной Торе. На обнаруженном саркофаге царицы Елены видны надписи: «цаддан малка» и «цадда малката», что предположительно указывает на праведность (цадика — праведная) или свидетельствует о помощи Елены иерусалимским евреям (цдака — милостыня).

Иерусалим навсегда остался для Елены и ее сыновей важнейшим местом на Земле, поэтому, несмотря на то, что она умерла в своем царстве Адиабене, но и она, и ее сын, царь Изат, были похоронены в столице Святой Земли, в пирамидальной гробнице, которую сама царица построила ещё при своей жизни. Остатки захоронений царской династии Адиабены известны и по сей день под названием «царские гробницы».

А развалины дворца Елены, выстроенного из массивных каменных блоков, были обнаружены в раскопках 21-го века, начатых в 2007 году в Городе Давида — под ранними арабскими и византийскими слоями археологи увидели пятиметровые стены дворца, который был разрушен римскими солдатами при взятии Иерусалима в 70 году в ходе Первой Иудейской войны.

Жан де Дрё

Жан родился в конце XI века в небольшом городке Опидо Лучано на юге Италии в семье выходцев из Франции, нормандских аристократов де Дрё. Его брат-близнец Роджер, родившийся первым, по традиции, стал рыцарем и был известен как сэр Роджер. Жану, как младшему сыну, была уготована карьера священника. Возможно, чтобы рассказать о том, как Жан превратился в мудреца Торы по имени Овадия-гер, надо начать с истории другого прозелита, бывшего архиепископа города Бари, который жил за поколение до Овадии.

Хроники донесли до нас мало сведений о праведном гере Андреасе: он стал архиепископом в 1062 году, через четыре года предпринял поездку в Константинополь, а в 1078 году скончался. Но Жану де Дрё, видимо, было известно об Андреасе больше, чем нам. История этого священника поразила его, и он записал в своих воспоминаниях, обнаруженных в конце XIX века среди документов Каирской гнизы:

«В то время так случилось с архиепископом Барийским Андреасом, что Вс-вышний вложил ему в сердце любовь к Торе Моше. Он оставил свою страну и свой сан и всю свою славу и поехал в Константинополь, где совершил обряд обрезания.

Много было страданий и трудностей на его пути; ему пришлось бежать, спасая свою жизнь от необрезанных, желавших убить его. Но Г-сподь Б-г Израиля спас его от их рук в чистоте. Многие последовали за ним и, видя его дела, также обратились в веру Живого Б-га… Тогда этот человек пошел в метрополис Египта и там пребывал до дня своей смерти…»

В Средние века обращение католических клерикалов в иудаизм было неслыханным делом. До Андреаса их было только двое. В 838 году бывший франкский дьякон по имени Бодо объявил, что отправляется в паломничество в Рим, а сам сбежал в Испанию и принял там гиюр.

Другой случай, описанный средневековыми хроникерами, касается самой императорской семьи. Родственник императора Священной Римской Империи Генриха Второго, монах Вицелинус, приняв иудаизм в начале XI века, присоединился к еврейской общине города Майнца и неоднократно выступал против христианства.

Жана де Дрё поразила история архиепископа Бари. Возможно, и крестовые походы, уносящие тысячи жизней невинных людей, тоже подтолкнули Жана к тому, чтобы задуматься о том, где находится Истина. Жан покинул Европу и отправился на Восток, чтобы учиться там Торе. По дороге он был ранен крестоносцами, напавшими на еврейскую общину. Залечив раны, Жан в 1102 году присоединился к еврейскому народу, приняв еврейское имя Овадия, следуя примеру пророка Овадии, эдомитянина, принявшего еврейство. Неизвестно, где точно это произошло, но мы знаем, что Овадия много путешествовал по Сирии, Святой Земле и Вавилону, прежде чем основался в Египте.

Перу Овадии принадлежит молитвенник, записанный его собственной рукой, причем для некоторых гимнов Овадия записал не только слова, но и ноты. Исследователи полагают, что гимн ми бэ-ар хорев — «Кто на горе Хорев» было принято петь на Шавуот. Был ли сам Овадия автором слов и музыки — неизвестно, но эта молитва является старейшим сохранившимся еврейским музыкальным произведением и исполняется в наши дни точно так же, как тысячелетие назад.

Роберт Рединг

Про иных прозелитов нам известно и того меньше. Например, вот что написано про праведного гера Хаггая. Британец Роберт из города Рединг был блестящим студентом Оксфорда. Шел 13-й век, и изучать в университете теологию и впоследствии стать доминиканским монахом — было нормой. Заинтересоваться иудаизмом и, несмотря на повсеместную ненависть англичан к евреям, пройти гиюр — нормой не было. Тем не менее, Роберт принял иудаизм, взял себе новое имя — Хаггай — и женился на еврейке.

Такого преступления король не мог оставить безнаказанным. Хаггай был арестован и доставлен к королю, где, твердо держась своих убеждений, объявил, что совершенно порвал с христианской верой. Архиепископ Кентерберийский созвал в Оксфорде совет, который приговорил к Хаггая к сожжению заживо на костре — за ересь и богохульство…

***

Такова была трагическая судьба многих евреев на протяжении веков — как евреев по рождению, так и евреев новообращенных. Сейчас, спустя более трех тысячелетий после грандиозного события, — дарования еврейскому народу Торы, — когда нам, евреям, грозит не физическая смерть от крестов и костров, а духовная смерть от собственного нежелания понять, во что верили наши предки… Сейчас, в канун праздника Шавуот, когда мы снова возьмем в руки Книгу Рут — вспомним же о тех людях, которые ради нашей Торы были готовы потерять всё, что у них было: семью, друзей, социальное положение, здоровье, жизнь… Нам, к счастью, не нужно жертвовать жизнью. От нас только требуется открыть Книгу — чтобы уже не закрывать её никогда.


Хотя Лея и была не самой любимой — свою вторую жену, Рахель, Яаков любил сильнее — именно от Леи ведут свой род половина израильских колен, в том числе, колено Йеуды. И именно Лея похоронена рядом Яковом в Хевроне. Читать дальше