Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Один из известнейших праведных прозелитов

У римского императора Адриана был племянник по имени Онкелос. Онкелос узнал о Торе Израиля и пожелал присоединиться к еврейскому народу и учить Тору. Но он боялся навлечь на себя гнев своего дяди, императора. Что же придумал Онкелос? Однажды он пришел к императору и сказал ему: «Я хочу заняться торговлей». Император удивился: «Неужели тебе не хватает золота и серебра? Ведь все сокровища империи доступны тебе!» Онкелос ответил: «Я хочу заняться делом, узнать получше мир и людей, а не сидеть все время в четырех стенах, хоть это и царские палаты.

Быть может, есть у тебя, дядя, совет, в какой товар лучше всего вложить свои капиталы, чтобы преуспеть?» Адриан сказал: «Если видишь что-то, что упало в цене, возьми это, ведь в конце концов цена на этот товар снова повысится, и ты много заработаешь».

Онкелос отправился в Землю Израиля, нашел мудрецов Торы и сказал им: «Я хочу учить Тору». Мудрецы ответили: «Тора не удержится в том, кто не обрезан и не является частью еврейского народа». Онкелос сделал себе обрезание и принял иудаизм, и погрузился в учебу, да так, что в конце концов стал мудрецом Торы. Встретили его раби Элиэзер и раби Йеошуа и увидели, что лицо его озарено светом Торы, а он, в свою очередь, задал им множество вопросов, жадно впитывая знания из их уст.

После этого Онкелос вернулся в Рим и предстал перед своим дядей, Адрианом. Император взглянул на него и поразился: «Почему так изменилось твое лицо? Ты стал похож на еврея!» Онкелос ответил: «Я действительно стал евреем. Я сделал обрезание, принял еврейскую веру и учил Тору. И посоветовал мне это ты сам, собственной персоной! Ведь ты же сказал мне брать товар, цена на который сильно понизилась, но потом она должна вырасти. Я обошел все народы, и не нашел народа более униженного и обесцененного, чем евреи. Но в конце концов его ценность несказанно возрастет, как сказал Йешаяу (49:7): “Так сказал Г-сподь, избавитель Израиля, Святой его, презираемому людьми, ненавидимому народами, рабу властелинов: цари увидят и встанут, князья [увидят] и поклонятся”». Услышав это, Адриан в гневе ударил племянника по лицу. Когда его гнев приостыл, он спросил: «Если ты хотел учить Тору, зачем тебе понадобилось еще делать обрезание? Мог бы учиться и без этого». Онкелос ответил: «Необрезанный не может учить Тору, ведь сказано: “Изрекает Он слово Свое Яакову, уставы Свои и законы Свои — Израилю. Не сделал Он такого никакому народу, и законов [Его] не знают они” (Теилим, 147:19-20)». Онкелос вернулся к учебе, а император на время оставил его в покое. Однако через некоторое время, когда его отношения с евреями ухудшились, император решил вернуть племянника, но тот ни в какую не соглашался оставить свою новую жизнь.

В Талмуде (Авода Зара, 11а) рассказывается, что император послал за Онкелосом взвод легионеров, чтобы арестовать его. Но когда те пришли к Онкелосу, тот рассказал им о Торе, о том, насколько она важна для существования мира, и убедил их остаться и принять иудаизм. Император узнал, что его солдаты ушли и не вернулись, потому что приняли сторону его мятежного племянника. Он послал еще один взвод, строго наказав им сразу же привести арестованного к себе, не разговаривая с ним. Солдаты схватили Онкелоса и повели его с собой. По пути он обратился к ним: «Можно задать вам один маленький вопрос? Принято в мире, что мелкий вельможа несет фонарь перед более значительным, чтобы освещать ему путь. А более важному вельможе выпадает честь освещать путь самому императору. Но видели вы когда-нибудь, чтобы царь нес фонарь перед своим слугой?» Солдаты очень удивились. Нет, они никогда такого не видывали. Тогда Онкелос сказал им: «Так было, когда сам Всевышний, Царь царей, вел Своего слугу — народ Израиля — по пустыне, освещая ему путь огненным столбом». Услышав это, солдаты тоже загорелись желанием присоединиться к избранному народу, который находится под опекой самого Всевышнего.

Император, не дождавшись и этих солдат, послал за Онкелосом еще один взвод и на этот раз строго-настрого запретил им вступать с арестованным в какие бы то ни было разговоры. Верные приказу, легионеры без лишних слов схватили Онкелоса и вывели из дома. На выходе он остановился и поцеловал мезузу (пергамент со словами из Торы, помещенный в футляр, который прибивается к дверному косяку). Это действие удивило солдат, и они, забыв о приказе, спросили, что он делает. Онкелос ответил им: «Принято в мире, что царь находится в палатах, а его слуги стоят снаружи и охраняют его. Но Всевышний — Царь царей — сам охраняет Свой народ снаружи!»

…Не дождавшись и третьего взвода, император оставил мысль об аресте Онкелоса.

Будучи выдающимся учеником раби Элиэзера и раби Йеошуа, Онкелос с горечью наблюдал, как падает уровень знаний в народе Израиля, находящемся под властью римлян. Все меньше оставалось людей, способных читать и понимать текст Торы, написанный на святом языке. Тогда Онкелос перевел Пятикнижие на арамейский язык, который был в то время разговорным. Наши мудрецы, благословенной памяти, говорят о нем, что таргум (перевод) Онкелоса был дан на Синае вместе с Торой, но потом позабылся, а Онкелос восстановил его, не добавив ничего от себя (Раши, Кидушин, 49а). И еще говорит Талмуд (Мегила, 3а): «Свой перевод Торы Онкелос-гер (прозелит) получил из уст раби Элиэзера и раби Йеошуа. А когда показал его им, они воскликнули: “Ты прекраснее всех людей, милость источают твои уста; за это благословил тебя Всевышний навеки” (Теилим, 45:3)». И теперь богобоязненные евреи каждую неделю читают таргум Онкелос вместе с еженедельным отрывком Торы.

По книге «Ветвь фамильного древа» («Анаф Эц Авот»)


Агаду-шель-Песах, или Пасхальную Агаду, положено читать во время Седера — трапезы, которую мы проводим в первую пасхальную ночь. В эту Агаду наши мудрецы вложили ответы на многие вопросы об Исходе из Египта, празднике Песах и всей истории еврейского народа Читать дальше