Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Боязнь величия и боязнь наказания: какой подход лучше помогает избежать грехов?

Поскольку, как мы видим, данное качество приведено после всех добрых качеств, упомянутых ранее, ясно, что оно не только наиболее достойное и принципиально важное, но и труднодостижимое, поскольку достичь его сможет только тот, кто уже достиг всех ранее упомянутых.

Однако предварительно мы должны отметить, что видов боязни — два, разделяющихся [в общей сложности] на три[1]. Первая разновидность очень легко достижима, нет ничего более легкого. А ее вторая, труднодоступная часть — тяжелее всего и, соответственно, совершенство [достигнутое] в ней очень велико. Есть боязнь наказания, и это первая разновидность, а есть боязнь величия[2], и это вторая разновидность, вторая составляющая которой — боязнь греха. А теперь объясним их смысл и разницу между ними.

Боязнь наказания, попросту говоря, состоит в том, что человек боится нарушить слово Б-га Всесильного из-за угрозы наказания, как из-за наказания тела, так и из-за наказания души. Эта боязнь легко достижима, ведь всякий человек любит себя и опасается за свою душу. Нет ничего, что более оттолкнуло бы его от поступка, чем боязнь, как бы это не причинило ему какого-либо зла. Такая боязнь пристала только простым людям и женщинам, сила сознания которых не столь велика. Это не боязнь мудрецов и людей с развитым сознанием.

Второй вид — это боязнь величия. Она состоит в том, что человек отдаляется от грехов и не совершает их из-за великого уважения к Творцу, благословенно имя Его. Ведь как может сердце человека из плоти и крови, низкого и презренного [существа], позволить себе или возжелать что-либо противоречащее воле Создателя, благословенно и возвышенно имя Его! И эта боязнь не так уж легко достижима, поскольку она может зародиться только в результате осознания, осмысления и размышления о возвышенности Его, благословен Он, и о низости человека. Вещи эти могут быть рождены только понимающим, мыслящим разумом. Именно эту боязнь мы определили, как вторую из двух составных частей благочестия, обсуждавшегося ранее. Из-за этой боязни человек исполнен стыда и трепета, когда он предстает перед Создателем в молитве или служении. Это — боязнь, украшающая благочестивых в нашем мире, и о ней говорил Моше (Дварим 28:58): «…бояться этого Имени, славного и грозного, — Г-спода Всесильного твоего».

А боязнь, объяснением которой мы сейчас занимаемся, то есть боязнь греха, — это своего рода второй подвид упомянутой боязни величия, и в то же время — самостоятельная разновидность боязни. Смысл ее в том, что человек постоянно опасается и волнуется относительно своих поступков, как бы не примешалось к ним нечто от греха, или как бы не было в них чего-либо, малого или большого, не соответствующего величию достоинства Его, благословен Он, или величию имени Его. В этом мы видим большое сходство между этой боязнью и упомянутой ранее боязнью величия, ведь смысл обеих — не сделать чего-либо, противоречащего величию Славы Его, благословен Он. Различие между ними, из-за которого они считаются разными видами и по-разному называются, состоит в следующем. Боязнь величия проявляется во время действия или во время служения, или тогда, когда человек избегает греха. То есть когда он стоит в молитве или служении и именно в это время стыдится и ощущает себя низменным, и трепещет перед величием Славы Его, благословен Он. Или тогда, когда перед человеком открывается возможность согрешить, и он, зная, что это грех, воздерживается от него, дабы не нанести (не дай Б-г!) ущерба Славе Его, благословен Он.

В то же время боязнь греха проявляется во всякое время, в каждую минуту. Каждое мгновение человек боится, как бы не сделать чего-либо, или даже половину того, что умалило бы Славу имени Его, благословенного. И это называется «боязнью греха», поскольку основа ее — боязнь, как бы грех не проник и не примешался к поступкам человека, — из-за халатности и лени, или из-за невнимательности, — любым путем. Об этом сказано (Притчи 28:14): «Счастлив человек, боящийся постоянно». Объясняют наши мудрецы (Брахот 60а): «Это сказано о словах Торы»[3], потому, что даже в то время, когда человек не видит преткновения перед глазами, нужно, чтобы сердце трепетало в груди его: вдруг оно [это преткновение] скрыто на его пути, а он не остерегается.

О такой боязни сказал Моше, наш учитель (Шмот 20:17): «…и ради того, чтобы был страх Его на ваших лицах, дабы не грешили». Ведь в этом — основа боязни: чтобы человек боялся и трепетал постоянно, так, чтобы она не покидала его, и тогда он наверняка избежит греха, а если и не избежит, то засчитается ему как грех вынужденный. Сказал пророк (Йешаяу 66:2): «…и на этого устремлю Я взор[4]: на бедного и несчастного духом, и на трепещущего перед словом Моим!». Царь Давид ставит это [страх перед Всевышним] себе в заслугу, говоря (Псалмы 119:161): «Вельможи преследовали меня без вины, а сердце мое трепетало из-за слов Твоих!»

Еще находим, что великие и возвышенные ангелы постоянно дрожат и трепещут перед величием Г-спода, так что мудрецы сказали в притче (Хагига 13б): «Огненная река: откуда [она] выходит? — Из пота хайот [разновидность ангелов]!». Это — от страха, который владеет ими постоянно перед величием Его, — как бы не упустить чего-либо из тех почестей, которые надлежит воздавать [Ему], и из той святости, в которой следует пребывать находящимся перед Ним. И всякий раз, когда в каком-то месте открывается присутствие Всевышнего, оно [это место] сотрясается, дрожит и трепещет. Как говорит Писание (Псалмы 68:9): «Земля дрожала, и даже небеса таяли перед Всесильным…». Еще сказано (Йешаяу 63:19): «Если бы Ты, разорвав небеса, снизошел, — растаяли бы пред Тобою горы!». Тем более людям следует дрожать и трепетать, зная, что они постоянно стоят перед Всевышним, и что легко им совершить то, что не соответствует величию славы Его, благословенно имя Его. Сказал Элифаз Иову (Иов 15:14-15): «Что есть человек, чтобы быть ему невинным, и разве оправдается рожденный женщиной? Ведь и святым [ангелам] Своим он не доверяет, и небеса нечисты в очах Его!». И еще сказано (там 4:18-19): «Вот, служителям своим Он не доверяет, и в ангелах своих находит порок. Тем более [относится это] к живущим в глиняных домах, чья основа — прах, что будут повержены перед червем могильным»[5]. Поэтому очевидно, что каждый человек должен пребывать в постоянном страхе и трепете, как сказал Элиу (там 37:1-2): «Также и из-за этого трепещет сердце мое, и будет рваться с места. Слушайте, слушайте в громе голос Его…»[6]. Это — истинная боязнь, которая должна быть запечатлена [в сердце] каждого благочестивого и не оставлять его.

В этой боязни можно выделить две части: одна относится к настоящему и будущему, а другая — к прошлому. Первая заключается в том, что человек боится и переживает о том, что ему предстоит сделать, как бы не примешалось к его делам нечто умаляющее славу Г-спода, благословен Он, как я писал выше. Вторая, относящаяся к прошлому, заключается в том, что человек постоянно думает об уже сделанном и боится, что неосознанно совершил своими руками какой-то грех, как мы видим это на примере Бовы бен Бута, который каждый день приносил жертву ашам талуй[7] (Критот 25а). И так же поступал Иов; после того, как его дети устраивали пир, он вставал с восходом и «приносил жертвы всесожжения по числу всех, говоря: может быть, согрешили сыновья мои… » (Иов 1:5).

Рассказывают мудрецы о Моше и Аароне о масле[8], которым Моше помазал Аарона. Сказано о нем (Шмот 30:32): «На плоть человеческую не будет возливаемо». Было заповедано [Моше], чтобы он помазал Аарона (см. там 30:30), но они [оба] боялись, не совершили ли каким-то образом с этим маслом грех меила [использование священного предмета не по назначению], обращаясь с ним не в точном соответствии с тем, что заповедано. Сказано (Орайот 12а): «И об этом волновался Моше, говоря: “Может быть, совершил я грех меила с маслом помазания?” Сошел голос с небес и сказал (Псалмы 133:2-3): “Как масло доброе опускается на бороду, на бороду Аарона… Как роса Хермона…”, — как в росе Хермона нет меила, так и в масле помазания, которая на бороде Аарона, нет меила. А Аарон все еще опасался: “Может быть, не Моше совершил меила, а я?” Сошел голос небес и сказал (там 133:1): “Смотри, как хорошо и как приятно сидеть братьям вместе”, — как Моше не сделал этого, так и Аарон не сделал». И это — пример поведения благочестивых, которые, даже исполняя заповедь, страшатся: может быть, примешалось к исполнению нечто [такое], что могло ее испортить (не дай Б-г!).

И Авраам, после того, как выступил [на войну], чтобы помочь своему племяннику Лоту, попавшему в плен, боялся и говорил: «Может быть, мои поступки не вполне совершенны?» Наши мудрецы говорят об этом, объясняя стих Торы «Не бойся, Авраам…» (Берешит 15:1). «Сказал раби Леви: из-за того, что боялся Авраам и говорил: “Может быть, среди убитых мною людей был один праведник или один Б-гобоязненный?”, сказал ему Всевышний: “Не бойся, Авраам…”» (Берешит Раба 44:4). И сказано в «Тана двей Элияу» (часть 25): «Говорят “не бойся” только тому, кто истинно боится Небес». И это — та самая истинная боязнь, о которой сказано (Брахот 33б): «Нет у Святого, благословен Он, в этом мире ничего, кроме сокровищницы “боязни неба”». Только Моше было легко достичь этого из-за великой близости его к Всевышнему, однако у других людей их материальность — сильнейшее препятствие этому. И, тем не менее, каждому благочестивому следует стараться достичь Б-гобоязненности, насколько возможно, как сказано (Псалмы 34:10): «Бойтесь Всевышнего, святые[9] Его».


[1] Т.е. видов боязни — два, и один из них подразделяется еще на два подвида, так что всего получается три.

[2] Т.е. трепет перед величием Творца.

[3] Из страха забыть их человек постоянно повторяет то, что он учил (Раши там).

[4] Т.е. буду оберегать.

[5] Перевод в соответствии с Раши (там).

[6] Перевод в соответствии с Раши (там).

[7] Ашам талуй, буквально «подвешенный грех», — это жертва, приносимая в определенных случаях, когда есть сомнение, совершен ли грех (см. Ваикра 5:17, объяснение Раши). Бова бен Бута опасался, что совершил грех неосознанно.

[8] Особое, специально для этого приготовленное масло с добавлением благовоний, помазание которым составляет часть церемонии посвящения.

[9] Объясняет Радак: «святые Его» — это те, кто воздерживается от вожделений [этого мира]… и сказано им???: «бойтесь только Всевышнего».

Редакция благодарит рава Лейба Александра Саврасова за любезно предоставленный материал


При всем священном отношению к браку иудаизм не знает запрета на развод. Однако, чтобы развестись, должны быть очень веские причины, и, чтобы развод не казался в глазах людей таким уж легким делом, еврейская процедура развода предусматривает выполнение определенных правил, без которых развод считается недействительным. Читать дальше

Кицур Шульхан Арух 145. Законы женитьбы

Рав Шломо Ганцфрид,
из цикла «Кицур Шульхан Арух»

Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

Книга Заповедей. Заповеди «Не делай»: 356-360

Раби Моше бен Маймон РАМБАМ,
из цикла «Книга заповедей. Запретительные»

Запрет возвращать бывшую жену, если она побывала замужем за другим, и др.

Религиозный закон и право страны: столкновение цивилизаций?

Рав Пинхас Гольдшмит

Эта лекция посвящена памяти рава Азриэля Гильдесхаймера, духовного лидера ортодоксальных иудеев Германии XIX века, который верил, как верю я, и как верит множество других евреев в наши дни, что традиционный иудаизм и эмансипированный европейский еврей, законопослушный гражданин страны проживания, наделенный равенством в правах и обязанностях — совместимы.

Свадьба

Хаим Донин

Две части, из которых состоит церемония