Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Боязнь величия и боязнь наказания: какой подход лучше помогает избежать грехов?

Поскольку, как мы видим, данное качество приведено после всех добрых качеств, упомянутых ранее, ясно, что оно не только наиболее достойное и принципиально важное, но и труднодостижимое, поскольку достичь его сможет только тот, кто уже достиг всех ранее упомянутых.

Однако предварительно мы должны отметить, что видов боязни — два, разделяющихся [в общей сложности] на три[1]. Первая разновидность очень легко достижима, нет ничего более легкого. А ее вторая, труднодоступная часть — тяжелее всего и, соответственно, совершенство [достигнутое] в ней очень велико. Есть боязнь наказания, и это первая разновидность, а есть боязнь величия[2], и это вторая разновидность, вторая составляющая которой — боязнь греха. А теперь объясним их смысл и разницу между ними.

Боязнь наказания, попросту говоря, состоит в том, что человек боится нарушить слово Б-га Всесильного из-за угрозы наказания, как из-за наказания тела, так и из-за наказания души. Эта боязнь легко достижима, ведь всякий человек любит себя и опасается за свою душу. Нет ничего, что более оттолкнуло бы его от поступка, чем боязнь, как бы это не причинило ему какого-либо зла. Такая боязнь пристала только простым людям и женщинам, сила сознания которых не столь велика. Это не боязнь мудрецов и людей с развитым сознанием.

Второй вид — это боязнь величия. Она состоит в том, что человек отдаляется от грехов и не совершает их из-за великого уважения к Творцу, благословенно имя Его. Ведь как может сердце человека из плоти и крови, низкого и презренного [существа], позволить себе или возжелать что-либо противоречащее воле Создателя, благословенно и возвышенно имя Его! И эта боязнь не так уж легко достижима, поскольку она может зародиться только в результате осознания, осмысления и размышления о возвышенности Его, благословен Он, и о низости человека. Вещи эти могут быть рождены только понимающим, мыслящим разумом. Именно эту боязнь мы определили, как вторую из двух составных частей благочестия, обсуждавшегося ранее. Из-за этой боязни человек исполнен стыда и трепета, когда он предстает перед Создателем в молитве или служении. Это — боязнь, украшающая благочестивых в нашем мире, и о ней говорил Моше (Дварим 28:58): «…бояться этого Имени, славного и грозного, — Г-спода Всесильного твоего».

А боязнь, объяснением которой мы сейчас занимаемся, то есть боязнь греха, — это своего рода второй подвид упомянутой боязни величия, и в то же время — самостоятельная разновидность боязни. Смысл ее в том, что человек постоянно опасается и волнуется относительно своих поступков, как бы не примешалось к ним нечто от греха, или как бы не было в них чего-либо, малого или большого, не соответствующего величию достоинства Его, благословен Он, или величию имени Его. В этом мы видим большое сходство между этой боязнью и упомянутой ранее боязнью величия, ведь смысл обеих — не сделать чего-либо, противоречащего величию Славы Его, благословен Он. Различие между ними, из-за которого они считаются разными видами и по-разному называются, состоит в следующем. Боязнь величия проявляется во время действия или во время служения, или тогда, когда человек избегает греха. То есть когда он стоит в молитве или служении и именно в это время стыдится и ощущает себя низменным, и трепещет перед величием Славы Его, благословен Он. Или тогда, когда перед человеком открывается возможность согрешить, и он, зная, что это грех, воздерживается от него, дабы не нанести (не дай Б-г!) ущерба Славе Его, благословен Он.

В то же время боязнь греха проявляется во всякое время, в каждую минуту. Каждое мгновение человек боится, как бы не сделать чего-либо, или даже половину того, что умалило бы Славу имени Его, благословенного. И это называется «боязнью греха», поскольку основа ее — боязнь, как бы грех не проник и не примешался к поступкам человека, — из-за халатности и лени, или из-за невнимательности, — любым путем. Об этом сказано (Притчи 28:14): «Счастлив человек, боящийся постоянно». Объясняют наши мудрецы (Брахот 60а): «Это сказано о словах Торы»[3], потому, что даже в то время, когда человек не видит преткновения перед глазами, нужно, чтобы сердце трепетало в груди его: вдруг оно [это преткновение] скрыто на его пути, а он не остерегается.

О такой боязни сказал Моше, наш учитель (Шмот 20:17): «…и ради того, чтобы был страх Его на ваших лицах, дабы не грешили». Ведь в этом — основа боязни: чтобы человек боялся и трепетал постоянно, так, чтобы она не покидала его, и тогда он наверняка избежит греха, а если и не избежит, то засчитается ему как грех вынужденный. Сказал пророк (Йешаяу 66:2): «…и на этого устремлю Я взор[4]: на бедного и несчастного духом, и на трепещущего перед словом Моим!». Царь Давид ставит это [страх перед Всевышним] себе в заслугу, говоря (Псалмы 119:161): «Вельможи преследовали меня без вины, а сердце мое трепетало из-за слов Твоих!»

Еще находим, что великие и возвышенные ангелы постоянно дрожат и трепещут перед величием Г-спода, так что мудрецы сказали в притче (Хагига 13б): «Огненная река: откуда [она] выходит? — Из пота хайот [разновидность ангелов]!». Это — от страха, который владеет ими постоянно перед величием Его, — как бы не упустить чего-либо из тех почестей, которые надлежит воздавать [Ему], и из той святости, в которой следует пребывать находящимся перед Ним. И всякий раз, когда в каком-то месте открывается присутствие Всевышнего, оно [это место] сотрясается, дрожит и трепещет. Как говорит Писание (Псалмы 68:9): «Земля дрожала, и даже небеса таяли перед Всесильным…». Еще сказано (Йешаяу 63:19): «Если бы Ты, разорвав небеса, снизошел, — растаяли бы пред Тобою горы!». Тем более людям следует дрожать и трепетать, зная, что они постоянно стоят перед Всевышним, и что легко им совершить то, что не соответствует величию славы Его, благословенно имя Его. Сказал Элифаз Иову (Иов 15:14-15): «Что есть человек, чтобы быть ему невинным, и разве оправдается рожденный женщиной? Ведь и святым [ангелам] Своим он не доверяет, и небеса нечисты в очах Его!». И еще сказано (там 4:18-19): «Вот, служителям своим Он не доверяет, и в ангелах своих находит порок. Тем более [относится это] к живущим в глиняных домах, чья основа — прах, что будут повержены перед червем могильным»[5]. Поэтому очевидно, что каждый человек должен пребывать в постоянном страхе и трепете, как сказал Элиу (там 37:1-2): «Также и из-за этого трепещет сердце мое, и будет рваться с места. Слушайте, слушайте в громе голос Его…»[6]. Это — истинная боязнь, которая должна быть запечатлена [в сердце] каждого благочестивого и не оставлять его.

В этой боязни можно выделить две части: одна относится к настоящему и будущему, а другая — к прошлому. Первая заключается в том, что человек боится и переживает о том, что ему предстоит сделать, как бы не примешалось к его делам нечто умаляющее славу Г-спода, благословен Он, как я писал выше. Вторая, относящаяся к прошлому, заключается в том, что человек постоянно думает об уже сделанном и боится, что неосознанно совершил своими руками какой-то грех, как мы видим это на примере Бовы бен Бута, который каждый день приносил жертву ашам талуй[7] (Критот 25а). И так же поступал Иов; после того, как его дети устраивали пир, он вставал с восходом и «приносил жертвы всесожжения по числу всех, говоря: может быть, согрешили сыновья мои… » (Иов 1:5).

Рассказывают мудрецы о Моше и Аароне о масле[8], которым Моше помазал Аарона. Сказано о нем (Шмот 30:32): «На плоть человеческую не будет возливаемо». Было заповедано [Моше], чтобы он помазал Аарона (см. там 30:30), но они [оба] боялись, не совершили ли каким-то образом с этим маслом грех меила [использование священного предмета не по назначению], обращаясь с ним не в точном соответствии с тем, что заповедано. Сказано (Орайот 12а): «И об этом волновался Моше, говоря: “Может быть, совершил я грех меила с маслом помазания?” Сошел голос с небес и сказал (Псалмы 133:2-3): “Как масло доброе опускается на бороду, на бороду Аарона… Как роса Хермона…”, — как в росе Хермона нет меила, так и в масле помазания, которая на бороде Аарона, нет меила. А Аарон все еще опасался: “Может быть, не Моше совершил меила, а я?” Сошел голос небес и сказал (там 133:1): “Смотри, как хорошо и как приятно сидеть братьям вместе”, — как Моше не сделал этого, так и Аарон не сделал». И это — пример поведения благочестивых, которые, даже исполняя заповедь, страшатся: может быть, примешалось к исполнению нечто [такое], что могло ее испортить (не дай Б-г!).

И Авраам, после того, как выступил [на войну], чтобы помочь своему племяннику Лоту, попавшему в плен, боялся и говорил: «Может быть, мои поступки не вполне совершенны?» Наши мудрецы говорят об этом, объясняя стих Торы «Не бойся, Авраам…» (Берешит 15:1). «Сказал раби Леви: из-за того, что боялся Авраам и говорил: “Может быть, среди убитых мною людей был один праведник или один Б-гобоязненный?”, сказал ему Всевышний: “Не бойся, Авраам…”» (Берешит Раба 44:4). И сказано в «Тана двей Элияу» (часть 25): «Говорят “не бойся” только тому, кто истинно боится Небес». И это — та самая истинная боязнь, о которой сказано (Брахот 33б): «Нет у Святого, благословен Он, в этом мире ничего, кроме сокровищницы “боязни неба”». Только Моше было легко достичь этого из-за великой близости его к Всевышнему, однако у других людей их материальность — сильнейшее препятствие этому. И, тем не менее, каждому благочестивому следует стараться достичь Б-гобоязненности, насколько возможно, как сказано (Псалмы 34:10): «Бойтесь Всевышнего, святые[9] Его».


[1] Т.е. видов боязни — два, и один из них подразделяется еще на два подвида, так что всего получается три.

[2] Т.е. трепет перед величием Творца.

[3] Из страха забыть их человек постоянно повторяет то, что он учил (Раши там).

[4] Т.е. буду оберегать.

[5] Перевод в соответствии с Раши (там).

[6] Перевод в соответствии с Раши (там).

[7] Ашам талуй, буквально «подвешенный грех», — это жертва, приносимая в определенных случаях, когда есть сомнение, совершен ли грех (см. Ваикра 5:17, объяснение Раши). Бова бен Бута опасался, что совершил грех неосознанно.

[8] Особое, специально для этого приготовленное масло с добавлением благовоний, помазание которым составляет часть церемонии посвящения.

[9] Объясняет Радак: «святые Его» — это те, кто воздерживается от вожделений [этого мира]… и сказано им???: «бойтесь только Всевышнего».

Редакция благодарит рава Лейба Александра Саврасова за любезно предоставленный материал


Значение слова Алель (Аллель) — восхваление, возвеличивание, прославление. Обычно Алель читают во время утренней молитвы Шахарит, часто некоторые строфы — нараспев вместе с кантором Читать дальше