Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Благочестивый человек должен постоянно испытывать настоящую боль из-за изгнания и разрушения Храма

До сих пор мы объясняли проявления благочестия в поступках и образе действий; теперь объясним его проявления в намерениях [мотивах поступков]. Мы уже говорили выше о понятиях «во имя Небес» и «не во имя Небес» на разных их ступенях. Хотя нельзя сказать, что дурны мотивы того, кто в своем служении хочет очистить душу перед Создателем, дабы удостоится воссесть перед лицом Его вместе с праведниками и благочестивыми, «лицезреть красоту Его [Торы], навещать чертог Его»[1] и получить воздаяние в будущем мире, — однако нельзя также сказать, что подобные мотивы — наилучшие. Ведь если основания человеческих поступков — собственные нужды, то и служение его — ради себя. Истинный мотив, который мы находим у благочестивых, немало потрудившихся, чтобы взрастить его в себе, — это служение исключительно во имя увеличения славы Г-спода, благословен Он, когда укрепится человек в своей любви к Нему, будет жаждать и вожделеть величия Его и страдать от ущемления [этого величия]. Тогда именно такой будет цель служения его будет именно такой, — чтобы, по крайней мере, в вещах, от него зависящих, увеличивалась бы слава Его, благословен Он. И будет стремиться к тому, чтобы и остальные люди вели себя так же. Будет сожалеть и сокрушаться по той причине, что остальные умаляют [славу Всевышнего], и тем более — если сам он нанесет ей урон нечаянно, или вынужденно, или по слабости природы своей, ибо тяжело избегать греха постоянно, как сказано (Коэлет 7:20): «Ибо нет на земле [такого] праведника, который творил бы [лишь] добро и не оступился».

Объясняют в «Тана двей Элияу» (Элияу Раба часть 4): «Всякий мудрец Израиля, в ком есть истинная Тора и который болеет о славе Всевышнего и славе Израиля во все свои дни, тоскует и сокрушается о славе Иерусалима и Храма, жаждет скорого избавления и собрания [нашего народа из] рассеяния, — удостоится, что в словах его будет дух Святой…». Учат нас тем самым наши мудрецы, что именно таков он — возвышенный [совершенный] мотив, абсолютно чуждый всякой собственной выгоде, так, что все устремление его — лишь к славе Всевышнего и освящению имени Его, благословенного, — имени, которое освящается в Его созданиях, когда они исполняют волю Его. Об этом сказано (Зоар Шмот 114б): «Кто благочестив? Тот, кто дарует благо Создателю своему».

Такой благочестивый, кроме службы, которую он несет, исполняя заповеди с этим намерением [во славу Всевышнего], должен постоянно испытывать настоящую боль из-за изгнания и разрушения Храма, ибо [бедствия эти] уменьшают славу Его, благословен Он. И жаждет избавления, поскольку с его приходом возвеличится имя Всевышнего; об этом говорит [фрагмент из] «Тана двей Элияу», приведенный выше: «Жаждет и сожалеет о славе Иерусалима… и постоянно молится об освобождении Израиля и возвращении величия Б-жьего имени».

Если же скажет человек: «Кто я такой, и что есть во мне, чтобы я молился о [возвращении из] изгнания и об Иерусалиме? Разве из-за моей молитвы соберутся изгнанники и взрастет избавление?», то ответ на это мы находим в словах мудрецов (Сангедрин 37а): «Потому был создан человек единственным, чтобы каждый мог сказать: ради меня создан мир!». И уже в одном том будет радость Всевышнему, если дети Его будут просить и молиться об этом [об избавлении]. И даже если Он не исполнит их просьбу, так как не пришло еще время, или по любой другой причине, — они исполнят тем свой долг, и Святой, благословен Он, рад этому.

О недостатке указанного [аспекта служения] сокрушался пророк (Йешаяу 59:16): «И увидел [Г-сподь], что нет человека, и умолк, ибо нет просящего [в молитве]…». И еще сказал (там 63:5): «И посмотрел Я — и нет помощника, и замолчал Я — и нет поддерживающего…». И еще сказано (Ирмеяу 30:17): «…Цион этот — нет за него просящего», и объясняют наши мудрецы (Сука 41а): «Из этого следует, что нужно просить». Отсюда вытекает, что [молитва и просьба] — это наша обязанность, и даже слабость наших сил не освобождает от этого. И еще учили (Авот 2:21): «Не тебе [предстоит] завершить работу, [но] и не волен ты освободиться от нее». И еще сказал пророк (Йешаяу 51:18): «Нет ей[2] правителя из сыновей, ею рожденных, и нет ей поддержки от всех сыновей, ею взращенных». И сказал (там 40:6): «…Всякая плоть — как трава, и все их благо — как цветок полевой»[3]. Объясняют наши мудрецы (Авода зара 2б): все благо, которое они делают, — делают для себя, для своей пользы и услады. Нет у них правильного, совершенного душевного устремления, не просят о вознесении славы и освобождении Израиля. А слава Всевышнего может возвыситься только с освобождением Израиля и вознесением его славы, так как одно неразрывно связано с другим[4], как сказано в «Тана двей Элияу»: «…сокрушается о [падении] славы Всевышнего и славы Израиля…».

Таким образом, во всем этом есть две стороны. Первая — необходимость того, чтобы мотивом в исполнении каждой заповеди и служении было возвышение славы Всевышнего тем самым, что создания Его приносят Ему радость. И вторая — боль души и просьба о возвышении этой славы, чтобы достигла она совершенства в вознесении славы Израиля и его благоденствии.

 


[1] Псалмы 27:4, перевод согласно Раши и «Мецудат Давид».

[2] Иерусалиму. На Святом языке слово ир («город») — имя существительное женского рода.

[3] Как трава-однодневка, которая высыхает, не оставляя следа; и как цветок полевой, который, хоть и красив, но не дает плодов.

[4] Всевышний избрал Израиль среди всех народов и дал ему Тору, чтобы тот своей мудростью и праведностью служил примером другим народам и свидетельствовал о ее величии. Когда слабость самого Израиля и противодействие народов как будто бы не позволяют осуществиться замыслу Всевышнего, это оскверняет Его имя, как бы отрицая Его могущество. Однако в будущем (да произойдет это вскоре, в наши дни!) возвысится слава Израиля (праведностью и мудростью), прославляя могущество Всевышнего.

Редакция благодарит рава Лейба Александра Саврасова за любезно предоставленный материал


В Торе сложно найти упоминание какого-либо растения лишь на простом уровне. Растение — это почти всегда символ, аллегория, намек на что-то более высокое. Например, символом рая является сад, Ган Эден, полный прекрасных растений. А каждое дерево в Ган Эден символизирует один из высших духовных замыслов... Читать дальше

Законы и обычаи праздника Шавуот

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Глава из книги «Сефер атодаа»

Тайная жизнь растений

Рафаэль Бен Лев

Есть ли у растений чувствительность? Многие научные открытия, совершенные в последние десятилетия с использованием новейших технологий и современной аппаратуры, оказывается, были предвосхищены много столетий назад еврейскими мудрецами и записаны в наших святых книгах. Неверующие люди не перестают удивляться и поражаться, но верующий еврей воспринимает эти факты совершенно естественно, понимая, что наша Традиция получена непосредственно от Творца Вселенной, который прекрасно осведомлен о законах своего мироздания

Суть Ту Бишват, краткий курс

Рав Ефим Свирский

Каббалистический смысл всех плодов

Законы седьмого года 1. Введение

Неизвестный автор,
из цикла «Законы седьмого года»

Сколько названий у шмиты?