Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Разрушение семьи и распад личности — опасность для человечества, ничуть не меньшая, чем расщепление атома

Еврейская трактовка проблемы пола и сущности брака

«Живот твой — ворох пшеницы, окруженный лилиями» (Песнь песней 7:3)
«Сказал раби Леви: Как принято в мире, человек женится…
Когда она говорит ему: Я видела нечто, подобное красной лилии», — он мгновенно отстраняется от нее.
Почему он не приближается к ней?
Какой змей ужалил его, какой скорпион?
Это (удерживают его) слова Торы, которые нежны, как лилия. Ведь написано в ней:
«И к жене, (когда она пребывает) в отлучении в нечистоте своей, не приближайся…»
(Ваикра 18:19)
(Мидраш Раба на Песнь песней)

Введение

Автором предпринята попытка описать институт еврейского брака на языке, понятном современному еврею. Институт этот — в равной мере священный и древний, бесценный, но малоизвестный, насущно необходимый, но подчас неверно понимаемый.

Надеюсь, что эта брошюра в какой-то мере будет способствовать как исполнению заповеди, принадлежащей к числу важнейших в иудаизме, так и устойчивости и благополучию еврейской семьи.

Большинство браков терпит неудачу. Этот простой и потрясающий факт должен запечатлеться в сознании каждой четы, собирающейся вступить в брак. Независимо от того, кончается ли неудачный брак разводом или нет, семейная жизнь превращается в рутину, полна напряженности, которая лишь изредка перемежается радостными периодами относительного счастья. Проигнорировать это и возложить на себя обязанности супружеской жизни, исходя из опасной романтической иллюзии «неминуемого» счастья — «ведь мы любим друг друга» — означает не что иное, как навлечь на себя разочарование и крушение надежд.

Решение вступить в брак — одно из самых судьбоносных решений, принимаемых человеком в течение жизни. Последствия же его так трудно предвидеть и они столь серьезны, что здесь недопустимы произвол и легкомыслие. Условия нашего исполненного напряжения изменяющегося общества не благоприятствуют благополучному, не станем уже говорить счастливому, супружеству. И тем не менее очень многие молодые люди, выбирая себе спутника жизни, задумываются не больше, чем когда выбирают школу или покупают новые платья. А даже если выбор является результатом серьезных и зрелых размышлений, в основе его лежит безотчетное предположение, что все само собой устроится, ибо в конечном счете «любовь всепобеждающа».

Это опасное заблуждение приводит к тому, что все творческие силы молодой пары и все ее заботы концентрируются на незначительных частностях предстоящей свадьбы, в то время как существеннейшие вопросы, связанные с самим браком, совершенно игнорируются.

Такое отношение к совместной жизни — предвестие катастрофы. При всем нашем уважении к романтической любви, очевидно, что она, не в состоянии разрешить все проблемы или, хотя бы, все семейные проблемы. В самом лучшем случае, брак между двумя, большей частью молодыми людьми, с ограниченным жизненным опытом, людьми, поверхностно знающими друг друга, — рискованная авантюра. Разрушительные силы нашего времени и резкие перемены, изменившие лицо общества, подточили его устои, сделали неуверенность и неустойчивость характерными для нашей

жизни, расшатали институт брака, который по самой своей сущности опирается на взаимное доверие и постоянство, определенность и непрерывность. Шансы молодой пары на подлинное счастье ничтожны, если на пороге супружеской жизни они не предпримут сознательное усилие, чтобы заранее доискаться, как сделать прочным дом, который они собираются построить.

Отрасль знания, именуемая «чистота семьи», которой посвящены эти страницы, может вызвать недоумение тех, кто никогда о ней не слышал. Ограничения, накладываемые требованием чистоты семьи, вначале затруднительны даже для тех молодых супругов, которые выросли в традиционной еврейской семье. Однако, хотя и не может быть абсолютных гарантий, с этим институтом ничто не может сравниться по его действенности в укреплении основ семейной жизни. Каждый молодой человек, наделенный умом и чувством и кровно заинтересованный в том, чтобы внести свой личный вклад в построение прочной семьи, на собственном опыте убедится, что институт семейной чистоты воистину достоин восхищения и, в конечном счете, незаменим.

Возможно, не во всякой еврейской семье узы любви, ее связывающие, находят внешнее проявление, но любовь всегда присутствует в еврейском доме, будучи его фундаментом — основанием прочным и надежным, древним и освященным традицией, сформировавшей характер нашего народа.

Стихия пола в любви супругов здесь никогда не подавлялась, но скромность отвергала все низменное и вульгарное. А ограждение «красных лилий», периодическое самоограничение, оберегающее чистоту семьи, облагородило ее, просветлило и возвысило.

На этих страницах читатель не найдет исчерпывающих трактовок и указаний, а всего лишь вступление к теме, которое не касается самой практики соблюдения семейной чистоты. Чтобы ознакомиться с ней, следует обратиться к соответствующим источникам.

Автор не претендует на лавры первооткрывателя тех представлений и идей, которые здесь описаны. Некоторые из них почерпнуты им, прямо или косвенно, у ряда учителей и коллег в среде раввинов и на различных факультетах Ешивы-университета. Автор выражает им свою признательность. За все недостатки этой работы несет ответственность только автор.

Большая часть материала брошюры была использована в лекции, прочитанной в Клубе молодоженов Еврейского центра.

Эта брошюра опубликована на английском, португальском, испанском языках и на иврите.

Норман Лэм

Пол и нравственность. Дилемма извечная и актуальная

Впечатляющие психологические (главным образом, психоаналитические) теории, разработанные в первые десятилетия XX века Зигмундом Фрейдом и его последователями, статистические исследования сексуального поведения американцев, выполненные профессором Кинси и его коллегами, и, наконец, широко разрекламированная «сексуальная революция» последнего десятилетия — вместо того, чтобы прояснить, лишь запутали представления современного человека о сфере пола. Проблемы не только не нашли своего решения, но осложнились больше прежнего. Многие нетерпеливые души, решившие не отставать от времени и «смотреть на вещи просто», отбросили ограничения традиционной морали, полагая, что открыли «новую философию пола». Однако в арсенале последней нет ничего, кроме обыкновенного, давно известного распутства, за которым прячутся тоска и отчаяние.

Если сбросить покров довольно мудреной модной терминологии, окажется, что в сфере пола современному человеку предоставлен выбор из двух противоречащих друг другу возможностей, причем, каждая из них отражает весьма старый подход к проблеме пола. И парадоксальным образом, большинство сочетает в своих взглядах оба подхода сразу, постоянно страдая от возникающих при этом внутренних противоречий.

На уровне сознания нетрудно осмыслить всю эту «открытость» в вопросах пола, характерную для нашей «пост-фрейдиской» эпохи. Казалось бы, не осталось уже никаких тайн. С ранней юности все просвещены, «эмансипированы» и знают ответы на все вопросы. Тайна пола разоблачена, она сводится к одному лишь биологическому влечению, которое камуфлируется романтическими бреднями и подавляется системой традиционных религиозно-нравственных норм, лицемерных по сути, порождающих чувство вины и неврастению. «Плэйбой» — настольная книга «сексуальной революции»; его бледное подобие — «А-олам а-зэ» и все подобные издания, гоняющиеся за низкопробной сенсацией, безответственные журналисты и выпускники университетов не у дел, торговцы непристойным товаром и недипломированные сексологи — служители и пророки этой «революции»; небрежный, «хладнокровный» подход к проблеме пола — их символ веры, а нравственные запреты в их глазах — враждебная, демоническая сила; многочисленные статистические исследования на тему крушения сексуальной морали — документированное «доказательство» истинности откровений «сексуальной революции», а ее недосягаемый идеал — распад института брака и полная свобода гомосексуальных отношений и скотоложества.

Но, увы, это «новейшее» освобождение от нравственных обязательств вовсе не ново. В психологическом облачении и экзистенциалистской терминологии присутствует, пожалуй, момент новизны, но теории, которые прикрываются ими, вне всякого сомнения, восходят к временам языческой древности, когда господствовали различные формы идолопоклонства: от храмовой проституции, процветавшей у народов Ханаана, до безудержного распутства римлян. Капитуляция перед инстинктом пола и фаллические культы, освящающие разврат, — явления, хорошо известные с незапамятных времен. «Новая нравственность» — это не что иное, как очень старая гедонистическая безнравственность в новых, «соблазнительных» одеждах.

И подобные настроения овладели сознанием современной массы. Правда, не абсолютно все в этом поветрии достойно порицания. В какой-то мере оно внесло большую прямоту и откровенность в обсуждение и понимание сферы пола, помогло избавиться от ханжества и жеманства, и преодолеть нежелание вести разговор на «скользкие» темы. Однако, по самой сути своей, это возрождение идолопоклонства несет в себе серьезнейшую угрозу для нравственности, семьи и, в конечном счете, для самого человека. Разрушение семьи и распад личности — опасность для человечества, ничуть не меньшая, чем расщепление атома. А наша чрезмерная откровенность в вопросах пола загоняет в подсознание свою антитезу: стыдливость и аскетизм, которые сохраняют свою реальность вопреки отречению от них.

Обсуждающий отрицательный подход к проблеме пола реакционен — в буквальном смысле этого слова. Исторически он заявил о себе как реакция на не знающую границ сексуальную распущенность, свойственную языческим культам. Ранее христианство отождествляло сексуальные отношения с первородным грехом, а произведение потомства рассматривалось как процесс передачи греха последующим поколениям. Наряду с проповедью воздержания и безбрачия считался допустимым брак, но только как уступка человеческой слабости: лучше жениться, чем сгорать от вожделения. Недостаточно контролировать сексуальные порывы, желательно полностью подавить их. На протяжении столетий церковь сохраняла эту враждебную полу позицию, сформировавшуюся в борьбе с более древними языческими культами, поощрявшими необузданный разврат. Однако, оба этих противоположных друг другу подхода к полу восходят к общему источнику — гностицизму (см. Г. Джонас «Гностическая религия»).

Несмотря на то, что, казалось бы, эти воззрения отжили свой век и совершенно чужды современному человеку, в действительности, они глубоко коренятся в его психике. Христианство — один из краеугольных камней западной цивилизации, и августинианская философия пола продолжает незаметно, как бы уйдя в подполье, воздействовать на сознание западного человека вопреки тому, что противоречит его претензиям и принципам. Психологи осознают этот факт, им известны патологические последствия отвращения к сексу и страха перед ним, усугубляющиеся в условиях общества, демонстративно исповедывающего диаметрально противоположное отношение к сексу. Многие могут убедиться в том, что в их психике наличествуют обе противоположные тенденции, хотя признаки патологии могут и отсутствовать: некоторые склонны в душе относиться к сексу, как к чему-то неприличному, непристойному, ассоциируемому со сточной канавой, но, благодаря общественному лицемерию, узаконенному при посредстве супружеской спальни. Возможно, сказанное отличается излишней резкостью, но нашей целью было подчеркнуть противоречивость общепринятого «здорового» отношения к вопросам пола.

с разрешения издательства Швут Ами


В Суккот среди евреев принято проявлять особенное гостеприимство: Б-гобоязненный человек позаботится, чтобы за столом в его сукке каждый день сидел бедняк; он будет относиться к нему так, словно это один из праотцов, и подаст ему лучшие блюда. Ведь в наших книгах написано, что кроме гостей земных, каждый день праздника Суккот к нам в сукку приходят и небесные гости-ушпизин. Читать дальше