Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Б-г — один; нет двух богов или более, — лишь один. Он единствен, и ничто в мире не единственно и не едино настолько, чтобы сравниться с Ним в этом. Единство Его нельзя понимать как единство деталей, составляющих общее»Рамбам, Мишнэ Тора, Законы об основных принципах Торы 1, 7
Корах принял решение выступить против Моше-рабейну после того, как был закончен подсчет сыновей Израиля и распределение их по лагерям-«знаменам».

В результате получившегося распределения злодеи Датан и Авирам оказались соседями Кораха, так как располагались с южной стороны, и вместе они задумали бунт. Затем был проведен подсчет мужчин колена Леви, и левиты были переданы для святого служения Аарону и его сыновьям, так что он, по словам Торы, «приобрел их». А затем, когда вернулись разведчики и стало известно, что все взрослые мужчины, вышедшие из Египта, погибнут в пустыне, не войдя в Землю Израиля, у бунтовщиков появился повод для возмущения. И тогда они обвинили Моше сразу во всех грехах, заявив, что он вовсе не намеревался привести их в Землю Израиля, а вывел из Египта лишь для того, чтобы затем умертвить в пустыне. Таким образом, получается, что главы Торы расположены в строгом порядке, соответствующем и хронологии, и логике развития событий.

Корах затеял не один бунт, а три разных: каждый со своей особой целью. Первый состоял в том, что он оспаривал пост первосвященника. Его претензия состояла вот в чем. У Леви, сына Яакова, избранного Б-гом для служения, было четыре сына: Амрам, Ицар, Хеврон и Узиэль. Царская власть была отдана Моше, который был сыном первенца Леви, Амрама. Поэтому было бы правильно, решил Корах, чтобы власть и почет первосвященника получили потомки второго сына Леви, Ицара, а именно — первенец Ицара, то есть, сам Корах.

Вторая причина бунта Кораха была связана с проблемой первенцев сыновей Израиля. Они были лишены права служить в Мишкане и приносить жертвы: это право перешло к колену Леви. Потеря этого права была для них чрезвычайно позорной и болезненной, потому что до этого только они на глазах у всего народа приносили жертвы, а Моше лишил их этой почетной обязанности, да еще и передал ее собственной семье, то есть, потомкам Леви.

Третьей же причиной бунта, третьим поводом, вызвавшим возмущение сыновей Реувена, стало то, что Моше лишил колено Реувена почетного положения первенца Яакова и, естественно, следующей из этого положения царской власти. Царскую власть и первенство среди «знамен» он передал колену Йеуды, а права первенца, то есть, двойную долю при разделе наследства, — сыновьям Йосефа. И в этом отрывке нашли свое отражения все эти три причины бунта Кораха.

О первой из них говорит самый первый стих: «И взял Корах…» Стих подчеркивает, что причиной его выступления было именно то, что он был «сыном Ицара, сына Кеата, сына Леви», а присоединились к нему «Датан и Авирам, сыновья Элиава, и Он, сын Пелета». Все это были люди важные и значительные. А что именно «взял» Корах, разъясняется в стихе дальше, в словах: «…сыновей Реувена, а также мужей из сыновей Израиля, числом двести пятьдесят». Стих следует понимать так: Корах, Датан и Авирам, а также Он, сын Пелета, смогли увлечь за собой всех сыновей Реувена, а также еще двести пятьдесят мужей из остальных колен Израиля на бунт против Моше, в котором часть выступивших требовала для себя полномочий первосвященника, часть боролась за первенство колена Реувена, а часть — за права первенцев. Таким образом, стих ясно говорит, что Корах привлек к себе всех людей, перечисленных в стихе. А если ты скажешь, что, согласно правилам грамматики Святого языка, слова «двести пятьдесят мужей» стоят здесь в именительном падеже, а не в винительном, как должно было бы быть, я отвечу, что это грамматическое правило соблюдается не всегда. Во многих местах Тора опускает предлог винительного падежа, например, во фразе «И взял шестьсот лучших колесниц…» — здесь нет сомнения, что «колесницы» должны стоять в винительном падеже, хотя необходимый по правилам грамматики предлог отсутствует.

Итак, поскольку поводов для бунта было три, стихов, раскрывающих их, тоже три. Первый, как я уже сказал, — это стих «И взял Корах…», где Корах возмущен тем, что Моше-рабейну не сделал его первосвященником. О втором поводе говорится: «…и сыновья Реувена», которые требовали возвращения их предку статуса первенца Яакова и потому «встали перед Моше». Третий же повод, касающийся всей общины в целом и состоящий в том, что право служения было отнято у первенцев и передано колену Леви, содержится в словах: «…мужей из сыновей Израиля, числом двести пятьдесят». И все они «восстали против Моше».

с разрешения издательства Швут Ами


Принимать обеты могли только по-настоящему Б-гобоязненные люди. Обычный же человек должен придерживаться золотой середины по Рамбаму. Читать дальше