Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Разведчики, которых послал Моше, многократно нарушили его указания. Вместо того, чтобы отчитаться перед лидерами еврейского народа, они огласили свои впечатления публично.

Стих говорит: «И пришли к Моше и к Аарону». Это уже само по себе показывает, что речь идет о дурных людях, специально выискивающих возможность сотворить зло. Ведь когда Моше-рабейну посылал их, он предупредил, чтобы они рассказали обо всем увиденном только ему самому. Они же, нарушив это приказание, сделали из своего возвращения громкое событие: явились всей группой открыто к шатру Моше. Поэтому послушать их собралась вся община, а не только Моше и Аарон. Этого они и хотели; им было нужно, чтобы принесенные ими вести услышал весь Израиль. В этом состоит их первый грех: они нарушили требование Моше сохранять их предприятие в тайне. Кстати, впоследствии Йеошуа поступил так же, как Моше, и послал разведчиков в Йерихо «втайне», чтобы никто не знал «об их приходе и уходе». Те разведчики послушались Йеошуа, эти же не стали хранить тайну. А ведь всем известно, что во время войны одна из самых больших ошибок — рассказывать воинам, среди которых есть и слабые духом, о тех замыслах и тех хитростях, которые придумал военачальник. И уж, конечно, недопустимо превозносить силу врага, поскольку это приводит как раз к тем последствиям, о которых говорит здесь Тора: «Наши братья размягчили наши сердца…»! Разведчики попытались затушевать это свое преступление самой первой фразой, обращенной к Моше: «Пришли мы в землю, в которую вы послали нас», — как будто они должны отчитаться перед всей общиной, а не только перед Моше.

В этом состояло их первое преступление. Второе же заключалось в том, что они в этой фразе определили Землю Израиля как «ту землю, в которую вы послали нас», а не как «землю, которую Б-г, Г-сподь наш, дает нам» или как «землю, о которой поклялся Б-г нашим отцам». Они с самого начала имели в виду, что не собираются получать этот подарок, не намереваются унаследовать Землю Израиля, и потому сказали: «Земля, в которую вы нас послали», — имея в виду, что они отправились туда и согласились осмотреть эту землю не добровольно и с воодушевлением, а по обязанности.

Третье преступление, которое они совершили, говоря о Земле Израиля, состоит в том, что они ответили вначале на последний из заданных им вопросов, а в конце — на первый. Я уже разъяснял выше, что Моше задал им два вопроса о населении этой земли, два — о ее городах, и еще два — о самой этой земле: «…Тучна она или худа, есть ли на ней деревья или нет». Они же начали свой отчет с этих двух последних вопросов и сказали так: «Г-сподь Б-г пообещал даровать нам землю, текущую молоком и медом, и поклялся в этом нашим отцам. Ты, Моше, из-за своей скромности не приказал нам проверить это, а хотел только узнать, “тучна она или худа”. Так знай, что она не только “тучна”, по твоему выражению, она “также течет молоком и медом”, поскольку в ней столько мелкого скота, что вся земля как бы затоплена молоком. А на твой вопрос, есть ли там деревья, мы ответим, что эта земля настолько переполнена фруктами, что как будто истекает медовым соком фиников, инжира и гранатов. “И вот ее плоды”, сам вид которых доказывает, насколько они хороши». В этом состоял их ответ на последний вопрос о полях и садах этой земли, и он был положительным, то есть, земля действительно оказалась тучной, а фрукты произрастали в ней во множестве.

Однако, поскольку разведчики намеревались затем пространно разъяснить, чем и как нехороша эта земля, они вначале сказали о ней несколько хороших слов, чтобы получить возможность затем сказать о ней все плохое, что задумали.

Четвертое преступление раскрывает их фраза: «Но это неважно, так как мощен народ, живущий на той земле, и города укрепленные, весьма большие…» Моше задал им вопрос о народе этой земли: «…Силен он или слаб, малочислен он или многочислен». Они ответили на оба эти вопроса словами: «…так как мощен народ». Мощный — это нечто большее, чем просто «сильный». Это понятие включает в себя и многочисленность народа, и исключительную военную силу. Поэтому о Б-ге говорится: «Б-г — мощь моя и восхваление мое», «Б-г — мощь моя и защита моя», «…И мощный в войне», «…И трепет перед мощью Твоей…», «мощный Г-сподь», «Б-г есть мощь ваша». А ведь хананеи не были такими уж мощными и умелыми воинами. Ни их поступки, ни силы их армий об этом не свидетельствуют! Почему же разведчики охарактеризовали их словами «мощный народ»? Они сказали это, восстав против Б-га и задумав предательство, для того чтобы лишить народ наступательного порыва, заставить его трепетать перед врагом.

Слова об «огромных укрепленных городах» были ответом на вопрос Моше о городах. Они описали их как удобные, благоустроенные города-крепости. Но из рассказа о завоевании Земли Израиля мы узнаем, что на самом деле это было совсем не так. Только Йерихо был по-настоящему укреплен. И это понятно: крепостные стены выстроить на скалах невозможно, для этого нужна обширная равнина. Кроме того, города, заключенные внутри крепостных стен, не могут быть ни большими по площади, ни многочисленными по населению. В этой фразе разведчики объединили две вещи, противоречащие друг другу, так как города бывают либо «огромные», либо «укрепленные», — не говоря уже том, что они просто сказали неправду. Стремились они лишь к тому, чтобы напугать и расхолодить народ сыновей Израиля.

Пятое преступление состоит в самой формулировке: «Но это неважно, так как мощен народ…» Ведь если бы они просто собирались ответить на вопрос, заданный Моше, им так и нужно было сказать: «Этот народ мощен». Зачем им было включать в отчет собственные пояснения, зачем добавлять: «Это неважно»? (Использованный ими оборот означает отсутствие, отрицание и отмену того, о чем говорится, и может применяться в самых различных контекстах, например: «При отсутствии дров погаснет огонь», «разве нет более мужа?», «когда закончится место», «когда не будет грабителя», «ибо закончились деньги», — во всех этих стихах на Святом языке употреблено то же самое слово, которое выбрали разведчики). Другими словами, они сказали так: «Эта земля действительно течет молоком и медом, и вот ее плоды, но на самом деле ничего этого как бы не существует — все эти достоинства исчезают и сходят на нет, когда видишь, как мощен живущий там народ и какие огромные и укрепленные у него города. Поэтому захватить эту землю невозможно. А раз так, что нам в том, что эта земля течет молоком и медом, какое нам дело до ее плодов, раз она все равно не станет нашим наследным уделом?!» Тем самым они ясно выразили свое мнение, согласно которому завоевание Земли Израиля невозможно как из-за ее населения, так и из-за городов-крепостей.

Шестое преступление, которое они совершили своим рассказом, заключено во фразе «…И также порождения великана мы видели там». Из этих слов создается впечатление, что этими великанами кишит вся земля! Это — явная ложь, поскольку на самом деле они не встретили и не увидели там никого из великанов, кроме одной семьи, состоящей из отца и трех сыновей — Ахимана, Шишая и Талмая, живших в Хевроне. Кроме них, никаких других великанов в Земле Израиля не было. Разведчики же, злодейски желая поселить страх в сердце народа, постарались доказать им, что завоевание Земли Израиля невозможно сразу по трем причинам. Во-первых, этому мешает сила обитающего там «мощного народа». Во-вторых, укрепленные города: если жители соберутся туда, захватить эти города будет невозможно. А в-третьих, из-за того, что у них есть исключительные бойцы, внушающие ужас своей силой, то есть, великаны, о которых разведчики говорили так, словно они встречаются в этой земле повсюду.

Седьмое их преступление было совершено фразой: «Амалек живет в южной земле». Ведь Моше-рабейну ничего об этом не спрашивал — зачем же они решили рассказать об этом? Ответ в том, что они в своем злодействе решили дать народу понять, что не только завоевание Земли Израиля невозможно, но нельзя даже приблизиться к ней, поскольку все дороги, ведущие туда, разведчики объявили перекрытыми. Ведь каким образом могли евреи из Кадеша, где они стояли лагерем, добраться до Земли Израиля? Они могли направиться прямо на север и войти в Землю Израиля с ее южной стороны, самой близкой к Кадешу, а могли двинуться к горам. Можно было также обойти ее с запада, то есть, со стороны моря, или войти с востока, со стороны Иордана — в этом отрывке как раз эта сторона, то есть, граница, проходящая по Кинерету и Мертвому морю, названа «морем». И разведчики заявили, что с южной стороны они подойти не смогут, поскольку в южных землях живет Амалек. И евреи уже познакомились с его злодейством и его ненавистью к ним и были уверены, что этот народ наверняка нападет на них по пути и не даст им пройти через свою землю. Если же они решат пройти через горы, это тоже не выйдет, из-за хитийцев, эморейцев и евусеев, которые живут в горах. Если же они попробуют подойти со стороны Иордана или со стороны моря, им не позволят и этого, потому что возле моря и Иордана живут хананеи. Получается, что не только захватить Землю Израиля невозможно, но даже приблизиться к ней не получится.

Итак, теперь ясно, сколько злодейства и сколько преступлений заключено было в рассказе разведчиков и в их ответах на вопросы Моше.

с разрешения издательства Швут Ами


Тора предъявляет высокие требования как каждому судье персонально, так и к судебной системе в целом. В данном материале кратко изложены функции еврейского раввинского суда — бейт дина. Читать дальше

Справедливое общество

Рав Арье Кармель

Заповеди, определяющие построение основ справедливости в обществе.

Врата Воздаяния. Причина страданий в этом мире

Раби Моше бен Нахман РАМБАН,
из цикла ««Врата воздаяния»»

Если на человека обрушиваются страдания, пусть проверит свои поступки. Проверил и не нашёл за собой греха, — значит он недостаточно изучает Тору. Но если он проверил и убедился, что не пренебрегал Торой, пусть знает, что это страдания, вызванные любовью к нему Творца...

Тора и бизнес. Споры

Рав Шауль Вагшал,
из цикла «Тора и Бизнес»

Причина деловых споров заключается во взаимном непонимании. Лучше всего решать конфликты путем мирного диалога. Если решение не было найдено, обратитесь в религиозный суд.

Даат тфила 2. Значения слова тфила. Значение первое: молитва — суд

Рав Эуд Авицедек,
из цикла «Даат тфила»

Смысл акта молитвы — предстать перед Царем, как объясняет Рамбам: «Каков внутренний настрой молящегося? Он должен освободить свое сердце от всех мыслей и представить себе, как будто он стоит перед Б-гом»

Рассказы из жизни еврейских мудрецов 7. Настоящий судья

Мирьям Климовская,
из цикла «Рассказы из жизни еврейских мудрецов»

Когда Закона недостаточно

Рав Берл Вайн

В еврейском Законе существует понятие — «выход за пределы буквы закона». Что это означает и как применяется на практике?..

Рабство «по-еврейски»

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «О нашем, еврейском»

Известно, что тюрьма — «кузница кадров преступного мира». В ней не оставляют свою воровскую специальность, а усовершенствуют ее, приобретая «смежные профессии». Вышедший на свободу после заключения почти наверняка продолжит свои занятия. В его руках нет никакого полезного ремесла, но ему надо найти пропитание себе и своей семье. Поэтому скорее всего он снова пойдет воровать. Да и все время пока он сидел в тюрьме, чем питались его дети? Чем провинились маленькие дети, если общество наказывает их безотцовщиной? Понятно, что неслучайно Тора ни словом не упоминает тюрьму как средство борьбы с преступностью в еврейской среде.

Когда деньги выплачиваются одному из партнеров

Рав Цви Шпиц

Талмуд сообщает нам, что предварительное условие, позволяющее партнеру оставить себе спасенные деньги, состоит в том, что он заранее сказал, что намерен действовать от собственного имени