Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Человек способен вмиг измениться. Эта способность не есть нечто сверхъестественное, доступное лишь благочестивейшим из людей: чего же мы ждем?»Рав Йосеф-Юзл Горовиц, саба из Новардока, из книги «Уровень человека»
Лакомства к субботнему столу

«И будет, человек, которого Я изберу, посох его расцветет» (Корах, 17:20)

Праведник, раби Ицхак из Нашкиза, благословенна память праведника, посетил однажды город Владовка. Вечером лежал он удобно в своей кровати, а несколько его родственников собрались вокруг. Рассказал он им историю, случившуюся в прошлом в городе Афта.

Аврех, усердный ученик Торы, талантливый и приятный, вынужден был заняться торговлей, чтобы заработать. Он ездил в имения помещиков и скупал у них урожай, предлагая взамен разный товар. Будучи человеком честным, мудрым и верным, снискал он их доверие, а сам учился у них вежливости и образу жизни, чтобы понравиться им. Но как раз это стало для него камнем преткновения, так как рядом с его городом было расположено большое имение, владелец которого был торговцем. Однажды умер его хозяин и оставил наследство своей единственной дочери. Продолжал торговец, бывший аврех, торговать с помещицей, и его благородное поведение понравилось ей. Короче, не устоял он в испытании, подобном испытанию Йосефа, и со временем женился на ней, став хозяином имения.

«Рабейну, — оборвал его один из слушающих, — неподалеку отсюда случилась похожая история, один из жителей города…»

Слушающие зашикали на него, а праведник продолжил рассказ: «Представьте себе, что еврей нашел себя в плену нечистых сил. Ни молитвы, ни тфилина, ни субботы, ни праздника. Не Рош а-шана и не Йом Кипур… Такая скучная жизнь, засушливая пустыня будней, издающая зловонный запах падали… Не однажды раскаивался он в своем шаге и хотел вернуться к Торе и заповедям. Но дверь была закрыта, так как по закону тех дней было запрещено сменившему веру возвратиться, и его ожидало тяжелое наказание. Но, несмотря на это, он пытался. Однако злодейка-жена стояла на страже. Она заметила его усилия и стала следить за ним, а когда он установил связь с евреями города, донесла на него властям, и те ужасно мучили его.

Равом Афты в то время был гаон и праведник. Однажды сидел он и учился. Вдруг кто-то постучал в дверь. Открыл он, а перед ним изменник: “Спаси, раби, — сказал он плачущим голосом, — я хочу вернуться к тшуве, к моей вере!”…

И рав, который знал, что многие евреи дорого заплатили за то, что уговаривали его, и потому закрыл перед ним дверь. Но человек не отступал. Ночь за ночью приходил он в определенный час, когда в доме все спали…

Однажды ночью кончилось терпение раби. Когда он услышал стуки, взял в руки палку. Открыл он дверь и поднял палку. Сказал он вероотступнику: “Уходи, пока я не ударил тебя!” Побледнело лицо вероотступника, а рав сказал: “Как этот посох не принесет плодов, так ты никогда не вернешься!”

Поник вероотступник и пошел, не оборачиваясь. Посмотрел рав, и вот, чудо: распустились на палке цветы.

“Вернись, пожалуйста!”, — взволнованно закричал рав. Он пригласил вероотступника в свою комнату и начал учить его законам тшувы. Невозможно представить, какая чистая ночь прошла для него. Под утро вернулся вероотступник в свое имение, и вот, языки пламени поднимаются над ним, и клубится дым.

Так он спасся, чтобы открыть новый лист.

Закончил праведник свой рассказ и сказал: “В прежние дни слышали о таких чудесах, но разве возможно это наши дни?!” Помешкал он мгновение и добавил: “А может быть?! Спокойной ночи”…

Назавтра распространились слухи, что сгорело имение неподалеку от города. И чудо, что в то время не было в нем его владельца, еврея-вероотступника, который тогда находился в Данциге по делам торговли. И больше он не появился в имении, ибо вернулся к вере отцов…

И мы тоже удивляемся: “В прежние дни были такие чудеса. Но в наши дни? Возможно ли?!” Но мы не ответим: А вдруг» Мы знаем, что они происходят, и еще как. Гаон, автор книги «Хатам Софер», благословенна память праведника, перед своей смертью молился: «Пусть не высохнет источник, и не будет вырублено дерево». Владыка мира, как хотели высушить источники и вырубить деревья. Оторвать от наследия, отрезать от веры. Казалось, что вот, уже все, только малый ручеек струится, только маленький саженец цветет. А роща вся высохла, увяла. Но началось движение тшувы, и деревья, которые казались высохшими, расцвели, вернулись к своим истокам. «И скажешь еще, кто родил мне этих. Я потеряла детей и одинока. А этих, кто вырастил, ведь я осталась одна» (Ишайя, 49:21). Но вдруг возвращаются они, «как голуби в гнезда» (Ишайя, 49:21), и вечность Исраэля не обманет. (Мааян ашавуа)


Прочтите, прежде чем задать вопрос консультанту
РУБРИКАТОР МАТЕРИАЛОВ

Семья

Мы с братом получаемся какими-то «книжными червями», которые не желают отцепиться от родителей...

Вчера, отвечает Эстер Оффенгенден

Мужчина занял у меня деньги и сказал, не вернет, т. к. он жмот. Люблю, но как воспитать в нем щедрость?

23 мая, отвечает Ципора Харитан

Восьмимесячный ребенок манипулирует мамой: плачет, чтобы его взяли на руки...

21 мая, отвечает Ита Минкин