Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Символ еврейского месяца Шват — Водолей, а на иврите — Дли, ведро. Элиэзер, слуга Авраама, именно в месяце шват повстречал Ривку у колодца.

Месяц Шват: что в твоём ведре?

Когда мы слышим, что встретить женщину с пустым ведром — плохая примета, — мы понимаем, что это просто суеверие, которому не нужно придавать никакого значения. И всё-таки, даже в основе этого суеверия лежит интуитивное ощущение, что ведра не должны быть пустыми, что они предназначены для того, чтобы быть наполненными чистой водой. В еврейской Традиции, вода символизируют Тору.

Символ еврейского месяца Шват — Водолей, а на иврите — Дли, ведро. Элиэзер, слуга Авраама, именно в месяце шват повстречал Ривку у колодца. Он и был первым человеком, черпавшим из Торы Авраама. В первый день Швата Моше начал читать евреям книгу Дварим, изливая на наш народ мудрость, которая вечно будет поддерживать нас, подобно тому, как льётся прозрачной струёй вода из ведра, питая всё живое — будь то растение, животное или человек.

Мы, возможно, единственный народ, чьи герои являются учителями, а не завоевателями. От Авраама, Моше и рабби Акивы, который преподавал Тору во время римской оккупации, рискуя своей жизнью, до современных мудрецов, проводящих в учебе по 18 часов в день в возрасте 80, 90 и даже более лет — мы всегда идеализировали людей, которые настолько ценят воды Торы, что готовы посвятить всю свою жизнь тому, чтобы быть для этой воды сосудом — человеческим эквивалентом ведра.

Эти сосуды не всегда знамениты, и их истории становятся нам известны часто вследствие случайности. Например, вряд ли вам говорит что-то имя Леи Хоровиц. Она еще девочкой приехала в Соединенные Штаты сразу после Первой мировой войны и, как ни странно, в то время, что американские евреи делали всё возможное, чтобы больше походить на американцев, нежели на евреев, она твердо продолжала держаться за свое еврейство, которое давало ей повод для гордости, а не для комплекса неполноценности.

Лея вышла замуж и вместе с мужем поселилась в южной части Бруклина. У них был кошерный дом, где неукоснительно соблюдали шабат и праздники — и все-таки Лее чего-то не хватало. Ее ведро было пусто, и она осознавала это.

Поворотным моментом в жизни Леи стал день, когда ее муж, Зелиг, пришел домой и рассказал ей, что в синагоге начался сбор средств на строительство первой в Бруклине полноценной еврейской школы и ешивы. Дети их общины нуждались в Торе так же, как они нуждались в пище и одежде. Лея и Зелиг сели вдвоем на своей крошечной кухне и начали считать. Они прикидывали и так, и эдак — но никак не выходило из сорокадолларовой зарплаты Зелига выкроить больше 5 долларов — и при этом остаться «на плаву».

Лея взглянула в лицо своего мужа, когда он клал одинокую купюру в конверт, чтобы передать его представителю ешивы, — и испугалась. Раньше ей не приходилось видеть у своего мужа выражения лица побежденного человека. Ни тогда, когда их соседи переезжали в более просторные дома в пригороде, ни когда его друзья находили более доходные места. Но сейчас Зелиг был просто раздавлен.

Лея не могла вынести этого. «Подожди, у меня есть идея!» — мягко сказала она. «Просто подожди. С Б-жьей помощью, мы сможем дать на строительство ешивы более значащую сумму».

Лея приступила к работе. Везде, где собирались еврейские женщины, она приклеивала написанные жирным химическим карандашом объявления: «Гала Мелаве Малка! Развлечения, еда и напитки в изобилии. Хорошее время для всех и для каждой!», а потом — её имя и адрес. Мелаве Малка, «Проводы Царицы» — так называется трапеза на исходе субботы. Лея попросила сестер мужа приготовить для этой трапезы свои любимые блюда, а подругу Бланш — спеть несколько песен под гитару. Складные стулья Лея одолжила у соседей. У входа в квартиру Лея поставила коробочку для пожертвований, в которой к концу вечера оказалось 50 долларов.

На следующий день, когда Зелиг передал эти 50 долларов представителю ешивы, сложно было сказать, кто был более счастлив. Для Зелига это было живым доказательством того, что он может быть частью чего-то большего, чем он сам. Для фандрайзера это было началом осуществления мечты: построения в Новом свете такого мира, где Тора бы смогла не задохнуться и выстоять.

Рав сказал Зелигу: «Твои деньги пойдут на первую зарплату духовного наставника ешивы. Мы присматриваемся к молодому человеку с большими перспективами, раву Хаиму Пинхасу Шейнбергу». Тогда это имя было никому не известно. Сейчас же нет никого в мире Торы, кто не знал бы о заслугах и талантах рава Шейнберга — одного из великих мудрецов поколения, алахических экспертов и духовных лидеров, главу ешив «Тора Ор» в Иерусалиме и «Дерех Хаим» в Бруклине. А началось всё с тех 50 долларов, которые собрала Лея Хоровиц на женском вечере. И вода Торы стала изливаться: из одного ведра в другое, из того — в следующие…

Месяц Шват может стать месяцем удивления и обновления для каждого из нас. Каждый может использовать его силу и позволить ему наполнить нас настолько, что мы уже не сможем не изливаться сами, питая своими водами всех, кто идет по пути вместе с нами.


Глава начинает с рассказа том, как Итро, тесть пророка Моше (Моисея), пришел в стан евреев, и о том, какие советы он дал Моше. Затем описывается Синайское откровение — Дарование Торы на горе Синай — и изречение Всевышним Десяти заповедей. Читать дальше