Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Все злодеи, грешники, отступники, если они раскаялись в грехах публично или хотя бы только в сердце своём, принимаются, как сказано: “Вернитесь, заблудшие дети, Я излечу вас, когда вы вернётесь” (Ирмиягу 3, 22)»Рамбам, Мишнэ Тора, Законы раскаяния 3, 14
Б-г всегда общается с нами. Иногда, чтобы услышать Его сообщение, нам нужно чудо…

Золотой Город

В седьмой день рождения Тани прадедушка Наум подарил ей сидур (молитвенник) в старинной обложке из дерева оливы, который его отец приобрел почти сто лет назад во время паломничества из Белоруссии в Палестину. Протягивая сидур девочке, он сказал такие странные слова:

— Ты еврейка, и у тебя есть Святая Земля. А книжку эту — храни. Пригодится. Только не показывай никому.

Что такое «еврейка» — Таня примерно представляла себе, но…

— Дедушка, а что это — Святая Земля?

Прадедушка Наум подумал немного и, глядя поверх Таниной головы, сказал:

— Это далекая страна, где все люди — братья и сестры, где тебя никто никогда не будет дразнить. Там тебя будут звать — Тирца. Еще там всегда тепло, деревья цветут круглый год… А прямо посередине этой Земли стоит Золотой Город.

— Золотой? — ахнула Таня.

— Да, прекраснейший Золотой Город, окруженный высокой стеной.

Таня положила сидур под подушку и пять лет держала его там. Прадедушка вскоре заболел, слёг и умер, не дожив до весны. Таня так хотела его расспросить: что за Земля, почему Тирца, что написано в этой странной книжке с непонятными буквами… Не успела.

После похорон деда Наума неведомый Золотой Город начал являться Тане во снах. Один и тот же сон повторялся сотни раз: она видит себя идущей по узкому мосту к Золотому Городу, а потом слышит голос с неба: «Если ты будешь смотреть только на свет, исходящий от Золотого Города, ты попадешь в Золотой Город».

Но пока она идет по мосту, она начинает слышать другие голоса, исходящие из-под моста. А под мостом — красивые люди, одетые в нарядную одежду, поют веселые песни, зовут ее к себе, вниз — и когда она поворачивается к ним, чтобы спуститься, она падает с моста и оказывается в большом гулком помещении, вроде пустого универсама — и никаких людей, никаких песен…

Просыпаясь, Таня всё думала, что значит ее сон — но ничего не понимала. Тогда она вздыхала и ставила заслушанную до царапин пластинку «Аквариума», чтобы снова услышать про Золотой Город с «прозрачными воротами и яркою звездой» и вспомнить прадедушку…

Однажды, когда Тане было двенадцать лет, родители объявили, что нашли квартиру по обмену в соседнем городе, и теперь папе не нужно будет каждое утро трястись полчаса в автобусе, чтобы попасть на работу. Таня любила свою квартиру, разлапистую ёлку, протягивающую ей свои иголки прямо в окно, любила тихий двор с облезлой горкой — и не могла себе представить, чтобы можно было жить где-то еще.

— Ну, вы-то, может, и переезжаете, а я нет! — с вызовом бросила она родителям и заперлась в комнате.

— Насильно её что ли, перевозить? — озадаченно повернулась мама к отцу.

— Объясним, поймет, не маленькая…

Следующие две недели прошли в таких жестких перепалках по поводу переезда, что родители отступились от Тани. Просто отец договорился с приятелем и ночью, взяв крепко спящую дочь на руки, положил ее в машину, укрыл пледом и перевез на новое место. На следующее утро потрясенная Таня проснулась на своем продавленном диванчике, в окружении своих книг и вещей — но в совершенно незнакомой квартире.

Разозлившись, Таня оседлала велосипед и гнала его по шоссе часа полтора, пока не добралась до своего старого дома. И что же? В голых незавешанных окнах ее квартиры мелькали чужие лица, а грузчики таскали на второй этаж тумбочки и матрасы. Два незнакомых мальчика, тихо переговариваясь, с видимым неудовольствием оглядывали маленький дворик и грязную распахнутую дверь подъезда.

Таня некоторое время смотрела на них, «захватчиков» ее дома, потом села на велосипед и, еле различая дорогу сквозь слезы, с трудом крутя тяжелые педали одеревеневшими ногами, поехала прочь — привыкать к новой квартире.

«Красивые люди»

Началась новая жизнь. Сидур из-под подушки пропал бесследно. Таня поискала его, поискала — и бросила. И без того было много забот: новая школа, новая друзья, новые моды. «Аквариум» — для хлюпиков, а вот Бон Джови — это да!..

Воспоминания о прадедушке размывались вместе с мечтами о Золотом Городе. Небесный голос, зовущий к его свету, был заглушен призывом «красивых людей». «Железный занавес» рухнул, и мир их провинциального городка наводнился яркой одеждой, громкой музыкой, невиданной раньше едой. Жизнь менялась необратимо, и Золотому Городу в ней не было места — даже во снах.

Закончив школу, Таня уехала учиться в Москву. Соседка по общежитию во время очередных посиделок с вином и разговорами до утра, неожиданно сказала:

— А я всегда знала, что ты еврейка. Я заметила, у евреев глаза другие. Ты знаешь Сашу со второго курса? Он не тут живет, а квартиру снимает в Черемушках. Вот у него такое же выражение глаз. Тебе обязательно надо с ним познакомиться.

Саша оказался высоким и симпатичным голубоглазым блондином, который узнал, что он еврей, только в прошлую новогоднюю ночь, когда кто-то из гостей пошутил что-то насчет евреев, и Саша засмеялся, а его мать вдруг одернула его: «Не смейся. Ты тоже еврей».

Таня и Саша начали встречаться, с каждым днем обнаруживая всё больше общего. Однажды они заговорили о детстве, и Саша сказал, что вырос в маленьком городке З. Таня была поражена:

— Да я там родилась! И жила до двенадцати лет! На какой ты улице?

— На Колхозной, дом 12, квартира 5. А ты?

Таня молчала. Саша хохотнул:

— Ты что, забыла, как твоя улица называется?

— Нет, не забыла. У тебя есть брат?

— Есть брат, Валера, на два года меня младше, он еще в школе учится, а что?

Да, действительно — а что? Может ли такое быть, что шесть лет назад Таня приехала на велосипеде к своему дому на Колхозной и увидела там Сашу и Валеру, «завоевателей» ее квартиры, а потом в слезах два часа ехала обратно, в чужой для нее город?

— Погоди-погоди… Так это была твоя книжка? Маленькая такая, в деревянной обложке? Помню, папа пытался отдать ее твоим родителям, но они сказали, что никаких книг не оставляли…

Так сидур нежданно-негаданно вернулся к Тане.

Свадьба в месяце Ав

Через несколько месяцев Саша сделал Тане предложение. Таня с радостью его приняла, родители были не против. Свадьбу решили праздновать летом, выбрали в загсе дату и стали готовиться.

Утром в день своей свадьбы Таня проснулась в настроении, далеком от праздничного. Она смотрела на белое кружевное платье, висящее прямо перед ее глазами, и вспоминала подробности ужасного сна. В первый раз за много лет ей снова снился Золотой Город, но на этот раз город был охвачен пожаром. В дыму ничего невозможно было рассмотреть, только слышались крики и стоны его жителей…

Таня нацепила халат и, не отвечая на вопросы соседок по комнате, бросилась к консьержке, вниз, звонить Саше:

— Мы не можем пожениться сегодня. Я не знаю почему, но это невозможно… Да, приезжай, конечно.

В гадалок и прочих экстрасенсов Саша не верил, зато верил в интуицию своей невесты, поэтому решил, что нужно найти человека, который скажет им, что может значить такой сон. Но где его найти? Не в церковь же идти — они не крещеные…

— Стоп! Конечно, не в церковь! Пошли в синагогу!

В синагоге на улице Архипова было тихо. Саше и Тане даже показалось, что там вообще нет людей, но охранник на их вопрос: «Где мы можем найти раввина?» — ответил: «Все раввины в молельном зале, прямо и по лестнице наверх». Саша и Таня переглянулись: неловко как-то. Саша сказал:

— Будьте добры, вы не могли бы вызвать раввина сюда? У нас очень срочное и важное дело.

— К кому дело-то? Фамилия как раввина? — начал было охранник, но, взглянув в Танины глаза, кивнул:

— Ясно. Ждите тут.

Завидев идущего по коридору человека в длинном пиджаке и неподходящих к костюму сине-белых кроссовках, Таня бросилась к нему и выпалила:

— Почему мы не можем сегодня пожениться?!

Раввин посмотрел на нее и подошедшего поближе Сашу и тихо ответил:

— Потому что сегодня Тиша бе-Ав, день, когда Святой Храм в Иерусалиме был сожжен. Это день траура и поста для евреев.

Эту новость надо было осознать — хорошая она или плохая? Таня чуть было не вышла замуж в самый неподходящий для торжеств день, но эта мысль ее не терзала — ведь не вышла же! Зато теперь наконец прадедушкин Золотой Город, город её снов, обрел имя: Иерусалим! Внезапно стал проясняться смысл всех её снов…

Свадьбу не просто перенесли на другой день. Ее еще и перенесли в другое место: Таня и Саша встали под хупу, и организованная еврейской общиной свадебная трапеза стала первой в их жизни кошерной едой.

Где опаснее?

У Тани и Саши родились один за другим двое детей, они потихоньку встали на ноги, выйдя из «лихих 90-х» без особых материальных потерь — но и без духовных приобретений. Жизнь становилась стабильнее, и уже не всё время проходило в борьбе за выживание. Золотой Город Иерусалим иногда появлялся в мечтах, но… «вот Света пойдет в садик, тогда…», а потом: «вот на новом проекте заработаем, тогда…»

В результате, до израильского консульства они доехали в самое негодное, по мнению родителей, время: уже два года длилась интифада, в Золотом Городе и по всей стране взрывались террористы-смертники, гибли люди… Каждое наступившее затишье было тревожным, и не зря: после него непременно следовал очередной взрыв или военное столкновение.

— Ну, вы знаете что-нибудь об Израиле? — Спросил консул.

— Немного, — ответил Саша за обоих.

— У вас есть родственники в Израиле?

— Нет.

— У вас хорошие зарплаты, ваши родители живут в России, вы не религиозны, и вы не сионисты — почему вы хотите ехать?

Таня, поколебавшись полминуты, просто рассказала консулу и о своем сидуре из Палестины, и о своих снах о Золотом Городе, и о том, как в день несостоявшейся свадьбы она узнала имя этого города: Иерусалим.

— Доброй вам дороги в Израиль, — так же просто сказал консул, протягивая им бланки для заполнения.

У Тани не было никакой уверенности, что они поступают правильно. Золотой Город ждал ее уже двадцать лет — разве не может он подождать, пока арабы наконец не успокоятся и не прекратят террор? Так ли необходимо подвергать опасности свою жизнь и жизнь детей?

Покупать билеты на самолет или подождать? Если ждать — то сколько? В конце концов, Таня и Саша решили, отправив заполненные бланки в Консульство, просто ждать окончательного ответа оттуда и ни о чем не думать. Тем более, что назавтра у них были давно купленные билеты в театр на мюзикл — легкий и одновременно печальный, ностальгический мюзикл по книге, зачитанной в детстве до дыр.

Возвращались из театра, вдохновленные игрой актеров, прекрасной музыкой, необычными декорациями. Каждый вспоминал свое детство и юность, свои мечты о далеких путешествиях… Придя домой и отпустив няню, полюбовались на спящих детей и пошли сами спать в настроении самом мирном, спокойном и оптимистичном.

Следующий день прошел в том же настроении — воздушном и ностальгическом. Только поздно вечером, усевшись вдвоем перед телевизором с чаем и печеньями, Таня и Саша, не веря своим глазам, увидели здание на Дубровке, где они вчера провели волшебные три часа, и услышали страшные новости о теракте в театральном центре.

Проведя три дня в волнениях и переживаниях о судьбах заложников, на четвертый день они одновременно поняли, что все происходящее с ними однозначно говорит: опасно может быть и в России, и в Израиле — где угодно, от них это совершенно не зависит. Просто надо быть там, где твоё место. Через месяц Таня вернулась со своим мужем и детьми на свою истинную родину, в Золотой Город, там, где ее стали звать Тирца и где началось непростое и небыстрое построение настоящего еврейского дома на еврейской земле. Третьим у них родился мальчик, которого назвали Нахум — в утешение души прадедушки Наума, не зря подарившего Тане старый сидур.

* * *

Б-г всегда общается с людьми, и мы постоянно получаем сообщения от Него через собственную интуицию или маловероятные события. Но как мы можем знать, от Б-га исходят эти «сообщения» или от нашего же собственного эго — дурного начала?

Наше эго обычно предлагает сделать что-то легкое и приятное, тогда как истинное «сообщение» — это требование пойти путем неудобным и трудным.

Вс-вышний пытается общаться с нами через происходящие вокруг нас события. Иногда суть сообщения очевидна для нас самих, а если нет, то всегда можно обратиться к раввину, чтобы он помог нам понять… Сон Тани привел жениха и невесту в синагогу, хотя на тот момент они понятия не имели о еврействе.

Тора запрещает нам верить в предзнаменования, и двух белых голубей, кружащих над головой, нельзя истолковывать как знак выходить замуж. Трагедия Норд-Оста для Тани была не знаком, а приглашением подумать: что такое опасность, от чего зависит человеческая жизнь — и о том, где ее собственное настоящее место в этой жизни. Подобными приглашениями полна жизнь каждого из нас.


В главе рассказывается, как Балак, царь моавитян, нанял злодея Билама, чтобы тот наслал на еврейский народ проклятие. Но вместо проклятия Билам, помимо свей воли, произнес большое благословение. Читать дальше

Глава «Балак». Преступник, исполнявший приказы

Рав Бенцион Зильбер

Талмуд называет Билама грешником. Причина тому — в его желании следовать исключительно приказам Творца, игнорируя Его волю. Правильное же поведение верующего человека сродни поведению сына, который заранее догадывается, что нужно его отцу.

Символика истории Билама и его ослицы

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Билам был не просто колдуном, но и квалифицированным астрологом. Он пытался изменить движение небесных сфер, но Б-г разрушил его планы.

Мидраш рассказывает. Недельная глава Балак

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы.

На тему недельной главы. Пинхас 1

Рав Арье Кацин,
из цикла «На тему недельной главы»

Коментарии к недельной главе Льва Кацина