Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Глава рассказывает о последнем, сороковом годе пребывания евреев в пустыне. Сороковой год был насыщен множеством важных событий: умерли Мирьям и Аарон, сестра и брат Моше; со смертью Мирьям общину покинул колодец, который служил евреям источником воды и все эти годы перемещался вместе с ними по пустыне; высекая воду из скалы, Моше совершает ошибку и лишается права вступить в Эрец-Исраэль; на пути к Эрец-Исраэль на евреев нападают кнаанейцы, и евреи с Б-жьей помощью одерживают победу. В конце главы сообщается, что евреи подошли к границам Эрец-Исраэль и остановились на восточном берегу Ярдена, напротив города Иерихо. Начинается глава с закона очищения от ритуальной нечистоты – закона о красной корове (пара адума). Этот закон относится к разряду хуким, т.е. к категории законов, не только глубинная суть, но и общий смысл которых не объясним в рамках человеческого сознания.

Двигаясь к Эрец-Исраэль, евреи должны были проходить через заселенные местности. В конце главы «Хукат» говорится о том, что, подойдя к территории Эмори, евреи направили послов к царю эморейцев Сихону, прося разрешения пройти по его земле.

События развивались так: «И не дал Сихон Израилю пройти через свой предел, и собрал Сихон весь свой народ, и выступил он навстречу Израилю в пустыню… и сразился с Израилем. И поразил его Израиль… и овладел его землей от Арнона до Ябока, до сынов Амона… И взял Израиль все эти города, и жил Израиль во всех городах Эмори, в Хешбоне и во всех его пригородах» (Бемидбар, 21:2 3-25). Как мы видим, Израиль одержал победу над напавшим на него Сихоном.

Далее следует стих, который почему-то возвращает нас к истории завоеванной евреями местности: «Ибо Хешбон – город Сихона, царя Эмори. И он (Сихон) воевал с прежним царем Моава, и отнял всю его землю из рук его до Арнона» (там же, 21:26).

Более того. Кратким сообщением Тора не ограничивается. Следующие четыре стиха звучат буквально как поэма о трагических для Моава (для Сихона – победных!) событиях: «О том (т.е. о войне, когда Сихон воевал с Моавом) говорят сказители притч: Вступите в Хешбон! Он будет возведен и упрочится как город Сихона. Ибо огонь вышел из Хешбона, пламя из града Сихона, испепелило Ар-Моав, жителей высот Арнона. Горе тебе, Моав! Пропал ты, народ Кемоша! Допустил, чтобы его сыны были беженцами, а дочери его пленницами царя Эмори, Сихона. И своего владычества лишен в Хешбоне и Дивоне, и мы опустошили их до Нофаха, что близ Медве» (там же, 21:27 – 30).

Вернемся к «исторической справке» в двадцать шестом стихе. Какая в ней нужда? И к чему здесь повтор – «ибо Хешбон – город Сихона, царя Эмори»? Ведь уже сказано: «во всех городах Эмори» – к которым относится и Хешбон. Почему важно сообщить, что «он (Сихон) воевал с прежним царем Моава»? Как связаны два эти сообщения между собой и с предыдущим текстом о войне Израиля с Сихоном? Раши объясняет: «Почему это следовало написать? Потому что сказано: «Не притесняй Моава» (Дварим, 2:9). Всевышний запретил народу Израиля нападать на Моав и Амон по причинам, о которых мы сейчас здесь говорить не будем. В этом стихе Тора сообщает нам, что когда-то Хешбон принадлежал Моаву, значит, для евреев он находился под запретом. Но Сихон напал на Моав (и Амон, о чем в Торе прямо не говорится, но на что указывают наши мудрецы), «отнял всю его землю из рук его до Арнона», и теперь, когда земля Моава оказалась в руках Сихона, объясняет Талмуд, Израиль имел право вести здесь военные действия, «ибо Хешбон – город Сихона».

Этот исторический момент отражен и в афтаре, т.е., напоминаем, в отрывке из Книги пророков, который принято читать в субботу в синагоге после чтения недельной главы. Афтарой к недельной главе «Хукат» является отрывок из Книги судей (она входит в состав Книги пророков), который тоже рассказывает о войне, на этот раз – о войне между Израилем и Амоном.

Сыны Амона напали на Израиль. Командующий воинами Израиля доблестный Ифтах послал к царю Амона послов с вопросом: почему ты напал на нас? Почему вторгся на нашу территорию? Царь Амона ответил послам Израиля: «Потому что взял Израиль мою землю при исходе его из Египта, от Арнона и до Ябока и до Ярдена; и ныне возврати их с миром» (Шофтим, 11:13), чтобы нам не пришлось воевать. Ифтах же возразил: «Не брал Израиль земли Моава и земли сынов Амона…», так как Б-г запретил евреям воевать с ними. Земли, на которые ты претендуешь, мы отвоевали у Сихона, предложив ему вначале мир, от которого он отказался: «Г-сподь, Б-г Израиля, изгнал эморейцев от лица Своего народа» (там же, 11:23) – и все народы понима ли это. Правда, вначале эти земли принадлежали Моаву и Амону, но Сихон отнял их, а потом по воле Всевышнего они оказались у Израиля. Доводы Ифтаха не убедили царя Амона, и Всевышний подтвердил правоту народа Израиля, даровав ему победу над Амоном. Итак, ход этих исторических событий нам достаточно ясен. Если бы Сихон не напал на Израиль, он не потерпел бы сокрушительного поражения. А если бы он не напал на Амон и Моав (что было для него очень соблазнительно, поскольку он сознавал свою явное военное превосходство), то земли Амона и Моава остались бы при них. Теперь обратимся к стиху двадцать седьмому, первому из четырех стихов, так эмоционально описывающих схватку между Сихоном и Моавом: «О том говорят сказители притч: Вступите в Хешбон!». Раби Шмуэль бар Нахмени от имени раби Ионатана (Талмуд, Бава батра, 78б) комментирует его следующим образом.

Предварительно поясним. Слово, которое переведено здесь как «сказители притч», звучит на иврите как «а-мошлим». Глагол «лимшоль» на иврите имеет два значения: «властвовать», «господствовать» и «выражаться иносказательно», «говорить притчами». Слово «хешбон» значит на иврите «счет», «расчет», а в современном иврите – еще и «арифметика». В сочетании со словом «нефеш» (душа) оно означает «самоотчет» (хешбон-а-нефеш).

Почему Тора называет здесь сказителей «а-мошлим»? Почему она употребляет именно это слово? Чтобы мы понимали его не как «сказители», а как «сильные», «владеющие собой», способные сделать «хешбон», т.е. взвесить последствия своих поступков.

Казалось бы, последствия своих поступков склонны взвешивать люди осторожные, предусмотрительные, даже, может быть, не слишком решительные. Почему здесь акцент сделан на внутренней силе, власти над собой? Потому что для того, чтобы увидеть последствия своих поступков, вызванных сильным желанием, требуется умение властвовать над собой. Почему Тора пишет, спрашивает раби Шмуэль бар Нахмани, что «а-мошлим» говорят: вступите в Хешбон, т.е. сделайте расчет. Расчет чего? Расчет потери от мицвы относительно пользы от нее и приобретения от греха относительно вреда от него.

Другими словами, человек должен сообразить, что он теряет, совершая Б-гоугодное дело вопреки своему личному желанию, и что выигрывает, следуя личному желанию и нарушая требования Небес. Т.е. он должен положить на одну чашу весов удовольствие и все, что к нему приложится, все последствия, а на другую – самообуздание с его последствиями, и посмотреть, что в итоге окажется для него лучше.

В трактате «Пиркей авот» (Поучения отцов) сказано от имени Раби: «И соотнеси усилия, которые ты тратишь на исполнение заповеди, с наградой за ее исполнение, а прибыль от греха – с ущербом, который он тебе принесет» (2:1). Рабейну Иона так комментирует эти слова: удовольствие от греха временно и невелико, а ущерб от него постоянен и велик, и наоборот (временные трудности проходят, а заслуга за соблюдение заповедей постоянна и велика).

Мысль, в общем-то, понятная и справедливая. Но как она связана с Сихоном и историей его войн? Она связана с Сихоном на самом простом, событийном уровне, на том, что называют пшат.

Мой отец и учитель, рав Ицхак Зильбер, благословенна память праведника, говорил, что история Сихона предлагает нам очень четкую систему самообучения. Сихон увидел, что он силен, а Моав слаб, и захватил его и сделал Хешбон своей столицей. Вроде бы не просчитался! А что произошло потом? Впоследствии он потерял всё государство, да и свою голову. Как раз через захваченные Сихоном территории лежал путь евреев из пустыни к Эрец-Исраэль. Он не дал им миром пройти по его земле, да еще вышел против них с оружием. Евреям пройти было необходимо, вот они его и разбили, а земли захватили. Принадлежи эта земля Моаву, евреи уж как-нибудь обошли бы ее. Так что дурной поступок Сихона – нападение на Моав и Амон – принес ему только временный выигрыш. A по большому счету он проиграл всё.

По поводу слов «он будет возведен и упрочится…» говорит раби Шмуэль бар Нахмани от имени раби Ионатана: «возведен» – в этом мире, «упрочится» – в Грядущем мире. Человек, способный видеть перспективу, взвесить, стоит ли ему осуществлять свои желания вопреки желаниям Всевышнего, будет счастлив и в земной жизни, и в мире Грядущем.

 


Глава повествует о перипетиях в жизни праотца Яакова: о знаменитой «лестнице в небо» — пророческом сне Яакова, о его встрече с Рахель, пребывании Яакова в доме Лавана, женитьбе и рождении детей, будущих прародителей колен Израилевых. Читать дальше

Недельная глава Ваеце

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Очерки по недельной главе Торы»

По материалам газеты «Исток»

Избранные комментарии на недельную главу Ваеце

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Б-г находится вместе с нами. Яаков почувствовал это, увидив сон о лестнице, ведущей в небо. Этот мир полон соблазнов, но следует помнить, что присутствие Творца помогает справиться с ними.

Все, что произошло между Яаковом и Эсавом, произошло затем между потомками Эсава и потомками Яакова

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

События, произошедшие с Яаковом и Эсавом, служат предысторией всего того, что переживали их потомки. Многовековое противодействие присутствует и в наши дни.

Четыре жены Яакова

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

От четырех жен Яакова произошли двенадцать колен. Это не случайное стечение обстоятельств, а воля Б-га.