Whatsapp
и
Telegram
!
Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Социальные сети контролировать гораздо сложнее, нежели обыкновенные интернет-сайты. В отличие от СМИ, контент может попадать пользователям без проверки фактов и без редакторской оценки.

Пофантазировать о том, как бы мог использовать Фейсбук министр пропаганды нацистской Германии, предложил недавно британский комедийный актер Саша Барон Коэн на Международном саммите лидеров Антидиффамационной лиги по ненависти и антисемитизму.

Саша Барон Коэн назвал социальные сети YouTube, Twitter, Google и особенно Facebook — «величайшей пропагандистской машиной в истории» и обвинил их в том, что они разжигают пожары фанатизма и способствуют распространению конспирологических теорий. Цель речи Коэна была в том, чтобы доказать простую мысль: к ответственности за ложь, клевету, навет нужно привлекать не только отдельных пользователей, но и целые компании — такие как Фейсбук — за то, что они предоставляют платформу кому угодно: будь то террорист, нечистый на руку политический деятель, антисемит или насильник, выискивающий жертву.

Для того, чтобы разобраться, что из публикуемого в соцсетях правда, а что ложь, надо быть специалистом в конкретном вопросе. Например, что на самом деле происходило во время последних президентских выборов в США и действительно ли со стороны России было какое-то вмешательство в этот процесс — нельзя сказать с уверенностью.

Американская разведка тогда утверждала, что хакерские атаки на компьютерные системы в США были предприняты по личному указанию российского президента. Также, как и многочисленные учетные записи в Фейсбуке, распространяющие политическую рекламу с целью раскачать общественное мнение в США до и после президентских выборов. Трамп и Путин это назвали «охотой на ведьм» и истерией. Доказать что-либо в таких вопросах очень сложно.

На нашем сайте неоднократно говорилось о вреде, который потенциально могут принести социальные сети, но до некоторых пор казалось, что пагубное влияние всяких фейсбуков и твиттеров оказывается, в первую очередь, на внутренний мир людей, на их души.

В последние годы, когда социальные сети перестали выполнять лишь функции средств связи или информации и превратились в инструмент массовой пропаганды, стало ясно, что беспрецедентная скорость распространения дезинформации и лжи, которую обеспечивают соцсети, позволяет им быть средством уничтожения не только в переносном смысле, разрушая души людей, но и в самом прямом: используя различные пропагандистские средства, заставлять людей идти на преступления, особенно такие преступления, которые совершаются «на почве ненависти».

Социальные сети контролировать гораздо сложнее, нежели обыкновенные Интернет-сайты. В отличие от СМИ, контент может попадать пользователям без проверки фактов и без редакторской оценки.

Поэтому неудивительно, что через социальные сети можно распространить любые идеи: будь то голосование за того или иного кандидата на выборах, поддержка той или другой стороны в украинско-российском или в армяно-азербайджанском конфликтах, борьба мировых империй или антисемитские нападки. Пропагандисты ведут войну, и в этой войне оказываются «все средства хороши» — от открытой пропаганды и заказных статей до создания так называемых «политботов».

Открытая пропаганда насилия, которую невозможно вести безнаказанно на страницах газет или по телевизору, процветает даже в тех соцсетях, которые активно сотрудничают с органами внутренних дел, как, например, российская социальная сеть «Вконтакте», старательно удаляющая появляющиеся там экстремистские материалы — но, несмотря на это, сеть изобилует группами, которые открыто пропагандируют исламистский экстремизм и фундаментализм.

Другой инструмент — т.н. «фейк-ньюз» (ложные новости). Возможно, десять лет назад ложные новости были сродни телефонному хулиганству: запустить во всемирную паутину «утку» и потирать руки в стороне, с удовольствием наблюдая, как ее тиражируют.

Сейчас фейк-ньюз создаются намеренно теми организациями, которые считают незазорным использовать алгоритмы, на основе которых работают все платформы социальных сетей: они намеренно усиливают тип контента, удерживающий внимание пользователей, а именно истории, которые привлекают базовые инстинкты людей и вызывают негодование и страх. Даже появился новый термин — инфотейнмент (от слов информация и развлечение): просто информация никого не интересует, информация должна развлекать! И тут реальные новости не могут конкурировать с реальными новостями, и ложь распространяется гораздо быстрее правды, несмотря на то, что почти каждая европейская страна создала сегодня структуры, призванные бороться с фейковым потоком.

В самом широко цитируемом высказывании Саши Барона Коэна содержится параллель между нашим временем и гитлеровской Германией: «Следуя этой извращённый логике, если бы Фейсбук существовал в 1930-е годы, Гитлер бы размещал там 30-секундные ролики о его “решении еврейской проблемы!”»

Рекламный ролик в Фейсбуке можно разместить любой — несмотря на якобы действующие на этой платформе правила. И если видео содержит призывы уничтожить Израиль, то администрация Фейсбука считает это законной борьбой угнетенного палестинского народа за свои права.

Многие помнят, как в феврале 2016-го года Фейсбук разместил у себя видеоролик с песней, призывающей палестинцев к «продолжению героического дела» Ихьи Айяша — кровавого убийцы, организатора «автобусных терактов» в Израиле, уничтоженного 20 лет назад. Израильтяне жаловались на этот клип администрации Фейсбука, писали письма — а в ответ получали сообщения, что в видео не обнаружено ничего, что противоречило бы правилам. Фейсбук временно заблокировал ролик только после вмешательства двух израильских министров… — чтобы через несколько дней разблокировать его.

И если вам кажется, что социальные сети защищают свободу слова, то, проследив, какие видео блокируются, а какие продолжают счастливо существовать, вы сможете убедиться, что «свобода слова» имеет однобокий характер: оказывается, призывы к убийству евреев — законны и не противоречат правилам, а цитаты из молитвенника и Танаха — противоречат.

Недавно в лекции раввина сайта Толдот.ру — рава Ашера Кушнира, — которая называется «Не кто еврей, а что еврей», кто-то углядел разжигание ненависти, пожаловался на это администрации ютуба, и ролик с лекцией тут же был заблокирован. Надо ли говорить, что в этой лекции, обращенной к русскоязычным евреем, в которой рав говорит о необходимости учить свою историю и Традицию, нет никакого намека на ненависть?..

Другой случай: целый канал религиозного еврея был закрыт, а все ролики уничтожены (без полагающихся по правилам ютуба трех предупреждений) после чьей-то жалобы на видео о еврейском взгляде на гей-парад в Иерусалиме.

Для справедливости надо сказать, что администрации американских соцсетей настроены не только против евреев, но и вообще против всех, кто, с их точки зрения, придает Библии и Десяти заповедям слишком большое значение: отдельные лекции и целые учетные записи православных священников тоже регулярно блокируются и удаляются. А вместе с тем, террористические и антисемитские организации продолжают пользоваться всеми инструментами, которые им предоставляют социальные сети.

Инструмент, который невозможно применить в «стандартных» СМИ — это поддельные профили. Один из недавних случаев: на англоязычном имидж-борде «4chan» (пользователи которого известны своими постоянными кибер-атаками на разные сайты) появился анонимный призыв создавать поддельные еврейские профили на Фейсбуке и Твиттере — и вскоре появились многочисленные аккаунты якобы ортодоксальных евреев, публикующие антисемитские и антиизраильские материалы. Причем использовались фотографии настоящих раввинов и других «религиозно выглядящих» евреев. Что бы вы подумали, если бы ваши знакомые получили от вас призыв бойкотировать Израиль, например? В социальных сетях, деятельность которых не регулируется, по сути, никакими законами, никто не застрахован от этого.

Поддельные профили используются и по-другому, когда определенные структуры нанимают группы людей, которые заводят много аккаунтов и ведут их якобы от имени обычных пользователей. Тысячи аккаунтов создают видимость общественного мнения, выражение поддержки различным действиям заказчика и неодобрения его противников.

Ввиду того, что в социальных сетях часто указывается личная информация, террористические и экстремистские организации используют микро-таргетинг — целенаправленное распространение материалов для определенной группы пользователей, и так социальные сети становятся «кузницей кадров» ХАМАСа, ваххабитов и прочих «борцов с неверными».

Что касается такого давно известного инструмента, как дезинформация, то в одном из недавних отчетов ЕС говорится прямым текстом, что дезинформационная кампания является невоенным средством достижения политических целей. И если бы эти цели, например, состояли только в ослаблении и дестабилизации Запада со стороны России, как считают в ЕС, — это еще полбеды. Но цели террористических организаций — иные: ХАМАС и Аль-Каида через соцсети вербуют террористов-смертников, ИГИЛ выкладывает на свои страницы акты казней женщин и детей.

Если победа, как и атака, с помощью военных методов видна сразу, то в информационной сфере результаты могут проявляться гораздо позже. Об этом и говорил Саша Барон Коэн в своем выступлении, призывая привлекать Фейсбук и Твиттер к ответственности за публикуемые ими материалы.

Но если посмотреть с другой стороны, мы увидим, что проблема, на самом деле, более глобальна. Социальные сети как порождение светского мира были и остаются рупором этого мира, в котором нет точных критериев — «что хорошо, а что плохо», и двойная мораль, ложь, анти-нравственность, подстрекательство там легитимны. Ожидать от Фейсбука, что он будет публиковать только правду — бессмысленно, по крайней мере, до прихода Машиаха.

На каком-то этапе развития человечества еврейские ценности частично мигрировали в светский мир и стали там называться общечеловеческими ценностями. В светском обществе было понятно, что нельзя убивать, воровать, развратничать и клеветать.

В двадцать первом веке общечеловеческие ценности остались уделом вымирающего поколения. Общество абсолютно дезориентировано — и во многом «благодаря» обилию информации и перемешанной с ней дезинформации, поток которой неиссякаемо льется из всех экранов.

Поэтому вопрос, который стоит перед каждым из нас, по сути, звучит так: до какой степени мы можем впускать социальные сети в свою жизнь — и до какой степени мы можем недооценивать силу слов. Историк Карл Дитрих Брахер утверждал, что успех нацистской идеологии можно понять только через роль пропаганды в Третьем Рейхе. Цель нацистов состояла в том, чтобы создать «истинно религиозно-психологическое явление» с помощью всех доступных им средств пропаганды.

Йозеф Геббельс, министр пропаганды нацистской Германии, как-то сказал: «Есть два способа совершить революцию. Вы можете решетить врага пулеметами, пока он не признает превосходство тех, кто обладает пулеметами. Или вы можете преобразовать нацию через революцию духа». Геббельсовская пропаганда была нацелена, в первую очередь, на то, чтобы лишить народ силы независимой мысли — это признавали сами подсудимые Нюрнбергского процесса, и это понятно всякому изучающему историю Германии 1930-х годов.

Интернет и социальные сети содержат огромный потенциал, и с помощью них можно было бы распространять информацию и истинное знание. Но как это всегда случается в истории, когда величайшее изобретение оказывается в руках злодеев, оно становится средством уничтожения.

Когда мы размещаем в социальных сетях фотографии (себя или семьи) и информацию о себе — мы должны понимать, что наши фотографии и данные могут быть использованы в качестве оружия — против нас самих или против других людей. Когда мы читаем чей-то «статус» в Фейсбуке — мы не знаем, кто является заказчиком этого материала. Когда нам попадается на глаза шокирующая новость — велики шансы, что она является абсолютно ложной, и нельзя спешить с «перепостами».

Сила, содержащаяся в словах, оказывается не менее опасной, чем сила, содержащаяся в ядре атома. Ядерную энергию можно использовать для того, чтобы согреть тех, кому холодно, и дать свет тому, кто сидит в темноте. А можно создать оружие массового поражения. Силу слов можно использовать для того, чтобы научить, подбодрить, утешить, договориться, проинформировать, помолиться, спросить, поблагодарить. А можно — для того, чтобы обманывать, обижать, угрожать, подстрекать, распространять ненависть.

Наши мудрецы учат, что мир был создан словами — и нужно помнить, что он может быть и разрушен словами.


При всем священном отношению к браку иудаизм не знает запрета на развод. Однако, чтобы развестись, должны быть очень веские причины, и, чтобы развод не казался в глазах людей таким уж легким делом, еврейская процедура развода предусматривает выполнение определенных правил, без которых развод считается недействительным. Читать дальше

Кицур Шульхан Арух 145. Законы женитьбы

Рав Шломо Ганцфрид,
из цикла «Кицур Шульхан Арух»

Избранные главы из алахического кодекса Кицур Шульхан Арух

Книга Заповедей. Заповеди «Не делай»: 356-360

Раби Моше бен Маймон РАМБАМ,
из цикла «Книга заповедей. Запретительные»

Запрет возвращать бывшую жену, если она побывала замужем за другим, и др.

Религиозный закон и право страны: столкновение цивилизаций?

Рав Пинхас Гольдшмит

Эта лекция посвящена памяти рава Азриэля Гильдесхаймера, духовного лидера ортодоксальных иудеев Германии XIX века, который верил, как верю я, и как верит множество других евреев в наши дни, что традиционный иудаизм и эмансипированный европейский еврей, законопослушный гражданин страны проживания, наделенный равенством в правах и обязанностях — совместимы.

Свадьба

Хаим Донин

Две части, из которых состоит церемония