Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Авторитетный законоучитель, один из духовных лидеров движения Хибат Цион (Любовь к Сиону)

Раби Шмуэль Могилевер (5584-5658 /1824-1898/ гг.) — авторитетный законоучитель, один из духовных лидеров движения Хибат Цион (Любовь к Сиону).

Происходил из старинного раввинского рода — двадцать два поколения его предков были известными знатоками Торы.

Родился двадцать седьмого нисана 5584 /1824/ года в г. Глубоком, входившем в Виленскую губернию.

В три года он уже владел языком иврит и изучал Пятикнижие с комментариями Раши (Сарей амеа5:8).

Женившись в возрасте пятнадцати лет, р. Шмуэль жил в доме тестя и преподавал Талмуд в местном доме учения.

В восемнадцать лет он поступил в Воложинскую ешиву, где совершенствовал свои знания под руководством р. Ицхака из Воложина (р. Ицеле).

Его старшими друзьями и партнерами по совместным занятиям были р. Нафтали-Цви-Йеуда Берлин (Нецив), зять главы ешивы, и р. Йосеф-Дов Соловейчик (Бейт аЛеви) — дружескую связь с ними р. Шмуэль сохранил на всю жизнь.

В 5608 /1848/ году, в возрасте двадцати четырех лет, он стал раввином в своем родном городке — Глубоком. Шесть лет спустя, в 5614 /1854/ году, он возглавил общину г. Шакяя, расположенного возле Ковно (Каунаса), а затем, в 5620 /1860/ году, стал раввином г. Сувалки. В 5628 /1868/ году он возглавил крупную общину польского города Радома, южнее Варшавы.

Во всех общинах, в которых он был раввином, р. Шмуэль прославился своей самоотверженной помощью неимущим — ни одного бедняка он не отпускал с пустыми руками. И даже когда лотерейный билет, подаренный ему сестрой, выиграл двадцать тысяч рублей, р. Шмуэль потратил все эти деньги на нужды благотворительности (Сарей амеа5:8).

После смерти основателя поселенческого движения Хибат Цион р. Цви-Гирша Калишера, последовавшей в 5634 /1874/ году, во главе движения встал Нецив, друг р. Шмуэля по Воложинской ешиве. С тех пор р. Шмуэль начал принимать все более активное участие в работе этого движения.

С 5635 /1875/ года он развернул обширную деятельность по сбору средств на нужды заселения и освоения Земли Израиля.

Весной 5641 /1881/ года по югу России прокатилась волна еврейских погромов. Самые крупные погромы произошли в Елизаветграде, Киеве и Одессе. В 5642 /1882/ году бесчинства повторились в Варшаве и Балте — всего за два года пострадало около ста пятидесяти еврейских общин. Начался массовый исход из России. Большинство беженцев направлялось за океан — в Америку, которую еврейские переселенцы называли голдене медине (на идиш — «золотая страна»). За десять лет, прошедшие со дня первых погромов, в Америку прибыло около семисот тысяч еврейских беженцев из России — и на каждых тридцать евреев, отправлявшихся в Америку, приходился, согласно статистике, лишь один, избравший Землю Израиля.

Руководители движения Хибат Цион попытались повернуть этот многотысячный поток на освоение Святой Земли. Чтобы изыскать необходимые для этого средства, р. Шмуэль Могилевер отправился в Париж и в первый день праздника Суккот 5643 /1882/ года встретился с бароном Эдмоном де Ротшильдом, представителем французской ветви знаменитого банкирского дома. Встретив во дворце де Ротшильда более чем холодный прием, р. Шмуэль в ходе длительного разговора все-таки сумел увлечь его идеей возрождения еврейского народа на его исконной земле. С тех пор, несмотря на протесты семьи и на возражения экономических советников, Эдмон де Ротшильд полностью отдался осуществлению захватившей его идеи: на развитие поселенческого движения были выделены очень крупные суммы, а также были присланы специалисты, призванные научить поселенцев сельскому труду в условиях Земли Израиля (Сарей амеа, там же).

Однако далеко не всегда р. Шмуэль встречал понимание в среде богачей. Один еврейский магнат, которого он посетил в Карлсбаде и попытался вовлечь в финансирование поселений, возмущенно сказал: «Зачем вы тратите столько сил на освоение такой маленькой и бедной страны, как Палестина, — уж лучше бы вы попытались добиться от российского правительства, чтобы перед евреями открыли двери какой-нибудь богатой и просторной земли, например, Сибири». «Я не буду спорить с Вашей честью на эту тему, — ответил р. Шмуэль с мягкой улыбкой. — Я просто дам Вам короткое благословение. Да будет Б-гу угодно, чтобы в будущем году все евреи оказались в святом городе Йерушалаиме, а Вы, Ваша честь, — …в Сибири» (Сарей амеа 5:11).

В том же, 5643 /1883/ году, р. Шмуэль отошел от движения Хибат Цион, в котором к тому времени возобладали «просветители» и еврейские социалисты, — он основал поселенческое общество, объединяющее только евреев, верных законам Торы.

В дальнейшем из основанного ими общества развилось движение религиозного сионизма Мизрахи, во главе которого встали его ученики и последователи.

После пятнадцатилетнего пребывания в Радоме р. Шмуэль стал раввином города Белостока — на этом посту он оставался до конца своей жизни.

В этот период р. Шмуэль посещал многие еврейские общины черты оседлости, вовлекая в поселенческую работу новые силы. Он встречался в Санкт-Петербурге с еврейскими финансистами и промышленниками, а также, стремясь придать поселенческому движению всемирный характер, объездил целый ряд европейских стран. Все поездки р. Шмуэль совершал на свои средства. Евреи Белостока мягко иронизировали: «Наш наставник, р. Шмуэль, не просто раввин Белостока, — он раввин всего народа Израиля. Иногда он заезжает и в Белосток» (там же).

Несколько раз р. Шмуэль посетил и Землю Израиля. Благодаря его усилиям было создано новое религиозное поселение Мазкерет Батья (Памяти Батьи), названное так в честь матери барона Эдмона де Ротшильда, который предоставил деньги на осуществление проекта. Р. Шмуэль много сделал для того, чтобы наладить взаимодействие между религиозными общинами и теми новыми поселенцами, которые совершенно сбросили с себя «ярмо Торы».

Тем же знатокам Торы, которые критиковали его за поддержание контактов с отступниками от веры, р. Шмуэль отвечал: «И мое сердце болит от того, что именно евреи, отдалившиеся от Торы, самоотверженно трудятся ради освоения Земли Израиля — в то время как многие хранители Торы не только пренебрегают этой великой заповедью, но и даже возводят преграды на пути поселенческого движения».

«Заповедь заселения Земли Израиля, — говорил он, — это заповедь Торы, и, согласно мнению Рамбана, мы обязаны выполнять ее также и в период изгнания. И не нам оправдываться в том, что мы стараемся ее выполнять, — наоборот, те мудрецы Израиля, которые противостоят нам, обязаны предоставлять доказательства и оправдывать свое поведение» (там же).

Многие из духовных лидеров поколения в значительной степени поддерживали деятельность р. Шмуэля и с пониманием относились к тем трудностям, с которыми ему приходилось сталкиваться, — среди этих мудрецов были его близкие друзья, ковенский раввин р. Ицхак-Эльханан Спектор и глава Воложинской ешивы Нецив.

Р. Шмуэль Могилевер умер в Белостоке девятнадцатого сивана 5658 /1898/ года, в возрасте семидесяти четырех лет.

Его многочисленные рукописи сгорели во время погрома, произошедшего в Белостоке в 5669 /1909/ году, — в том числе, и его аналитические заметки к Талмуду, и собрание его респонсов. Уцелевшие сочинения были изданы отдельной книгой в Иерушалаиме в 5704 /1944/ году — этот сборник получил название Хикрей алаха (Алахические исследования).

С разрешения издательства Швут Ами


В недельной главе «Мишпатим» излагаются законы взаимоотношений между людьми в обществе: виды и размеры ущербов, законы о статусе рабов, о наказаниях за воровство и многие другие. Читать дальше

Недельная глава Мишпатим

Нахум Пурер,
из цикла «Краткие очерки на тему недельного раздела Торы»

Краткие очерки на тему недельного раздела Торы. Мишпатим

Мидраш рассказывает. Недельная глава Мишпатим

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Законы, определяющие как взаимоотношения между человеком и его ближним, так и жизнь общины в целом.

Недельная глава Мишпатим

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Очерки по недельной главе Торы»

По материалам газеты «Истоки»

На тему недельной главы. Мишпатим 1

Рав Арье Кацин,
из цикла «На тему недельной главы»

«Отчаяние без разума!» — лишь тот, кто теряет разум, позволяет отчаянию победить себя! Потому и слова Талмуда «Даже если человек сказал, что потерял надежду, все равно это не отчаяние!» можно понимать иносказательно: даже если человек на словах проявляет слабость и говорит, что потерял надежду, все равно не верьте ему: в сердце своем он хранит веру и преодолеет отчаяние!