Статьи Аудио Видео Фото Блоги
English עברית Deutsch
«Даже тот, кто всю свою жизнь отрицал существование Б-га, но раскаялся в последнюю минуту, удостаивается удела в грядущем мире, как сказано: “Мир, мир далёкому и близкому, сказал Господь, Я исцелю его” (Йешаягу 57, 19)»Рамбам, Мишнэ Тора, Законы раскаяния 3, 14
Если же супруги не привыкли просить прощения, и вместо признания своих ошибок заняты попытками найти оправдание своему поведению, и тогда, без всякого сомнения, они не вынесут никаких уроков из провала и промаха.

Чтобы создать подоплеку для извлечения уроков из своих промахов и превратить их в факторы развития брака, супруги должны выработать в себе готовность просить прощения и извиняться каждый раз, когда они обидели другого, даже косвенно.

Просьба о прощении должна дать понять супругу: «Причина провала — не злонамеренность, а естественный недостаток осознания. Теперь я что-то понял, и надеюсь, что в будущем эта ошибка не повторится». Если же супруги не привыкли просить прощения, и вместо признания своих ошибок заняты попытками найти оправдание своему поведению, и тогда, без всякого сомнения, они не вынесут никаких уроков из провала и промаха.

Для многих людей извинения, которые им приносят, не только исцеляют обиду, но и дают им приятное ощущение собственной важности и правоты. А отсутствие извинений зачастую причиняет больше боли, чем сама обида. Это потому, что обиду можно воспринять как случайную и неумышленную, как оговорку. Но при отсутствии извинений пострадавший спрашивает себя, действительно ли его обидели не специально, и почему обидчик даже не извиняется.

Не доказывает ли это, что обида была нанесена специально, а не случайно?

Не доказывает ли это, что он даже не понимает, насколько его слова или действия были оскорбительны и недостойны?

Он даже не замечает, насколько мне это больно и обидно, и ему все равно?!

Иногда пострадавший супруг специально создает ситуации открытости, чтобы обидчику было легче попросить прощения. Для этого он старается пройти мимо него, и даже немного ему улыбнуться. Если, несмотря на все ухищрения, обидчик не просит прощения, обида усиливается и углубляется: ведь ему «на блюдечке» была предложена возможность извиниться, а он ее не использовал!

Эмоционально очень сложно жить с человеком, который не просит прощения, поскольку это показывает, что он не признает самого факта обиды им другого человека. И проблема выходит за рамки конкретного случая отсутствия извинений за обиду: начинают возникать сомнения — возможно ли вообще жить с ним вместе продолжительное время.

Тяжесть отсутствия извинений, которое, как мы уже сказали, значительней самой обиды, — это не только эмоциональная проблема обиженного. Ведь человек, который не просит прощения у людей, не просит его и у Творца за свои прегрешения! И это может быть более тяжким, чем сам грех! Ведь сам грех можно рассматривать как сиюминутную уступку вожделению, как мгновенную невнимательность. А вот для раскаяния грешник имел много времени, но не пожелал такой возможностью воспользоваться!

Не признающие своих ошибок

Несмотря на то, что признание ошибки и принесение извинений могут привести к развитию и улучшению семейной жизни, многие рассказывают, что их партнер по браку никогда не признавал своей ошибки и никогда не просил прощения за недостойное поведение. Логично будет предположить, что такие претензии — преувеличение. Больше верится утверждению, что супруг просит прощения, но только по поводу мелочей: например, когда нечаянно наступил на ногу, поздно пришел домой, разлил молоко… В таких ситуациях обида не болезненна. К тому же, извинения приносятся автоматически, без особого размышления, в соответствии с небольшими масштабами «преступления». Поэтому и ошибка, и извинения проходят мимо, не оставляя ничего в памяти.

Претензии по поводу отсутствия извинений выдвигаются по поводу более принципиальных вещей: прилюдных оскорблений, унижающего поведения, более теплого и любящего отношения к родственнику, чем к супругу, принятия важных для семьи решений без участия партнера по браку, невнимательности и отсутствия помощи в сложных жизненных ситуациях. Поскольку такие действия связаны с чувствами потерпевшего, он очень отчетливо запоминает их.

Зачастую извинения приносятся, но слабо и малоубедительно. Извинившемуся кажется, что этого достаточно, однако потерпевший вообще не ощущает, что перед ним извинились. На консультации, которую я проводил с Реувеном и Шифрой по поводу извинений, Реувен утверждал, что он лично не боится просить прощения, и у него нет никакого эмоционального блока, который мешал бы ему извиниться перед женой. В качестве доказательства он указал на происшествие, которое случилось два дня назад, когда он попросил прощения за оскорбительное высказывание.

Тут Шифра выразила удивление: «Ты попросил прощения?! Что-то не припоминаю!»

«Да, — простодушно ответил Реувен. — Когда ты предъявила мне претензии, почему я сказал то, что сказал, я ответил самоуничижительно: “Ну, вырвалась у меня какая-то глупость”. Легко понять, что, если Реувену эти его слова кажутся извинением, понятно, почему Шифра считает, что он вообще не извиняется.»

Иногда ощущение, что просьбы о прощении не было, появляется из-за того, что извинения были принесены вскользь, на ходу, а не во время серьезной беседы, глядя в лицо обиженному. Иногда человек уверен, что принес извинения за свой поступок, поскольку обещал не делать так больше, в то время как потерпевший хочет услышать прямым текстом слова: «Извини, я ошибся».

Иногда вместо просьбы о прощении обидчик делает что-то приятное обиженному. Тем самым, он как бы признает свою ошибку, раз считает, что должен как-то компенсировать потерпевшему его моральные страдания. Однако в большинстве случаев это не удовлетворяет потерпевшего, потому что люди хотят услышать слова просьбы о прощении, а не только получить что-то приятное в качестве возмещения, полагая, что таким образом обидчик увиливает от признания своей вины. Кроме того, тот, кто ограничивается добрым делом в качестве компенсации, воспринимается супругом как гордец, который не снисходит до признания своих ошибок и просьбы о прощении, а с таким человеком сложно жить.

По этому поводу есть старый анекдот. Суд выносит решение: Рабинович должен публично заявить, что обруганный им Зильберкранц — человек честный, а не мошенник. Рабинович встает и говорит с удивленной интонацией: «Зильберкранц — честный человек? Зильберкранц — не мошенник?»

Суд призывает его к порядку. Рабинович в ответ: «Я что-то не пойму, мы договаривались о словах или о мелодии?»

Из книги «Еврейский дом»

C любезного разрешения организации «Мишпаха кеАлаха»


Нравится!
Поделиться ссылкой:
Нажимая на «Нравится» или «Поделиться ссылкой», вы выполняете заповедь распространения Торы!

Тема дня

Раскаяние — Тшува

Мудрецы называют тшуву, возвращение к Творцу мира — великим, грандиозным действием. Попробуем понять, чем же так замечательна тшува.
Человек, делая тшуву, показывает, что он не желает более совершать подобные действия и, если бы ситуация повторилась, он поступил бы по-другому, в соответствии с заповедями Творца. Читать дальше

Пути праведников. Раскаяние

Орхот Цадиким,
из цикла «Орхот цадиким»

Велико раскаяние, — оно достигает Трона Величия

О тшуве

Рав Реувен Пятигорский,
из цикла «Понятия и термины Иудаизма»

Полное возвращение возможно — правда, при условии, что оно сделано не ради выгоды. Кроме того, все плохое, совершенное ранее человеком, засчитывается ему как поступок хороший, праведный, со знаком плюс.

Раскаяние, Шаббат Шува, Капарот

Рав Элияу Ки-Тов,
из цикла «Книга нашего наследия»

Избранные главы из книги «Книга нашего наследия»

Религиозная светскость

Журнал «Мир Торы»

Ни Земля Израиля, ни язык, ни общие беды — ничто на свете не способно объединить евреев всего мира в единый народ, кроме Торы. Все остальное в еврейской истории проистекает из того, что сообщает еврею Тора, и без Торы сразу теряет очевидность. Еврей, который не живет по Торе, является евреем лишь потенциально.