Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
Можно ли обмануть жулика, намеренного тебя провести? Разрешено ли забрать у вора похищенное? Позволяет ли Тора еврею самостоятельно вернуть украденное имущество или деньги и в каких случаях? Статья посвящена ответам на эти вопросы.

Глава Ваеце

В главе «Ваеце» (Берейшит, 29:12) говорится: «И сказал Яаков Рахели: “Ведь отец твой — брат мне”». Мудрецы Талмуда спрашивают («Меги-ла», 13б): разве Яаков — брат Лавана, отца Ра-хели? В действительности ведь Яаков племянник Лавана — сын его сестры! Согласно их объяснению, эти слова имели свою предысторию и сказаны были в определенном контексте. Когда Яаков спросил Рахель, выйдет ли она за него замуж, та согласилась, но предупредила: «Знай, что он (Лаван) большой обманщик, и ты не сможешь его одолеть». На что Яаков ответил: «Если он будет обманывать, я брат ему по обману». Рахель возразила: «Разве можно праведному человеку заниматься обманом?» «С тем, кто пытается тебя обмануть, можно» — ответил Яаков.
В подтверждение истинности слов Яакова приводятся цитаты из Танаха (Шмуэль ч. 2, 22:27 и Теилим 18:27 ): «С милосердным — милосердно, с прямодушным — прямодушно, с чистосердечным — чистосердечно, с криводушным — криводушно».

Самосуд

В Гемаре («Баба Кама», гл. «Аманиях», 27б) приводится спор амораим о праве совершать самосуд, своевольно возвращая украденное имущество или деньги. Рав Иеуда сказал: «Не имеет человек права вершить суд самостоятельно (даже если принимает по-настоящему истинное решение), а должен пойти в суд. А Рав Нахман сказал: “Пусть делает суд сам себе”.
В Гемаре объясняется: амораим не обсуждают случай, когда ожидание суда может привести к имущественному ущербу и безвозвратным убыткам. (Например, комментирует Раши, задержка помешает выяснить, каковы реальные потери от кражи и возможность предъявить в суде претензию на конкретную сумму утратится). В такой ситуации и рав Нахман, и даже рав Иеуда разрешают самосуд ради защиты имущества и позволяют воспрепятствовать тому, кто пытается обокрасть или другими способами нанести имущественный вред.

Спорят же амораим только в ситуации, когда нет материального ущерба, связаного с фактом обращения в суд, и все потери вернутся к пострадавшему в соответствии с официальным судебным решением. В этом случае, по мнению рава Иеуды, нет права на самосуд, ведь ничего безвозвратно не потеряется за время, потраченное на обращение к судьям, поэтому необходимо предъявлять официальный иск. Однако, по мнению рава Нахмана, нет обязанности утруждаться и тратить время на обращение в суд, поскольку человек берет принадлежащее ему в соответствии с законом.

Алаха, установленная в “Шулхан Арухе” (“Хошен мишпат”, п. 4), соответствует мнению рава На-хмана: самосуд разрешен, даже если за время, требуемое для обращения в суд, человек ничего безвозвратно не потеряет.
В Гемаре (“Баба Кама”, гл. “Аманиях”) мудрец Бен Баг Баг также говорит: “Если предмет, принадлежащий тебе, находится во дворе твоего товарища, не забирай свое тайно, без разрешения, чтобы не выглядеть вором, а сломай ему зубы (то есть, по комментарию Раши, открыто объяви о своем приходе) и скажи: “Свое я беру”.
По объяснению Тосафот, Бен Баг Баг также говорит о ситуации, не приводящей к безвозвратной потере имущества. Но в случае, если есть опасность потери, т.е. человек не сможет, войдя открыто, вернуть свою собственность (к примеру, если обидчик отличается большой силой), по мнению Тосафот, можно совершить самосуд скрытно. Так же написано и в “Сефер мицвот ка-тан” от имени рабейну Йоны (п. 261).

Таким образом, в ситуации, когда нет опасности потери имущества, самосуд разрешен, но должен быть произведен открытым и явным образом. Однако в случае возможной потери из-за открытых действий совершить самосуд скрытно разрешено. И такое же практическое решение вынес рав Йосеф Хаим из Багдада, известный под именем Бен Иш Хай, в книге респонсов “Рав Паалим” (“Хошен мишпат”, ч. 3, п. 5).

Ворующий у вора тоже чувствует вкус воровства
В трактате “Брахот” (5б) приводится рассказ о том, как у рава Уны скисли 400 бочек вина, и выяснилось, что это было наказание за неправильно осуществленный самосуд: рав Уна решил компенсировать причитающуюся ему долю урожая, не полученную от недобросовестного арендатора, тем, что удержал причитающиеся тому лозы1. Мордехай в комментарии на трактат “Баба Кама” (параграф 30) спрашивает: “Если закон разрешает самосуд, почему же раву Уне было запрещено вернуть себе украденную арендатором долю плодов за счет удержания побегов лозы? Разве такое решение не соответствовало бы закону?” И, отвечая на поставленный вопрос, мудрец поясняет: разрешено самостоятельно и явно вернуть себе именно ту самую вещь, которую у тебя взяли (украли). Это следует и из слов Бен Баг Бага: “…сломай ему зубы и скажи: “Свое я беру”. Но арендатор не воровал у рава Уны побеги лозы — он взял плоды (а это совсем другая вещь). И компенсировать свою утрату иным имуществом нельзя.

Об этом говорит и Рамо в примечании на “Шул-хан Арух” (разд. “Хошен мишпат”, п. 4): именно ту самую, похищенную, вещь можно забрать. Можно было бы возразить на все, сказанное Мордехаем, что в истории с равом Уной приводится пример не обычного поведения, соответствующего букве закона, а особенного благочестия. И, значит, нет основания говорить, что только непосредственно похищенную вещь можно вернуть самостоятельно. И таким образом объяснилось бы, почему Риф, Рамбам и составитель “Шулхан Аруха” не привели ни эту Гемару, ни этот закон. Однако Мордехай и Рамо отнеслись к истории с равом Уной, как к основанию для уточнения буквы закона. По их мнению, самосуд дозволен только по отношению к похищенной вещи, а не к ее эквиваленту.

В упомянутых выше респонсах2 “Рав паалим” рав Йосеф Хаим объясняет причину такого уточнения закона Мордехая, утверждающего, что нельзя забрать другую вещь в качестве компенсации. По словам рава Йосефа Хаима, это поможет не ошибиться в оценке стоимости той вещи, которую человек берет сейчас, ведь, может быть, она стоит дороже или, наоборот, была неверно оценена украденная вещь, которая на самом деле стоит меньше. Поэтому сказано, что берущий у вора тоже ощущает вкус воровства. Из этого следует, что если похищена определенная сумма денег — можно вернуть себе ту же сумму из других денег, ведь в оценке в данном случае ошибиться будет невозможно.
Теперь для лучшего уяснения приведем пример практического применения разбираемого закона.

Компаньон обокрал тебя. А потом появилась возможность вернуть украденное, удержав часть денег вора, попавших к тебе в руки. Рав Йосеф Хаим в “Рав паалим” рассматривает такую ситуацию. Реувен с Шимоном провели сделку, в ходе которой Шимон украл у компаньона некую сумму. Поскольку укравший — человек физически сильный, у Реувена не было возможности вернуть украденное. Спустя некоторое время в ходе другой сделки в руки Реувена попало имущество Шимона. Он может удержать деньги вора, и тот не заметит. Разрешено ли Ре-увену оставить себе сумму, соответствующую украденной, без разрешения Шимона?

Рав Йосеф Хаим постановил, что разрешено. Но при наличии трех условий:

  • 1) Только если вернуть украденное другим способом не получается. Если возможно — обязан действовать открыто, так как об этом сказано в комментариях Тосафот и рабейну Йоны, упомянутых ранее.
  • 2) Если точно известна сумма украденного, как это следует из сказанного Мордехаем. Ведь именно из-за опасения ошибки в оценке убытков Мордехай запретил брать другой предмет в качестве компенсации.
  • 3) Вместо украденных денег должны быть возвращены именно деньги, потому что в этом случае невозможно ошибиться. Деньги здесь считаются “той же самой вещью”.
  • Удержание имущества, предназначенного вору, в качестве компенсации

    В книге “Веаарев на” приводится случай. Реувен отдохал в своей комнате общежития. Засыпая, он вдруг заметил тайком вошедшего Шимона, который, пошарив в его карманах, вытащил оттуда 500 долларов. В тот момент Реувен не решился остановить вора и предпочел притвориться спящим. Однако в тот же вечер он потребовал у Шимона вернуть деньги. Но приятель отрицал свою вину: “Ты подозреваешь невиновного”.

    Спустя какое-то время Реувену повстречался человек, представившийся отцом Шимона. И попросил молодого человека передать в заведение, где он учится, посылку для сына. В свертке была еда, одежда и деньги — 500 долларов. Реувен согласился. Поступая в соответствии с требованием еврейского закона, он пришел к раввину с вопросом, можно ли оставить деньги у себя и передать все остальное.

    Рав Зильберштейн (раввин района Рамат Эльха-нан) считает: эта ситуация отличается от всего сказанного выше. И Реувену запрещено брать себе деньги. Причина запрета в том, что до тех пор, пока деньги не попали в руки Шимона, они принадлежат его отцу. Ведь сам адресат (Шимон) в момент передачи денег его отцом в руки Реувена эти деньги не приобрел, поскольку это не входило ни в планы отца, ни в планы Реувена. Очевидно, отец Шимона не подразумевал, что эти деньги станут принадлежать сыну с момента получения их Реувеном, — он всего лишь хотел, чтобы они были переданы. Его намерение состояло в том, чтобы деньги стали собственностью сына только после их передачи Реувеном. И Ре-увен, скорее всего, не думал о том, что в тот самый момент приобретает их для Шимона. Ведь для перехода имущества от одного владельца другому требуются не только совершение «ки-ньяна” (т.е. юридический факт приобретения) и фактическая передача имущества — важное значение имеет намерение совершить сделку и осуществить переход правообладания.

    Из журнала «Мир Торы”


    Тора предъявляет высокие требования как каждому судье персонально, так и к судебной системе в целом. В данном материале кратко изложены функции еврейского раввинского суда — бейт дина. Читать дальше

    Справедливое общество

    Рав Арье Кармель

    Заповеди, определяющие построение основ справедливости в обществе.

    Врата Воздаяния. Причина страданий в этом мире

    Раби Моше бен Нахман РАМБАН,
    из цикла ««Врата воздаяния»»

    Если на человека обрушиваются страдания, пусть проверит свои поступки. Проверил и не нашёл за собой греха, — значит он недостаточно изучает Тору. Но если он проверил и убедился, что не пренебрегал Торой, пусть знает, что это страдания, вызванные любовью к нему Творца...

    Тора и бизнес. Споры

    Рав Шауль Вагшал,
    из цикла «Тора и Бизнес»

    Причина деловых споров заключается во взаимном непонимании. Лучше всего решать конфликты путем мирного диалога. Если решение не было найдено, обратитесь в религиозный суд.

    Даат тфила 2. Значения слова тфила. Значение первое: молитва — суд

    Рав Эуд Авицедек,
    из цикла «Даат тфила»

    Смысл акта молитвы — предстать перед Царем, как объясняет Рамбам: «Каков внутренний настрой молящегося? Он должен освободить свое сердце от всех мыслей и представить себе, как будто он стоит перед Б-гом»

    Рассказы из жизни еврейских мудрецов 7. Настоящий судья

    Мирьям Климовская,
    из цикла «Рассказы из жизни еврейских мудрецов»

    Когда Закона недостаточно

    Рав Берл Вайн

    В еврейском Законе существует понятие — «выход за пределы буквы закона». Что это означает и как применяется на практике?..

    Рабство «по-еврейски»

    Рав Реувен Пятигорский,
    из цикла «О нашем, еврейском»

    Известно, что тюрьма — «кузница кадров преступного мира». В ней не оставляют свою воровскую специальность, а усовершенствуют ее, приобретая «смежные профессии». Вышедший на свободу после заключения почти наверняка продолжит свои занятия. В его руках нет никакого полезного ремесла, но ему надо найти пропитание себе и своей семье. Поэтому скорее всего он снова пойдет воровать. Да и все время пока он сидел в тюрьме, чем питались его дети? Чем провинились маленькие дети, если общество наказывает их безотцовщиной? Понятно, что неслучайно Тора ни словом не упоминает тюрьму как средство борьбы с преступностью в еврейской среде.

    Когда деньги выплачиваются одному из партнеров

    Рав Цви Шпиц

    Талмуд сообщает нам, что предварительное условие, позволяющее партнеру оставить себе спасенные деньги, состоит в том, что он заранее сказал, что намерен действовать от собственного имени