Статьи Аудио Видео Фото Блоги Магазин
English עברית Deutsch
«Лучше не думать о других людях ни хорошо, ни плохо — чем думать о них плохо»Еврейская мудрость
Избранные главы из книги

Общение с Зейде стало для меня наглядным уроком применения положений Торы в повседневной жизни. Я начал также понимать, какой образ жизни вели праведные евреи в Европе, какая безграничная доброта, какое терпение и какая любовь существовали там между евреями.

Я не собираюсь изображать членов семьи Юнграйс в виде святых. Они первыми сказали бы, что они лишь обычные евреи, соблюдающие Тору. Но Тора возносит нас с уровня просто живых существ, животных — на уровень слуг Б-жьих. Мы ощущали это на себе, и получали подтверждения, наблюдая за жизнью Зейде, Мамы и членов их семьи.

Зейде и Мама видели, как их мир исчезает в огне пожарищ, и все же не потеряли обретенные ими ценности Торы и не утратили свои человеческие качества. Они видели, как их семью поглотил крематорий; затем сами оказались во мраке концлагеря Берген-Бельзен. Но даже в это страшное время, став пленниками безумного мира, они продолжали жить, соблюдая мицвот, спасая других и готовясь встретить новый день, который — они знали — придет. И в «нормальное» время, и в кризисных ситуациях они свято хранили ценности Торы. Ничто не может сравниться с уроками, полученными в этой ешиве «жизненного опыта».

Меня всегда поражала самодисциплина Мамы. Когда приходила ее венгерская газета или в печати появлялась большая статья о ребецин Эстер, Мама никогда, как бы ей ни было интересно, не позволяла себе прочесть сразу, откладывая чтение до Шабата. Мама была занята постоянно, и нужды других всегда были важней ее собственных.

Мы все были солдатами армии Мамы. Вспоминается, как я таскал по черной лестнице в подвал дома Мамы сотни замороженных цыплят; они хранились в большом холодильнике, потом их переправляли в ешиву. Я часто думаю, что полученные мною в жизни благословения были вознаграждением за то, что под бдительным взором Мамы я таскал, обливаясь потом, этих цыплят или огромные тюки поношенной одежды в подвал ешивы. Иногда мне просто необходимо было так думать, чтобы придать себе сил по мере того, как я с трудом спускался по лестнице.

Когда приходилось оставаться в ешиве до позднего вечера, Мама всегда готовила мне сытный домашний обед с курицей, картофелем и разными овощами, кугелем, содовой, и пирогами с печеньем на десерт. Маме всегда хотелось накормить меня досыта, и она старалась приготовить что-нибудь вкусное. Она не хвалилась своим умением хорошо готовить; нисколько не обижалась, если вы заливали еду кетчупом — лишь бы вам это доставляло удовольствие. Каждый был ее ребенком.

Мама и Зейде не допускали, чтобы хоть крошка еды пропала. Это, без преувеличения, было исполнением одной из мицвот. В Америке мы покупаем и выбрасываем, не задумываясь, не только еду, но и другие необходимые вещи. Но мы забываем, что даже крошка — дар Б-жий. Он не просто появляется ниоткуда, хотя некоторым может показаться, что это так. Именно поэтому мы произносим благословение до и после каждого приема пищи, даже когда пьем, например, воду из фонтанчика. Для Мамы и Зейде, чудом избежавших голодной смерти в гетто и концентрационных лагерях, каждый кусочек хлеба был подарком Всевышнего.

Уроки подобной бережливости казались особенно наглядными в связи с проведением традиционного ежегодного динера (торжественного обеда) в ешиве. Моей обязанностью в период подготовки к такому динеру было перенести спиртные напитки из гаража наверх в ешиву. Еще одно подтверждение связи между «потением» и последующим благословением. Чтобы оценить количество хранившегося в гараже спиртного, нужно знать, что у Мамы и Зейде не было машины, что позволяло заполнять бутылками практически весь гараж. Обычно Мама и Зейде получали эти напитки в подарок в течение года, и заботливо хранили их в гараже для нужд ешивы.

Долгие годы всё необходимое ешиве перевозилось на моем автомобиле-универсале: начиная со свитков Торы, которые мы возили соферу для ремонта, и кончая напитками, необходимыми для ежегодного динера. В результате всех этих перевозок мой автомобиль как бы «освятился».

По окончании динера Мама отправлялась в кухню, проверить запасы оставшегося съестного. Каждую унцию говядины, куриного мяса, овощей, салатов, пирожных и тортов раскладывали по пакетам для завтраков в ешиве и раздачи нуждающимся, И конечно, все полупустые бутылки спиртного нужно было вернуть в гараж до следующего традиционного динера.

с разрешения издательства Швут Ами


Недельная глава «Лех Леха» начинается с того, что Всевышний приказывает нашему праотцу Аврааму оставить родину и пойти в Кнаан («И сказал Г‑сподь Авраму: иди из земли твоей…»). Читать дальше

Десять знаков того, что Авраам достиг уровня разумной души

Дон Ицхак бен-Иегуда Абарбанель,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Уровень Авраама идеально соответствовал уровню разумной человеческой души. Подтверждением этому являются поступки праотца, упомянутые в Торе.

Мидраш рассказывает. Недельная глава Лех Леха 2

Рав Моше Вейсман,
из цикла «Мидраш рассказывает»

Сборник мидрашей о недельной главе Торы

Лот, дочери и сыновья. Недельная глава Лех Леха

р. Ури Калюжный

Лот не был праведником, мягко говоря. Он поселился в Сдоме, столице грешников. Почему же Всевышний решил спасти его от участи других горожан? И почему Лот так неадекватно повел себя после спасения?

Избранные комментарии на недельную главу «Лех Леха»

Рав Шимшон Рефаэль Гирш,
из цикла «Избранные комментарии на недельную главу»

Творец обещает Аврааму сделать его потомство «великим народом». Натуральный ход событий препятствует этому, чтобы народы мира поняли — евреи обязаны своим благополучием только лишь Всевышнему.